REVOLT

Объявление

MIKEEVA

sonyamegsolveigsam


способности, авторский мир, 18+
нортфилд, миннесота
баттл-крик, мичиган
май, 2038 год

ренегаты vs. вигиланты
6365 : 6775

   
06.04.2018 Два новых квеста уже на передовой, а - здесь вы найдете их участников. А в этой теме - немного праздничного упороса. Ура, товарищи!
04.04.2018 В ожидании грядущих квестов - свежий тизер.
02.04.2018 А вот и свежие бонусные задания подвезли - налетаем!
21.03.2018 Друзья, радуем вас обновлением информации об экзоброне - в этой теме.
08.03.2018 Сегодня поздравляем наших дам - здесь и вот здесь!
06.02.2018 Без лишних слов - Револту два года! Кликайте по ссылке, там вас ждет много всего интересного.
30.12.2017 Предновогоднее организационное объявление о нашем с вами квестовом режиме во время праздников.
29.12.2017 Настроеньеподнимательный раздел. Поздравляем друг друга, обмениваемся подарочками, спасаем елки от котов.
11.12.2017 Открываем рождественский сезон записью в Тайного Санту. Спешите, набор участников продлится всего несколько дней.
08.11.2017 Очередная праздничная дата на Револте вместе с обновлениями и приятными бонусами
17.10.2017 сюжетные задания - в новом формате.
01.10.2017 Начало октября - время отопления, горячих напитков и нового сюжетного поста в вестях с фронта. На этот раз - о событиях прошлого.
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!







Женщина со вздохом открыла очередную папку, вчитываясь в написанные убористым машинным текстом слова, запоминая каждое из них сходу. Доротея Махоуни, американка, родом с Аляски, имеет способности к анимализму, уникальной, надо сказать, способности. В пылу гнева не совладала с даром и в итоге — четыре истерзанных трупа и толпа напуганного народа... [читать далее]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REVOLT » Партнеры » Virizan: Realm of Legends


Virizan: Realm of Legends

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

https://i.imgur.com/Scylr1N.png
#фэнтези  #средневековье  #приключения  #короли и королевы  #магия
о миреакциигостевая

0

2

неактуально

Алмон очень ждет дочь

HADASSAH - ХАДАССА
В ПОИСКАХ ДОЧЕРИ
http://s8.uploads.ru/RLZay.gif http://s5.uploads.ru/HslNg.gif
fc: Pelin Karahan

Планируемые отношения:
отцово-дочерние

Возраст, дата рождения:
16~18 лет, родилась в 969~967 году

Титул, род деятельности:
дочь наместника триады островов Хеймда, ученица Цефского Шпиля

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

[indent] Моя старшая дочь. Твоя мать, Эйнава, была из бедняков, я полюбил ее всем сердцем и назвал своей женой, а она покинула меня, едва разродившись тобой. Я не люблю тебя, говорила она, и никогда не любила. Мое сердце всегда принадлежало иному, и лишь презренная гордыня заставила меня дрогнуть и принять твои ухаживания. Отравленный злостью и ревностью, я не искал ее после нашего прощания, и знаешь о ней ты не с моих слов - иначе бы они сочились ядом.
[indent] Хадасса, ты росла любимицей нашего дома. С детства ходила хвостиком за домочадцами, скучая за игрушками. Неудивительно, что мы избаловали тебя. За твой живой норов, хитрую улыбку и проказливые искринки в глазах. Ты весело щуришься, когда смеешься, и нередко резвишься в саду с младшими сестрой и братом - не раз и не два я видел, как ты придумывала им новые забавы и шалости, хотя для виду старалась сохранять важную степенность. Ты способна переговорить любого, где - взяв очарованием, где - покорив знаниями, и в беседе неизменно говоришь и руками, не в силах удержать их в покое. Ты умеешь окружить заботой, пускай иногда она бывает и лишней, часто приходишь ко мне за лаской, и, кажется, обращаешься в своих мыслях к матери, которую никогда не знала. Но больше всего меня подкупает твоя любовь к жизни. По сей день ты мечтаешь увидеть весь мир, находя красоту и свою прелесть если не во всем, то во многом, что тебя окружает. Я и в юные годы на такое не был способен.
[indent] И, несмотря на это, ты похожа на меня сильнее, чем мне хотелось бы. Когда мы едины в мыслях и начинаниях, не найти соратников крепче, когда мы бранимся, то крик стоит такой, что впору зажимать уши. Привыкнув быть на первом месте в моей жизни, ты чувствуешь себя хозяйкой во дворце наместника. И слишком горделива, чтобы добиваться своего тайком или забыть о желаемом. Поэтому до исступления ругаешься со мной, требуя свободы, которую я не намерен тебе давать в той мере, в которой ты хочешь, и пренебрежительно ведешь себя со своей новой мачехой. Твоя просвещенность, дарованная рождением на Ирадийских островах и подпитанная обучением в Цефском Шпиле, позволяет тебе вести себя надменно, порой слепо возвышая. Ты скора на слова, часто бываешь нетерпеливой и обидчивой, отчего иногда идешь не той дорогой и страдаешь от собственного безрассудства. Со временем это все сгладится, пока же ты мечешься между безмятежной спокойностью и бурной вспыльчивостью.


[indent] Имя: смене не подлежит. Я так долго его выбирал, что простите, нет.
[indent] Внешность: мне хотелось бы видеть Хадассой Пелин Карахан. Но я могу предложить варианты ее смены на Эмму Ригби, Бурджу Озберк, Стефани Леонидас или Кэтрин Прескотт. У каждой из них есть восточный антураж, но разные объемы графики. Могу также рассмотреть ваши варианты, однако сразу скажу, что блондинкой Хадасса не может быть - только шатенка или брюнетка.
[indent] Персонаж: я вижу Хадассу, говоря современным языком, активисткой-феминисткой. Она родилась на островах, где стерто различие между мужчиной и женщиной, она родилась дочерью своего отца, который только поощряет ее пробивной характер. Я могу представить ее притихшей и/или влюбленной, однако никак не покоренной, сломленной, лишенной огонька.
[indent] Игра: у меня есть несколько предложений по поводу будущего Хадассы, которые я буду рад обсудить с потенциальным игроком. Она явно задается целью однажды повидать мир, еще может гореть желанием найти свою мать и хотеть непременно представить родителю своего юношу, который всяко не устроит Алмона (с первого взгляда так точно). Кроме того, у нее будут эпизоды со мной, и с моей третьей женой, Навиной, с которой поначалу не заладятся отношения.

пост

[indent] Ишвар изволил отсыпаться. Он всегда был противником ранних пробуждений, и принимался отлеживать бока, как только представлялся такая возможность. Правда это означало, что раньше обеденной трапезы его лучше не ждать. Да и на нее он спускался встрепанный, заспанный, и до самого вечера ходил малахольным, оживляясь лишь к заходу солнца. Обычно я не упускал случая устроить над ним потеху, но нынче не хотел пренебрегать гостеприимством чужого дома. Сам я всегда был той самой пташкой, которой достается сладкая роса. Поэтому поднявшись с рассветом, гулял по незнакомым залам и, влекомый любопытством, заглядывал за каждый угол. Мне приходилось мириться с вынужденным одиночеством и самому себя занимать, ожидая приятеля. Притомившись бездумными шатаниями, ближе к полудню я спустился в сад, где, как помнил, видел игровые доски. Я не обманывался - на одной из скамей были свалены в кучу гремящие шкатулки. Подобная неаккуратность заставила меня цокнуть языком, однако корить кого-то за беспорядок я не собирался. Вытянув знакомую своей резьбой доску, я еще побродил по цветному узору дорожек, прежде чем уединиться под сенью беседки. Здесь мы вчера ужинали, но сейчас она пустовала, и лишь легкий ветерок раздувал шелковистый полог.
[indent] Разложив на низком столе тавлу, я вложил шашки в вырезанные по бортам гнезда, и, встряхивая в руке, принялся бросать кости. Играть с живым противником было бы в разы увлекательней, однако и продумывать ходы самому, работая над тактикой, тоже было интересно. Захваченный игрой, я и не обратил попервой внимания на топот маленьких ног. Признаться, в зеленых угодьях почтенных Ранджита и Драумати и так было слишком шумно, по сравнению с тихой Тирцой, чтобы оглядываться на каждый шорох. Оттого я и вздрогнул, когда рядом со мной глухо ухнула подушка, придавленная моей неожиданной соседкой. Смуглокожая, как и многие равиняне, быстроглазая девочка махнула косой, перекинув ее через плечо. Она явно приходилась сестрой Ишвару, одной из младших. Пока я запомнил только его неугомонную сестрицу Айше, которая на днях заболтала нас так, что друг не выдержал, и отослал ее прочь. Теперь она старалась вообще к нам не подходить, тая в сердце обиду. Ишвар уже подумывал идти на мировую, и прикупить ей безделушку в следующий поход на рынок. Я молчал, хотя полагал, что именно она подговорила вездесущего Чатура, давече перевернувшего на меня поднос со сладким соком.
[indent] Уходить девочка не спешила. Кажется, ей тоже было нечем заняться, отчего она и полезла к великовозрастному другу брата. Я сомневался, что мы могли бы найти времяпровождение обоим по душе, но выпроваживать ее не спешил. Вместо этого, жестом попросив подождать, передвинул шашки, испытав пришедший в голову замысел. Такой ход еще нужно было испытать в настоящей игре, пока же его исход меня устроил. После этого я обратил свой взор на ерзающую малышку. Она жевала что-то пахучее, то ли вынутое из складок одеяния, то ли сорванное с садового дерева.
[indent] - Не порти аппетит, - мимоходом сказал я, перекладывая шашки, - обезьянка.
[indent] Девочка и впрямь был похожа на обезьянку. Не хватало только юркого хвостика. Правда, его роль вполне мог исполнять один из ее платков.
[indent] - Такая помогает отточить умение одновременно думать о двух различных вещах, - слова деда сами легли на язык.
[indent] - Это как петь дуэтом с самим собой. Ты умеешь петь?
[indent] Глупый вопрос. Кажется, все на Раве умели веселиться, да так, что дребезжала посуда на столах.
[indent] - Я видел, как танцевала твоя сестра, Айше. А как тебя зовут?

Отредактировано outlaw (2018-03-23 13:16:21)

0

3

неактуально

Лисандр и Миллисента очень ждут:

JULIAN NAEVIUS - ДЖУЛИАН НЕВИЙ
В ПОИСКАХ ТОВАРИЩА & ВОЗЛЮБЛЕННОГО КУЗИНЫ
http://78.media.tumblr.com/87011962ff39e7402568f13cdda6146f/tumblr_inline_ngw0fdwRkU1swj1mx.gif http://78.media.tumblr.com/4a62eabaac2309926faeba6983a0b803/tumblr_inline_ngw0gkQG3z1swj1mx.gif
fc: eddie redmayne

Планируемые отношения:
для меня - товарищ, для моей кузины - возлюбленный

Возраст, дата рождения:
16.03.961, 24 года

Титул, род деятельности:
дешир Акколея, правая рука дальмасского посла в Скайхае

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Джулиан Невий – имя, которое, я верю, ещё найдет своё место в исторических хрониках. Он, единственный из сыновей честолюбивого вальвассора Акколея, выросший в благодатных землях графства Бомбель, вотчины правящей династии Дальмасса, сумел по-настоящему возвыситься, пусть и не путем возвеличивания семьи, как того хотел его отец. Его тетушка вышла замуж за учителя географии при королевском дворе, и Джулиана, своего любимого племянника, забрала с собой в столицу, пусть и предварительно повздорила со старшим братом - тот считал, что науки юношам ни к чему и даже такая близость к детям Мерво для его рода не решит ничего. Разве принцы обратят внимание на мальчишку, приносящего книги для их занятий? Вот если бы устроить того оруженосцем к прославленному рыцарю! Впрочем, это всё-таки изменило всю его жизнь, ведь во время такой неказистой службы мальчика заметил тогда ещё кандидат на роль следующего посла Дальмаса в Скайхае и взял Джулиана себе в помощники. Мастер, так его называл Невий, был благородным и просвященным человеком, младшим сыном одного графа из северной части королевства. Это знакомство позволило сыну вальвассора получить прекрасное образование и не только в области географии, хотя она, конечно, интересовала жаждущего совершать открытия ребенка больше всего. Находясь при дворе, везде следуя за знатным деширом, Джулиан всё же не был его тенью, ведь такого яркого – как внутри, так и снаружи – молодого человека было сложно не заметить. Он всё бредил путешествиями и вот, год назад, выдался шанс открыть для себя целый новый мир, когда действующий дальмасский посол в северном киннерите серьезно заболел, решил оставить службу и на его место выбрали мастера Невия. Скайхай – вот, что он вскоре увидел.
Леди Миллисента Голдвин отметит, что про таких как он говорят «харизматичный». У него всегда было много друзей и в любой компании ему находилось место. Упоминая его имя в любой беседе можно получить в ответ понимающую улыбку: «А, это тот самый юноша, который...?». Ему нетрудно находить общий язык с окружающими, ведь он словно горящее солнце. Энергия и жажда жизни распирают его изнутри, ему есть чем поделиться со всеми вокруг и он охотно это делает. Для каждого у него найдётся подходящее замечание, в любом разговоре он подберёт подходящую остроту, для друзей у него всегда есть шутки. Он живёт чувствами наружу, ничего не оставляя себе. Он ещё совсем-совсем мальчишка, ему бы бегать и играть с солдатиками, а не нести государственную службу. Любая работа под влиянием его юношеского угара превращается в приключение и веселье. И всякая серьёзность сходит при нём на нет, он ещё не готов отбросить этот взгляд счастливца, радующегося всему вокруг и променять радость каждого дня на взгляд в далёкое будущее, как то следовало бы. Он ещё не готов стать ответственным и главой семьи, ему рано становиться отцом. Его тянет увидеть мир, в нём бурлит и кипит неуёмная жажда жизни.


Смена имени возможна, как и корректировка некоторых аспектов истории, но внешность неменябельна. Основной заказчик, моя очаровательная кузина Миллисента, передает следующее: Да, этот образ в чём-то навеян героем Эдди Редмэйна из «Птичьей песни», Стивеном. И очень хотелось бы сохранить эту некоторую сложность отношений, которая была в фильме у Изабель и Стивена, оставить этот момент с разницей во взглядах на мир, в понимании жизненных ценностей. И если Миллисента становится серьёзнее, она взрослеет, пройдя через потери близких и через испытанную боль, через настигшее её одиночество, то рыжик по характеру лёгок, смешлив, улыбчив. Он буквально не идёт по жизни, а летит. Для него подъём по службе не серьёзное поощрение, а будто маленький подарок для любопытного ребёнка. И новое назначение он воспринимает не как более высокий пост, а как чудесную возможность и для него это радость. Он ещё молод в самом лучшем из смыслов этого слова: его судьба не хранит печальных страниц, он не знал боли или страха перед пустотой. И он стремится ко всему новому, к свершениям, мало задумываясь о семье. В нём всё ещё жив маленький мальчик для которого любая работа скорее игра, чем тяжёлый труд и несмотря на его возраст, он абсолютно уверен, что для мыслей о женитьбе ещё рано. Для него оказаться дипломатом вдали от дома — увидеть мир и узнать что-то новое. Джулиан, будучи попадающим на север выходцем с юга, обладает большим полем для возможной игры: во флешбеках он может отыграть дальмасское прошлое, а в настоящем времени его ждет северный киннерит и непосредственная близость к развернувшейся борьбе за корону.

пост заказчицы

Forever — and ever
the scars will remain

Первым чувством, когда она открыла глаза, была ярость. Густая, алая, с нотками стали и горечью, наполнявшей рот. Маревом наползала на глаза, жгла, точно след от тавро. Новая отметка его предательства, которую ей вечно носить с собой. Рана саднила, но затягивалась под нервные смешки перерастающие в настоящий хохот. Жива. Всё ещё жива. Второй раз Эмрис дарил ей смертельный удар и всё же одной решимости оказалось недостаточно для того, чтобы разрубить связавший их узел.
И если на теле на память останется только тонкий белеющий шрам полоской, пересекающей живот слева, то в остальном... «Прощай, Моргана». Он сказал ей «Прощай». Что ж, наверное, стоило это считать прогрессом, теперь он хотя бы попрощался, но ей всё равно отчаянно не хватало тепла его рук, как когда-то.
Страх. Был только страх. И даже боли не чувствовалось. Холодно, как маленькой. Словно кошмар приснился. Там, в позабытом прошлом он баюкал её на коленях. А теперь отвернулся, как от чужой. Были ли они когда-либо по-настоящему знакомы?.. Теперь ведьма уже сомневалась. Этот, как статуя, совсем не Мерлин, Эмрис — так похожи, но другой, как мрамор, а не как солнце. Ради того она рисковала жизнью, чтобы помочь, с новым же, магом, прочно обосновавшемся в хорошо знакомом ей человеке, знакома не была, что бы судьба там не пророчила, они были друг другу никем. Разили, резали, били — без сожалений.
Вот и снова, поднимаясь, Пендрагон хотела вернуть удар. Увидеть в глазах незнакомца на секунду того, кем дорожила. Всего лишь на миг снова стать просто Морганой, воспитанницей короля. А потом попрощаться.
И пошла бы, и взметнулась бы, точно чёрное пламя, отплатила бы тысячекратно да только даже магия не лечит такой боли. Рухнула, взвыла, кричала и проклинала, но больше встать не смогла. Ни в одном из девяти миров нет такого чуда, что срастило бы душу, как плоть. Было средство, способное подарить ей покой, но и позабытые раны кровоточат, а она забывать не хотела. Пусть каждый вздох отдавался клятым «Прощай, Моргана», она не прятала головы в песок.
В этом мареве был заряд невероятной мощи, очистительной мощи — глубочайший катарсис — смертельный, так что можно было увериться, что прежнюю Моргану Пендрагон он всё же убил. И из этой груды мяса и костей рождалась новая, другая она, такой же обман с хорошо знакомым лицом. А внутри кипящая кислота на углях. Такая, что тушила пожар огнём. Изнутри пустая, холодная, как комната без вещей — ворох памяти не жжётся, не кусает, уже не родное, не своё. Огарок обратился костром из ненависти и ярости. Не греет и света ни пяди, толкает, гонит вперёд только, обжигая пальцы. Ни прикоснуться, ни загасить. Как крепость, вокруг которой отстроился новый город. И всё в нём словно бы прежнее, да уже не то. И люди знакомые, но не узнать в них вчерашних смешливых балагуров. И в ней не узнать отважной принцессы.
Долго сращивала, собрала по кусочкам и старательно пришивала на прежние места. Феникс Эмриса — раннее изобретение Франкенштейна. Наученная горьким опытом, взрослая, больше не принимающая уловок, глухо бухающая по слову «любовь», неспособная как прежде звенеть. Потерявшая прежние тональности звучания, сместившаяся на две октавы ниже. Пустырь и мрачная тишина. Словно сама камень. Будто в ней наступила поздняя осень.
И когда смогла встать, идти было уже некуда. Магия не отзывалась. То ли потому что не могла найти его и вправду, то ли потому что тот, благодаря кому она ещё дышала так захотел — ведьма не знала. Злилась, металась, точно зверь в клетке. Пользы в том не было, зато помогало прожить ещё день. Сколько прошло? Неделя? Месяц? Сто лет? У неё снова было время и Пендрагон его не считала. Упорная как вода, она искала. Везде. Только он... исчез. Словно ластиком стёрли. И никто не знал его больше. Иногда ей виделось, что всё только сон. Но голос оставался всё таким же, чуть хриплым — ниже, грубее — колени у него были острые, как у мальчишки. Шрам на животе тоже никуда не делся. Да и не мог Эмрис раствориться, в ночи ведь нет теней, а она всё ещё жива, значит и он тоже.
Со временем потерялся смысл. Если повторить что-то так много раз, оно утратит своё значение — слово ли, заклинание, действие — всё как лист ляжет на землю к десятку других растоптанных. И она продолжала уже по инерции. Потому что нужно было что-то делать. А смирение тихо опутывало своей паутиной.
Однажды проснулась, свободная. Потерянная. Как чистый лист. Готовая ждать. Только вот время неверный друг. Сперва кажется, будто ты его хозяйка, недолго, но всё же. Покой, ощущение полного контроля ситуации. Ждать, только ждать, пророчество вновь замкнёт петлю, так всегда было, уж ей ли не знать? А потом правда выходит на свет: грязная, неприглядная и жестокая. Временем нельзя управлять. Оно беспощадно и неумолимо, как бурное течение горной реки.
Она всегда была там, всегда оказывалась на передовой. Искала в горниле несчастий. Среди крови, среди смертей. Не боялась, шла наперекор и вопреки. Её брат где-то там и она собиралась найти его, чтобы поставить точку. Снова, снова, снова и... снова! Эдуарды, Генрихи, Ричарды — Плантагенеты, Ланкастеры, Йорки, Тюдоры... Чума, война роз, салемские процессы, королевы-однодневки, золотой век, пороховой заговор, великий пожар, старина Джек из Уайтчепела, Первая и Вторая Мировые. Моргана прошла всё. Смотрела, искала взглядом золото пшеницы и не находила. Как бомба с часовым механизмом. Тик-так, тихо-тихо, тик-так. Истории многих обрывались, а её собственная так и оставалась не рассказанной. И всякий раз она думала, что время пришло, пружина лопнет, пробьёт плотину и всё наконец изменится. Однако, пруд продолжал превращаться в застоявшееся болото. Ей бы впору и самой стать что та торфяная трясина, но не получалось.
Всё, к чему она прикасалось, приходило в движение и меняясь, меняло её. Стачивало капля за каплей камень, перемалывало в труху, создавая работу более тонкую, более чистую. Грубый осколок обретал новую форму, превращаясь в то, что человеку создать не под силу, даже такому, как Эмрис. Постепенно она успокаивалась. Перестала ждать, принимая как данность свой фатум: однажды он настигнет, неизбежно отыщет её в толпе и захлестнёт с головой. Но сидеть и смотреть в окно, ожидая того самого мига, она прекратила. Отреклась, после всего, что было. Камелота больше не было и мстить некому.
Моргана снова училась жить. Искала опору в простых вещах. Сперва неверно, чуть шатко, неловко — в абсенте. После чётче, легче — в работе. Выплёскивала всё, что так долго и тщательно собирала. И правда было сложно найти историка равного ей. Она прожила для них долгую жизнь в поисках освобождения. Записывала, зарисовывала, перенесла себя на бумагу. И даже приложила руку к памяти о нём. Впервые смогла заговорить, пусть и внутри себя. Знала, что однажды вернёт ему этот удар, смотрела на шрам, чтобы вспомнить. И впервые почувствовала обречённость. Не злобу, не ярость, обречённость. Ей придётся. Но облегчения она уже не ждала и находила это прощание первым признаком долгой зимы...
Он ведь один из последних, кого она знала. Кто знал её. И чувствовала угасание. Бесконечно долгое угасание, поджидавшее её впереди. Исполнение пророчества означало лишь конец. Достигнув цели, куда ей было идти? Умирать в одиночестве не хотелось. Уступать тоже. Впрочем, чтобы принять это у неё были ещё сотни лет впереди, торопиться некуда.

