– Баттл-крик
– Мичиган
9 809
– Нортфилд
– Миннесота
10 485
Выдерживая затяжную паузу, неспешно скользя взглядом по затуманенной линии горизонта — что будет дальше, о чем так хочется подумать? Ты ровно дышишь и кажешься совершенно беззаботным, словно очередная порция пресловутых затей нагло атакует черепную коробку, а тебе... [читать далее]
Октябрь 2038
Авторский мир, способности, 18+
06.09.2020 Гайз, а нам уже 4 года и 7 месяцев! Нельзя пропускать все плюшки: итоги Revolt Awards#5; новый конкурс September Challenge и, конечно же, РЕВОЛТ МАФИЯ V: GAME ERROR, наслаждаемся!
06.08.2020 Господибоже, нам 4,5 года! И, конечно же, по давней традиции мы открываем ежегодный Revolt Awards#5 ! Голосуем, друзья!
07.07.2020 В шаге от 4 лет и 6 месяцев дарим вам эту сочную красоту, а дополнительным бонусом к нему - новый трейлер.
06.06.2020 Нам 4,4! Все самое свежее и вкусное - в этой теме!
20.05.2020 Дин-дон, дин-дон, а вот и новые сюжетные задания подвезли - подключаемся к игре, друзья :)
12.04.2020 Аве, Револт! У нас тут важный итоговый пост ГМ в сюжетном квесте. Готовьте самокрутки перед прочтением, а также изучайте внимательно обновления в вестях с фронта.!
08.02.2020 Эй, Револт! Ты уже совсем большой, тебе аж 4 года :О Live long and prosper! Все плюхи, включая интервью с персонажами, статистику, сюжетные новости и трейлер - по ссылке.
11.11.2019 Итак, подвезли итоги киновикторины, а также, наконец-то, появились долгожданные работы литературного конкурса - прямо здесь, в трех закрепленных разделах. Время голосовать, Револт!
16.09.2019 Гайз! Нужно ваше экспертное мнение об одной интересной скриптоплюхе.
15.09.2019 Немного новостей относительно старых эпизодов.
07.09.2019 А вот и долгожданные итоги ежегодного Revolt Awards!
01.09.2019 Для всех, кто не попал в квесты, есть шанс принять участие в сюжетном эпизоде. Всем по Эйяфьядлайёкюдлю!
26.08.2019 Друзья! Последняя неделя, чтобы оставить свои голоса в ежегодном Revolt Awards!
13.08.2019 Итак, время важных новостей с фронта - не пропустите!
07.08.2019 Итак, нам 3,5 года, мы безбожно пьем, отмечаем и читаем про ОБНОВЛЕНИЯ.
05.08.2019 Йоу, Револтянин! Успей записаться в мафию!
28.07.2019 Участники конкурса! У вас осталось СЕМЬ дней >:] (c)
22.07.2019 До дня рождения остается все меньше времени, и прекрасная Роми приготовила для вас бомбический конкурс. Налетай, Револт!
29.06.2019 Уже по традиции - тизер новых квестов (да-да, сразу двух). Всем огня и приятного просмотра :)
23.06.2019 В ожидании квестов Колтер не дает нам скучать, и здесь вы найдете его новое видео. Всем приятного просмотра, а Колтеру - отдельное спасибо ;)
23.06.2019 Экстренный выпуск новостей с фронта - не пропустите!
20.06.2019 Друзья! Все подписываемся под петицией Акселя! :)
15.06.2019 И-и-и они вернулись.
27.05.2019 Первая порция новых бонусных заданий подъехала - налетай!
23.05.2019 А вот и свежачок про твинков подвезли.
24.04.2019 Всем, кто посмотрит endgame раньше других и захочет поспойлерить и покричать.
06.04.2019 Псс, Револт! Не хочешь немного мафии?
08.03.2019 Прекрасная половина человечества: С Праздником!.
08.03.2019 Еще порция новостей по поводу очередного дня рождения форума!
23.02.2019 Без лишних слов и ложной скромности - мы поздравляем Револт с Днём защитника Отечества.
06.02.2019 Револту 3 ГОДА! Обо всех новостях и плюшках читаем здесь.
05.01.2019 Пс-с, Револт, немного интриги в вестях с фронта.
31.12.2018 Предновогоднее УРА для участников квеста и сюжетных заданий!
16.12.2018 Самое время выбрать номер и узнать, для кого ты станешь Тайным Сантой.
26.09.2018 Йо-хо-хо, пираты, подвезли свежий квест и сюжетные задания.
06.08.2018 С Днем Рождения, Револт! Чуть больше о приятном здесь. А в этой теме - результаты голосования.
01.08.2018 Револт! Настало время выбрать самых-самых в нашей практически ежегодной Revolt Awards #3.
13.06.2018 Револт, павший лидер сопротивления передает неожиданный привет.
06.06.2018 Тыры-пыры, Револт с Днем рождения! А здесь кое-что об обновлениях.
06.04.2018 Два новых квеста уже на передовой, а - здесь вы найдете их участников. А в этой теме - немного праздничного упороса. Ура, товарищи!
04.04.2018 В ожидании грядущих квестов - свежий тизер.
02.04.2018 А вот и свежие бонусные задания подвезли - налетаем!
21.03.2018 Друзья, радуем вас обновлением информации об экзоброне - в этой теме.
08.03.2018 Сегодня поздравляем наших дам - здесь и вот здесь!
06.02.2018 Без лишних слов - Револту два года! Кликайте по ссылке, там вас ждет много всего интересного. 30.12.2017 Предновогоднее организационное объявление о нашем с вами квестовом режиме во время праздников.
29.12.2017 Настроеньеподнимательный раздел. Поздравляем друг друга, обмениваемся подарочками, спасаем елки от котов.
11.12.2017 Открываем рождественский сезон записью в Тайного Санту. Спешите, набор участников продлится всего несколько дней.
08.11.2017 Очередная праздничная дата на Револте вместе с обновлениями и приятными бонусами
17.10.2017 сюжетные задания - в новом формате.
01.10.2017 Начало октября - время отопления, горячих напитков и нового сюжетного поста в вестях с фронта. На этот раз - о событиях прошлого.
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!

REVOLT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REVOLT » Регистрация » [r] Rex Ryker, 12 - peak human intelligence


[r] Rex Ryker, 12 - peak human intelligence

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/1vVSWYB.gif https://i.imgur.com/hgs5QYt.gif  https://i.imgur.com/Kq3WZ31.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
REX VICTOR RYKER
Fergus Riordan

» ИМЯ
Рэкс Виктор Райкер
предпочитает, чтобы к нему обращались по фамилии или называли Виктором.
» ВОЗРАСТ
12 лет, 10 августа 2026
» МЕСТО РОЖДЕНИЯ
Аляска, США.
» МЕСТО ПРОЖИВАНИЯ
Миннесота, США.

» ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ
носитель
» ЗАНЯТОСТЬ
до начала активных военных действий был обычным школьником и таким же обычным хулиганом;
сейчас, в большей степени, зависим от отца - вертится подле него, честно старается учиться (теперь уже больше выживанию и военному делу, чем общим школьным наукам), но в большей степени продолжает быть обычным маленьким засранцем, что влипает в неприятности и добавляет проблем старшим;
» ЛОЯЛЬНОСТЬ
Отец Райкера воюет на стороне ренегатов и, вроде бы, делает это вполне искренне. Сам же Виктор относится к имеющемуся разделению со здоровой долей скептицизма, понимая: не все так однозначно, как им пытаются показать. Придерживается мнения, что и ренегаты и вигиланты - это две стороны одного и того же яблока, что подвешено на вполне конкретную ветку со вполне конкретными намерениями. Если его заставить выбирать - скорее всего он выберет ренегатов, но также скорее всего сделает это из-за отца;

» ГЕНИАЛЬНОСТЬ [peak human intelligence]
● Увеличение интеллектуальных способностей.
● Уровень интеллекта Райкера значительно превышает среднестатистический показатель. Он легко запоминает и усваивает большую часть получаемой информации, а также поразительно быстро выстраивает логические цепочки на основании имеющихся и приобретаемых знаний, однако предпочитает получать информацию по средствам аудиального и зрительного восприятия, так как имеет трудности с чтением и письмом (ярко выраженные дислексия и дисграфия, с которыми он, впрочем, учится работать). Он покажет высокие результаты теста IQ, равно как и иных тестов, так или иначе связанных с определением способности прослеживать логические цепочки, взаимосвязи, алгоритмы, последовательности и схемы, однако пока что, в силу возраста и банального отсутствия образования, вряд ли будет способен блеснуть какими-либо удивительными знаниями в отдельных, особенно узких, областях. Способен до многого дойти, что называется, своим умом. Хорош в прогнозировании и весьма недурно распознает ложь;
● К негативным сторонам способности можно отнести ментальный блок — его разум не доступен (или в большинстве случаев не доступен) как телепатам (что, в общем-то хорошо), так и психологам (что уже не очень), а также катастрофические мигрени и выраженную социальную дисфункцию. Он крайне трудно сходится с людьми, ему сложно выражать свои мысли и втройне сложно что-то кому-то объяснять. Он вряд ли вообще осознает, что обладает хоть какой-то способностью, списывая все странности своего восприятия мира на сложное детство и тяжелые взаимоотношения с отцом;

О Б Щ А Я    И Н Ф О Р М А Ц И Я
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

» Появился на свет и прожил первые пять лет жизни в Анкоридже, штат Аляска. Младший и второй по счету ребенок в семье;
» С малолетства был, преимущественно, предоставлен самому себе - в ту пору, когда Рэкс появился на свет, его отец только-только подал документы в военный корпус, учеба в котором (как и, в дальнейшем, сама служба) оторвала Райкера-старшего от семьи, свалив домашний быт целиком и полностью на крепкие плечи его супруги, матери Рэкса и Эвелин, которой, в свою очередь, не всегда хватало времени на достаточный объем внимания к жизни своих детей;
» Ему было пять, когда они первый раз сменили место жительства - продав небольшой дом в пригороде Анкориджа, семья Райкеров перебралась в Сиэтл, где Мишель, матери Рэкса, предложили более высокооплачиваемую работу. Их отец в ту пору был в очередном туре и, по-возвращению, из-за чего-то очень сильно ругался на супругу. Только годами позднее Рэкс узнает, что переехав тогда из Аляски, мать надеялась раз и навсегда разорвать "тянущие их на дно" отношения;
» Развода, на который рассчитывала Мишель, не случилось. После череды громких скандалов, обернувшихся для Эвелин и Рэкса несколькими бессонными ночами, отец уехал в очередной тур и не появлялся в поле их зрения чуть больше года. Мать была довольна, Рэкс и Эвелин - едва ли;
» До 35-го так и жили - отец иногда приезжал, ругался, пытался залатать дыры в семейном порядке и воспитании детей, а потом снова исчезал, прихватив черную форменную сумку. Мать же, тем временем, выработала для себя стратегию, которую Рэксу, в силу его возраста и положения, было не понять - Мишель в открытую крутила романы с приглянувшимися мужчинами, видимо, рассчитывая закрепиться за кем-нибудь действительно надежным, но всех их сдувало ветром сразу, как только выяснялось, что женщина все еще замужем, а супруг ее - служит в войсках специального назначения и давать жене развод явно не планирует;
» Подобный срач в семье, само собой разумеется, просто не мог благоприятно сказаться на воспитании и психологическом состоянии Рэкса и Эвелин. Рэкс, как в общем-то и сестра, повзрослел раньше, чем следовало. Гонимый отношением окружающих (глупости, что дети ничего не смыслят в поведении взрослых - все, все они видят и все они понимают), что однозначно приписывали матери Райкеров поведение, близкое к проституции (и, следовательно, такой же статус), Рэкс, при практически полном отсутствии отцовской строгости и контроля, рос мальчишкой холодным, резким, смелым, грубым и драчливым. Можно долго описывать, каким неоднозначным и непростым было его довоенное детство, но достаточно будет сказать, что увидеть мальчишку с целым лицом, даже в ту пору, можно было крайне, крайне редко;
» 28-го февраля 35-го их прежней жизни внезапно приходит конец - еще до того, как они с сестрой узнают о событиях на Оскаре, к ним домой заявляются люди форме и требуют, чтобы они немедленно собрали вещи. Буквально через несколько часов они вылетают в Вашингтон, где в Арлингтоне для них уже забронированы апартаменты;
» В штабной квартире их ждет отец - как обычно немногословный, он усаживает свою горе-семью перед собой и в двух словах излагает ситуацию, стараясь не разболтать больше, чем было дозволено. Из скупой речи мужчины Рэкс узнает, что несколько часов назад его руководство анонсировало возможную угрозу безопасности Соединенным Штатам и поэтому Райкера-старшего, вместе с некоторыми иными представителями офицерского состава, отозвали с службы на ближнем востоке, возвратив в страну по прямому указу лиц из Пентагона;
» То, что по мнению мистера Райкера должно было избавить семью от вопросов, по-факту же вогнало их в тревожное безмолвие - все попытки выведать у отца еще хоть что-то обернулись для Рэкса полным провалом. Кроме пары смачных затрещин и обещания надрать задницу, если сын "еще раз без спроса уйдет из дома", Рэкс не выуживает из отца ни слова;
» Если для большинства граждан США последующие пол года прошли под эгидой "пиздец случается, но что-то слишком зачастил", то для Райкеров это было скорее планомерное ожидание ударов. Отец практически ничего не рассказывал о службе, приходя домой раз в несколько дней, выпивая неприличное количество виски, и проваливаясь в сон почти на сутки. По нему было видно, как что-то, чем он не стремился делиться с семьей, словно бы сжирало его изнутри. Он стал более дерганым, стал злее. Не раз и не два он срывался на мальчишке, надолго отбивая у Виктора всякое желание не только пытаться выведать о происходящем чуть больше, но и попросту находиться с отцом под одной крышей. Это провоцировало скандалы, скандалы провоцировали побеги, побеги приводили к новым тумакам, словом - к июлю 35-го мальчишка был больше сосредоточен на том, как отомстить бате за очередную порцию ремня, не нарвавшись при этом на новую, чем на том, что мир постепенно рушился;
» Девятый день рождения Виктор встречает один, с тарелкой размокших хлопьев перед носом. Отца снова вызвали в штаб, на этот раз вместе с сестрой и матерью, и когда они, все трое, вернулись домой поздно вечером - вид у них был весьма недобрый и о дне рождения Рэкса не вспомнил никто;
» Бардак дома принимал все новые обороты. Отец теперь срывался и на Эвелин тоже, чем провоцировал мать на ответные угрозы. Это, в свою очередь, бесило его еще сильнее, что выводило из себя уже Виктора, и, в конечном счете, все заканчивалось тем, что мальчишка получал по физиономии, а отец - уходил из дома, громко хлопнув дверью;
» К середине осени рядом с их домом начали посменно дежурить неприметные авто. Виктор понял это во-первых потому, что сам по себе был мальчишкой наблюдательным, а во-вторых потому, что одним вечером, аккурат в конце сентября, отец подозвал его к себе и тоном, не терпящим никаких возражений, потребовал - ни при каких обстоятельствах не разговаривать с незнакомцами. Ни о чем. Вообще;
» Новый переезд случился с Райкерами на исходе года - по официальной версии они планировали путешествие на авто назад, в Сиэтл, где у Мишель остались ее собственные пожилые родители, но по-факту же отец привез их в Мичиган, к одному из своих "полевых товарищей";
» Зимние каникулы они проводят в небольшом городке на западе штата. Отец, словно бы постаревший за этот год, выжидает несколько дней, прежде чем объявить семье о том, что он оставил службу. Мишель воспринимает информацию эмоциональнее, чем следовало бы, в то время как Рэкс и Эвелин едва ли понимают всю глубину сказанных им слов;
» Каникулы плавно перетекают в ПМЖ. Они снимают небольшой дом на окраине города, ходят в лес, учатся колоть дрова, стрелять, охотиться, рыбачить. Даже восстанавливают покосившийся забор и перестилают крышу. Но только втроем - он, отец и Эви. Мать, которая выглядит все менее и менее счастливой, отдаляется от них окончательно;
» В марте 36-го в жизни Виктора происходит сразу три важных события, об одном из которых, разумеется,  он узнает только спустя время. Буквально через несколько дней после побега Линкольна, в их дом приходит компания лиц, доселе мальчишке не знакомых. Вместе с Райкером-старшим они что-то долго обсуждают на заднем дворе дома, после чего отец подзывает мать и все вместе они пытаются сообщить ей какую-то информацию, но тщетно - срываясь на эмоции, Мишель прилюдно награждает супруга пощечиной и, назвав его "предателем и преступником", убегает прочь, благо никто из присутствующих остановить ее не пытается. Вечером того же дня отец велит детям собрать вещи (благо собирать было почти нечего) и ночью они покидают Мичиган;
» То, что ждет весь прочий мир только к концу года, для их семьи начинается уже сейчас - несколько месяцев дороги, привалы в самых неожиданных местах, хождение по озеру и возврат на сушу, частые отлучки мистера Райкера, ночлеги у незнакомых людей и они, наконец, оседают в непримечательном городке Миннесоты, чтобы через время оказаться в штабе Ренегатов;
» Отец присягает на верность Линкольну, - вернее, такой формулировкой он отмахивается от Рэкса, когда мальчишка, в очередной раз, пытается выяснить, почему они не могут вернуться в Сиэтл, - и отныне постоянно пропадает на каких-то собраниях и вылазках. До самого начала войны Рэкс его практически не видит, после - не видит подавно. Ситуация сохраняет свое течение до тех пор, пока во время одного из своих регулярных коллективных побегов за пределы безопасной территории, часть детей, включая сестру Райкера, бесследно исчезает. Отец узнает об этом только через месяц, выходит из себя и закатывает мальчишке самую показательную трепку в его жизни, чем еще сильнее отталкивает сына от себя;
» Последующие месяцы для Райкера проходят в попытках отстоять свое право на самостоятельность и собственное мнение, а также примириться с новым укладом жизни, в рамках которого "война" - больше не абстрактное слово из новостей или учебника истории;