◈◈◈
No longer the lost,
No longer the same

Первым чувством, когда она открыла глаза, была ярость. Той, другой, чьи шрамы она до сих пор носила. В реальности же другая, новая Пендрагон отключила будильник и отправилась ставить кофе. Все кризисы экзистенциальной природы на стыке прошлого и настоящего можно было пережить позже, а в тот момент ей просто необходимо было проснуться. Липкий сон, наползавший из времён далёких и погребённых под сотнями часов, за ними последовавших, мучил её уже с неделю и она к нему даже уже почти привыкла. Вспоминать себя было сложно, но за неимением выбора она делала то, что могла — приспосабливалась. Она ведь очень хорошо это умела, пережившая салемские процессы. Память дарила оправдание и пусть без благодарности, ведьма его принимала. За века ненависть к Мерлину превратилась в горечь и только, занести клинок теперь было бы сложнее. Сон услужливо оплавлял новые наросты, позволяя проявиться той, прежней, чёрному солнцу над Камелотом. И это было хорошо. Но не важно, по крайней мере, не теперь.
Вообще-то Моргана так и не полюбила кофе, но всё равно использовала его как единственный способ ускорить пробуждение помимо прохладного душа. Концентрированные внутричерепные возлияния давно прошедшей боли цеплялись за неё когтями, не позволяя вздохнуть свободно. Она противопоставляла им достижения двадцать первого тысячелетия.
В конце концов, жизнь продолжалась и её как-то нужно было жить, хотела она того или нет. Возможно, проще было бы забиться в нору, спрятаться от людей, но даже тлеющие угли всё ещё помнят костёр. Она пыталась обрести что-то, кроме вечного ожидания. Получалось не очень. Однако, работа у неё была. Новая. Как и жизнь. И прямо сейчас ведьма уже опаздывала, поэтому ей приходилось призвать на помощь весь душевный ресурс, чтобы наконец прийти в себя.
Побросав кое-как вещи в сумку, Пендрагон подхватила её и выскочила из дома. Она клятвенно пообещала по дороге в любой кафешке, которая попадётся, купить ещё кофе, хотя бы потому, что находя его мерзким, всё же не могла отрицать его чудодейственного эффекта. И если одной чашки оказалось мало, значит следует повторять до тех пор, пока не сработает. Не то чтобы это было рационально, но магию она давно научилась использовать осторожно и не пыталась решить всё в своей жизни с её помощью.
Ну, или почти научилась. Водила она... мягко говоря, не очень хорошо. И разве что колдовство позволяло поездкам не превращаться в изощрённую пытку каждый раз. Эти железки, которые люди называли машинами, были для Пендрагон чем-то совершенно чужим и найти к ним подход она так и не смогла, по прежнему отдавая предпочтение лошадям, как бы старомодно это не смотрелось. Чаще всего она и вовсе старалась избежать встреч с этими консервными банками, но сейчас выбора не было. До посадки ещё одного неприятного чуда человеческой мысли — самолёта — на борту которого находился гость, встретить которого она должна была в аэропорту, времени оставалось катастрофически мало.
Уровень её раздражения возрастал поминутно, пока петляя по городу, ведьма вела свою машину к аэропорту. Загруженное утро давало о себе знать и человеческий муравейник просто гудел. В этом бесконечном потоке приятным был разве что неизменный лондонский дождь.
И припарковавшись, она поспешила внутрь. Часы безжалостно показывали, что у неё максимум пятнадцать минут. Найти кофе за это время в одном из самых загруженных аэропортов несложно, другое дело, что очередь за стаканчиком этой чернильно-чёрной дряни может быть почти бесконечной.
Пробираясь через людской поток, Пендрагон уверенно двигалась к небольшому кафе, как вдруг её толкнуло в спину полузабытое ощущение. Ведьма даже не сразу вспомнила его значение, а когда осознание пришло, нервно заозиралась — магия в Лондоне — она не видела такого уже сотни лет.
... и воздух выбило из лёгких, словно шрам вновь обратился в открытую рану, и кислорода стало не хватать. Устоять на ногах оказалось нелегко, когда глаза отыскали его. Они виделись только вчера. Это вчера было пятнадцать веков назад. Она думала, он уехал. Ей нравилось так думать. Да и другого объяснения просто не придумала, ведь только так можно было списать пустоту захвата её колдовства из раза в раз. Остров невелик, Англия на нём ещё меньше, если бы Эмрис был здесь, она бы давно отыскала его. Поэтому решила, что его не было. Ошибка отозвалась глухим смешком дара, вскипевшего в крови.
На мгновение всё вернулось. И та, прежняя, подняла голову, напоминая Моргане кто она на самом деле. Ей казалось, что все пророчества больше не имели над ней власти — Триединая исчезла, от неё одни слова и остались, но есть ли в них сила теперь? Она уже не была так уверена. До этой минуты. Теперь, глядя на него, а это был без сомнений он — она узнала бы его где угодно, даже в этих чертах измученного немолодого лица она отчётливо видела того, кто сказал ей когда-то «Прощай» — Мерлин. И водоворот алого марева застелил глаза. Полыхнуло и исчезло. Моргана вновь стала собой.
Но больше ничто не имело значение: кофе и гость, которого ей следовало встретить, растворились как дурной слой краски под действием ярости недовольного художника. Развернувшись, она отправилась на встречу с судьбой.
Ну здравствуй, Эмрис, — бросила она ему. — Что, привидение увидел?

Отредактировано outlaw (2018-03-23 13:18:37)

0

4

неактуально

Лисандр и весь Скайхай очень ждут:

SHARLYN GOLDWINE - ШАРЛИН ГОЛДВИН
В ПОИСКАХ МАТЕРИ, ВДОВСТВУЮЩЕЙ КИННЫ СКАЙХАЯ
http://s2.uploads.ru/k3WBx.gif http://sa.uploads.ru/D5IY1.gif
fc: annabelle wallis

Планируемые отношения:
Матушка любит меня и желает лишь добра, а я отвечаю ей взаимностью.

Возраст, дата рождения:
21.5.949, 36 лет.

Титул, род деятельности:
Вдовствующая кинна Скайхая, леди Силкхорн.

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Вы видите только её красоту, но под ней таится железо. Вы считаете её нежность слабостью, но не осознаете, какой силой нужно обладать, чтобы не сломаться в мире корон и мечей. Первая кинна пала жертвой жестокосердия и упивалась властью, вторая свой срок доживала уже в двадцать лет, ну а третья – единственная удержалась от шага в пропасть, не позволив обитателям белого замка себя изменить. Почему? «Рожденные в шторме, в буре не сгинут», – звучит родовой девиз Кейльхартов, властителей Силкхорна, и она беззвучно повторяет его про себя каждый раз, как ей льстиво шипят-улыбаются в лицо придворные змеи. Мой отец, Линд Голдвин X, взял в жены тогда ещё юную Шарлин Кейльхарт, сраженный её красотой, но именно внутренний стержень, передавшийся ей от отца – эрла Адимира, позволил третьей к ряду кинне не только удержаться на своем месте, но и укрепить его. Маделайн Раннемунд опасаются, с ней считаются, но Шарлин Голдвин любят, ей поклоняются. Она вырастила и воспитала троих детей Линда от второго брака вместе с двумя своими детьми, не разделяя их на родных и приемных, заполучив верность сразу нескольких кинесвитов и кинесвит. Кинна всегда была с ними добра, окружала любовью и заботой, в которой те так нуждались – вскоре она поймет, что некоторых её детей это и погубит, если она не спасет их, не поступит как должно, не позаботится о будущем, где им ничто не будет угрожать. Ведь это в её власти – спасти всех… оставшихся. Эмберлин, свою родную дочь, Шарлин уже потеряла, когда та сбежала из-под стражи в Силкхорне и исчезла в неизвестном направлении, но Линд-младший, Аллана, Анниса и я – мы всё ещё рядом с ней, и она будет за нас бороться.


нет - интриганкам, нет - роковым соблазнительницам, нет - одержимым властью. быть шарлин - думать о семье и долге, в самую холодную зиму расцветать весной и никогда не сдаваться. она происходит из рода кейльхартов, которые в свою очередь связаны с родом ромпье (дальмас) благодаря одному из брачных союзов прошлого века, а потому этот персонаж не является типичной северянкой. она - женщина просвещенная, мудрая, понимающая, в некоторых аспектах такая южная. и она нужна нашей семье, по-настоящему необходима в это непростое время. полюбите её.

пост

Тише. Только, пожалуйста, будь тише. Не позволяй себе порождать изнутри шум, рокот человеческого прибоя о скалы грудной клетки. Уговоры не помогают, мольбы не спасают, рука, силящаяся сжать ребра, всё равно приводит к нежеланному – стук, стук, стук. Это внутри, а снаружи просыпается вечер, выглядывает ночь за горизонтом и созывает из своих уединенных нор отзвуки полумрака, сопровождающие саму жизнь в любом её проявлении, времени суток, времени года, и лошадиные копыта тоже вторят – стук, стук, стук. Эти свисты, щелчки, шепотки повсюду, и даже уши не удастся прикрыть ладонями, ведь ещё приходится держать уздечку, чтобы конь не сорвался в привольный бег. Пока ещё можно сосредотачиваться на этом, ловить и хранить в себе простые истины вроде «корабли возвращаются в родную гавань или погибают в бесконечности моря», считать пролетающих мимо светящихся в темноте мотыльков – и пытаться не думать о том, что действительно волнует, заставляет сердечный шаг сбиваться на рысь. «Остановись», – внутренний голос сродни хлесткому удару меча, неожиданный и нежеланный для самого себя, напоминающий скорее кого-то ещё, чем этого человека, носящего имя защитника. Этот краткий приказ, призыв изнутри действует моментально: спешиваюсь с лошади едва дождавшись, пока не та не закончит бег, оставляю её близ единственной на многие мили вокруг узкой полосы деревьев, но не привязываю – успеет уйти, если подберется чудовище или какой ещё зверь. Интересно, был ли здесь когда-то лес или степь всегда получала своё? Стук, стук, стук.
До границы земли и моря совсем немного – несколько десятков шагов отделяют сына людского племени от того, чтобы броситься в темные воды и раствориться в них, пеной стать и вознестись к небу. Иногда мы мечтали, что обернемся рыбами или птицами и будем плыть-лететь в мире свободном, скинув любые оковы и не отвечая на чужие законы. Как давно это было? «Кем ты хочешь стать, Лис?», – девичий голос звучит задумчиво и тихо, в воспоминаниях она полулежит у самой кромки воды, её пальцы зачерпывают горсть песка и гальки, подносят к заалевшему от солнца лицу, морщится. Ей всегда хотелось найти тот самый единственный камень, что-то порожденное морем и им же доведенное до совершенства, плод кропотливой работы рук тысячи тысяч волн и подводных течений. Ей не были по душе украшения, добытые из-под земли – только обласканные лучами небесного светила, только выношенные в утробе первых вод этого мира. «Лис?», – повторяет вновь, но не смотрит в глаза, всё ещё разглядывает, кажется, осколок бутылочного стекла, по форме напоминающий скорее наконечник стрелы, чем что-то ещё. Представляет ли она, что это некогда было частью сосуда, в который некий моряк заключил просьбу о помощи, разбившись на неизведанном острове? О чем она, в сущности, размышляет, когда вот так пристально разглядывает что-то совершенно обычное и улыбается сама себе? «Буревестником», – отзываюсь я, и брошенный мной камень оставляет круги на воде.
Мы с сестрой часто приходили к этому месту, нетронутой человеком бухте, нашей сокровенной тайне, которую не хотелось ни с кем другим в целом мире делить. Когда удавалось скрыться из-под пристального взора стражей или же получить разрешение у эрлессы, то мы всегда отправлялись сюда, зная, что нас в любой момент могут вернуть назад, отругать за неприличествующее юным кинесвите и кинесвиту поведение, но – знаю, знаю, знаю – не станут этого делать. Здесь нам всегда разрешали быть чем-то меньшим или большим, зависит от угла взгляда и преломления солнечных лучей, того, кем мы являлись при киннском дворце. Там на нас невидимыми отпечатали клейма, на златых кудрях неподъемной ношей покоились венцы власти, которой мы никогда не знали и – веришь, веришь, веришь – не хотели узнать. Возможно, Эмберлин хотелось бы родиться не дочерью нашей матери, но кем-то неизмеримо проще и чище. Может, ныряльщицей за жемчугом? Она часто наблюдала за ними, когда те выбирались на пирс – их смуглые тела блестели на солнце, а кожа словно пылала от жара той силы, скрытой внутри. В её взгляде на тех девушек было нечто странное, незнакомое мне – будто бы она хочет быть ими, будто бы она жаждет чего-то ещё. Мне, не в пример ей, нравилось провожать корабли в путь: ловить прощальные взгляды моряков, махать им вслед и шептать пожелания удачи. Мы – кинесвит, беды не знающий, и корабелы, эти беды укрощающие – знали, что не все они вернутся домой. «Я ненадолго», – её прощальная фраза шепотом выцеловывает пульс под моей кожей.
Эмберлин обещала вернуться – призрак её улыбки серпом луны стоит перед глазами – когда исчезала в толпе, но не через полчаса, не через три часа, не через пять дней она не вернулась. Мы все, находившиеся с ней в день портовой ярмарки, потерпели неудачу в том единственном, что от нас требовалось – не упустить. Думали, что её выкрали, но никто не оставил и знака, никаких писем не передавали слугам, ни единой весточки не поместили на доске объявлений. Боль, страх, отчаяние – вот, что роилось во мне, копошилось, цеплялось за стенки, когда Адимир Кейльхарт смотрел прямо в глаза. «Плоть от плоти моей», – вот, что я в них читал. «Мы подвели её», – вот, что он тогда не произнес, но я услышал. Никто из нас и представить не мог, что именно мы скажем моей матери, что именно придется доложить кинну. Этот груз раскаленным углем покоился на том месте, где ещё недавно билось сердце. Кинесвиту похитили? Кинесвиту убили? Кинесвита… сбежала? Я не знал, о чем думать и во что верить. Не могла же сестра просто покинуть меня? Эмберлин.
– Где ты? – всё тем же камнем, брошенным мной в эти воды лета назад, срывается единственный вопрос, когда колени подгибаются, и я оказываюсь на песке, пораженный и сломленный – у самой кромки воды.

Отредактировано outlaw (2018-03-23 13:19:43)

0

5

неактуально

Принц Рауль и весь Дальмас ждут венценосного близнеца:

DAMIEN MERVAULT - ДАМЬЕН МЕРВО
В ПОИСКАХ БРАТА-БЛИЗНЕЦА
http://78.media.tumblr.com/208f58426f065099b2e5bf6256000849/tumblr_inline_ngr0rn3Yof1swj1mx.gif http://78.media.tumblr.com/44eee7b599ee83ce469571d9639d19e7/tumblr_inline_ngr0rimc731swj1mx.gif
fc: aneurin barnard

Планируемые отношения:
Брат-близнец, спутник во всех играх, проказах и прочих затеях. Да, порой мы не согласны друг с другом, ты окатываешь меня волной ледяного холода, а я швыряю в стены кувшины. Нас считают похожими, но почти не путают - я слишком беспокойный, а ты обстоятельный, у нас разные глаза, в моих огонь, в твои море, поэтому нас и не спутать.

Возраст, дата рождения:
12 августа 963 (22)

Титул, род деятельности:
принц Дальмаса, дипломат, мореход

ОБРАЗ
"Here we are, born to be kings
We're the princes of the universe."

Наше рождение, дорогой брат - это шутка богов над нашими родителями и королевством. Один из нас ненамного, но старше, только вот кто? Из-за рассеянной повитухи эта загадка так и останется не отгаданной, потому что нас перепутали, никто не смог сказать, кого наша матушка родила первым. И потому у нас теперь задачка - два принца, одна корона, одна страна. И как же мы будем это делить, а, брат? Скажи, ты же у нас всегда был умным, разве я не прав?

Наше детство было веселым и безоблачным - я был инициатором шумных проделок, но именно ты подавал мне идеи, подсказывал, что сделать и как будет лучше. Ты, чья страсть к книгам и наукам была заметна с самого начала, был тем, кто тянул меня вперед, терпел истерики и в очередной раз объяснял непонятный мне абзац, который требовалось разучить, помогал спрягать чертовы глаголы скайхайского языка, давал по рукам стащенной у учителя указкой, если я ленился прописывать незнакомые мне закорючки чужого языка. Я, разумеется, кричал и ругался, мы даже дрались и ходили с синяками под глазами, но всегда мирились. Друг без друга было скучно, да, наша семья была большой и счастливой - две младшие сестры и брат, куча родственников, кузенов и кузин, - но до определенного момента компания друг друга была нам важнее всего. И, все же. мы не всегда были вместе - я надоедал тебе и ты отсылал меня приставать к рыцарям и упражняться с мечом (вот где тебя уже гонял я, заставляя отрабатывать удары до тех пор, пока они не получатся), а я же отправлял тебя к нашим дипломатам, стоило им только появиться на горизонте. Мы были разными, но вместе.

Отрочество разделило нас - твое увлечение морем и дипломатией было слишком заметно, чтобы ты не избрал эту дорогу, а я всегда был "сухопутной крысой", как ты любил дразнить меня из-за того, что я ненавидел морские поездки из-за тошноты (помнишь, как я дразнил тебя, что она будет у тебя, а в итоге она оказалась у меня? Как же ты, паскудник, смеялся надо мной! А ведь такой весь хороший, мамина, черт подери радость, папина, черт подери, гордость!) и военное дело было моей страстью. Мы переписывались, но становились другими. Не хуже и не лучше, но другими. Все чаще начали друг друга раздражать - тебе, любителю поэзии, участнику рыцарских турниров и галантному кавалеру, был непонятно мое равнодушие к первому и желчность ко второму, а то, как я любил увиваться за дамами, заставляло закатывать глаза. Я же не мог взять в толк, как тебе может нравиться скакать в латах и лентах по полю, почему тебе интересен наискучнейший труд какого-то ученого с островов и почему ты так долго вертишься вокруг какой-то барышни, расшаркиваясь и осыпая ее комплиментами, в то время как она сама уже начала смотреть в сторону. Да, мы не всегда согласны, мы не всегда довольны друг другом и у нас случаются ссоры, но мы братья.

И именно поэтому сейчас нам так сложно - матушка тяжело больна, отец отправился искать лекарство, оставив все на нас и на Колетт. Колетт, нашу младшую сестру, которую мы, порой к своему стыду, дразнили в детстве. Нас трое, мы - первенцы Мерво, и все чуем, что вокруг нас снуют волки. Осталось лишь понять, кто из них прячется под овечьей шкурой и что нам делать. Быть может, брат, стоит обоим не делить ничего и уступить другому, как считаешь? Но есть ли кто-то истинно достойный короны, трона и нашей верности? Или все же придется бросать жребий?


Первое и самое главное - здесь нет вражды, хоть есть явно и ревность, и соперничество, но все сводится к тому, что братья искренне друг друга любят, хоть иногда и готовы подраться. Они оба - недавние мальчишки, юноши, которые не до конца осознают себя и свою силу, на которых давят чувство долга, ответственность и все то, что от них зависит из-за того, кто они. Быть принцами не так уж и просто, и близнецы прекрасно знают это. Хотелось бы отметить, что я также не вижу Дамьена юношей не от мира сего - он умен и проницателен, да, более романтичный и поэтичный нежели Рауль, но он куда лучше рассуждает, да и прекрасно умеет трезво оценивать ситуацию.
Смена внешности здесь вряд ли возможна (разве что вы найдете кого-то очень-очень похожего на Бернарда), возраст точно нет. На форуме Дамьена помимо меня ждут сестра, кузены, кузины, дядюшка и тетушки, так что скучать точно не придется. Нам ведь еще решить, кому достанется корона, претендентов-то хватает!

пост

С отъездом отца в его паломничество ничего не стало лучше. Матушка все также болела, чахла на глазах и все были бессильны ей помочь. Она мягко улыбалась, просила никого не волноваться и послушно пила все, что велели придворные лекари. Но Рауль знал, что они разводят руками, что дрожат как осиновые листья под взглядом его дяди Алера Бонне требовавшего поставить на ноги королеву, его сестру. Рауль ничем не мог ей помочь и потому пытался помочь хотя бы королевству - в  Тьебо творилось непонятно что и произошедшее на ярмарке это только подтверждало. Без отца руки Рауля были связаны, и хоть он и хотел повесить каждого разбойника, который решил поселиться в местных лесах, он был связан по рукам и ногам. Такая беспомощность раздражала и злила его, поэтому он пытался делать хоть что-то - наводил страх на капитанов стражи в ближайших городах, пытаясь разобраться, почему разбойничьи вылазки с каждым днем становились все более масштабными и удачными.

-Там карета, Ваша Светлость, - сказал ему один из сопровождающих, заметив впереди остановившуюся карету. Это было странным местом для остановки, и Рауль чуть нахмурил брови, прежде чем кивнул своему спутнику, дескать, вперед скачите и проверьте, что там. Если это засада разбойников, то она как некогда кстати - Раулю несказанно хотелось кому-то всыпать по первое число, а тренировки с мечом во дворце нисколько ему не помогали. Видят боги, у него хватало поводов быть раздраженным, и он страшно хотел уже на ком-то выместить зло. На братьях и сестрах не хотелось, да и чего брать с младших? А вот Дамьен, Колетт и Арман прекрасно умели избегать его, загодя чуя, когда Рауль хочет взорваться, так что ссориться с ними было неинтересно. Да и правда, он не хотел еще и с ними пререкаться, будто он не знал, что хватало тех, кто этого так желал.

Подъехав ближе, Рауль, узнал, наконец, чей это экипаж стоял посреди дороги и что произошло - колесо увязло в грязи, и теперь не могло сдвинуться и довезти герцогиню Боннет и ее падчерицу с пасынком до Туссена. Юноша спешился и поджал губы, прежде чем распахнул двери кареты. Лицо его не предвещало ничего хорошего.

-Приветствую вас, моя дорогая тетушка, кузина, кузен, - его лицо чуть смягчилось, когда он оглядел присутствовавших и заметил радостную улыбку Эмильена. Все же, к родней он относился хорошо, кузину и кузена любил, а новоявленную тетушку всячески обихаживал на пирах до ее свадьбы, потому что ценил женскую красоту. Ругаться как-то сразу расхотелось, и потому он смягчил тон. - Мой дядя знает, что вы отправились в путь без более или менее приличного сопровождения? Невероятная неосмотрительность, я и мои люди сопроводим вас до Туссена.

Упрек был не безосновательным - на дорогах было небезопасно, и им повезло, что именно Рауль с людьми оказался на дороге в этот день. Вместе с еще парой крепких мужчин принц лично помог вытащить карету, что оказалось задачей не сложной, но хлопотной: из-за прошедших на днях дождей дорога в этом месте стала вязкой. Расправившись со всем, он передернул плечами и отошел к своему коню, собираясь взобраться на него, но замер и обернулся услышав оклик. К нему спешила герцогиня Бонне, и Рауль выжидающе посмотрел на нее, гадая, что же ей надо.

-Прошу вас, осторожнее, не упадите, -  все же, сказал он ей, протянув руку, когда она подошла к нему ближе, пройдясь по скользкому участку. Отвратительная дорога, отвратительный ноябрь, каждый год одно и тоже.

Отредактировано outlaw (2018-03-23 13:20:51)

0

6

Герцогиня Маго очень ждет мужа

ALAIRE BONNET - АЛЕР БОННЕ
В ПОИСКАХ ОТЦА, СУПРУГА, ЗАЩИТНИКА КОРОНЫ
http://sa.uploads.ru/hn34N.gif http://se.uploads.ru/4p1tH.gif
fc: Luke Evans
* внешность можно на свой вкус, желательно похожую на Lara Pulver,
она у вас в качестве второй сестры

Планируемые отношения:
Брак с Маго заключен в настоящем (нам не обязательно его отыгрывать, достаточно упомянуть). Отношения лучше развивать по игре. На данном этапе, думаю, обоюдное уважение друг к другу. Алер взял в жены Маго из чувств любви к своей дочери и сыну, посчитав, что лучшей матери не найти. Плюс любовь к искусству.

Возраст, дата рождения:
42 года, 04.02.943 г.

Титул, род деятельности:
Герцог Ландри, глава дома Бонне. Наставник принцев Дамьена и Рауля Мерво. Дипломат, меценат, покровитель науки и искусства.

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Алер человек чести (по крайней мере таким его видят). К его словам прислушиваются. Некоторые высокородные завистливые мужи про него при дворе сложили поговорку "скажи Бонне королю, что его зад - это солнце и король признает данное истиной". Действительно король Дальмаса считает Алера своим добрым другом, доверив заниматься обучением искусству меча принцев и помогать им дельным советом. С одиннадцати лет принцы близнецы Рауль и Дамьен тренируются под чуткими наставлениями герцога.
Алер приходится братом королеве Дальмаса Анриетте, поэтому он постарался укрепиться при дворе всеми возможными способами. Обучение принцев и славная дружба с королем - не самые главные его заслуги, но играющие не маловажную роль в его длительном нахождение подле королевского двора. Человек он начитанный, грамотный, умеет приводить весомые доводы и не торопиться с выводами. Известен за морями, покровительствуя людям искусства и науки. Занимается благотворительной деятельностью спонсируя талантливые дарования.
Алер соответствует своему положению, имея безупречную репутацию, но разве существуют идеальные люди? Просто некоторые умеют вылепить свой образ достойным восхищения и завести. Секреты этого человека никто не знает, кроме него самого. Свидетелей не остается на его пути. Имеется в его жизни факт наличия двух жен. Первая супруга болезненная попалась, произвела на свет любимую дочь Эрмину и через какое-то время скончалась. Сочетался он браком с ней по политическим соображениям, но поговаривают, что между ними существовали теплые отношения. Вторая супруга выбиралась Алером в качестве матери для маленькой дочки. С этой женой история темная. По общеизвестным фактам она была убита, а убийцу поймали и судили. Бедняге отрубили голову. Служанки покойной герцогине первое время поговаривали, что расправился с ней супруг, узнав об измене. Совсем скоро данные слухи пресеклись, распространительницы умолкли навеки вечные. Неверная женщина подарила герцогу сына, поэтому остался он с двумя детьми. Воспитанием их занималась его матушка. Более Алер супругу себе не искал.
На сегодняшний день в королевстве бардак. Королева слегла с неизвестной болезнью, король отправился на поиски лекарства и неизвестно, когда вернется. Старшая дочь Алера, безусловно его любимица, весь последний год занималась стихосложением с придворной поэтессой Маго. Она ему все уши прожужжала про добродетели женщины и он как человек благоразумный, желающий своим детям счастья, присматривался к ней. Благоволил и поощрял данные уроки. Происшествие на ярмарке, где Маго рисковала собственной жизнью, чтобы спасти его дочь, заставило его принять молниеносное решение. Он сделал поэтессе предложение, посчитав, что она будет достойной матерью его детям.


Известные родственники, ныне живущие: Эрнестина Бонне — мать, вдовствующая герцогиня Бонне, 60 лет. Флорианна (ур. Бонне) Ромпье — младшая сестра, вдовствующая графиня Ромпье, 37 лет. Анриетта (ур. Бонне) Мерво — младшая сестра, королева Дальмаса, 36 лет. Дамьен и Рауль Мерво — племянники и воспитанники, принцы Дальмаса, 22 года. Колетт Мерво — племянница, принцесса Дальмаса, 18 лет. Арман Ромпье — племянник, граф Эрвье, 21 год. Эрмина Бонне — дочь от первого брака, фрейлина принцессы Колетт Мерво, 16 лет. Эмильен Бонне — сын от второго брака, граф Сатурьена, 7 лет.

В Алере нуждается сюжет и его родня. Происшествие на ярмарке в данный момент играется - Ярмарка тщеславия. Планов на игру имеется много. Своего горячо любимого батюшку жаждет увидеть в первую очередь Эрмина. Новоявленная супруга желает укрепиться в качестве герцогини, помочь своему бедному родственнику и оказывать всяческую поддержку мужу, а также позаботиться о его детях в хорошем смысле этого слова. Бонусом могу предложить развлекать вас стихами. Любовные страсти не навязываю. Приходите и мы с вами пообсуждаем все в ЛС, можете стучаться как к дочери - Hermine Bonnet , так и непосредственно ко мне.     

пост Маго

[indent] Скромность набивает цену.
[indent] Маго специально не напрашивалась на подарки, скромно отказываясь от них. Чего она желала получить не зависело от богатства, а скорее от связей и статуса. Ведь итак ясно, что у этой женщины материальных ценностей много, достаточно взглянуть на убранство в покоях и её внешний вид. Она не просила отсыпать злата, а скорее рассчитывала в дальнейшим увидеть самого отца Эрмины с благодарностями за обучение его драгоценной дочери стихосложению. Вот тогда, поэтесса найдет, чего пожелать, а сейчас ничего не хочет. Пусть все идет своим чередом по течению.
[indent] - Хорошо, шира Эрмина, надеюсь Ваш отец действительно таков как Вы о нем отзываетесь и по заслугам оценит мои уроки с вами. Уверена он примет самое мудрое решение по отношению ко мне, - и соизволит заглянуть ко мне, когда будет его принимать - подумалось огненной диве. На этом впрок завершить вежливые торги услуг поэтессы за обучение. Она поставила точку, переключившись на свое творчество. Некоторые строки уже были аккуратно переписаны, извилистыми аккуратными округлыми буквами. Жуавиль сама этим занималась. Ей нравилось орудовать пером. Держа его пальчиками, покручивая в руке, она словно ощущала от него необычайную энергию. Волшебное перо. В нем есть магия для творца поэм. Эрмина подошла ближе, заглядывая в исписанный пергамент. Девушка с любопытством свойственным ребенку принялась расспрашивать как именно поэтесса заносит строчки на бумагу. На самом деле в этом нет закономерности, но зачастую сюжеты сами всплывают в голове женщины. Трудно сначала рифмовать строчки, а затем придумывать сценарий. Так бывает обычно, если кто-то заказывает произведение. Право такие заказы создают головную боль, а сюжеты вымученные и не любимые. Однажды король попросил написать о любви к королеве, чтобы очаровать её стихами и изъявил желание добавить туда обязательные слова "лебедь", "лютая зима", "утренняя роса". Ну, как же роса, которая бывает по утру летом на зеленой траве сочетается с лютой зимой? Задача была не из простых. Разочаровать властителя Дальмаса поэтесса просто не могла, ночами не спала. Есть не ела, бумагу портила. Стих сложился, но Маго до сих пор недовольна им.

Свежая словно утренняя роса,
Лебедь белая моя.
Создана ты для меня.
Я люблю твои глаза.
Даже лютую зимой,
Обогрею, я весь твой.

[indent] Рифмовка была для юношеского баловства, но и король был не взрослым. Кажется ему тогда даже двадцати не исполнилось, а стихотворению обрадовался словно младенец груди. Что же, не всегда выходит как воображается, особенно, когда устанавливают сроки и оставляют пожелания. Творческого человека сковывать рамками и поторапливать самая дурная затея.
[indent] - Вчера я зачитывала первую часть своего романа, которая была воспринята очень положительно, - поэтесса легонько подвинула пергамент к Эрмине с продолжением, - посмотри. Это начало второй части, как оно? В этой части будет более подробно рассказано о горном повелителе холодного королевства. О подвигах с достижениями и как получилось, что сердце его покрылось льдом и получил он прозвище Хмурый - Злой. Все это приурочено к нынешней зиме. Многие жалуются на холода.
[indent] Маго сама не заметила как обратилась к дочери герцога не совсем формально, но это совершенно не контрастировало на фоне её плавной речи. Будто все так и должно быть, все само собой выходит. 
[indent] - Мне нравится сравнение о жемчужинах нанизанных на нить! Оно великолепное, необходимо записать! - мягко хлопнула в ладоши Жуавиль и схватилась за свое волшебное перо. Быстренько выудив свежие чернила из корзинки, рыжая макнула перо в чернильницу и запечатлела фразу Эрмины на пергаменте. Поэтесса проделала это очень ловко, словно перо продолжение её руки и она сама птица, умеющая писать, - сначала в моем воображение возникают сюжеты, а затем я рифмую строчки словно собираю жемчужины со дна морского, нанизывая их на тонкую нить дабы украсить самую изящную шейку нашей столицы. Иногда свои сюжеты я ищу, слушая чужие рассказы или скупаю дневники, чтобы огранить необтесанные слова в складную рифму приятную слуху.
[indent] Откровенно признавалась Маго. Нынешний роман она создавала по дневнику путника из Скайхая. Далеко не первая и не последняя её практика.

Отредактировано outlaw (2018-01-19 15:06:44)

0

7

неактуально

Ютта очень ждет сестру:

SIBBA OLAVDOTTIR - СИББА ОЛАВДОТТИР
В ПОИСКАХ СТАРШЕЙ СЕСТРЫ СЕБЕ И ЖЕНЩИНЫ РИОРДАНА
http://68.media.tumblr.com/c1305b81c042f40c9ac572654a13546c/tumblr_os3y3zmJdt1veogvqo3_400.gif http://68.media.tumblr.com/0158c913f43ad0c585ee323eca90a1c0/tumblr_os3y3zmJdt1veogvqo6_400.gif
fc: Jessica Chastain*

Планируемые отношения:
любимая, но потерянная старшая сестра для меня
старая страсть и зазноба для Риордана

Возраст, дата рождения:
33-36
(не меньше и не больше точно)

Титул, род деятельности:
Дева щита в прошлом, наемница в настоящем

ОБРАЗ
"Что мне в красоте - мне знакомы и конь, и оружье!
Не мне умереть, свою пряжу весь век теребя!"

С самого детства Сибба была гордостью отца - очень похожая на него, она очень быстро завоевала его любовь, став его маленькой женской копией. С первого взгляда было ясно, что упрямая и строптивая девочка станет девой щита - она грезила битвами, обожала сидеть в кузнице одного из родичей отца и не было для нее ничего радостнее, чем разрешения подержать меч в своих руках. Отец, видя рвение дочери и не имея иных детей последующие несколько лет, поощрял Сиббу и учил ее всему, что знал сам. Она перенимала отцовские черты и повадки, не обращая внимания на то, что это вызывало неудовольствие у ее матери. Но что ей до той, чью жизнь она считала скучной и пресной? Даже прабабка, ведьма Бадда, была для нее большим авторитетом, хоть ту она и боялась. Отец - вот чье мнение было для нее по-настоящему важно, вот чью любовь она боялась потерять, когда очередные роды матери завершились успешно и на свет появилась маленькая Ютта. На сестру Сибба смотрела вначале с неприязнью, привыкнув быть единственным ребенком, потом с недоумением, а затем и с искренней привязанностью, когда стало ясно, что эта неудачливая девочка никогда не сможет занять ее место. Младшая сестра была забавной, вызывала желание защитить и уберечь, что Сибба и делала, гоняя всех сестринских обидчиков, которых хватало с лихвой. Она не замечала за Юттой, сумевшей собрать во время рождения все дурные приметы и суеверия, которые только можно было, ничего дурного и потому злилась, когда кто-то заводил речь о том, что ничего хорошего от младшей дочери этого семейства ждать не стоит. В это Сибба верить отказывалась.

В это же время она, еще совсем девчонка, познакомилась с Риорданом Дункансоном, с которым у нее завязались непростые отношения. Их юношество только-только началось, и рыжая девчонка, которая обращалась с мечом не хуже любого из мальчишек, не могла не привлечь внимание молодого медведя, а специфические отношения между родами лишь подстегивали интерес. Эта влюбленность была головокружительной и закончилась тем, что Риордан предложил ввести Сиббу в дом, на что получил ошеломляющий ответ: нет. Брак и супружеский быт казались ей чем-то скучным, ее манили бой и слава, чужие земли и приключения, в которые она мечтала окунуться благодаря рассказам отца. Если она надеялась на понимание, то зря - ее отказ обидел Риордана, да так, что он решил обратить свое внимание на другую девушку, которая, вскоре, понесла от него. Сибба была зла и поражена этим, явно не желала молодой паре добра, но когда новая супруга Риорнада скончалась, то не могла не пожалеть его. Она помнила свою младшую сестру такой маленькой и беззащитной, осознавала, что сама бы знать не знала, что делать с таким ребенком, и ее сердце наполнилось сочувствием. Сибба попыталась утешить Риордана и их связь возобновилась.

Беда настигла ее неожиданно - гибель отца во время очередного похода, а затем и окончившаяся кончиной болезнь матери озлобили ее, заставили забыться от горя. Сибба горевала громко и безутешно, особенно по отцу, в то время как Ютта, у которой к тому времени проявилась магия, утешалась их прабабкой. Старшая сестра стала безрассудной и дерзкой, никто больше не сдерживал ее, даже Риордан, который пытался помочь ей как мог, и это не могло окончиться добром. Так в перепалке с родичем, во время которой она обвинила род волка в гибели отца и глупости, вылилась в жестокую драку, а затем и ссору такой силы, что девушка решила на все плюнуть и покинуть родной дом, бросив сестру. Она звала Ютту с собой, но получив отказ разозлилась, после чего захлопнула за собой дверь. Звала она с собой и Риордана, горячо уговаривая сбежать, но и здесь получила отказ. Она ушла одна, и так началось ее странствие длинною в десять лет.

Скайхай отличался от Йоля, Сиббе было поначалу сложно, но она быстро привыкла ко всему: к новым людям, местам и традициям, к торговле своим мечом и наемничеством, к тому, что задавать вопросы глупо. Жизнь немного ее остудила, сделала собраннее и спокойнее, хоть пламя и продолжало бушевать в ней. Время от времени она вспоминала дом и сестру, гадала, что там происходит. Перегрин, в котором она вынужденно обитала уже какое-то время, успел наскучить ей, а встреча с Риорданом всколыхнула волну ненужных чувств, побудив ее принять решение податься в родные края, не зная, что именно ждет ее там.