З  А  К  Л  Ю  Ч  Е  Н  И  Е
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

» ДОПОЛНЕНИЯ
Тот мыслительный бардак об отце Рэкса, который я пытался изложить в рамках истории мальчишки, в двух словах можно описать так: мистер Райкер служил в вооруженных силах США, был продуктивен и успешен, за что, собственно, позднее был переведен в спец корпус,   который, в свою очередь, специализировался на борьбе с терроризмом (офицерский состав, тактика, прогнозирование, спец операции) и откуда, с появлением Линкольна, его "выдернули". После ознакомления с материалами по делу, просмотра допросов и общения с другими офицерами, у Райкера-старшего возникли сомнения в адекватности действий руководства страны, в связи с чем он планомерно отстранялся от своей преданности как руководству, так и текущему строю и, в конечном итоге, ушел в самоволку, объединившись с такими же, переметнувшимися на сторону Линкольна еще до его побега, бывшими сослуживцами, чтобы в дальнейшем присоединиться к Риндту и воевать уже на его стороне;
» КАК НАС НАШЛИ
ребята, я о вас знаю уже неприлично долго
я вас не искал, я за вами следил

» СВЯЗЬ
вообще лс к почте привязан, так что все сообщения вижу
» ПЛАНЫ
Если возьмете в сюжет - я буду рад. Вообще люблю движ и отсутствие соплей.
Если пропаду - пусть малец считается пропавшим без вести.
Мало ли, может какая оса меня в жопу ужалит и захочу вернуться?)