Сибба - очень сильная и самостоятельная женщина. Она гордая, такая же колкая и вспыльчивая, как и сестра, но менее дипломатичная. У нее были лишения и печали, но ни одно не сломило ее, все пережитое только закалило ее и сделало той, кто она есть сейчас. У нее явно были какие-то отношения, здесь игрок волен делать что хочет, но это не тот персонаж, который бы осел и стал хранительницей очага или позволил кому-то себя обижать. Также игрок может описать ее странствия, занявшие около десяти лет ее жизни так, как посчитает должным, но здесь я прошу не ударяться в кровавую жажду или нечто подобное, после чего путь или в дом для умалишенных или на виселицу. И имя смене не подлежат. Этого персонажа я очень жду, потому что отношения между сестрам можно очень интересно обыграть - это две очень разные женщины, которым заново предстоит друг друга узнать. Касательно отношений с Риорданом: тут планируется любовь на троих - он, она и Том Хиддлстон; связь равноправная, строны треугольника если и ревнуют друг друга, то лишь поначалу, в итоге всё должно прийти к согласию (изначально персонажи связаны через Дана, который в своё время успел и с Сиббой закрутить роман, и с колдуном).

пост

Ютта любила вечерний и ночной лес даже несмотря на все те опасности, которые он таил. Тишина уже давно стала ее верной спутницей и подругой, но не та, всепоглощающая, а наполненная звуками животных, птиц и насекомых. Эта незатейливая трескотня, которую многие и не замечали, стала для Ютты родной и привычной, и если в лесу ее не становилось - вот тогда ведьма и пугалась. Но сейчас все было в порядке, где-то слышны были сверчки, поступь чьих-то мягких трав, и девушка, подмечая это все, не обращала особого внимания. Все было так, как надо.

Дорога от ее небольшого домика до одной из ближайших деревушек не занимала даже и половины дня, но в этот раз Ютта задержалась, вынужденная помогать не только жене позвавшего ее крестьянина, но и парочке его соседей. Это не было чем-то непривычным, да и в благодарность она получила кое-что полезное, поэтому никакого раздражения девушка не чувствовала. Ходить в деревни было куда приятнее, чем в Олуин, где ее не любили. Ютте хотелось бы верить, что все только из-за ее дурной головы и тяжелого характера, но были же те, кто не начинал при виде нее шептаться и поминать богов? Значит, дело было не только в ней, но и в том, что про нее придумали те, кто знал ее с рождения. Ничего с этим девушка поделать не могла, да и не хотела, давным-давно привыкнув ко всем косым взглядам и научившись относиться к ним равнодушно. Прабабкина кровь давала о себе знать, никак иначе.

-Оберег мой, оберег, серебром затканы травы, оберег мой, оберег, - тихо, себе под нос напевала Ютта, идя по знакомой тропе и не особо глядя по сторонам. Она устала за день, ей хотелось поскорее улечься в собственную постель и забыться столь желанным сном, что не было никакого желания что-либо видеть или слышать. Ноги несли ее к родному дому, представлявшему собой одну комнату, служившую ей всем - и местом для обеда, для сна, для своих дел, для всего просто потому что другой там не было. Только рядом был крохотный сарайчик и совсем маленький огороженный сколоченным еще при бабке благодарным плотником заборчик, где обитало то небольшое хозяйство, которое было у Ютты: несколько куриц и коза, которых охраняла прикормленная собака. Она жила скромно, но ей много и не надо было.

-Оберег мой, оберег, я уйду из дома ночью. Оберег мой, оберег, на болоте выпь хохочет. По оврагам, по снегам, по... - неожиданно ее песня оборвалась. Ютта замерла и прислушалась, вскинула голову вверх, глядя на пробившуюся сквозь темные облака луну. Вот теперь было слишком тихо, и ничего хорошего это не могло означать. Ее глаза забегали по округе до тех пор, пока она не заметила что-то темное, что, как только она склонилось ближе, оказалось темной кровью. След тянулся в сторону от тропы, трава и кусты были примяты, и Ютта осторожно ступила вперед. Любопытство взяло верх над усталостью и нежеланием наживать себе проблемы почти сразу. Она шла, внимательно вслушиваясь в ночную тишину, пока не увидела большого вепря, чей рот был открыт, а язык безвольно выпал. Ее пальцы коснулись жесткой шерсти на боку мертвого зверя, Ютта какое-то время рассматривала его, прежде чем пошла дальше. Вепрь был исколот и изрезан так, как ни одно животное не смогло бы сделать, значит и убит он был не кем-то из лесных тварей. Значит, убил его человек, потому что так близко от города никто иной это и не мог был быть, но раз тушу никто никуда не понес, значит, что-то случилось. И Ютта оказалась права, когда вышла на прислонившегося к пригорку мужчину, прижимавшему к ране руку. Его дыхание было тяжелым, а сам он был в грязи и крови.

-Ты убил вепря, - сказала Ютта, подходя ближе и приседая перед мужчиной. Страха не было - что он мог ей сделать после вепря? - Силы не рассчитал или увлекся? - Она беспардонно отодвинула его ладонь, чтобы посмотреть на рану. - Придется шить надо и лечить. Придется тебе идти, ты можешь? Я-то тебя далеко не отволоку. Чей ты сын, как зовешься?

До ее дома было недалеко, но без помощи самого пострадавшего Ютта далеко бы его не увела, а идти за помощью в такой час было бессмысленно - никому неизвестно, кто откликнулся бы на клич ведьмы и в каком состоянии был бы мужчина к их возвращению.

Джессика же прекрасна!

https://i.pinimg.com/564x/34/1d/fe/341dfeae7228136d848cea1797526de0.jpg
https://i.pinimg.com/564x/0d/a2/b0/0da2b015b004c76162ffffe088015a1e.jpg

Отредактировано outlaw (2018-03-23 13:21:47)

0

8

https://i.imgur.com/2w2T4cc.png

Беатриче Голдвин
fc: Hayley Atwell
Супруга скайхайского кинесвита (принца),  24
Благородная дама южных кровей, оказавшаяся по воле судьбы в другом королевстве, где ей, быть может, предстоит надеть корону.
Свою жену ожидает кинесвит Скайхая Фаро.

Мерсинд Эйрдоттир
fc: Hera Hilmar
Жена йольского воина, 19-23
Выданная замуж позже обычного девушка-сирота полюбит не только красавца-мужа,
но и его жонку-ведьму.
Для отношений втроем ее ждут Гейст и Ютта.

https://i.imgur.com/NJKuZr9.png

https://i.imgur.com/X2YxDKe.png

Сибба Олавдоттир
fc: Jessica Chastain
Воительница и возлюбленная двух мужчин, 33+
Бывшую деву-щита, избравшую много лет назад путь наемницы, ожидают трудности и терзания, но они не могут не окупиться.
Ждет ее воин-аюлец Риордан.

Ноэль Лавайе
fc: Ellise Chappell
Невеста и наваждение принца Дальмаса, 16
Молоденькая южанка не ожидала, что из Золушки превратится в принцессу, когда на нее упадет взгляд одного из принцев.
Принц Рауль хочет взять ее в жены.

https://i.imgur.com/LMYkMKQ.png

• средневековье • приключения • фэнтези • магия • монархия •
о миреакциихотим видетьгостевая

0

9

Ида очень ждет лучшего друга

THEO - ТЕО
В ПОИСКАХ ДРУГА, ПОЧТИ БРАТА
http://funkyimg.com/i/2xpjR.gif http://funkyimg.com/i/2xpjQ.gif
fc: alex høgh andersen

Планируемые отношения:
друзья детства и, чего уж там, лучшие друзья;

Возраст, дата рождения:
20-21

Титул, род деятельности:
рыбак, путешественник

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

   В твоих глазах небо и морская гладь, кожа покрыта солью, выжжена на солнце, обветрена всеми ветрами. Улыбка уставшая после работы в море, после тяжелых рыбацких сетей, жестких канатов, скользких весел. Мы росли вместе, ты — рожденный в рыбацкой деревне, и я — приемыш, но ставшая своей. Друзья детства, почти брат и сестра, оба влюбленные в море.
   У тебя неполная семья, ведь десять лет назад твой отец ушел в море и не вернулся. "Решил остаться в объятиях русалок", - шутишь ты сейчас, а тогда было вовсе не до смеха, ведь твоя мать осталась одна с троими малолетними мальчишками и ты - самый старший. Опора семьи, ты рано повзрослел и я вместе с тобой. В 12 ты вышел в море, в 14 на глубину опустилась и я. Почти каждый день мы уходим из дома в самую рань до восхода солнца, покуда море ещё спит и позволяет нам взять немного его богатств. А по вечерам мы устраиваемся на остывающем песке и считает звезды: ты мечтаешь о путешествиях, сражениях с чудовищами и морскими тварями, необратимой встрече с пиратами и, конечно, победе над ними.
   Время идет, мы взрослеем. Я вижу, как загораются твои глаза, когда босые ноги касаются мокрого песка — мечты о морских путешествиях не гаснут в тебе с годами, ты знаешь, что способен на большее, чем просто ловля рыбы. А я лишь тебе могу доверить свои мысли - "чужая" - говорю из раза в раз, напоминая о том, что моя история началась совсем не здесь. Ты не помнишь крушение корабля 14-летней давности, но именно этот корабль принес меня в Силкхорн. Ты, конечно, знаешь об этом, но как и все деревенские давно считаешь меня местной. Родной этой земле, как и она мне. Но кровь предком зовет меня искать, откуда же я родом, зовет узнать, кто же я на самом деле. Но ты, мой милый Тео, говоришь, что все это вздор, ты знаешь лучше всех, кто я.
   Долгое время я гоню мысли о своей истиной семье прочь. Вместе со мной о дальних землях грезишь ты, однако наши с тобой планы остаются лишь пустыми словами, покуда однажды я не объявлю тебе - "ухожу". Ухожу из деревни искать то, не знаю что, не имея ни воспоминаний, ни крупицы информации о родных матери и отце. Глупо, я знаю. И ты вертишь пальцем у виска, но отчего-то не уговариваешь меня остаться, ведь ты всегда знал, мой милый друг, рано или поздно я отправлюсь в путешествие. Вот только я совсем не ожидала, что на рассвете, прощаясь со ставшим мне родным домом, встречу тебя с котомкой за плечами.
   "Ты без меня пропадешь" - всё, что ты сказал. Ты уже не боялся всё бросить, ведь один из твоих братьев - мой ровесник - и теперь он глава семьи. Мать благословила тебя на исполнение мечты (ты пока даже не можешь обречь её в слова), я же получила благословение на поиски себя самой.
   Ты до сих пор считаешь меня (да и себя заодно) ненормальными авантюристами, ведь я не видела ничего дальше Донерина, ты - дальше него и морских силкхорнских просторов. И всё же ты защитишь нас ото всех бед — тебе так кажется, ведь ты взвалил на себя ношу меня оберегать.


● эта дружба не лишена иронии и сарказма, однако мне бы действительно хотелось теплых почти братско-сестринских отношений. мы все друг о друге знаем, мы доверяем друг другу, мы не бросим друг друга. но это не значит, что мы не считаем друг дуга совершенно невыносимыми и не желаем периодически друг друга придушить;
● мне бы хотелось, чтобы он был скорее положительным персонажем с чувством юмора, определенными ценностями, чувствующий ответственность перед родными и заботящийся о любимых. давайте отойдем от образа жестокого Ивара? не делайте из него обиженную на весь мир машину для убийств — это совсем не наша история. но это не значит, что за своих он не порвет. в нем могут быть эдакие нотки, но не безумие и жажда власти. вспышки агрессии — возможно, если уж очень хочется. обязуюсь успокаивать и приводить в себя;
● не исключено, что он в прошлом или настоящем имел/имеет не совсем дружеские чувства к моему персонажу, однако френдзона слишком прочна. возможно, мы разовьем эту линию. а может найдем ему шикарную женщину во время наших путешествий, которая затмит для него всех остальных, включая меня. в любом случае романтические намеки отыгрывать не обязательно (тут всё сугубо по желанию и договоренности, этот пункт можно и вовсе убрать) и на этом упора не будет, не переживайте. даешь экшен, приключения и движ;
● не смотрите на то, что он рыбак - это совсем не значит, что он не может за себя постоять. очень даже может, потому что труд в море - это колоссальные физические нагрузки, а значит Тео в хорошей физической форме. к тому же деревенскому парню положено уметь драться, ведь наверняка не раз приходилось ввязываться в мелкие переделки. плюс можно и оружием каким владеть - ножи, кинжалы; так же, думаю, он вполне может знать какие-то приемы в бою на мечах - деревянные самодельные никто не отменял даже у нас в деревне, а уж настоящий мы достанем во время путешествий;
● ах да, Тео - это как бы единственное имя, полного нет. никаких Теодоров, ничего такого. при желании можно сменить на любое иное такое же короткое, отвечающее северному антуражу;
● образ сырой, как видите. можно лепить под себя, придерживаясь обрисованного мной вектора.
мне очень нужен товарищ, так что трепетно жду вас, стучитесь в гостевую/лс для обсуждений)

пост


  Солнце покидает зенит и Ида жмурится, смотря на небо сквозь пальцы, то ли силясь рассмотреть богов, то ли безмолвно просит для себя удачи — к полудню в ее котомке всего одна раковина с мелкими жемчужинками, за которые едва ли заплатят много [хорошо, если вообще заплатят]. Девочка разрешает себе тихий вздох, но не разрешает унывать, в конце-концов у нее пока не так много опыта, чтобы распознать в кромешной глубинной тьме нужную раковину. У нее пока не так много возможностей — всего шесть месяцев погружений и воздуха хватает совсем ненадолго. Да и погода сегодня явно не для погружений - море неспокойное, хоть и волны вовсе не высоки - снова и снова треплет хрупкую охотницу за жемчугом под водой, не давая как следует сосредоточиться  и покопаться в улове. И все же...

  Вода настойчиво ласкает босые ноги и пальцы утопают в песчаной крошке - простояла бы так весь день, закрыв глаза и отдавшись соленому ветру с терпким привкусом. Вслушиваясь в крики чаек, в шум прибоя, Иде хочется раскинуть руки в разные стороны и позволить ветру унести себя. Что еще остается, если улова не видать?

  Шепчет сребровласая обращение к богам, к морю, что всегда было так благосклонно к ней. Шепчет "Позволь стать частью твоею на время. Позволь дары твои принять, позволь показать людям красоту глубин твоих". Конечно, не благодаря скромной молитве, но волею случая ветер стихает, перестает море волноваться и с большей охотою лижет погруженные в песок щиколотки, рисуя на песке вокруг ныряльщицы причудливые узоры, смотри, мол, иду тебе на встречу, но и ты постарайся. Ида чуть не подпрыгивает от восторга - в ее голове безмолвные диалоги с морем кажутся настоящими, будто стихия действительно ее понимает и слышит, будто море само ей помогает. Все это вздор и невзаправду, но как же приятно считать необъятное море своим товарищем.

  Ида набирает побольше воздуха и скрывается под водой незамедлительно, покуда вода не передумала; на поясе болтается собственными руками сплетенная сетка для раковин, дай боги на этот раз она будет не пуста. Сребровласой совсем нельзя останавливаться, ведь собственную планку [пять крупных качественных жемчужин] необходимо преодолеть сегодня, чтобы завтра добавить недостающих монет и купить наконец козу - первая покупка на собственноручно заработанные монеты, первая действительно стоящая помощь семье.

  Свет солнца мгновенно преломляется, звуки отдаляются на второй план, оставляя весь мир где-то далеко-далеко. Ида слышит стук собственного сердца подобно набату: раз-два-три. С каждой секундой все медленнее даже несмотря на активные движения под водой. Чем ниже она погружается, тем труднее становится рассмотреть дно, и все же морская пучина открывается во всей своей красе: мелкие разноцветные рыбешки снуют меж диковинной формы камней, поросших бурыми и желтыми водорослями; розовые и алые кораллы тянутся друг другу будто в любовном порыве; россыпь раковин удаляется все дальше и  дальше вместе с устремляющимся в неизвестность дном - все темнее и темнее, куда Ида пока не рискнет погрузиться. Опытным ныряльщицам из деревни по плечу и не такая глубина, но Ида пока слишком зелена для подобных экспериментов - что будет с матерью, если однажды море выбросит на берег мертвое тело ее дочери? Что будет с братом и отцом? Пусть и не родная [Ида совсем не чувствует себя чужой], но все же знает белокурая, что ее здесь любят, словно свою. Нет, еще не время строить из себя боги весь что, жизнь Иды не так, чтобы очень дорога, но коза этого явно не стоит. Девочка в последний раз бросает опасливый взгляд в темнеющую даль морской пучины и, ловко отправив в сетку несколько на первый взгляд подходящих устриц, устремляется ввысь как можно скорее - воздух в легких на исходе.

  "Кто-то на берегу".
  Мысль мелькает быстрее, чем Ида успевает как следует понять, что именно внутренний голос желает ей донести. Как только солнце снова пробивается сквозь водную толщу, девочка действительно замечает движение над водой, однако пока не разобрать, деревенский ли кто-то пожаловал к морю или чужак. Но у Иды нет выбора, легкие ограничены и если не сделать вдох сейчас...ох... Осторожно над морской гладью появляется белокурая макушка и глаза [Ида не сводит глаз с незнакомки, которую теперь удается отлично рассмотреть], а после девчушка медленно подплывает к самому берегу, наконец замеченная темноволосой леди [в том, что это именно леди, Ида совсем не сомневается].
  - А здесь никого и не было, - простодушно отвечает ныряльщица и отвечает на улыбку своей застенчивой, не спеша показываться из воды. Таинственная леди вроде бы не представляет опасности - Ида украдкой поглядывает по сторонам, но не замечает никого, кроме привязанного неподалеку жеребца. - Нет, что ты, не помешала. Мне вообще сложно помешать, - хочется добавить "если ты не шторм", но белокурая прикусывает язык, боясь выглядеть болтливой. Только спустя пару секунд рассматриваний друг друга до Иды доходит, как все выглядит со стороны - пустынный пляж и лишь морская гладь, а потом внезапно из моря появляется она. Да, наверняка выглядит странно.
  -Ты не подумай, - Ида аккуратно поднимается во весь свой не слишком большой рост, как бы демонстрируя наличие ног, - я не русалка какая-нибудь, на дно не утащу. С подпоясанной сеткой длинной рубахи стекает вода в три ручья, но Иде до этого совсем нет никакого дела. Она выходит на берег под то ли любопытный, то ли опасливый взгляд незнакомки, и выкручивает сначала серебрянную косу, а затем и свой скромный наряд.
  - Ты же... - пауза, заминка. К леди, пусть и нездешней, наверное нужно обращаться на вы, даже если на вид она не очень многим старше тебя? - Вы же не отсюда, да?

0

10

неактуально

Люсиль очень ждет сестру:

POLINE CARNE - ПОЛИН КАРНЕ
В ПОИСКАХ ЛЮБИМОЙ СЕСТРЫ
http://sg.uploads.ru/t/OMJdo.gif http://sg.uploads.ru/t/ZP7I0.gif
fc: Anna Katherine Popplewell

Планируемые отношения:
Мы с тобой, словно две половинки одного целого, однако мы очень разные.
Мы любим друг друга, что бы не происходило между нами.
Мы- все, что у нас есть.
Мы- семья, дорогая моя, Полин.

Возраст, дата рождения:
17 лет, 8 декабря 967 год

Титул, род деятельности:
шира Карне, девица на выданье

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Полин родилась третьей в семье Карне и с детства показывала всем, что тень старших детей на неё совсем не падает. Она всегда хотела выделяться, что и делала весьма успешно. Девушка привлекала к себе внимание учителей, родителей, подружек. Она хотела быть лучшей во всем, чтобы её ставили в пример. Когда родители подруг порицали своих чад, приговаривая, что Полин лучше, та словно на небеса возносилась от счастья. Зависть никогда не присутствовала в шире - Полин старалась делать так, что бы завидовали ей. Она пела, играла, вышивала, ах, какие она вышивала чудесные картины! Матушка не могла нарадоваться такими дочерьми, как старшая Филомена и Полин. А вот последняя дочь характером отличалась от старших сестер и порой их вовсе не понимая.
Когда родилась Люсиль, Полин сделала сестренку своей куколкой и не заметила как полюбила младшую сестру сильнее, чем любого другого человека, которого только можно сыскать в Дальмасе.
Люсиль подрастая продолжала таскаться за сестрой хвостиком, то туда, то сюда. Младшая Карне шла на поводу прихотей Полин, а она, понимая это, порой подводила сестру к тому, чего в одиночку та делать не стала бы. Например, не сильно, но довольно колко подшучивать над теми кто не имел титула, устраивать соревнования по красоте, буквально спрашивая каждого об их мнении на сей счет. В её голове моментально появлялись какие-то идеи, которые они с Люсиль обязательно должны выполнить.
Полин была много властнее, сильнее и напористее, чем любимая сестричка. И в то время как Люсиль отдавалась романтическим, тяжелым думам, которые отражались в ее стихах или занятиях музыкой, Полин делала упор на знание правильного поведения в обществе, много разговаривала с Филоменой, прося у старшей сестры совета. Также Полин часто устраивала пикники и посиделки с подружками, рассказывая о тканях, которые буквально сегодня купили на пошив её очередного нового платья.
Когда Филомена покинула родной дом, выйдя замуж, Полин загорелась тем, что тоже хочет поскорее вступить в брак. Она обращала на себя внимание мужчин, однако никогда не позволяла себе быть вульгарной или показаться навязчивой. Она умела выкручиваться так, словно это не она хотела внимания, а это вы на неё только что посмотрели.
Переезд в родовой замок Лавайе был переломным моментом для Люсиль, а Полин же была этим вдохновлена. Трещала о том, что будучи ближе к Филомене Карне смогут выйти в свет. По приезду в замок, Полин сразу определила отношение к миловидной Ноэль: ей не нравилась эта девочка, отчего она подшучивала, тихонько смеялась над разбитыми коленками и растрепанными волосами. А вот это что? Неужели царапина на носу? Люсиль и здесь пошла на поводу, хотя ей и казалось все это совсем неправильным.
Знакомство с принцем Раулем Мерво, за которого Филомена хотела выдать одну из своих младших сестер, уповая на их красоту и ум, началось на довольно хорошей ноте, однако Полин закопала саму себя своим поведением и желанием выделиться за счет других. Люсиль хоть и находилась подле, не привлекала к себе лишнего внимания, ведь там в тени сестры, ей было хорошо, тепло и уютно. И заметил принц как раз не ее, а невидимку Ноэль из-за очередной шутки Полин, когда та хотела вновь блеснуть своим чувством юмора в её сторону. И в этом была её роковая ошибка.
Рауль уехал, так и не дав точный ответ даже не по поводу женитьбы, а своих точных симпатий. Но вдохновленная неоспоримым успехом Полин,  в скором времени Филомена со своими подопечными отправилась в столицу. Как раз здесь появился надлом в отношениях Полин и Люсиль. Младшая сестра, наконец-то, вышла из тени старшей, и Полин это не понравилось.


Я очень жду свою сестричку, сильную духом, желающую быть взрослее, чем есть. Есть столько разных сюжетов, которые мы могли бы отыграть. Перед вами открыта любая дорога, ведь я не ставлю перед вами каких-то жестких рамок.
Вас так же, ожидает Ноэль Лавайе, думаю, что и у неё есть идеи на сюжеты. Приходите и одна точно не останетесь :3
Внешность мы можем обсудить, главное что бы была схожесть с Каей Скоделарио.

пост

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты...


Люсиль приехала в столицу с сестрами и Ноэль совсем недавно. И признаться честно, такой прекрасной осени,  Люсиль не видела нигде. Она в восхищении хватала воздух ртом, не смея произнести хоть одного слова, в отличие от Полин, которая кричала Филомене:
-О Богиня! Филомена, только взгляни на эти колонны, а эти большие цветные окна, посмотри какие платья у этих дам! Филомена, Филомена!!! Погляди только!!! И почему мы раньше не приезжали сюда? Почему ты раньше не отвезла нас в Туссен?
Полин не унималась, когда Люсиль смотрела на небо и видела в нем нечто, что отличалось от неба в Китери, она смотрела в глаза людям и в них тоже было что-то, что смогло тронуть младшую Карне до дрожи в коленках. Она сжимала в руках свою флейту, все время, пока они гуляли. Ноэль тоже молчала, восхищенно всматриваясь в окружение.
Может тогда Филомена была права? И мы с Ноэль, действительно, имеем нечто общее? Эта девушка не так плоха, по крайней мере она старается не раздражать своим присутствием. - Люсиль задумалась, не обратив внимание, что залюбовалась простотой и легкостью ширы Лавайе. Одернув себя, она мягко ей улыбнулась, но после, как ни в чем не бывало отвернулась в другую сторону.
Приезд Графини Лавайе и её подопечных праздновался при дворе. Прием оказался весьма широким и радушным, как показалось младшей Карне. Ноэль куда то пропала с утра, а потом появилась счастливая и сияющая. Никак иначе - виделась с принцем Раулем. И где же сам принц? Вот он. Говорит с Филоменой и Полин, а Люсиль переглянувшись с Ноэль тихонько подошла к ним. То сделала и Ноэль. В разговоры Люсиль вновь предпочитала не встревать, лишь поприветствовав принца, что стал ей хорошим другом. Она просто стояла рядом. То ли по воле случая, то ли велением судьбы, но Люсиль попросили сыграть. Она растерялась, взяла Полин за руку и согласилась. Такой шанс! Показать себя перед столькими людьми.
-Но у меня будет просьба. Пусть принесут мою виолончель. Я привыкла к своим инструментам и точно не ударю в грязь лицом.
-Люсиль, никто не будет ждать и бежать только по твоей прихоти. [float=right]http://s3.uploads.ru/t/Ff56v.gif
[/float]Это столица! Эти инструменты будут ничуть не хуже твоей старенькой виолы,
-проговорила Графиня Лавайе и не осталось ничего, кроме того, что Карне все же вышла перед народом, села на пуф, взяла смычок и заиграла.  Музыка, что рождалась под пальцами девушки, проникала глубоко в душу, запоминалась, а голос её трогала те самые струны души, до которых человек не дотянется своим трудом, однако искусству, то было по плечу.
После того, как Люсиль продемонстрировала свои таланты, на неё обратили внимание. Мимолетное знакомство с братом-близнецом Рауля, общение с графом Ромпье, столько внимания к своей персоне Люсиль не получала до сегодняшнего дня. Полин очень задело то, что сестра, которая предпочитала оставаться в тени, вышла на свет и в этот миг затмила её существо.

* * *

Сегодня Карне совсем не хотела сидеть, пусть и не в четырех стенах, но в помещении. Она будучи охваченной романтичным настроением, проследовала в сад, взяв с собой виолончель, и как она могла пойти одна? Потому первой мыслью стало, предложить прогулку сестре. 
-Полин, ты не хочешь погулять со мной? - но та отнекивалась, как только приходилось. -В последнее время у тебя находится очень много дел, но не прогулка со мной. Очень жаль...
Люсиль была расстроена такой холодностью со стороны горячо любимой сестры. По приезду в столицу, Полин все чаще держалась от Люсиль в стороне. Причину в самом деле, младшая Карне понимала, но то все еще продолжало её обижать.
Смирившись с тем, Люсиль надела теплую накидку, ведь на улице уже была поздняя осень, о чем говорил прохладный ветерок и буйство красок в саду. Клены стали пестрить оранжевым и красноватыми цветами, трава желтела, местами все еще оставаясь зеленой.
Люсиль была восхищена, она с замиранием сердца рассматривала все вокруг, медленно шагая по тропинкам в саду. Найдя, казалось бы, укромное местечко, Люсиль присела на лавочку, поставила виолу у своих ног, из складок платья она вынула смычок. Еще пару минут Карне наслаждалась одиночеством, свежим воздухом и прекрасной осенней порой.
Смычок так легко коснулся виолы и нежно дрожа струнами, инструмент запел. Люсиль прикрыла глаза и стала играть ту мелодию, что произвела фурор на приеме, в честь приезда Графини Лавайе и её подопечных. Играя эту мелодию, Карне воспроизводила мгновения, которые засели в её голове. Восхищение графа Ромпье, который не постеснявшись, выказал их самой Люсиль, вгоняя в смущение. Вот и принц Рауль, поздравляет подругу с первым выступлением при дворе, вот теплый и приветливый взгляд его брата- принца Дамьена, а вот Полин, которой очень не нравиться такая популярность сестры.
Люсиль понимала какая кошка пробежала между ней и сестрой. Они выросли. Полин много раньше, чем Люсиль, но когда-то это все равно случилось бы.

Отредактировано outlaw (2018-04-06 16:49:50)

0

11

неактуально

Прекрасная герцогиня Маго ждет не менее прекрасную падчерицу:

HERMINE BONNET - ЭРМИНА БОННЕ
В ПОИСКАХ ПРЕЛЕСТНОЙ ПАДЧЕРИЦЫ
http://s9.uploads.ru/xNHgU.gif http://sh.uploads.ru/fADEN.gif
fc: eleanor tomlinson (the white queen)

Планируемые отношения:
теплые взаимоотношения, обучалась у меня стихосложению; благодаря ей я стала её мачехой, а также я спасла девушку на ярмарке;

Возраст, дата рождения:
19-20 лет; весенняя пташка;

Титул, род деятельности:
шира Ландри, наследница герцога; фрейлина принцессы Колетт;

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Завяжи мне глаза белой шелковой лентой,
Возьми меня за руку и веди.
Вдоль мостов и каналов, сквозь поле с тюльпанами,
По воде, над водой - вверх к облакам.
Flёur - Баллада о белых крыльях и алых лепестках

Мечтательница, но в тоже время реалистка. Она надеется на лучшее, но готовится к худшему. Открывает дверцу к своему сердцу, но никого в него не впускает. Ширу Ландри опекала бабушка, которая много рассказывала сказок. Она их все помнит наизусть и пересказывала своему младшему братцу Эмильену, которого безумно любит (как утверждает). Он от второй жены отца, но это не останавливает Эрмину его опекать своей заботой. Что движет ей? Искренность или вина? Дело в том, что будучи юной и наивной, Мина подслушала разговор своей мачехи, которая собиралась бежать со своим любовником, когда отец верно служил своему королю в столице, занимаясь воспитанием принцев. Она недолго думая написала письмо герцогу, где в подробностях изложила все детали побега. Мачехи вскоре не стало. Эмильен тоже остался без матери как и сама Эрмина. Они вдвоем росли без материнской ласки, но брату юная особа старалась восполнить то, что сама забрала. Могла ли она загладить вину? Винит ли она себя в случившимся? Тайна, которую девица бережно хранит. Поступок был не преднамеренным и Эрмина не знает, что на самом деле стало с мачехой. Источники говорят, что женщину убил разбойник, которого позже казнили.
Эрмина прекрасно знает, какое влияние оказывает на отца. Она является его любимой дочерью. Герцог позаботился, чтобы Эрмина находилась ближе к нему, поэтому повзрослев девушка прибыла ко двору короля. Там она познакомилась с поэтессой, вздумав учиться у нее стихосложению. Все её желания исполнял отец, поэтому не запретил ей заниматься поэзией, благо сам являлся ценителем искусства. У неё вполне не плохо выходило и она привязалась к своей наставнице. Они проводили много времени вместе, поэтому не удивительно, что отправились на злосчастную ярмарку вдвоем. Мину обокрал негодяй, оставив истекать кровью. На самом деле царапина, но девушка потеряла сознание. На улице творился полный хаос, Маго её разыскала и спасла. Этот поступок не остался незамеченным, отец Эрмины принял решение взять в жены наставницу своей дочери. Именно Эрмина стала связующим звеном между герцогом и поэтессой, так у нее появилась вторая по счету мачеха. На данный момент они прекрасно ладят.


Девушка уже присутствовала на проекте. Завершенные отыгрыши с её участием:
Почитай мне свои сказки
Поговорим с душою перед отъездом
Ярмарка тщеславия
Могу вас заверить играть вам найдется с кем. На форуме присутствует множество родственников: Ромпье, Мерво. Все мы будем вам рады. Эрмина любимая дочь герцога, является завидной невестой с богатым приданным. Пока отец жив, вам и вашему жениху (если вдруг захотите выйти замуж), отрядим какое-нибудь графство в герцогстве Ландри. Потом посмотрим по обстоятельствам. На данный момент девушка не связана ни какими отношениями, поэтому все в ваших руках (простор для фантазии). Можете развивать любовную линию или попробовать ввязаться в дворцовые интриги вместе со мной. Стать верной соратницей принцессы Колетт. Будем злодеев, желающих отобрать трон у правящей семьи выводить на чистую воду. Хочется отметить, что Эрмина больше положительный персонаж, чем отрицательный (но можете попробовать меня переубедить). Светлый луч надежды в темном царстве.

еще один вариант внешности

http://s1.uploads.ru/pkNoL.jpg
Vanessa Kirby (Great Expectations)

пост из последнего

[indent] Карета может стать последним пристанищем, что они видят. Уверенность в безопасности таяла с каждой секундой. С каждым криком, визгом и лязганьем острой стали за пределами хрупких стен деревянного короба на колесах. Бездействие приведет к погибели. Ожидание закончится смертью. Самовнушение в полной безопасности начинало давать сбой. В карете они в ловушке. Герцогиня вновь взглянула на королеву, которая по всей видимости нашла для себя занятие - утешала свою фрейлину. Святое милосердие!
[indent] Вдруг карета пошатнулась, словно её собирались свалить на бок. Маго успела ухватиться за шторки, чтобы не потерять равновесие. Паника читалась в глазах присутствующих, наверное, в глазах рыжеволосой дивы тревога тоже отпечаталась, но она старалась бороться с неконтролируемыми чувствами. Нужно что-то делать. Немедленно! Послышался звук, напоминающий град льдинок въедающихся в черепицы крыш, но это был град стрел обрушившийся на королевскую карету. Анриетта встрепенулась, словно птица проснулась от долгого сна и осознала, что находится в золотой клетке. Поэтесса чуть раньше поняла, что они в ловушке. Они являются целью. Неужели бандиты задумали убить саму королеву? Карета монаршей особы у всех на виду и заметно отличается от прочих. На мгновение все затихло и это пугало. Некоторые стрелы долетели не растеряв огонь. Деревянная отделка кареты воспламенялась, но кажется стража пыталась потушить. Их выкуривают, но ради чего? Анриетта следовала логическому позыву, собираясь покинуть карету, но вдруг герцогиня остановила.
[indent] - Ваше Сиятельство, подождите! - женщина взметнула рукой чуть не задев аккуратного носика королевы, не давая открыть ей дверцу и выйти из ловушки, попавши в новую, - они ждут этого!
[indent] - Но что нам делать? - вмешалась фрейлина, округлив глаза, - мы сгорим здесь заживо или задохнемся!
[indent] - Я не знаю... но мы не должны поддаваться на эту уловку! - растерянно отозвалась рыжеволосая, соображая на ходу. Взгляд её уперся в благородный соболиный мех, украшавший плащ Анриетты. Расшитый узорами с гербами Мерво и Бонне, плащ заметно выделялся и подчеркивал величественность королевы. Она ехала на торжество, поэтому при ней были все атрибуты, символизирующие власть. При всем своем королевском параде, который четко давал понять, кто хозяйка южного государства. Маго внезапно пришла сумасшедшая идея, которую впору вписывать в её эпическую поэзию. Кажется что-то уже похожее уже даже проскальзывало в её поэме "О моя, Гертруда! О, баловница!", где принцесса переоделась в наряд крестьянки и одурачила пастуха ради шутки, после чего безнадежно в него влюбилась.
[indent] - Мы их одурачим! Помните как в моей поэме про Гертруду и пастуха?
[indent] Королева кивнула, но кажется совершенно не понимала к чему клонит Маго, зато фрейлина вновь встряла в разговор, у нее внезапно развязался язык, видимо на неё таким образом действовал страх. Чувствовалось, что девица жутко боится выходить прекрасно помня, что произошло с её подругой, но и сидеть в непрочных четырех стенах, которые в любую секунду обрушатся на их головы тоже не хотела.
[indent] - Предлагаете королеве стать крестьянкой? Где мы раздобудем такую одежду?
[indent] - Нет. Предлагаю стать мной. Мы подходим по комплекции. Проблема только в цвете волос, но мы накинем капюшоны.
[indent] Чистое безумие, но кажется Анриетта наконец сообразила, что предлагает поэтесса. Маго станет мишенью как только переступит порог кареты. "Вы не обязаны" собиралась сказать королева, но герцогиня уже все для себя решила. Женщины в спешке принялись обмениваться одеждой. Ла Дива сегодня не собиралась умирать, но если вдруг шальная стрела сразит её, она погибнет королевой, ставшей на один день и спасшей настоящую монаршую особу. Когда все было закончено, рыжеволосая глубоко вдохнула, накинув капюшон королевского плаща. Да, защитят нас Богини! Мой выход! Женщина потянулась к дверце, как вдруг её распахнул Алер. У Маго чуть сердце не остановилось от подобной резкости, она думала, что это бандиты до них добрались, расправившись со всей стражей и не дождавшиеся пока королева изволит выйти. У герцога мягко сказать был запыхавшийся вид, брызги чужой крови на одеянии, кажется он торопился, чтобы поспеть во время, осознав, что в деревне устроили представление, а основной целью являлась его правящая сестра.
[indent] - Вы целы? Что вы такое сделали? - он непонимающе смотрел на женщин.
[indent] - Нет времени объяснять, спасайте свою супругу! Увезите её отсюда! Обо мне позаботится стража! - решительным тоном заявила Маго, подтолкнув Анриетту под видом его жены к своему супругу. Она после объяснится, если доживет. Ла Дива никогда не оставляла надежду на удачный исход, поэтому сейчас надеялась, что разбойники не осмелятся близко подобраться к королеве и всего лишь хотели запугать. Что же, у них уже получилось, может хватит? Алеру пришлось сделать выбор и забрать королеву в одежде своей жены. Анриетта ведь его сестра, его кровь и важнее брачных уз. Символ власти, который должен находится в безопасности и ему ничего не должно угрожать. Пусть эти мрази подавятся, когда поймут, что их оставили в дураках! С этим лозунгом, Маго выпорхнула из кареты и стража сомкнулась в круг с криками "защищайте королеву!".
[indent] Вокруг творилось полное сумасшествие. Карета наконец повалилась набок и уже никто не пытался её тушить. Где-то впереди клубился дым, хлестали языки пламени. Все, что осталось от деревни. Разглядеть что-либо невозможно из-за стражников, прикрывающих собой женщину по их мнению королеву. Теперь фрейлина уже жалась к Маго, словно бедная зверушка, которая не понимала, что происходит, но надеялась, что лжекоролева укроет её собой. Откуда-то донесся гул "не трогать Ромпье!". А это что еще за новость? Непонятно кто являлся источником, то ли стража, то ли бандиты. Маго сейчас не придавала подобному значение, она сама с жадностью вцепилась в руку фрейлины, словно девица стала её опорой. Стража пыталась увести женщин подальше от леса, откуда летели стрелы и появлялись нападавшие, устроившие засаду.

Отредактировано outlaw (2018-03-23 13:22:27)

0

12

V I R I Z A N
R E A L M    O F     L E G E N D S
https://i.imgur.com/6tS4TP8.png
ни бог, ни дьявол не указ мне. своей дорогою пойду,
открыв глаза, очистив платье, ни в свет дорогой, ни во тьму.

◈ ◈ ◈
• Первая супруга почившего кинна, мать кинесвитов Ландуина и Фаро, получившая развод после того, как целитель подтвердил, что осложнения при последних родах свели её шансы забеременеть повторно к нулю;
• Будучи любимой дочерью влиятельного вассала и матерью потенциальных наследников престола, она осталась при киннском дворе, лишенная титула кинны, но фактически оставшаяся ею — по-настоящему величественная женщина, обаятельная и влиятельная;
• Желает посадить на трон второго сына, ради этого пойдет на любые ухищрения и непременно воспользуется возможностью устранить его соперников — детей правителя от последующих браков.
◈ ◈ ◈
ВИРИЗАН ЖЕЛАЕТ ВИДЕТЬ БЛИСТАТЕЛЬНУЮ

0

13

V I R I Z A N
R E A L M    O F     L E G E N D S
https://i.imgur.com/KIRjq6L.png
нечто темное спит во мне, нечто древнее, не святое.
тень, проникшая внутрь извне, прорастая, горит и стонет.