п р и м е р    п о с т а
1 - длинный

В вытянутом школьном коридоре, под сводом белых стен и потолков, он сидел недвижно и совершенно один, прислушиваясь к глухим ударам своего сердца, что шло в резонанс с ходом старых настенных часов, щелчки шестеренок в которых разносились по коридору гулким эхом, — тик-тик-тик — так-так-так, тик-тик-тик — так-так-так, — бессердечное время, неумолимо шагавшее вперед по циферблату двумя массивными черными стрелками, отсчитывало бесконечные мгновения, медленно вгоняя занозы разочарования под душевные ногтевые пластины Джека. Он убеждал себя в том, что время играет с ним в пытку, хоть и отлично понимал, что в пытку с ним играло вовсе не оно.
Минуло, по крайне мере, три четверти часа с того момента, как он предстал перед классом со своей «дурацкой», «выдуманной» и «нелепой» историей и был, совершенно предсказуемо, освистан. Предстал один, — совсем один, — в идиотской белой рубашке, пиджаке и галстуке, с докладом о том, чему посвящена жизнь обычного штатного агента ФБР и чем она отлична от такой же жизни обычного гражданина. Предстал один и рассказал все, хотя, изначально, должен был всего лишь представить собравшимся Джона.
Глупо.
Именно так он выглядел в тот момент перед классом — глупцом, лжецом и не ведомой силы дураком, что возомнил себе, словно бы он способен убедить собравшихся, что его «не существующий» отец и впрямь какой-то там настоящий ФБР-овец. Дураком, впрочем, чувствовал себя и сам мальчишка — потому что поверил и потому что понадеялся. На кого? На что? Чего ради? Джон, — за те три неполных месяца, что они уже провели вместе, — ни разу не показал себя человеком слова или, хотя бы, ни разу не дал мальчишке понять, что он жалеет о подобном своем упущении. У Джона была «работа», а Джеку нужно было «не мешать» и ничего нового в этом, на первый взгляд, не было. Хотя нет, кое-что все-таки было — Джек должен был «понять», «понять» и «не мешать», чего он, в общем-то, обычно сделать и пытался. Но не сегодня. Отнюдь — не сейчас.
Тишина вдруг оглушительно взрывается — ударами нескольких пар рук, распахивающих массивные двери актового зала и выпускающих на волю заключенных этого, затянувшегося непозволительно долго, перформанса, посвященного дню отца в их школе.  Толпа детей и родителей, галдя на все лады и тональности, устремляется прочь из зала, проносясь мимо сидящего на скамейке Джека подобно стаду буйволов, что бежит по каньону. Топот десятков, а может и сотен, пар ног перемежается с голосами и на некоторое время заполняет собой все пространство. Люди бегут, люди идут, люди прыгают, гулят, смеются, разговаривают и кричат — какофония убойных звуков бьется о выбеленные стены и зависает под потолком, создавая ужасное эхо.
Джек морщитася, Джек злится, зажимает правое ухо ладонью и оборачивается на двери актового зала — из них, подобно ослабевающему напору фонтана, выбиваются последние групки людей, которые, как и все прочие, преодолевая коридор и минуя Картера, скрываются во дворе школы.
Пространство, погасив остаточный звон, вновь погружается в прежнюю тишину, отсчитывая бесконечность эхом хода черных массивных стрелок — тик-тик-тик — так-так-так, тик-тик-тик — так-так-так.
Он сидит неподвижно еще с минут двадцать, — глядя перед собой пустым, разочарованным взглядом и монотонно ковыряя заусенец на пальце, с которого на пол у скамьи тонкой струей сочится кровь, — а затем вздрагивает и, с на мгновение зажегшейся надеждой, смотрит на телефон.
Нет. Просто спам.
— И чему я удивляюсь, — он поднимается на ноги, прячет телефон в кармане своих брюк, закидывает на плечо рюкзак и подбирает свалившийся пол пиджак, по которому кто-нибудь, возможно, успел пробежаться.
Отец так и не пришел — ни на классное собрание, ни на общешкольное, ни даже просто забрать его. Все смс-ки Джека и все его звонки ушли в пустоту «недоступного абонента», на которые Джон ни разу не перезвонил. Случай был не первым, случай был не критичным, но очень показательным и очень... Впрочем, нет. Критичным он, в этот раз, все-таки стал — не потому, что Джек захотел так, а потому, что теперь вся школа будет думать, что он и правда лжец. Лжец и трус, от которого отказалась его собственная семья. Причем, неоднократно.
Он толкнул входные двери и, как и толпа людей до него, оказался на школьном дворе — тот, к текущему моменту, успел опустеть и погрузиться в вечерний сумрак, в здешний широтах и природных ландшафтах наступавший рано, вне зависимости от времени года. Небо было мрачно-синим и угрожающе хмурым — над горизонтом, сливаясь с линией леса, черными пятнами плотнились облака, предвещая ночную бурю. Воздух в городе стоял недвижим и сперт, и медленно остывал после первого дня лета, хоть и был, все еще, достаточно тепл, чтобы выбить испарину за воротником мальчишечьей сорочки.
Не задерживаясь на пришкольной площадке Джек вышел за ограду и двинулся вниз по дороге — туда, где сквозь сгущавшийся сумрак начинали проглядываться зажигавшиеся на ночь огни города, оповещая о том, что первый рабочий день недели в Дерри официально завершился.
Джек шел не торопясь и словно бы специально оттягивал момент своего возвращения домой — постоянно сворачивая с прямой дороги, петляя вокруг домов и то и дело выходя к набережной, чтобы поплевать в воду. Сейчас он не хотел ни видеть Джонатана Картера, ни думать о том, что ему вскоре предстоит его увидеть. Обида, — а это, несомненно, была именно она, — плотно засела под кадыком, не слишком то торопящимся развиваться согласно нормам возраста, и давила на глотку, сжимая ее в невидимых тисках. Ему хотелось закричать, очень хотелось с силой ударить что-нибудь или кого-нибудь, хотелось что-нибудь сломать.
Нет. Не сломать.
Уничтожить.
Стереть с лица этого света и не позволить появиться ни в каком ином.
Но позволить себе совершить нечто подобное Джек не мог — все, что доступно было к уничтожению, и так не имело особой значимости, а все прочее — грозило обернуться большой бедой. И именно бед в своей жизни Картер старался всячески избегать — в этом году с ним их приключилось и так предостаточно.
Трезвон велесипедного звонка отвлек его от бурлящей на перепадах воды — по мосту, в непосредственной близости от него, верхом на новых байках и смеясь во весь голос, пронеслись несколько девчонок. Съехали на пешеходную, свернули налево, свернули направо и скрылись за разросшийся живой изгородью
Снова тишина. Лишь шелест воды под ногами, стремящейся вниз по течению и обгоняющей, волна за волной, саму себя наполнял пространство — ш-ш-ш.
Джек сжал пальцами ограду, наклонился вперед, вглядываясь в течение под мостом, а после, отклонившись назад и запрокинув голову, качнулся и с силой харкнул в воду, стремясь обогнать замеченную волну.
Результата он не увидел — мрак поглотил все его старания, скрыв своей тенью слияние двух вод. Грустно.
Джек отстранился, спрыгнул с перил, на нижних прорезях которых стоял все это время и, вновь закинув запылившийся пиджак на плечо, медленно зашагал дальше.
Духота по-прежнему не увядала. То, что недавно было невинной испариной на затылке, теперь превратилось в промокшую от пота и прилипшую к спине рубашку, что неприятно шевелилась на коже при малейшем движении. Джек старался игнорировать ощущение, но это, время от времени, оказывалось выше его сил — в такие моменты он останавливался, опускал руку с зажатыми в ней рюкзаком и пиджаком к земле, а другой, свободной, стремился отлепить рубашку от спины и дать коже немного охладиться. Помогало не шибко и это злило.
Все также неспешно он миновал еще несколько улиц — петляя, останавливаясь на время и то и дело нарезая круги. Сумрак, к этому времени, уже полностью перешел в ночь, а само по себе время уже явно перевалило за десять. Телефон в его кармане по-прежнему безразлично молчал, из чего Джек делал вполне очевидный вывод о том, что Картер-старший домой по-прежнему не вернулся.
Тем, впрочем, и лучше.
Он снова закинул рюкзак и пиджак на плечи, убрал со лба прилипшие пряди и, немного потянув затекшие ноги, зашагал дальше. Домой ему по-прежнему не хотелось, да и, учитывая обстоятельства, нужды появляться там в ближайшие часы не было. Если только не...
Вульгарно знакомый черный кроссовер марки «Форд» Джек приметил, приблизительно, ярдов с трехста — благо еще не испорченное гаджетами детское зрение позволяло быть таким зорким. Подойдя ближе к подъездному пути около двухэтажного и явно не самого дешевого дома на этой улице, и, тем самым, оказавшись в непосредственной близости вышеуказанного автомобиля, Джек обрел возможность сличить данные по номеру, однако лишь силою брошенной на приборную панель кепки с характерной надписью «Boston Celtics» в этом процессе уже не нуждался.
Тишину ночной улицы нарушил внезапный скрежет стираемых друг о друга зубов.
Вот ведь...
— Сука, - иначе и не скажешь.
Он подступил ближе, подставляя ладонь ребром к боковому стеклу и припадая лбом поверх нее. В контровом свете уличного фонаря рассмотреть содержимое пустого салона было непросто - все детали утопали либо в тенях сумрака, либо в бликах отражающегося от стекла света. Джек мучительно прищурился, силясь рассмотреть что-нибудь примечательное, но так ничего и не увидел. Внутри салона не возникло ровным счетом ничего особенного - разве что переднее пассажирское сидение было отодвинуто и отклонено нетипично сильно.
Джек выпрямился, убрал от стекла руку и, наконец, обернулся на дом. Красный кирпич, два этажа, высокие белые окна, небольшое крыльцо и подобие палисадника по обеим сторонам от него. Окна верхних этажей были безжизненно черны, в то время как на первом, - слева, - теплыми огнями в хрустальной люстре мерцал свет. Мальчик подошел ближе. По ту сторону массивных белых рам, подобно кулисам, прикрывающим от зрителя сцену, висели дорогие портьеры из гобелена. Для Джека, который едва ли разбирался в тканях, эта особенность интерьера не имела существенного значения, однако, впрочем, она бы могла рассказать немалое о владельцах этого дома тому, кто умел обращать внимание на детали. Сквозь вытянутую полосу окна, что не было прикрыто шторами, он мог наблюдать прочее убранство коттеджа - его статную гостиную, обставленную, словно в мэрии, кожаными диванами и мебелью из красного дерева, его холл, часть которого виднелась в арочном проеме, вместе с куском широкой лестницы, ведущей на второй этаж и его иные, менее примечательные детали.
Стараясь двигаться бесшумно и в душе надеясь, что двор не оборудован датчиками движения, что включают уличное освещение при малейшем шевелении в зоне их досягаемости, мальчик подошел к желтому окну так близко, как позволяли кусты гортензии под ним, и немного наклонился - в этот момент тяжелый гобелен зашевелился и из мертвой зоны на свет вышла уточненная фигура, облаченная в один лишь шелковый домашний халат.
Сердце Джека пропустило пару ударов и следом забилось сильнее. Он проглотил слюну, ставшую внезапно слишком вязкой, и попытался наклониться еще сильнее, стремясь увидеть больше, но эта необходимость отпала буквально через секунду - из глубины холла, одетый в рабочий костюм-двойку, с ослабленным галстуком, бутылкой ни то вина, ни то шампанского в одной руке и бокалами под него в другой, на свет гостиной вышел его отец. Мальчишка присел и немного отодвинулся, прячась в тени двора. Фигуры, отделенные от него двойным стеклопакетом в дорогой беленой деревянной рамке, обменялись парой фраз и опустились в оксфордское кресло, одна поверх другой - Джонатан был первым, леди (если можно было назвать ее так) - примостилась у него на бедре, элегантно (а для Джека - вульгарно) закинув одну длинную ногу на другую, и положив ладонь с тонкими пальцами мужчине на затылок. Они о чем-то разговаривали. Джек не мог слышать голосов, но по тому, как шевелились губы Картера-старшего и по тому, каким, по внешним признакам, казался он расслабленным, разговор их явно шел не о работе - во всяком случае при Джеке он дела рабочие с таким видом никогда не обсуждал.