◈ ◈ ◈
ИДА ОЧЕНЬ ЖДЕТ ПРОКЛЯТОГО ДРУГА

0

14

V I R I Z A N
R E A L M    O F     L E G E N D S
https://i.imgur.com/TPj0ner.png
стая волков приснилась мне ночью, как я просил совета у них.
они сказали, что не будет проще,

«стой до конца и помни своих»
◈ ◈ ◈
ГЕЙСТ И ВЕСЬ ВИРИЗАН ОЧЕНЬ ЖДУТ ВОЛЧЬЮ СЕМЬЮ

0

15

V I R I Z A N
R E A L M    O F     L E G E N D S
https://i.imgur.com/7ZrHlAD.png
• фэнтези • средневековье • приключения • монархия  • магия •
о миреакция #1акция #2хотим видетьгостевая

0

16

Вигго в поиске цветка ненастья

GERTRAUDE WIEDERHOLD - ГЕРТРУДА ВИДЕРХОЛЬД
В ПОИСКАХ ЦВЕТКА НЕНАСТЬЯ
http://sg.uploads.ru/t/N7DGk.gif http://sd.uploads.ru/t/Y81Fa.png http://sd.uploads.ru/t/BortK.gif
fc: yuliya snigir

Планируемые отношения:
взаимное притяжение

Возраст, дата рождения:
26 лет [08.11.959]

Титул, род деятельности:
старшая дочь танна

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

http://sd.uploads.ru/t/eDX8H.gif
лютая зима холод в сердце поселила.
хладная пришла, ой, пришла да не спросила.
принесла печаль забрала все мои силы
белая зима.

Схоронив мужа и детей Герта возвратилась в почти опустевший родительский дом. Её сестры разлетелись кто куда, свили свои гнезда и счастливо живут в браке, баюкая румяных детей и милуясь с возлюбленными супругами. Принесли ли тебе покой родные земли, милая? Примирилось ли твое сердце с утратами в родных лесах Кроушора? Забрало ли море твои печали или лишь заглушило, но не уняло до конца боль? С каждым годом отца Герты все больше подводит здоровье, в непогоду и с наступлением холодов он почти не покидает усадьбы. Молодая женщина берет на себя все дела, просит матушку не беспокоиться о ней — ей не хочется быть приживалкой, она хочет помочь, она полна сил и к тому же у неё все равно столько времени, что его просто некуда девать. Пожилая дама провожает долгим взглядом самую старшую и самую печальную из своих дочерей.

Горе поросло в Герте ядовитыми побегами. Магия плескалась и пела в ней погребальным напевом. Магия шептала ей о смерти первого мужа, о мертворожденных сыновьях и детях, которых она положила в мерзлую землю рядом с их отцом. Магия ведала о том, что было и будет, но Герта загоняла все в глубь себя и не желала верить, что короткий век отведен её семейному счастью.

Второй муж придет к ней морем. Море его и заберет.

Все, кто знал о случившемся — жалели её, как принято жалеть юродивых и калек.

В её браке не было страстной любви, о которой воспевают песни, но было доверие и поддержка. Благодаря своему покойному супругу Герта смогла вырасти в хорошую хозяйку, внимательную и бережливую, разбирающейся в делах и не брезгующей заниматься тем, что не пристало высокородной даме. Благодаря своему покойному супругу Герта смогла привести в порядок свои родные земли, которые начали медленно запустевать и приходить в упадок с момента как погиб брат и единственный наследник, а отца начал одолевать недуг. Её все ещё жалели, но теперь с восхищением смотрели на плоды трудов. Процветание Кроушора поддерживало теплящуюся в Герте жизнь, не давая ей рухнуть в чернильный омут горя и магии.


Нам с сестрой хочется видеть Юлию именно в Скайхайе [внешность смене не подлежит, по сути из-за неё начал создаваться образ и вокруг неё строиться заявка; я готов вам помогать с графикой, после выхода Кровавой Барыни у меня в закромах скопилось изрядное количество гифов]. Я очень неторопливый игрок, не привык гнаться за скоростью и пинать своих соигроков. Прошу это учитывать, дабы избежать возможного недопонимания. Неспешность в игре стараюсь искупать поддерживая постоянный-живый диалог с соигроком, делясь с ним идеями и мыслями для дальнейшей совместной игры, вдохновением (музыкой, разными картинками-гифками, зарисовками, стихами). Посты в 4-7к считаю самыми оптимальными и комфортными для игры.
По прописанному сюжету Вигго с Гертой виделись уже как минимум дважды. Несколько лет тому назад (сцена мелькает в представленном ниже посте) и вот буквально в конце прошедшей зимы. Они оба с израненными сердцами. Оба опаленные и вряд ли смогут полюбить кого-то вновь очень быстро. Герта вызывает у Вигго восхищение, ведь она такая невероятно сильная. Всевыносящая. На первых порах они сойдутся скорее из-за общих тем в разговорах. Мне очень легко представить их беседующих о том, как идет строительство кораблей и продвигается торговля в Кроушоре, о том, какие решения принимает новый кинн. Эта чудесная атмосфера простого северного быта чтоб не киннский двор, не пышный шумный Дальмас, а знакомые хлопоты, древесина и вереск [q] Вилла

я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
у всех золотых знамен, у всех мечей

<...>
я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,
ты не будешь
ничей жених, я — ничьей женой

пост

|Life is either a daring adventure or nothing at all.

Впервые, аж с осени ушедшего и развеяного по ветру года, Вигго смог выйти под парусом в море. Практически всю весну и лето он пробыл дома, зализывая раны, нанесенные танновским сыном. Внуку корабельщика потребовалось время дабы окрепнуть, последствия же полуголодной зимы поспособствовали тому, что исцеление затянулось на долгие недели, выжимая из тела все соки. Два сезона уже не мальчик, но еще не мужчина безвылазно провел на суше и ходил как в воду опущенный, тихий-поникший, непривычно отчужденный и молчаливый. Но он не роптал, не выплескивал точно грязную воду всю застоялую силу и накопившиеся эмоции, делал что было по силам в доме, помогал Эйрику и провожал сестру в плаванье. Он со смиренностью узника, отбывающего наказание, занимался домашним трудом, ездил на чахлой кобыле в город и там брался за разные поручения. Он достаточно провалялся в постели с рассеченной спиной и теперь хотел все нагнать, отработать. За проведенные на берегу луны Вигго оброс знакомыми и связями, которым раньше не придал бы даже значения, да и своего внимания. Его мир постепенно расширялся и приобретал все новые краски. Он теперь хорошо знал булочника и его семью, многих торговцев, самого умелого сапожника в Рейвенвуде, а еще довольно часто стал выполнять поручения одного купца и даже сдружился с его младшей дочерью, носящей нежное цветочное имя Примроуз.

Всю свою жизнь Вигго ощущал себя частью толпы, но после того как оказался прикован к суше, без возможности еще какое-то время выйти в море, он осознал до чего мало было людей, которых он в силах окликнуть по имени и назвать своими. Хватило бы пальцев чтобы их перечислить. Возможно даже пальцев одной руки. Случившееся несчастье в какой-то мере преподнесло ему дар, сняло шоры и дало взглянуть на мир, охватить его взглядом, а не один лишь полюбившийся кусочек связанный с морем и работой на кораблях. Теперь Вигго ходил по Рейвенвуду, здоровался с людьми и узнавал их. Толпа перестала быть безликой и серой. Она приобрела, как и весь мир, цвета, обзавелась именами, человеческими жизнями. Но наконец-то возвратиться в море было хорошо и верно. Это точно поставить на место недостающую деталь в картине и получить самый желанный подарок.

Вновь оказавшись на палубе Вигго было все равно какую работу ему поручат — главное двигаться вперед и жадно глотать соленый воздух, остальное не столь существенно. Плавания позволяли ему открывать все новые и новые чудеса мира, не останавливаться на полученном. Узнавать то, что для простого мальчишки из небольшой деревни оставалось бы недостижимым. За осень и лето ему перестало хватать доступных источников новых знаний и историй, ими для Вигго были моряки да сестра, иногда приезжие купцы. Вырваться в Кроушор вместе с Виллой было счастьем. Дороги еще не заносили его в этот эрлинг, но зато он очень хорошо знал главную легенду здешних мест и о ней прожужжал все уши сестре.

«Звездный лес! Ты только вообрази себе, Вилла! Звездный лес!»

Люди верили, что именно здесь когда-то давно упал осколок неба. Звездный камень, который отныне лежит где-то на дне полноводного ручья в сердце густого леса, населенного дивными единорогами. Говорят, выпьешь воды — исцелишься от любого недуга. Говорят, отыщешь целебные травы — они будут сильнее всех, что можно добыть в рощах да на лугах, вырастить в своих садах. Говорят, маги приходят сюда набраться сил, а просто люд — тишины и умиротворения. Вигго уже пятнадцать, — в его возрасте многие обзаводятся сердечными подругами, а иногда и семьями, — но в нем еще чувствуются отголоски восторженного ребенка, который тянется к чуду. Он сбегает на причал быстрее сестры, поторапливает её и едва ли не приплясывает от предвкушения. Столько всего нужно успеть.

Они пользуются предоставленной капитаном возможностью и уходят исследовать рынок, пока добрая часть команды веселится в таверне. Брат с сестрой снуют между торговыми лавками, заглядывают в закутки разными диковинными вещицами. Вигго на несколько мгновений теряет Виллу из виду, отвлекается на какую-то возню в закоулке и не глядя с размаху налетает на кого-то.

[float=left]http://sg.uploads.ru/t/bDLXP.gif http://s9.uploads.ru/t/lwMae.gif[/float] Мужчина и женщина. По ним сразу видно, что они из благородных. Голубых кровей. Они оба молоды и необычайно красивы. Только мужчина отчего-то очень бледен, прозрачен как осенний лист на свету. Вигго при взгляде на него вспоминает балладу о человеческом лорде, которого полюбила королева фэйри и увела в свой мир. Незнакомец был таким же — нездешним, белокурым, изящным, хрупким как весенний наст и сын Мерры в тот миг почему-то как никогда остро осознает, что ему не стать столь же красивым даже окончательно повзрослев и возмужав. Он останется простым трудягой из рыбацкой деревни, моряком с обветренным лицом и огрубевшими от тяжелой работы руками. Его молодость угаснет, не успев толком вспыхнуть, а вместе с ней и крохи приятности, которые достались от по-северному красивой матери. Вигго отводит взгляд и неожиданно ловит ободряющую улыбку молодой женщины. Спутница светловолосого лорда на целую голову ниже него — кровь с молоком, крепкая, цветущая, со светлыми глазами чей оттенок умело подчеркивают синие бусы и лазурные ленты в густых косах. Юноша вздрагивает, прогоняет окутавшее его наваждение, неуклюже кланяется и пробурчав извинения, спешно уходит с дороги прекрасной пары, широким шагом направляясь за сестрой, которая все это время была неподалеку и говорила о чем-то с птичницей. Вигго на ходу оборачивается, чтобы посмотреть вслед мужчине и женщине. Они рука об руку неспешно идут вдоль торговой улицы и вероятно уже позабыли о досадном происшествии.

Вилла! Ну пошли уже!..

Ему хочется поскорее двинуться вперед. Поглядеть, что ещё вобрал в себя Трамур и позабыть о красивой паре, чей образ почему-то царапнул его терновыми шипами незнакомого чувства и засел где-то в темном углу его души. Досадливый голос Виллы заставляет Вигго фыркнуть и проказливо сверкнуть темными глазами. Ему не хватало прогулок вместе с ней, разговоров обо всем и ни о чем, ощущению покоя и счастья. Ему просто по-человечески  х о р о ш о  рядом с сестрой. Она может сколько угодно ворчать на него, даже сердиться, ругаться, ударять вполсилы кулаком в грудь — он будет лишь смеяться, шутить и тянуться обнять её, сомкнуть руки за её спиной в замок.

Она бросается на его защиту, когда какой-то дворянин решает, что они преграждают ему путь. При виде кнута у Вигго начинает нестерпимо жечь отметины на спине. Хотя, казалось бы, они зажили, превратились в белесую вязь шрамом. Юноша ругается, недобро провожает взглядом всадника и помогает сестре стряхнуть грязь. Но даже подобное столкновение не омрачает настроения темноволосых отпрысков Мерры и Алдис. В юности очень легко все пережить и преодолеть, сбросить с себя старую шкуру и пойти дальше, не оглядываясь на постигшие беды.

Они торопливо идут на площадь и понимают, что все уже расходятся. Чувство огорчения вяжет Вигго рот точно яблочко-дичка. Он насуплено вздыхает, со стороны выглядит нахохлившимся на морозе воробьем, выдыхает и оборачивается к сестре. Пойдем тогда что ли? Сын моря не успевает озвучить мысль, ибо перед ними будто из ниоткуда возникает молодая женщина. Даже в лучах холодного северного солнца волосы незнакомки отливают осенней позолотой. Вигго почему-то всегда проникался подсознательной симпатией к тем, кого поцеловало пламя. Даже если такие люди оказывались сущими проходимцами.

Мы хотели послушать Сказочницу, госпожа, но видимо опоздали.

Отредактировано outlaw (2018-03-19 11:43:21)

0

17

Прекрасная королева-мать очень ждет воспоминание:

DAEGHELM - ДЕГХЕЛЬМ
В ПОИСКАХ ВОСПОМИНАНИЯ
https://i.imgur.com/pcRunoG.gif
fc: aidan turner

Планируемые отношения:
знакомство, которое не отпускает уже много лет

Возраст, дата рождения:
около 35 — 36 лет,
~ 950 — 949 год

Титул, род деятельности:
моряк/капитан скайхайского
торгового судна (?)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."


Родилось рано наше поколение, чужда чужбина нам и скучен дом,
Расформированное поколение,
мы в одиночку к истине бредем.

  Он вырос на берегу моря в вечном ожидании корабля, на котором вернется его отец-скайхаец из дальних земель. Его мать-дальмаска по вечерам любила рассказывать невероятные истории, зарываясь пальцами в черные кудри своего сына, положившего голову к ней на колени. Ее слова зародили в сердце мальчика жажду приключений и стремление увидеть свет за пределами Донерина, которые не пройдут еще долгие-долгие годы. Каждый раз по возвращении главы дома жизнь Дегхельма приобретала яркие краски, становилась суматошней и волнительней. Когда же приходило время провожать его в очередное плаванье, отец обещал взять сына с собой как только он чуть-чуть подрастет, но мальчишка рос быстрей, чем моряк выполнял свои обещания.

Я путь ищу, как воин и мужчина, но буду честен, есть еще причина...
Меня по свету гонит страшный бред, душой я болен с отроческих лет,
Когда на мне остановился взгляд Казанской Божьей Матери!

Увидел в Ней не Вседержительницу Деву, а женщину с вишневыми глазами.
Хотелось защитить ее, спасти. Мне не помог ни врач, ни богослов,
Я посягнул на Божию любовь.

  Впервые он увидел ее в храме Богини-Дарительницы, куда сопровождал мать. Глаза ее были серыми, как море в шторм. Светловолосая девчонка забыла о своей молитве, уставившись в его лицо в упор, словно впервые в жизни видела сына моряка. Через пару мгновений ее увели, и забылась бы эта история, если бы не новая встреча в скором времени. Она появилась на берегу из ниоткуда. Просто ветер раздул парусом подол светлого платья, а звонкий девичий голос попросил показать ей свой улов. Дегхельм с воодушевлением пересказывал ей истории своего отца, поощряемый искренним восторгом слушательницы. Перед уходом она попросила взять ее с собой в море, когда мальчик отправится в очередной раз рыбачить. И он легко дал это простое обещание. Когда же пришло время, сероглазая не появилась.
«Ты обиделся?» - спрашивает светловолосая, спустя несколько недель появляясь на том же месте. Он и правда обиделся, ведь с детства приучен сдерживать обещания, чего нельзя сказать об этой белолицей девчушке. Но на нее нельзя долго сердиться. Она смеется и зовет за собой на ярмарку или исследовать морское побережье в часы отлива.
Впервые отец взял его с собой в четырнадцать лет, наконец-то поддавшись на горячие уговоры. Новая жизнь под порывами ветра и соленными брызгами казалась самым настоящим приключением. И не было больше желания возвращаться к прежней жизни простого рыбака, знакомого лишь с кромкой моря. Впрочем, если судьба нам дает что-то, то и требует что-то взамен. Через год  светловолосое виденье бесследно исчезнет из его жизни. Ее просто нет в условленном месте в условленное время. Ни через день, ни через два она не объявится и не позовет за собой. Обида выдумает предательство, которое на протяжении следующих лет Дегхельм считал оправданием этой пропажи. Родной берег стал не так интересен, как прежде. Все больше времени он стал проводить в море, обучаясь у отца корабельному делу.

Знал многих женщин. Схоронил жену.
Но всюду чуял тайный взгляд вишневый...

(с) мюзикл «юнона и авось» – ария резанова

Он встретил ее снова там же – в храме Богини-Дарительницы. Ее взгляд был все так же притягателен, а сама она стала благочестивой леди в окружении множества служанок, совсем не похожей на ту восторженную девчушку, помогающую распутывать рыболовные сети. Назавтра же она сама объявилась на пороге его дома в светлом пузырящемся от ветра платье, окруженная орелом светлых волос, и кротко спросила «Дегхельм, ты обиделся?» Но на нее нельзя долго сердиться...
https://i.imgur.com/7DXF3WU.gif https://i.imgur.com/GFyEYDx.gif


  В заявке я сделала больший уклон на отношения Дегхельма и Шарлин, а не на его биографию, так как хочу предоставить Вам полет фантазии. Собственно, несколько точных фактов: родился в Донерине в семье скайхайского моряка и его жены, привезенной из Дальмаса; воспитывался матерью, но в отце видел свой идеал; до четырнадцати лет мальчик помогал матери, рыбачил, после - поступил на торговое судно к отцу. Что с родителями на данный момент и есть ли братья/сестры/жена - Вам решать. При встрече с Дегхельмом Шарлин представилась не своим именем, назвав себя дочерью танна (во избежание раболепства),  поэтому о ее статусе он узнал намного позже. Кочевой образ жизни позволит затронуть не только Скайхай, но и Дальмас, и острова, где может произойти много-много всего!
Готова к обсуждениям и помощи с биографией, Вы только забирайте его в свои заботливые руки и приходите :З

пост

  Как часто мы возвращаемся туда, где когда-то были счастливы. Желание заново пережить схожие ощущения заставляет нас посещать эти места снова и снова, чтобы отыскать в мельчайших деталях отзвуки нашего прошлого. Для молодой кинны таковым убежищем является родной Донерин. Этот край, с одной стороны опаленный дыханием Долины жнецов и теснимый своенравным морем с другой, навсегда поселился в сердце Шарлин. Леса и поля, окружающие Перегрин, кажутся ей не такими просторными и бесконечными, как водная гладь, ускользающая из-под неровного скалистого берега и стремящаяся к идеальной линии горизонта. Зима в Фарвайне глуха и однообразна, она не идет ни в какое сравнение с силкхорноской – овеянной сезонными штормами, неспокойной, разъяренной. Белокаменные стены Замка надежны, но слишком толсты, чтобы через них проникали отзвуки внешней жизни; другое дело в Донерине, где воздух наполнен гомоном морских птиц и шумом накатывающих на берег волн. Изголодавшаяся по родным местам, уставшая за год от материнских страхов и волнений, супруга Линда Голдвина выпрашивает для себя эту желанную поездку и получает согласие. Сборы начались в тот же день и проходили спешно – слишком уж ей хотелось вырваться из опостылевших стен и оказаться в объятиях любящих родителей. Помимо годовалого Лисандра (разлука с сыном казалась невыносимой и кощунственной) в путешествие с кинной отправились и дети ее предшественницы, покойной леди Лорейн. Шарлин стремилась показать им настоящий Донерин, не ограничиваясь одними только рассказами. Ей хотелось, чтобы они полюбили его так же, как и она сама. Не имея ничего, кроме этого места, она делилась самым дорогим.

Здесь поет сердце. Оно переполнено восторгом, когда порыв соленного ветра треплет светлые волосы и подол платья. Задыхаясь, хочется смеяться так же громко и искренне, как делает это маленький Лис на руках у своей бабушки, леди Дейдре. Кинна вспоминает свое детство и не может поверить, что когда-то была так безответственна, что сбегала из дома и вместе с сестрой бесстрашно исследовала окрестности. Представив, что через каких-то десять лет ее сын вырастет и так же будет ускальзывать из-под ее надзора, молодая мать ужаснулась и стала еще более ласковой с собственной родительницей. Познав определенный опыт материнства и супружества, две женщины пытались поделиться друг с другом своими мыслями, рассказать о том, что было пропущено, вспомнить минувшее. Пребывание в отчем доме и теплое сентябрьское солнце вернули Шарлин ее улыбку. Она все чаще стала находиться в прекрасном расположении духа и смеяться, пренебрегая положенной ее высокому статусу сдержанностью.

Проснувшись слишком рано, леди Силкхорн не спешила выбираться из теплой постели. Она лишь вспорхнула на мгновенье, чтобы открыть окно и впустить внутрь свежего воздуха, а потом обратно нырнула под одеяло, прикрыв босые ноги. Деловито убрав за ухо прядь распущенных волос, кинна высыпала на постель из небольшой резной шкатулки несколько необычных ракушек, кривую жемчужину, пуговицу и прочие сомнительные предметы, которые вовсе не должны храниться в женских шкатулках. Все это – воспоминания: жемчужину выловила Рагна в тринадцать лет и подарила ее младшей сестре; ракушки были найдены на берегу и казались настолько красивыми, что рука не поднялась выкинуть их обратно в море; пуговицу малышка Шери приметила на новеньком отцовском мундире и захотела себе такую же, позже умудрившись срезать ее в тайне ото всех – это событие казалось маленькой сороке самым настоящим грехом и еще долго терзало ее совесть! Перебирая пальцами предметы перед собой, кинна улыбалась вслед своим мыслям. Так спокойно и мирно на душе не было уже давно. Да и не чувствовала она себя сейчас супругой правителя скайхайских земель, а простой семнадцатилетней растрепанной девчонкой, разрумянившейся со сна и мечтающей о чем-то приятном.
Со стороны открытого окна донеслись обрывки чьих-то голосов – вестник пробуждающегося после ночи Донерина. Откинув край одеяла, Шарлин касается ногами пола и ощущает прохладный поток сквозняка. Оправляя ночную рубаху, молодая женщина подходит к открытому окну, с любопытством рассматривает открывающийся вид. Сердце заходится радостью и девичьим непокорством. Захотелось оказаться там, внизу, где снуют люди-муравьи, голосят торговки, расхваливая свой товар, играют дворовые дети, вышагивают бравые дальмаские моряки с темными глазами. Еще мгновенье и леди Силкхорн бросилась в сторону дверей, звонким голосом зовя прислугу и требуя одеваться. Но не в шелка и бархат, а в простое холщевое платье, которое велела отыскать тотчас.  Спустя полчаса светлейшая кинна в одежде не со своего плеча практически походила на простолюдинку. Выдавали ее только белые руки, не знавшие труда, да точеные черты лица, свойственные благородному сословию. Исполнительная дворня послушно осталась в покоях, когда светловолосая госпожа исчезла из замка. Вот так, пренебрегая своими же собственными обещаниями, Шарлин в очередной раз сбежала ото всех, отправившись на шумные донеринские улицы инкогнито.

Глаза разбегаются от обилия мягчайших дальмаских тканей, которые ласкают нежную кожу, стоит только коснуться их рукой. В окружении таких же падких на красоту женщин Шарлин надолго задержалась у ткацких прилавков, присматривая материал на обновки. Дальше людской поток унес ее в сторону, к небольшой площади, где выступали бродячие артисты. Молодая леди попыталась увидеть представление, привставая на носочки и выглядывая из-за чужих голов. Не добившись успеха, она беспечно отвернулась и отправилась дальше. У лавки с плетенными клетками, в которых беспокойно щебетали маленькие пташки, Шарлин натолкнулась на гадалку. Скользнув беглым взглядом по женщине в ярком тряпье, кинна отвернулась. Та же воспользовалась моментом и крепко вцепилась в белую ручку:
- Все расскажу, красавица! Что было, что будет… - Женщина настойчиво перевернула ладонь и начала всматриваться в переплетение линий. – Первой слывешь среди всех… Вокруг крутятся многие, а в сердце один был и останется. И ты у него, так-то.
Светловолосая леди удивленно поднимает взгляд на вещунью, повинуясь извечной женской падкостью на такого рода предсказания.
- Говори, - вся базарная суета в тот же миг потеряла значимость, остались только черные глаза уроженки южных стран и ее вкрадчивый сладкий голос.

0

18

Арман ждет будущую супругу:

ELOISE IVES - ЭЛОИЗА ИВЕС
В ПОИСКАХ [НЕВЕСТЫ]
http://78.media.tumblr.com/bc4e49b087e41a9358772cec3f417e39/tumblr_p1fnv8Ohwr1rcn1qfo6_400.gif http://78.media.tumblr.com/f6e1c8e7a0d5c0ea824a04729256d037/tumblr_p1fnv8Ohwr1rcn1qfo7_400.gif
fc: Emma Watson

Планируемые отношения:
предложение буду делать брачное
(дальше помолвка, свадьба, дети и так далее)

Возраст, дата рождения:
17 лет, родилась в 968 году, 18 еще не исполнилось

Титул, род деятельности:
шира
воспитанница королевы Анриетты, фрейлина и подруга принцессы Эстель

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Gentle Mother, strength of women,
Help our daughters through this fray.
Soothe the wrath and tame the fury,
Teach us all a kinder way.

Когда стало известно, что у отрекшейся от престола принцессы Розали и ее благородного супруга родилась дочь, Стефан Ромпье потирал руки от счастья: какой выгодный союз можно заключить, породнившись с Ивесами. Да и Бертран, кажется, был не прочь, чтобы их дети сделались друзьями. Вот только единственный сын Стефана, на которого возлагались огромные надежды путал родителю все карты: Арман, которому шел восьмой год, был в ужасе от перспективы искать общий язык с трехлетней девочкой и никак не мог понять, зачем отцу все это нужно. После кораблекрушения, унесшего жизни графа Бертрана и его любимой Розали, советницы короля Бастиана, былые намерения Стефан позабыл и более сына не трогал. Впрочем, со временем, когда Элоиза стала чуть старше, она и сама не рвалась искать дружбы дешира Эрвье. Он считал ее непоседой, она его - зашуганным, и оба были друг от друга не в восторге.

Лишившаяся родителей Элоиза искала всевозможные способы узнать о них больше, жадно собирала чужие воспоминания об отце и матери, точно птица - крохи хлеба, но ей всегда было мало. Она приходила в восторг, слыша о мудрости матери, любимой народом и родными, стремилась посетить все те места, где Розали любила проводить время. Старший брат Ришар, с которым она была особенно близка, несмотря на разницу в возрасте, старался рассказывать сестре как можно больше о родителях, король Бастиан и королева Анриетта были к ней добры, а многочисленные кузены и кузины никогда не давали скучать, так что Элоиза не испытывала недостатка в любви и общении, однако не забывала о своей утрате, втайне завидуя ближайшей подруге - беззаботной Эстель, еще не узнавшей жестокости этого мира.

Шло время, и характер ширы Ивес под влиянием учителей и наставников постепенно менялся. Ныне Элоиза куда тверже стоит на ногах, нежели ее закадычная товарка - принцесса Эстель. Она рассудительна, тактична, сметлива, тщательно взвешивает свои слова. Все это добавляет ей сходства с покойной матерью, и, когда ее сравнивают с принцессой Розали, Элоиза едва может удержаться от довольной улыбки. Перемены в ней не остаются незамеченными, и вот уже, встретив взгляд графа Эрвье, неожиданно пристальный и долгий, она отворачивается, скрывая румянец на щеках. Вынужденная видеться с Арманом достаточно часто, Элоиза сама не замечает, что детская враждебность между ними растворяется предрассветной дымкой. Но если природа этих чувств пока еще неоднозначна, то в отношениях с близкими родственниками все куда проще.

Она питает сильную привязанность к брату и ужасно боится его потерять, так как больше всего на свете не желает Элоиза однажды остаться в пугающем одиночестве. Начитанная, увлекающаяся, рьяно интересующаяся науками, она неизменно сопровождает Эстель, является ее конфиданткой и участницей любых затей юной принцессы. Она не рвется к власти, амбициозность ей не присуща, честолюбие точно так же обходит девушку стороной. К замужеству относится, как к неизбежности, и мечтает скорее не о прекрасном юноше на белоснежном коне, который увезет ее в закат, а о человеке, способном сделать ее счастливой. А уж будет он пригож или нет — не так важно. Брак ее родителей, полный любви и взаимного уважения, в котором муж и жена были двумя половинами единого целого, — пример для нее, и свой она видит таким же.

События в Дальмасе не обходят стороной и размеренную жизнь Элоизы. Когда королева тяжело заболевает, а король удаляется в паломничество, шира Ивес твердо решает во всем поддерживать семью Мерво, переживающую не лучшие времена. Если у нее есть возможность хотя бы как-то помочь людям, вырастившим ее, людям, которые ей дороги, она сделает все для того, чтобы вновь видеть на их лицах улыбки.


Прилагаю дополнительно акцию на королевскую семью Дальмаса, где упоминается Элоиза, и  заявку от принца Рауля Мерво. Элоиза - не последняя персона при дворе, так что с ее историей и характером, полагаю, игру найти труда не составит. Игрок я не самый торопливый, но стараюсь отвечать по мере возможности. С удовольствием сыграю как эпизоды из детства, когда Арман и Элоиза взаимно друг друга не переваривали, так и истории из настоящего, чтобы плавно подвести к тому, что наши герои в конечном итоге посмотрят друг на друга иначе и сойдутся. Как мне кажется, оба они хотят одного и того же — семьи. Элоиза тоскует по погибшим родителям, а Арман - по расставшейся с жизнью невесте. Им не возвратиться в безмятежное прошлое, оно навсегда осталось позади, но у них есть возможность сделать счастливым будущее. Их общее будущее.
Связаться со мной можно через гостевую и лс.

для вдохновения

Когда дела наперекосяк, я в них добавляю мед, - ведь с ним, мне кажется, все-превсе гораздо лучше идет! Медовый рогалик вдвойне вкусней, чай - мед и липовый цвет; медовые песенки по весне согреют, как мягкий плед. И мед, добавленный в злую грусть, растопит ее, как лед. Поверьте, я знаю, когда берусь, зачем добавляю мед.

Но есть в жизни избранные места, что редко, а все ж гнетут: возлюбленный мой - серебро и сталь, какая уж сладость тут! Прозрачность снегов и текучесть рек, прохлада туманов, соль, и песня метельная в январе, и звездное колесо. Медовые песни не для него, рогалики он не ест. Зато он умеет ступать легко и слушать людей и лес. И там, где я щедро свой мед налью, он будет лить серебро, и крепко сжимает ладонь мою. Я глажу его крыло.

Ну ладно, решаем мы с ним вдвоем, а я не люблю вино - так что ж нам теперь, стоять на своем, другого и не дано? Возлюбленный знает так много слов, смеется: ах, компромисс! А я ему говорю: любовь, - и он добавляет: жизнь.

И вот мы сидим на диване с ним, и рядом пятнистый кот, и в тонком бокале искрятся дни, расплавленные легко. В окошко наше глядит луна, медовая, как горшок. История не завершена, но все идет хорошо.

пост

Маскарады. Арман побывал на стольких, что, кажется, и вовсе потерял им счет. Он давно уже не томился в предвкушении чего-то невероятного и к выбору костюма не относился с тем же трепетом, с коим носился с этим занятием, будучи пятнадцатилетним. Нынешнее торжество, правда, отличается от многих прочих: на нем будут присутствовать особые гости, не так давно прибывшие в Дальмас. В том числе и кинесвит Лисандр Голдвин, которого Арман надеется вновь увидеть. Переписка перепиской, но она не может быть и вполовину так же ценна, как личная встреча. Несколько лет назад Лисандр показал ему красоту Скайхая, теперь же граф Эрвье надеется, что у него будет шанс отплатить кинесвиту сторицей. После всего, что с ним случилось, его дорогой скайхайский родственник просто жизненно нуждался в порции хороших впечатлений.

Манон, наряженная лесной ведьмой, берет графа под руку и увлекает за собой. Арман с нескрываемым интересом рассматривает ее платье и не без удовольствия отмечает, что цветы самых нежных оттенков, украшающие верхнюю пышную юбку, изображавшую идиллическую лужайку, выполнены из бессонского шелка. Того, что мягче воды и легче воздуха, исключительного в своем роде материала. Кружева же, морской пеной обрамляющие низкий вырез, кажется, ирадийской работы. Арману не случалось прежде видеть узора столь сложного, и говорить ему сейчас хочется не о многочисленных гостях и уж тем более не о северянах. Манон восхищается его костюмом — темно-синий бархат, россыпи жемчужин, которыми расшит камзол, напоминают звезды на ночном небе. Полумаска на длинной ручке переливается серебром.

Арман, вы здесь! — обрадованно восклицает холеная вальвассора Элоди Ларме. Сумевшая вмиг подмять слабохарактерного мужа, она уверенно управляет его делами, а тот нарадоваться не может на предприимчивую супругу. Едва лоб не разбивает, молясь Дарительнице. Вальвассора надеется выспросить подробности о скайхайцах. Всем известно: граф Эрвье дружен с одним из северных принцев — кинесвитов, до чего непростое слово — и даже гостил несколько месяцев в этом холодном краю. Уж ему-то должно быть известно поболее прочих о гостях. Пока же девицы, окружившие Элоди Ларме, говорят о Голдвинах, чрезвычайно плодовитом роде. Старый кинн, де, никак не мог остановиться. Одну жену бросил (слыхано ли дело?!), вторую уморил, а третья его пережила по какому-то чудесному стечению обстоятельств. Но кинн почил, и дамы переходят на тему куда более пикантную — таинственные дети одного из братьев кинна, рожденные от простолюдинки.

... да-да, представь себе, от морячки. Так романтично!
А еще упрекают южан в неразборчивости. Нет, это, право, забавно.
Неужели им удалось так быстро обтесать деревенщину?
Всего несколько месяцев прошло, да нет же... Можете представить, какое это будет зрелище во время трапезы.

Хочу выписать из Скайхая учителя моему Андре — ему идет двенадцатый год, если помнишь. Мой дорогой, а ведь он до сих пор едва читает, а его каракули не разберут и лучшие ученые мужи Дальмаса. Если на севере учителя столь феноменальны, мой брат к концу года станет умнее дешира Ивеса... — смеется Манон, прикрывая рот затянутой в перчатку ладонью. Для них всех появление Голдвинов и их многочисленной родни, возникающей словно бы из ниоткуда, не более, чем очередная забава. Очень немногие видят в их визите на бал нечто более существенное.

И зря, надо сказать, не видят. Но что взять с легкомысленных шир и вторящих им деширов? В конце концов, если бы все здесь были серьезны и насупленно хмурили брови, той атмосферы безудержного веселья и вовсе не было бы, рассеялась бы утренней дымкой.

Подошедший стражник, к сожалению, разлучает их с Манон раньше времени, сообщая, что графиня Ромпье уже ждет его и сестру. Оставляя подругу в одиночестве, Арман не сомневается, что Манон не заскучает: уж кто-кто, а она всегда себя развлечет.

Я боюсь, если и отыщется, то не сегодня и не здесь, — признается Арман графине. Действительно, он в последнюю очередь думал о том, чтобы найти тут будущую супругу. Ему было не до того.

Матушка. Как всегда безупречна, как всегда обаятельна и держится так, будто и не было событий той ужасной зимы. Арман невольно ловит себя на мысли, что завидует таланту забывать дурное. Он не способен так просто распрощаться с воспоминаниями, вызывающими оторопь, заставляющими просыпаться посреди ночи и прижимать ладонь к неистово бьющемуся сердцу. Повстречав Северину у лестницы, Арман подает ей руку. Вместе они составляют красивую пару — темные волосы, кожа белее мрамора. Те юноша и девушка, новые лица в плеяде Голдвинов, тоже брат и сестра. Он сразу замечает их позади кинны, красивой и величавой женщины. Мягкость чeрт исключительно удачно сочетается с горделивой статью. Он видел ее несколько лет назад, и время словно не было властно над нею.

Подумать только, консервативный Скайхай, славившийся своими дремучими традициями, которые, по мнению Армана, только мешают развитию, прислал женщину в качестве главы дипломатической миссии. Да, она — вдова почившего кинна. Да, она — мать двоих кинесвитов, но Ромпье помнит, что Лисандр не сильно рвался на трон, а его сестра и вовсе исчезла, и вестей о ней не было. Арману удалось повстречаться с Эмберлин Голдвин, поговорить с ней, пускай и недолго. Она произвела на него весьма приятное впечатление своей живостью и искренностью. Но бросить мать одну и сбежать? Должно быть, ее положение и впрямь было незавидным, если она пошла на столь решительные меры. Могло ли произойти нечто подобное в семье Мерво, где детям никогда не мешали поступать своей судьбой так, как вздумается? Вряд ли.

Ваше Величество, для нас честь — приветствовать вас и ваших спутников в Дальмасе, — повторяет Арман вслед за матерью, учтиво склоняя голову перед Шарлин Голдвин. Он пребывает в некоторой растерянности, не найдя среди присутствующих Лисандра. Он опускает свою маску и вдруг сталкивается взглядом с незнакомцем, замершим подле кинны. Так вот он, какой, Вигфрид Голдвин. Кем бы он ни был, держится с исключительным достоинством. А вот смотрит коршуном, взгляд едва ли насквозь не прожигает. Знает ли он, что Флорианна Ромпье, конечно, не королева, но сестра оной? Графиня, в чьих жилах течет кровь благородного семейства герцогов Бонне. Впрочем, услышав, что Лисандр в добром здравии, граф заметно успокаивается. Матушка же представляет их с сестрой, за что Арман ей чрезвычайно благодарен. Он заговаривает с кинной, не надеясь, впрочем, что так его вспомнит: визит графа в Перегрин пришелся на печальные события, и потому всем в Белом Замке тогда было не до южанина.

Дни, проведенные в Скайхае, были одними из счастливейших в моей жизни. Во многом благодаря гостеприимству и вниманию вашего любезного сына, кинесвита Лисандра, Ваше Величество. Я надеюсь, что моя семья сумеет сделать ваше пребывание здесь столь же приятным.

Как только заканчивается обмен формальностями, Арман обращается к девушке, племяннице кинны Шарлин. Ему хочется снять напряжение, которое он ощущает каким-то шестым чувством. Хотя, возможно, ему просто кажется.

Шира Вильгельмина, скажите, доводилось ли вам прежде бывать на маскарадах? Они чудесны, но порой могут быть и утомительны.

0

19

Гейст ждет свою жену

MERSIND EYRDOTTIR - МЕРСИНД ЭЙРДОТТИР
В ПОИСКАХ ЖЕНЫ
http://78.media.tumblr.com/db5965d25004bfd3455807aa98d31faa/tumblr_oarpqnDXEk1tcb1hzo3_250.gif http://78.media.tumblr.com/c28807afdae513bb5e4a8b22000b625c/tumblr_oarpqnDXEk1tcb1hzo5_250.gif
fc: Hera Hilmar

Планируемые отношения:
Это пара сразу для двух персонажей - меня и Ютты, которая моя жонка. Т.е. отношения будут с обоими персонажами без терзаний и мучительных выборов.