Джек присел еще ниже, опасаясь быть замеченным случайным взглядом в окно. Он не знал, на что смотрит, но точно предугадывал все, что увидит - от разлитой по бокалом бледной жидкости, до обмена улыбками, объятиями и... Ему вдруг стало дурно - сердце забилось под самым кадыком, уши вспыхнули жаром, а в желудке вдруг образовалась локальная черная дыра. Он попытался проглотить это ощущение, но с каждой новой деталью разворачивавшейся перед его взором сцены, явно не предназначенной для внимания свидетелей (и, тем более, детей), мерзкое ощущение внутри его тела становилось все более и более явным. Джека затошнило. Он силой вынудил себя просидеть перед окном еще минут пятнадцать, - до тех пор, пока возможное продолжение не стало казаться ему чрезмерным для его собственной психики, - а после отпрянул от окна с такой яростью и такой прытью, что не только задел и поломал несколько веток на несчастных гортензиях, но и, неожиданно для самого себя, задел голенью водосточный слив. Резкая вспышка боли затмила разорвавший тишину гул, пронесшийся по сливной конструкции - Джек, что уже бежал по двору, проигнорировал что первое, что второе.
Обида и злость, уже навещавшие его сегодняшним вечером, вернулись с утроенной силой. Ему едва удавалось отдавать голове приказы, чтобы та не забывала смотреть по сторонам на дороге, ведь все сознание мальчишки теперь было плотно занято едким осознанием предательства - увиденное, отнюдь, не открыло Джеку глаза на происходящее, но пырнуло тупой заточкой в то самое уязвимое, что покоилось в сознании Картера. Предательство старших - оно и впрямь становилось нормой в его жизни. Сначала мать, которая предпочла ему этого Шона, который одним своим появлением в их жизни подвел черту под их возможным счастьем, потом дед, отрекшийся от него сразу, как только аппарат ИВЛ, гонявший кислород по погибшему телу Лив, оказался отключен, затем сам Шон, однозначно заявивший на судебном заседании о том, что он не намерен брать на себя опеку над мальчишкой, а после Меган и сам Джон - оба отчаянно не желавшие этой ответственности, свалившейся на них без предупреждения и оба, очевидно для Джека, не отказавшиеся бы от возможности открутить время назад достаточно, чтобы это ответственности избежать - все они повторяли один и тот же путь, который Картер-младший умел уже просто предугадывать.
Его это оскорбляло. Оскорбляло много сильнее, чем все те слова, что он ежедневно выслушивал о себе в школе - суждения и издевки посторонних ему, безусловно, были неприятны, но даже они не шли ни в какое сравнение с теми ощущениями, что вызывал сам факт осознания их небезосновательности. И ведь он знал, - знал, что отнюдь не работа вынудила Картера не явиться на сегодняшнее мероприятие, - и все равно до последнего старался убедить себя в обратном, ведь это тоже ранило, но хотя бы не так сильно.
От былой медлительности не осталось и следа - теперь Джек летел домой с такой скоростью, словно бы опаздывал на поезд отсюда. Тишина вечерней улицы меркла в шуме собственного дыхания, горло саднило от слишком большого объема воздуха, потребляемого легкими, стопы сводило от напряжения, а в голове стучала кровь. Он шел так быстро, что собственные ноги с трудом поспевали за заданным темпом. Рубашка теперь облепила тело полностью, рюкзак постоянно сваливался, пиджак влачился почти по земле, и даже  штаны, на тощих мальчишеских бедрах, от пота постоянно липли к коже.
Джек миновал станцию полиции, неудобный, неправильной формы перекресток, обзор на котором всегда был крайне ограничен, старый заброшенный продуктовый магазин с давно обвалившейся крышей, закусочную и отделение почты. За небольшой кирпичной постройкой, вмещавшей в себя дешевую прачечную, магазин электротоваров и пару этажей квартир для малоимущих, узкая двухполосная дорога брала резкий поворот вправо и устремлялась на холм, ввысь. Джек перебежал ее по-диагонали, даже не глядя по сторонам и не убеждаясь в безопасности этого маневра, и выйдя на газон поспешил куда-то вглубь часто посаженных деревьев - туда, где углом серой черепицы, подсвеченной светом одинокого фонаря, выглядывал их арендованный дом.
Стандартная архитектура конца 60-х - брус "восемь на шесть", белый сайдинг, два этажа, наклонная крыша, крыльцо и небольшой балкон сразу над входной дверью, лишенный всякой практичности. Предыдущий арендосъемщик, впрочем, найти ему применение явно смог и использовал балкон как курилку - заехав сюда пару месяцев назад, сразу после того, как суд узаконил опеку Джонатана, они обнаружили в его дальнем углу целый склад банок из-под фасоли, доверху набитых окурками. Банки, разумеется, в тот же день оказались выброшены в мусорный бак у дороги, но запах - кислая смесь никотина и гнили - остался. Он был особенно хорошо слышен рядом с окном в комнате Джека - единственной комнате, выходивший окнами на сравнительно открытое пространство и потому получавшей больше естественного света, чем любая другая. Дом, как уже упоминалось, не представлял из себя ничего особенного - два этажа, три спальни наверху - Джека, Джонатана и гостевая, - плюс ванная и туалет, а также гостиная, кухня и еще один санузел внизу. Кладовая, заваленная всяким хламом, шла бонусом и как полезная площадь не учитывалась. В доме также был подвал, но за два месяца, прожитых под этой крышей, в него они так ни разу и не спустились.
Джек отпер дверь своим ключом, толкнул ее и ввалился в помещение, сочетавшее в себе одновременно кухню, холл и гостиную. В нем, не выветрившийся с утра, стоял запах бытовой гари от сожженной в спешке яичницы и было, как и везде в городе, жарко и душно.
Мальчишка замер у двери, опустив рюкзак и пиджак на пол, и упершись одной рукой в колено, наклонился, пытаясь отдышаться. Горло его все также надрывно саднило, сердце продолжало бешено стучать о ребра, вены на шее и висках некрасиво вздулись, а мокрые от пота волосы сбились на макушке.
Джек выдохнул хрипло, закашлялся, попытался втянуть ртом воздух и закашлялся снова - дыхание, подгоняемое не только усталостью, но и злостью, совершенно не желало приходить в норму. Он выпрямился, прерывисто втягивая воздух через маленькую щелку губ, скрывавших плотно сомкнутые челюсти, и попытался силой замедлить до боли вздымающуюся от дыхания грудную клетку - попытки, несколько их подходов, завершились поражением. Джек замер. Плотно, до побледнения, сжал и без того тонкие губы и, обведя взглядом ночную комнату, вдруг размахнулся и с огромной силой швырнул свой рюкзак через все помещение - тот, перекувырнувшись в полете, врезался в полку на противоположной стене и снес все ее содержимое на пол.
- Ненавижу тебя! - крикнул он надрывно в пустоту ночного дома, но дом не ответил ему даже эхом.
Джек сжал кулаки, махнул руками по воздуху, словно собирался врезать ими по поверхности стола, топнул ногой и не размыкая губ сдавленно закричал - боль, злость и разочарование, - чувства, что весь сегодняшний день ждали своей очереди, - начинали выползать на поверхность. Картер буквально чувствовал, как они закипают внутри и прорываются сквозь его оболочку.
Он сорвал с себя галстук, кинул его и пиджак куда-то в сторону и, хватая самого себя за голову развернулся и с силой пнул входную дверь - та зазвенела витражными стеклами.
- Ненавижу! Ненавижу вас всех! - его голос был непривычно низкий и сиплый, словно бы кто-то намеренно изменил тональность в настройках его голосовых связок.
В доме сам собой зажегся свет.
Джек этого не заметил.
Хватая самого себя за волосы и сильно, болезненно дергая, он принялся ходить по гостиной взад-вперед, подобно тому, как сумасшедшие мечутся в своих коморках. Злость, словно прорвавшийся гнойник, извергалась на поверхность, но в отличие от отравленной органической массы, не приносила своему хозяину ни грамма облегчения - напротив, Джеку казалось, что с каждым новым вдохом ярость захлестывает его лишь сильнее, подобно пламени, что питается кислородом.
Он на мгновение замер посреди комнаты, сотрясаясь от невидимых слез, снова схватил себя за волосы, потянул их с силой, а когда не добился нужного эффекта - размахнулся и с силой ударил себя кулаком по голове.
В ушах зазвенело.
Он топнул ногой. Топнул еще. Подпрыгнул на месте и вложил максимум мощи в то, как вошел пятками в пол и закричал во весь голос, стараясь избавиться от терзавших его ощущений, но ощущения изменились едва ли. Тогда, с трудом контролируя собственное тело, он метнулся к шкафу, в котором, за кучей транспортного мусора, Джонатан, что явно надеялся остаться не замеченным, прятал несколько бутылок своей "микстуры от дурных мыслей" (так, в пору раннего детства Джекки, любой крепкий алкоголь называл их с матерью сосед). Выкинув наружу все коробки и специальную воздушную пленку для транспортировки, мальчишка ухватился за первую попавшую под руку бутылку, и, наспех открутив крышку, приложился к ней не глядя - горло тот час обожгло, словно огнем. Джек закашлялся, проливая на себя немного содержимого бутылки. Адское пойло скатилось вниз по горлу, упало в пустой желудок и моментально всосалось в организм - печь начало изнутри.
Он снова приложился к бутылке - на сей раз аккуратнее и дольше, - в несколько больших глотков насыщая себя тем, чем насыщать не следовало, но на сей раз вместо жара ощутил холод. Он, незаметно, пробрался от пальцев к животу Джека, обхватил своими липкими, костлявыми руками его ребра и заставил волосы на затылке встать дыбом.
Картер опустил бутылку, выдохнул и замер - он был знаком с этим ощущением и ненавидел его ничуть не меньше, чем все иное, что успело приключиться за сегодняшний проклятый день.
- Проваливайте, - прошептал он в пустоту. - Я сказал - УБИРАЙТЕСЬ! - но холод никуда не делся. Напротив, мелкими прикосновениями к коже, он проникал, прорывался внутрь.
Джек обернулся, нахмурился, напрягся - рваной шеренгой, зиявшей пустотами его дома, перед его взором, ровно посреди гостиной, возникли люди. Нет. Оговорка - то, что когда-то давно, возможно, было людьми. Облаченные в полу-сгнившую форму и плоть, лишенные кто руки, кто ног, кто головы, кто глаза, они стояли между книжной полкой и обеденным столом на четыре персоны, и покачивались, словно зомби в дешевых фильмах - на зомби, к слову, они были похожи больше всего. Джек знал каждого из них по-имени, хоть и не знал, откуда это знание возникло в его голове. Эти люди, - существа, - приходили к нему уже третий месяц и Джек, к возможному удивлению кого-либо, их не боялся.
Оговорка номер два - теперь уже не боялся.
Впервые он увидел их ночью, последовавшей за тем днем, в который Джонатан нанес свой первый визит в дом его тетушки - они стояли в шеренгу, точь-в-точь, как сейчас, и смотрели в его окно с территории заднего двора. Тогда увиденное так потрясло Джека, что он едва смог сомкнуть глаз в ближайшие три дня.
Со временем их встречи стали чаще и уже не столько пугали мальчика, сколько раздражали его - пронизывающий холод, с которыми они приходили к нему, и их собственный отвратительный вид попросту не могли вызывать у него приятных ощущений. Они злили Джека, доставляли ему дискомфорт.
- Что вам нужно? А? Что вам нужно?! - крикнул он в лица тех, у кого они имелись, но ответа не получил - призраки, зомби, или кем они там были, продолжали стоять рядом, но не смели подойти ближе. Джек знал, что теперь они его боятся.  - Что?
Конечно всегда оставались шансы, что их появление, случившееся практически одновременно с возвращением в его жизнь Джонатана Картера, - возвращением именно потому, что он, собственной оплошностью, когда-то дал этой жизни начало, - являлось чистой воды совпадением, но Джек, само собой, в подобные совпадения не верил. Он не догадывался - знал - что все странности отца, весь его потайной мини-бар и подрагивающие, порой, пальцы имеют много общего с тем, что Джек видит перед собой.
И это злило лишь сильнее.
- Убирайтесь! - крикнул он громче и злее предыдущего, как если бы только от его воли зависело поведение этих существ. - Я сказал - ПОШЛИ ВОН! - он замахнулся и что было сил метнул бутылку с пойлом в голову одного из зомби.
Бутылка пролетела мимо и, взорвавшись тысячами маленьких осколков, рухнула на пол. Янтарное содержимое хлынуло наружу, брызнуло на стены и окропило оказавшийся внезапно включенным электрический радиатор - тот, словно оскорбленный таким поведением, выпустил несколько искр и, через секунду, превратился в открытое пламя.

2 не такой длинный

На тяжелых от злости ногах Джек поднимается в его комнату и, прикрыв дверь чуть громче, чем следовало, припадает затылком к стене.
Сердце, где-то в ложбинке под кадыком, ухает и пропускает несколько ударов. Он молча смотрит в потолок, наблюдая за тем, как неприлично жирная муха коварно потирает лапки, а следом, прикрывая веки, устало и разочарованно качает головой.
Как же все было это ему мерзко - школа, Меган, день, вранье... Эта, ни дать ни взять, встреча достойная бразильской мыльной оперы. Этот скандал... Да вообще вся ситуация в целом. Запаса слов в его английском вряд ли хватит описать то, как сильно он устал от всей этой непрекращающейся чепухи, связанной, так или иначе, с попытками Меган от него отделаться, с желанием школьного совета (и старанием некоторых конкретных ее учеников) вытурить его подальше, с неприкрытой ложью, со страхом, со странностями, да и вообще всей творящейся чертовщиной в целом, объяснить большую часть которой Картер, мягко говоря, в состоянии не был.
Или, все-таки был?
Выдохнув тяжело и даже как-то сипло, он вновь открыл глаза и медленно придал голове правильное положение, касаясь взглядом убранства своей временной комнаты. Это была небольшая, достаточно скромно, но не бедно обставленная спальня с одной, средних размеров, кроватью, большим дубовым платяным шкафом, письменным столом, расположившимся подле окна, с хорошим компьютером-моноблоком и кучей всякой школьной мелочевки на нем, достаточно простым техническим стулом рядом, старыми обоями на стенах и нетипичным для всего дома бардаком в качестве дополнения к убранству. Тут и там валялись какие-то учебники вперемешку с носками и старыми футболками, бумажки с сочинениями лежали не долетевшими до мусорки в дальнем углу комнаты, кровать, разумеется, была не заправлена, а на мощных деревянных жалюзях на окне виднелся не менее мощный слой вековой пыли.
Ничто из этого неуставного беспорядка, явно являвшегося грубым нарушением установленных в доме Меган правил, мальчика, впрочем, не беспокоило. Напротив, он находил подобное положение дел вполне необходимой мерой, ведь она как нельзя лучше помогала держать тетку на приличном расстоянии от того, что Джек считал своей территорией, а значит и своей собственностью.
Выдохнув сквозь плотно сомкнутые губы и немного расхлябанно оттолкнувшись от стены, Джек, ёрничая даже в походке, преодолел несколько шагов до своего стола и плюхнувшись на жесткий стул с размахом, подкатился ближе к компьютеру, уже явно привычным движением хлопая по пробелу. Замыленный фон с круглой иконкой совы, именем "Jack Harris" и небольшим полем для введения пароля ниже возник из черноты буквально в ту же секунду. Картер тот час ввел кодовое слово, кликнул на ввод, подождал несколько секунд, при этом задумчиво кусая изнутри все еще по-детски пухловатую щеку, а после, как только компьютер более-менее пробудился, перешел в облако запущенных задач и переключившись между рабочими столами, вернулся к просмотру ранее оставленной серии весьма популярного в их дни сериала, говоря откровенно, рассчитанного явно на более старшую публику. Собственно поэтому, когда в его комнате неожиданно (или следует сказать - весьма ожидаемо?) возник посторонний, мальчишка, чей интерес был всецело прикован к весьма (весьма!) интимной сцене, по-началу не отреагировал на его вторжение никак иначе, кроме как коротким взглядом. Лишь спустя несколько долгих минут, в течение которых все заданные непрошенным гостем вопросы оставались без ответа, а он сам не был удостоен вниманием ни на секунду, досмотрев, наконец, столь зацепившую его внимание сцену, Джек вдруг подал голос, обращаясь к мужчине таким тоном, словно он готовился к дискуссии с одноклассниками на тему классической литературы.
- "Видоизмененный углерод", - сухо констатировал он. - Насколько известно диванным экспертам сети - самый дорогостоящий проект Нетфликса. Эдакий ответ "Войне престолов", - он изобразил на лице сомнение. - Ребята вбухали кучу денег во все, начиная с обучения своих актеров смешанным единоборствам, языкам, подбора массы лиц, готовых сниматься ню, размахивая перед камерой своими сиськами и письками, до детальной адаптивной проработки сюжета и поиска лучших спецов в компьютерной графике. Они продумали почти все мелочи, здорово прорисовали мир, и путем повышения рейтинга добились максимальной правдоподобности во всем, кроме главной вещи. Кортикальные стеки, - он кивнул головой на сцену, как раз разворачивающуюся на экране, где одному из героев выстрелили в шею. - Предполагается что в этих штуках хранится вся память человека - все его сознание. Но, вот ведь незадача - кортикальный, значит, относящийся к коре больших полушарий головного мозга, а также надпочечникам. А в них явно не содержится сознание. Но это ладно. Трансмиссия, или вернее будет сказать передача этого сознания, происходит за счет погружения стека в шейный отдел позвоночника не как-либо, а путем разрыва спинного мозга. Что априори невозможно, - Джек тяжело выдохнул и сделав немного подозрительную паузу добавил тоном, недвусмысленно намекающим на некоторую взаимосвязь. - Забавно получается, да? Насколько бы хорошую работу ты ни проделал, но стоит тебе зафакапить в процессе что-то существенное и... На тебя уже никогда не будут смотреть нормально, - неожиданно, Джек обернулся. - Что скажешь? Ничего тебе это не напоминает?