Возраст, дата рождения:
19-23

Титул, род деятельности:
жена Гейста Хадвинсона

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Мерсинд почти не помнит своих родителей - те покинули сей бренный мир слишком рано. Воспитывалась она в большой семье отца, но никогда не была там чей-то дочерью, родственницей, не боле. Ее это не обижало, другой жизни дочь Эйра и не знала, поэтому принимала все как есть и радовалась каждому дню. Девочкой она была тихой и кроткой, для каждого находила доброту в своем сердце, и считалась премиленькой даже тогда, когда ее сверстницы были похожи на гадких утят. Правда годы шли, подруги выходили замуж и рожали детей, а Мерсинд так и оставалась в родном доме. Она не жаловалась - не привыкла, однако нет-нет, а робко подходила к тетке. Когда же? Жена дяди от нее лишь отмахивалась, говорила, что придет и ее время. Вон, сколько девок по лавкам сидит. Пока же займи, милая, руки, в безделье тяжко ожидание.
А что еще было сказать усталой женщине? Сперва бы своих всех пристроить, и потом думать о сироте-приживале. Вот только улыбнулась Эйрдоттир удача, когда заприметил дружинник Гейст. То с тяжелой ношей поможет, то на танцах под руку ухватит. Тогда, по страшной тайне, шепнула ей служка из дома роша, дескать, присоветовал тогда Атайр побратиму жениться. Чай, не мальчик, да и дом без хозяйки занедужил совсем. Что с шестерых мужиков взять? Надежда поселилась в душе Мерсинд. Женихом Хадвинсон был видным, влюбиться в него было легко. А она должна была вот-вот обрести свой дом и свою семью, ее даже не смущало, что ей, как первой за долгое время хозяйке в доме, придется ухаживать не за одним мужем, но и за его родней, быть им названной сестрой. Дочь Эйра всегда была хорошей и хозяйственной девочкой, поэтому у нее даже не было сомнений в том, что она справится.
Лишь толки о том, что Гейст ходит к лесной ведьме Ютте, омрачали ее счастье. Чего девушка не наслушалась. И что они давно любятся, и будто родила ему ведьма сына. Все это казалось чепухой, пока дружинник не привел колдунью под свой кров. Однако зря родственники боялись, что свадьба не случится. Случилась, стала Мерсинд женой, и заставила себя поверить в то, что муж просто хотел поступить как должно, и уважить ту, что была матерью его ребенка. Увы, она оказалась не права - сын Хадвина в самом деле любил свою новую жонку, а с ней самой вел себя ласково... но не так, как должно вести себя с супругой. Женщины поначалу друг друга избегали, дочь Эйра боялась властную Ютту, которую слушались даже братья Гейста, и старалась не попадаться ей на глаза. Нагнетала и родня Мерсинд, мол, неужто ты не будешь хозяйкой в собственном доме? Взяла девушку обида, принялась она препятствия чинить, только не выдержала долго, не по душе ей было злобствовать. Пришла поговорить с ведьмой с глазу на глаз. Чем ты ему так по нраву? Рассмеялась та негромко, прильнула к девушке в поцелуе. Разве не мила бы я тебе была? Сбежала от нее Эйрдоттир в смущении и в слезах, решила никому ни слова не сказывать. Зато Ютта, призадумавшись, решила взять все в свои руки. Их осеннему браку предстояло стать настоящим.
К весне нынешнего года в семье многое изменилось - пережив суровую зиму, Мерсинд и Ютта поладили, поделив не только кров, мужа и быт, но и постель, в которой легко нашлось место всем троим. Девушка же потихоньку обжилась и осмелела, смех ее стал громче, разговоры веселее, а в начале весны она обрадовала домочадцев известием о скором прибавлении в семье, которое не омрачили даже сгущающиеся над Олуином тучи.


Первое, что надо понять, прежде чем брать этого персонажа, что да, это пара для двух персонажей - Гейста и Ютты. Отношения между ними будут строиться во время флешбеков и приведут к тому, что станут любовными между всеми троими. Да, сперва Гейст скорее по-братски ведет себя с женой, а та обижена прохладным к ней отношением и боится его жонки, но все наладится. Первой хозяйкой она не станет, к неудовольствию своих родственников, но к ней будут прислушиваться, а ее саму очень сильно любить.
Мерсинд немного романтичная, где-то наивная, она не злобливая и не мстительная, но и не та, кто смиренно будет сидеть сложа руки. У нее есть характер, она может и оттолкнуть, и накричать, правда не без повода. Ей очень присуще смущение, особенно на первых порах, когда она еще не освоилась ни в доме, ни в постели с обоими, а затем и игривость, когда пообвыкнется. Да, она где-то в себе не уверена, потому что у нее нет той семейной поддержки (читай тыла), который должен быть, поэтому в каких-то моментах она дает слабину и оглядывается на мужа, на Ютту, на кого угодно. Это во многом ведомый персонаж, однако со своими желаниями и принципами, определенным огоньком, просто это не пожар страстей и чувств, а что-то более доброе и нежное.
Смену внешности мы готовы обговорить только в том случае, если Хилмар будет занята. Еще нам хотелось бы рейтинговых отыгрышей (причем с обоими персонажами), однако если с ними не сложится, то не беда. Обойдемся затемненными сценами.
Заметим, что нам  важно общение, мы любим обмениваться вдохновляющими картинками, видео и прочим, участвовать в обсуждениях эпизодов и судеб наших персонажей. Без этого никуда и никак. Касательно нашей скорости можем сказать следующее: Гейст пишет неторопливо, а вот у Ютты достаточно бодрый темп, поэтому хотелось бы игрока поактивнее.
Персонаж уже отыгрывался, но учитываться в игре будет только завершенный эпизод знакомства Гейста и Мерсинд.
Мерсинд мы очень ждем и хотим видеть, обязуемся вдвоем любить, холить и лелеять.

пост Ютты

Ютта любила вечерний и ночной лес даже несмотря на все те опасности, которые он таил. Тишина уже давно стала ее верной спутницей и подругой, но не та, всепоглощающая, а наполненная звуками животных, птиц и насекомых. Эта незатейливая трескотня, которую многие и не замечали, стала для Ютты родной и привычной, и если в лесу ее не становилось — вот тогда ведьма и пугалась. Но сейчас все было в порядке, где-то слышны были сверчки, поступь чьих-то мягких трав, и девушка, подмечая это все, не обращала особого внимания. Все было так, как надо.
Дорога от ее небольшого домика до одной из ближайших деревушек не занимала даже и половины дня, но в этот раз Ютта задержалась, вынужденная помогать не только жене позвавшего ее крестьянина, но и парочке его соседей. Это не было чем-то непривычным, да и в благодарность она получила кое-что полезное, поэтому никакого раздражения девушка не чувствовала. Ходить в деревни было куда приятнее, чем в Олуин, где ее не любили. Ютте хотелось бы верить, что все только из-за ее дурной головы и тяжелого характера, но были же те, кто не начинал при виде нее шептаться и поминать богов? Значит, дело было не только в ней, но и в том, что про нее придумали те, кто знал ее с рождения. Ничего с этим девушка поделать не могла, да и не хотела, давным-давно привыкнув ко всем косым взглядам и научившись относиться к ним равнодушно. Прабабкина кровь давала о себе знать, никак иначе.
- Оберег мой, оберег, серебром затканы травы, оберег мой, оберег, — тихо, себе под нос напевала Ютта, идя по знакомой тропе и не особо глядя по сторонам. Она устала за день, ей хотелось поскорее улечься в собственную постель и забыться столь желанным сном, что не было никакого желания что-либо видеть или слышать. Ноги несли ее к родному дому, представлявшему собой одну комнату, служившую ей всем — и местом для обеда, для сна, для своих дел, для всего просто потому что другой там не было. Только рядом был крохотный сарайчик и совсем маленький огороженный сколоченным еще при бабке благодарным плотником заборчик, где обитало то небольшое хозяйство, которое было у Ютты: несколько куриц и коза, которых охраняла прикормленная собака. Она жила скромно, но ей много и не надо было.
- Оберег мой, оберег, я уйду из дома ночью. Оберег мой, оберег, на болоте выпь хохочет. По оврагам, по снегам, по... — неожиданно ее песня оборвалась. Ютта замерла и прислушалась, вскинула голову вверх, глядя на пробившуюся сквозь темные облака луну. Вот теперь было слишком тихо, и ничего хорошего это не могло означать. Ее глаза забегали по округе до тех пор, пока она не заметила что-то темное, что, как только она склонилось ближе, оказалось темной кровью. След тянулся в сторону от тропы, трава и кусты были примяты, и Ютта осторожно ступила вперед. Любопытство взяло верх над усталостью и нежеланием наживать себе проблемы почти сразу. Она шла, внимательно вслушиваясь в ночную тишину, пока не увидела большого вепря, чей рот был открыт, а язык безвольно выпал. Ее пальцы коснулись жесткой шерсти на боку мертвого зверя, Ютта какое-то время рассматривала его, прежде чем пошла дальше. Вепрь был исколот и изрезан так, как ни одно животное не смогло бы сделать, значит и убит он был не кем-то из лесных тварей. Значит, убил его человек, потому что так близко от города никто иной это и не мог был быть, но раз тушу никто никуда не понес, значит, что-то случилось. И Ютта оказалась права, когда вышла на прислонившегося к пригорку мужчину, прижимавшему к ране руку. Его дыхание было тяжелым, а сам он был в грязи и крови.
- Ты убил вепря, — сказала Ютта, подходя ближе и приседая перед мужчиной. Страха не было — что он мог ей сделать после вепря? — Силы не рассчитал или увлекся? — она беспардонно отодвинула его ладонь, чтобы посмотреть на рану. — Шить надо и лечить. Придется тебе идти, ты можешь? Я-то тебя далеко не отволоку. Чей ты сын, как зовешься?
До ее дома было недалеко, но без помощи самого пострадавшего Ютта далеко бы его не увела, а идти за помощью в такой час было бессмысленно — никому неизвестно, кто откликнулся бы на клич ведьмы и в каком состоянии был бы мужчина к их возвращению.

мой пост

Приятно смотреть, когда работа спорится. Рыжим пламенем горели волосы ведьмы, сама же она, подоткнув подол юбки за пояс, сновала по горнице. Пошуровала в мешках, погремела шкатулочками, достала свои пахучие запасы. Ловкие, привычные к зельеварству пальцы искрошили острые листья, размяли землистые корни. Наполнив каменную ступку травами и водой, девица взялась за пест, принявшись орудовать им с неожиданной силой. Хату наполнили размеренный стук, и терпкий запах зелени проник даже в приоткрытые сени. Втянув его носом, Гейст припомнил те времена, когда его матери случалось штопать отца. Благо нечасто, Хадвин был опасливым охотником, с земляками драки не искал, да и к низовью Йоля не ходил. Но в такие дни Астрид, что по ясной молодости, что по седой старости, сидела с мужем подолгу. Затягивались на нем раны шибко плохо, следить нужно было. Вот и нежничала мать с отцом.
Ее же сын беду себе словно сам искал. Чему тогда дивиться, что с ним никто не ласков?
- Вставай давай, - раскряхтелась ведьма, опускаясь рядом с Гейстом на лавку и закидывая его руку себе на плечи, - ишь ты, отъевшийся какой!
- Какой есть, - вторил ей охотник, вставая. Оба они глухо стонали от натуги. Одна оттого, что здорового мужика удержать пыталась, второй оттого, что сил не осталось. Разве что позубоскалить напоследок. - Сама не промах, такого подобрала! Иного доходягу могла бы сунуть под мышку и унести.
На языке крутилось еще чутка бахвальств, да девка их слушать не хотела - некогда было. Она следила, чтобы подобранный ею доходяга ноги поднимал, и голову вовремя пригибал. Вздумалось ему расшибиться, а ей свежие ушибы залечивай! Нет уж! Так и шли, шаг за шагом. А когда дошли до приступочки близ очага, и ведьма помогла Хадвинсону усесться, ему самому уже стало не до шуточек. Куртка снялась легко, зато рубашка, вязью защитной шитая, засохшей кровью прикипела к телу. Пришлось рвать, быстро, резко. Тут и девица скривилась, чуя, видать, неприятность ощущений. Изорванное полотно было отброшено в угол, где теперь лежало понурым комком. Притихшая было боль встрепенулась, запылала словно огонь в печи, и даже промывание, приятное тем, что убирало прочь грязь, не помогло ее утихомирить.
В конце концов ведьме пришлось взяться за иглу. Гейсту и оставалось, что стискивать зубы, перемалывая во рту мелкие семена. Сладкий сок сделал свое дело, он понемногу уплывал, толком не ощущая ни раны, ни острых уколов, ни тянущейся нитки. Поэтому когда девка его растолкала, проверяя, не помер ли больной, охотник растерянно сморгнул, поморщившись, потер ладонью глаза. Под веки словно песка насыпали. Да и не только туда, руки и ноги чудились набитыми мешками.
- Живой еще, - язык едва расплелся из узла. - Мать видел. Мать и отца. Ты семенами часом не ошиблась? Глядишь и с дедом свижусь...
И давай сын Хадвина дальше себе под нос бормотать. Что-то свое, из того, что поутру и не вспомнишь. Упустил, когда ведьма от него отошла, упустил, когда заваливаться стал. Лишь диву дался, что не разбил себе ничего, а на мягкое улегся, словно подстелил кто покрывало. Повозился, устраиваясь поудобней, и потихоньку в сон ушел.

0

20

Гейст ищет брата

BALD HADWINSON - БАЛЬД ХАДВИНСОН
В ПОИСКАХ БРАТА-СОПРОТИВНИКА
http://sd.uploads.ru/hW6Cw.gif http://s3.uploads.ru/OgWr4.gif
fc: Jordan Patrick Smith *

Планируемые отношения:
братско-сопернические
дружески-вражеские *

Возраст, дата рождения:
27-28 лет, родился в 958 году *

Титул, род деятельности:
дружинник из рода Волка, мародер *

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

"Ты всегда был жадным. До вражды, до дружбы, до любви.
Старался урвать последний кусок, не для себя — для нас.
Обидчикам ты готов рвать глотки за родную кровь.
В тебе кипит ярость, иной раз мне чудится волк при взгляде на тебя.
Только для стаи ты жаждешь и логова побольше, и добычи посытней.
Ты несешься вперед, и я боюсь однажды не поспеть, чтобы вовремя ухватить тебя за холку.
Не укусишь?
"

Второй из сыновей, прижитых отцом и матерью нашими. С рождения за мной, на сколько-то шагов, но позади. Не первый. И с детства тебя это злило. Ребятенком маленьким плачем заливался, ко мне ручонки тянул и за волосы драл, да так, что ор на всю хату стоял, что мой, что твой. Даром что следом же ко мне просился, утешать неумело, гладить детской ладошкой. А как на ножки встал, за мной семенить повадился, проходу не давая. В худые дни меня за порог не пускали, потому что не замолкал ты иначе! Приходилось с тобой дни коротать, зверьем деревянным, отцом справленным, по полу елозить. Оттого и принялся уже я тебя таскать с собой повсюду, надсадно кряхтя от тяжести, и учить тому что сам, мальчишка, знал. Теперь у меня выходило по-своему тебя мерить, расплачиваясь братскими уроками. Я одобрительно хлопал тебя по плечу и не скупился на наставительные подзатыльники, коли была в них нужна. Став старше, мы взяли в привычку не скупиться в силах, и порой молотили друг друга кулаками до тех пор, пока мать не обливала нас из ушата холодной водой. Случалось, не разговаривали днями, вздорно заставляя меньших посланцами бегать из одного угла дома в другой.
Но неизменно, брат, в час нужды мы были подспорьем и опорой друг друга. Хорошо мы жили, признай, славно росли и, войдя в юношескую пору, видными парнями стали и живо людям запомнились. Знали нас местные, братьев Хадвинсонов. Отчего бы и не знать? Родичей старых почитали, с охоты без добычи не возвращались, воинами недурственными слыли. А уж гуляли так, словно каждый раз - последний! Со временем четверо нас таких стало, меньшие выросли и к нам прибились, терпеливый умник Хемме и горячая голова Стир. Бедовые, отчаянные, не раз сыскавшие для себя и похвалу, и осуждение. Гуляли мы светлым шальным взглядом, а твой взор бегал, метался, шарил. Охочий до всего, ты выискивал, что, по твоему разумению, должно быть нашим. Только ничто не вечно, и после смерти отца с матерью я во главе семьи встал, повел ее туда, куда посчитал нужным. Не по душе тебе это пришлось. Да и с чего бы ты принял легко? Ведь решалось теперь мною коль не все, то многое, иногда и вовсе без совета, из упрямства ли или по велению случая. Не был ты из тех, кто молча сносит обиду, и пуще прежнего стал говорить мне поперек, злясь сам и зля меня. Опять не говорили мы днями дома, младшие лишь раздосадованно руками всплескивали, пытаясь поспеть за каждым. Не беспокоился я - перебесишься, как всегда оно и бывало. Кровь у нас одна, брат, и плоть одна, и потому порознь никогда не будем, сколько бы не грызлись, словно щенки едва окрепшие за кость, даже тогда, когда решу я, что семья наша жить иначе должна. Хочу я большего как и ты, хочу лучшего для нас для всех, и потому манит меня место роша. Ты меня поддержишь, в том сомненья нет. Но потом что будет? *


* Признаю, на актерский состав Викингов не просто посматриваю. Любы мне рагнаровы сыновья, нелегко будет с ними расставаться. Поискать кого на замену можно, только схожей породы. И вида соответствующего.
* С ранних лет мы делим пополам любовь родственную и верховенства желание. Оттого и бьемся часто. Ты частенько норовишь поперек моего слова свое сказать. В пылу спора скажи я, что небо - синее, ты упрешься - красное! И такой же правый будешь, иначе какое оно, в предзакатный час?
* С годами особо мудрить не выйдет. На год старше, на год младше, не боле.
* Есть и во мне лихо, да в тебе оно особо яро. Лязг железа и крики бойни – услада для твоих ушей. Ты жесток в бою, скор на расправу и алчен до добычи. Пусть и не чужды тебе жалость и совесть, к ним ты прислушиваешься в разы реже.
* Имеются у меня мыслишки насчет будущего Хадвинсонов. С радостью ими поделюсь, на грядущие времена карты разложим. Нынче же думаю, что у тебя дружки есть, с тобой и под твоим началом дела темные проворачивающие. Это до поры. Найдем вам иное занятие.

пост

Кто то придумал, что темные дела ночью воротятся? Днем людское племя своим обычаем живет, муравейником копошится. У каждого голова и руки трудятся, и никому интереса нет, что сосед за стенкою творит. Тем же занят, чем и остальные, чего тут думать. А ночью словно под взором Богов задуманное творить. Заткано черным полотно небес, и лишь горит слепое бельмо Луны, наблюдает. Дома сидят благоверные, подле семей и очага, только лиходеи в тиши шастают. Не вздумай дверь открывать!
Иной хозяин сам зазывает гостей в поздний час. Когда передала птица слова роша воронова, сперва совет Гейст держал. С домочадцами, и с другом верным, Риорданом, что к нему наведался, не успел пяток лучин погаснуть. Видно было, что и его думы одолели, изнутри на части рвут. Беседу они держали, один другому что уверенности, что сомнений добавили. По исходу ответить на призыв решили, каждый по собственному разумению рассудив. Дружинник, пусть оружие и взявший по старой воинской привычке, засады не ждал. Удумал бы Атайр что сотворить, сотворил бы, не ища себе соратников. В роду Волка ли, в чужом… Не ладилось у сына Айна с Медведями, а с Воронами? Быть может, и водил он с ними дружбу, но Хадвинсон о ней не ведал. Знал зато, что чернокрылые больно знающи, себе на благо, другим на беду. По Бехану знал, по Ютте видел, и по Эйнару догадывался – в глазах брата иногда такое читалось, будто он не серой шкурой, а крыльями наделен. Жонка же хоть волчицей и была, по отцу и по матери, нет-нет, а криком вороньим заходилась. Вот и нынче с ним увязалась, припомнив, что знает сына Киана по прабабке своей. Нежданным откровением для Гейста слова ее стали, разобиделся, обвинил ведьму в скрытности ненужной. Олавдоттир молчать не привыкла, так и повздорили, перед встречей в сердитости друг на друга пребывая.
В Олуин они загодя приехали, подозрений лишних не привлекая. Хутор сыновей Хадвина близко к городу стоял, и погода славная выдалась, скоро добраться можно было, да по ночи стучать копытами не хотелось. К приятелям на постой подались, до наступления сумерек делами себя заняв, а как опустилась заветная темнота, выскользнули со двора на хоженых троп переплетение. Хозяин гостей поджидал, и дверь длинного дома отворилась прежде, чем в нее кто-то постучал. Было то Киллиана нетерпение, или колдовское чутье ему подсказало, что прибудут приглашенные вот-вот?
- Здравствуй, рош Ворона! Мир тебе, и дому твоему! Прости уж, что не одни мы с Риорданом пожаловали. Вдвоем нас ты звал, только жонка моя, Ютта, за нами последовала. Знает тебя, говорит, и тоже свидеться хочет.
Все затевалось. Приветственными словами, почтительными поклонами, звоном наполненных кубков.
- За еду и питье благодарствуем, отменно ты, хозяин, нас попотчевал, - сказал волчий дружинник. Он всегда словоохотливым слыл, болтливым к месту и не очень. И ощутив, что здесь разойтись сможет, разулыбался, глазами засверкал. – Теперь и беседу зачинать можно, ради которой мы здесь собрались. Мучают меня догадки, зачем ты птиц своих к нам прислал, лишь, уж не изволь негодовать, услышать от тебя о помыслах задуманных хочется. Тогда и сам заговорю, поверь, пожалеть успеешь, что я начал!

0


Вы здесь » REVOLT » Партнеры » Virizan: Realm of Legends