3

- А это выглядит правильным решением? - ответил Честер вопросом на вопрос, не отрывая от окна хмурого взгляда. Там, за двумя надраенными до блеска стеклами, серой фигурой, окутывающей себя сизым сигаретным дымом и висящей с кем-то на телефоне, туда-сюда болталась его сестра. Забавно. Нет, в самом деле - забавно. Все, начиная с того факта, что она когда-то давно сама предпочла остаться с отцом, до того, что сейчас из них двоих именно Хейли, в большей степени, нуждалась в психологической помощи. И - нет, это вовсе не означало, что Честеру было плевать на произошедшие события, просто... Просто карты сложились так, что все внимание свалилось на него, как отчасти прямого участника событий, а ей, как старшему и находившемуся поодаль ребенку, не перепало ничего, кроме короткого "Все нормально?" от их отца. И разумеется она ответила, что все в порядке, вот только "в порядке" ничего не было - напротив, на деле царил настоящих хаос.
Честер не был слишком участливым человеком, - ни в отношении сестры, ни как личность в принципе, - но и бездушным эгоистом тоже не являлся. При всей его обособленности, замкнутости, отстраненности и прочих подобного рода качествах он не мог не замечать, что Хейли восприняла новость об убийстве матери куда более остро, нежели способны были увидеть окружающие... Чем она сама позволяла себе показать. Воспитанная их отцом и лишенная хоть какого-то адекватного примера женщины-супруги и женщины-матери перед глазами, она, с возрастом, становилась все больше похожей на пацана-переростка в женской шкуре, вынужденного по-наитию искать свое место в мире и осознавать границы собственного Я, а вернее сказать - его рамки. У нее не было подружек, в целом особо не было друзей. Она, насколько было известно Честеру, пыталась встречаться с каким-то парнем, но их отношения сложно было охарактеризовать именно как взаимоотношения молодых мужчины и женщины - они, в большей степени, походили на какую-то компаньонскую взаимосвязь двух одновременно сильных, страшных, необычных и неуверенных в себе людей. Парадоксальный симбиоз, романтики, возможно, не лишенный, но далеко не кричащей о ней.
А что самое смешное - об этом знали все трое: и он, и отец, и Хейли. Знали, но... Предпочитали делать вид, словно не замечают. Так было проще. Не для ситуации, но для собственной совести.
- У вас все это есть в эпикризе, - все еще не отводя взгляда от удаляющейся фигуры сестры, попытался отбрыкнуться от темы Честер. - Я правильно это называю, да? Это "эпикриз"? Как сжатая выписка из истории болезни? Ведь это тот, кем меня все считают, да? Больной, - выплюнул он слово, морщась как от горечи во рту. Что уж и говорить - Честер привык к тому, что окружающие воспринимают его как ненормального. Без поблажек на возраст или особенности жизни, но с подчеркиванием их, как специфических условий, отягощающих ситуацию, а не исключающих ее. - Ладно, - он выдохнул. - Хотите знать, что случилось - слушайте, - он все-таки отвернулся от окна, возвращая взгляд специалисту. - Некоторое время назад мои родители развелись. Сестра осталась жить с отцом, мать - забрала меня с собой. Мы разъехались, жили порознь. Все было... - он на секунду смолк, кривя губы и подбирая слова. - Все было нормально. Не хорошо, не плохо - нормально. Моя мать работала, пыталась строить личную жизнь, - ведь так вы это зовете, не так ли, - наверное планировала наше будущее. Не знаю. Мы не слишком много общались, - он снова сделал паузу, наклонился вперед, упирая локти в колени, потер друг об друга ладони и продолжил, немного поводив головой из стороны в сторону. - Потом... Ну, видимо потом что-то случилось. Наверное она кого-то нашла. В смысле, кого-то еще. И вот, она стала реже появляться дома, - Честер предпочел тактично умолчать, что под "реже" он подразумевал ее, порой, недельные отсутствия. - Стала иногда ночевать у него. Ну, вы же знаете. Ради секса и все такое. А потом она пропала, - мальчишка пожал плечами. - Просто не вернулась домой и все. Я думал, может они куда-то уехали и не предупредили, - ну, знаете, мало ли как в жизни бывает, - и потому сначала особо не переживал. В смысле, я ей только добра желал и все такое. Хочет свободы - вольна ее получить. А потом как-то все затянулось, ну, в смысле отсутствие ее. Месяц прошел, кажется. А потом ее нашли в лесополосе у дороги. Вернее, - Честер нахмурился и снова словно бы безразлично пожал плечами, - вернее они нашли то, что от нее осталось, - он хмыкнул, переведя взгляд с фигурки на дальней из полок на собственные покрытые сеткой сосудов руки. - Ну и, собственно, все на этом. Соц службы передали меня сначала в фостерную семью, потом оттуда отцу вернули. И как бы вот он я. Сижу тут перед вами, объясняюсь.

4

Иногда так случалось, что Рамирез все-таки посещал школу и, порою, даже задерживался дольше чем на одном занятии. Бывало такое, конечно, редко, а закономерности никакой в этих посещениях не было, - так как совершалось оно скорее “от балды”, нежели основываясь на каких-то конкретных побуждениях, - но все-таки случалось.
Так было и сегодня - шел уже четвертый час занятий, а Хоакин, покамест, даже не планировал сбегать. Более того, он исправно делал вид, что ему интересно: сидел молча, смотрел вниз и не задавал никаких провокационных вопросов, - которые еженедельно служили причиной для общения с мистером Шеффалдом, - и, словом, вел себя едва ли не образцово-показательно.
А причина такого замечательного поведения крылась ниже, точнее - внизу. Вернее под партой. Буквально. Совсем.
Но - нет, то был вовсе не акт вожделения к своей левой и совсем не шокер у паха (хотя последнее, в каком-то смысле, уже ближе). Отнюдь.
Создавая видимость, словно он сосредоточенно конспектирует все, что пытается донести до собравшихся педагог, Хоакин тем делом так же сосредоточенно переписывался с некой Венди из списка контактов на айпэд.

Кстати о нем.
У Хоакина не было айпэда и, разумеется, в ближайшей обозримой перспективе оный ему не даже светил - по крайней мере до той поры, в которой он перестанет открывать “список лучших учеников школы” с конца.
И все же айпэд в его руках сейчас присутствовал - настоящий, немного потертый, однако вполне себе рабочий.

R.R.: я считаю, что ты очень горячая!
V.L.: прошу прощения?
R.R.: я считаю, что ты очень горячая, Венди!
V.L.:Ричард, ты напился?
R.R.: разве это что-то меняет?
Может быть у меня к тебе
есть чувства!
V.L.: Росс, у тебя все хорошо?
R.R.: нет! я хочу тебя!

- Где взял? - раздался шепот позади его уха.
Рамирез коротко обернулся и натянул на лицо самодовольную ухмылку.
- Места знать надо, - протянул он не громче одноклассника и чуть повел бровью. Удивление в тоне Джейсона польстило его самолюбию и он едва не пустился в рассказ о собственном утре, только новое сообщение в чате вернуло его в диалог.

V.L.: Мистер Росс, я ценю Вашу откровенность,
но боюсь подобные разговоры неуместны!
R.R.: почему нет? Венди! У меня есть к тебе чувства!
Я люблю тебя! Не будь жестока!

- Что за херню ты там пишешь? - Джейсон подался вперед, перегибаясь через парту и пытаясь заглянуть в планшет.
- Увидишь! - ответил Рамирез тихим, хитрым голосом.

V.L.:  Думаю, нам стоит прекратить этот разговор сейчас.
R.R.: Давай потрахаемся? У меня в лофте. Сегодня. После работы…

- Кто такой Росс? - Джейсон тянул шею подобно жирафу, что старается достать до самых верхних и сладких листьев на дереве.
- Мой старший брат, - небрежно бросил Хоакин. Кривя губы в усмешке, он выжидательно смотрел на айпэд.
- Это он дал тебе его? - Джейсон бросил беглый взгляд на учителя, который, в ту секунду, был глубоко поглощен своим объяснением.
- Пфф, ага, мечтай больше, - мальчишка тихо прыснул, - я утащил его, пока эта шпала волосатая отсыпается после ночной пьянки.

V.L.:  Почему ты не берешь трубку?
R.R.: Я не хочу, чтобы ты кричала на меня, Венди.
Я тебя люблю! Я хочу отношений! Хочу семью.
V.L.:  Возьми трубку, Ричард.

- А кто такая эта “Венди”?
- Да хрен ее знает. - Рамирез вновь бросил взгляд за спину, - может коллега какая-то, может просто какая-нибудь телка.
- А он че, реально ее любит? Этот твой брат или… - Джейсон резко замолк и коротко кивнул в сторону доски.
Рамирез повернулся как раз вовремя, чтобы поймать на себе взгляд учителя.
- Вы заняты чем-то более интересным, мистер Рамирез? - осведомился он критичным тоном.
- Что Вы, - выпалил Хоакин, - что может быть интереснее истории о том, как мошкара в желудке лягушки превращается в говно!
По классу волной прокатился смех. Он бы смолк мгновенно, если бы не Питер и Лора, которые на любую шутку Рамиреза всегда реагировали истерикой. Вот и сейчас, сидя за соседними партами, они поглядывали друг на друга и давились от смеха.
- Хватит! - зло гаркнул учитель. - Рамирез! Еще одно слово - и отправишься к директору! Я понятно изъяснился?
Мальчишка наигранно выпучил глаза и медленно сполз на стуле.
- Рамирез? - Мистер Билд сделал резкий шаг вперед. - Я понятно изъяснился?!
Но Хоакин лишь пуще вытаращил глаза и съехал по стулу еще ниже.
Лора, по щекам которой, к этому моменту, от смеха уже текли слезы, попыталась выговорить что-то вроде “вы же сказали ему молчать”,  но на деле ее речь превратилась в непонятный набор звуков, и в итоге, весь класс снова скатился в звенящую истерику.
В бессилии, которое, признаться, в обществе Хоакина настигало его регулярно, Билд лишь бросил ледяной взгляд на мальчишку и выждав минуту, дабы позволить детям перевести дыхание, попытался вернуться к своей лекции.

Удостоверившись, что он перестал быть объектом всеобщего внимания, Хоакин вновь опустил взгляд на экран планшета.

V.L.:  Возьми трубку, Ричард.
V.L.: Ты слышишь меня?
V.L.: Росс. Немедленно возьми трубку.
V.L.: Пожалуйста, зайди ко мне в офис,
когда соизволишь явиться на работу.
R.R.: Покажи сиськи?

Отредактировано Rex Ryker (2020-09-15 10:04:36)

+2

2

Привет.  ;)
Заполни, пожалуйста, название темы по шаблону:

62,2 написал(а):

Заголовок анкеты должен быть заполнен по следующему шаблону (строчными буквами)
в квадратных скобках — первая буква выбранной стороны [renegades или vigilantes]
для носителей:
[?] name surname, age — powers

пример:
[r] john doe, 35 — energy absorption

Т.к. Райкер родился уже после признания носителей, нужно прописать момент, что после рождения по результатам теста мальчик был признан носителем и чипирован.
Необходимо прописать реакцию Райкера на то, что он носитель. Как он это воспринял.
Когда именно пробудилась способность? Отношение Райкера к её активации, что с ним происходило?
Реакция Райкера на обращение Линкольна Риндта.

По остальным пунктам в том числе и по способности отпишется Майк.

+1

3

664292,907 написал(а):

Необходимо прописать реакцию Райкера на то, что он носитель. Как он это воспринял.
Когда именно пробудилась способность? Отношение Райкера к её активации, что с ним происходило?
Реакция Райкера на обращение Линкольна Риндта.

Хорошо, но честно говоря я не очень понимаю, как гениальность, которая, судя по тому, что я читал у вас о способностях (в плане тот пункт, в котором говорится, что развитие способности в полной ее мере начинается только после завершения полового созревания) может как-то очень уж заметно проявиться до лет 16-18. Гениальность же не пирогенез - ты не подожжешь дом случайно или около того. Это, скорее, способность твоих мозгов разбираться в вещал лучше, чем чьих-либо, а на осознание этого требуется время, знания и какие-то, действительно значимые, ситуации, которые в реалиях военного времени вряд ли часто случаются (в том плане, что вряд ли у них сейчас актуальны олимпиады по предметам и иные способы проверки экстра знаний детей).

К слову, будет ли большой наглостью с моей стороны попросить уточнить, как идентифицируется способность подобного рода (такие как гениальность, способность просчитывать будущее и так далее)? Это какие-то генетические тесты или?
Допустим, если способность проявилась близко к моменту рождения, смогли бы "добрые дядя или тетя из Департамента социальной защиты носителей" однозначно сказать, какой способностью обладает ребенок? Или родителей бы просто уведомили о том, что их сын - носитель?

тему поправил)
спасибо)

Отредактировано Rex Ryker (2020-09-15 10:07:03)

+1

4

Rex Ryker, привет  http://s2.uploads.ru/t/5t3eL.png
гениальность могли определить во время проверок после чипирования, что включало в себя и опрос родителей (не замечали ли вы за своим чадом чего-нибудь странного? и т.п.)
поэтому в целом могли обозначить способность условно как "гениальность" :)

все остальное смогу проверить завтра :)

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Рейтинг форумов Forum-top.ru



Вы здесь » REVOLT » Регистрация » [r] Rex Ryker, 12 - peak human intelligence