16.09.2019 Гайз! Нужно ваше экспертное мнение об одной интересной скриптоплюхе.
15.09.2019 Немного новостей относительно старых эпизодов.
07.09.2019 А вот и долгожданные итоги ежегодного Revolt Awards!
01.09.2019 Для всех, кто не попал в квесты, есть шанс принять участие в сюжетном эпизоде. Всем по Эйяфьядлайёкюдлю!
26.08.2019 Друзья! Последняя неделя, чтобы оставить свои голоса в ежегодном Revolt Awards!
13.08.2019 Итак, время важных новостей с фронта - не пропустите!
07.08.2019 Итак, нам 3,5 года, мы безбожно пьем, отмечаем и читаем про ОБНОВЛЕНИЯ.
05.08.2019 Йоу, Револтянин! Успей записаться в мафию!
28.07.2019 Участники конкурса! У вас осталось СЕМЬ дней >:] (c)
22.07.2019 До дня рождения остается все меньше времени, и прекрасная Роми приготовила для вас бомбический конкурс. Налетай, Револт!
29.06.2019 Уже по традиции - тизер новых квестов (да-да, сразу двух). Всем огня и приятного просмотра :)
23.06.2019 В ожидании квестов Колтер не дает нам скучать, и здесь вы найдете его новое видео. Всем приятного просмотра, а Колтеру - отдельное спасибо ;)
23.06.2019 Экстренный выпуск новостей с фронта - не пропустите!
20.06.2019 Друзья! Все подписываемся под петицией Акселя! :)
15.06.2019 И-и-и они вернулись.
27.05.2019 Первая порция новых бонусных заданий подъехала - налетай!
23.05.2019 А вот и свежачок про твинков подвезли.
24.04.2019 Всем, кто посмотрит endgame раньше других и захочет поспойлерить и покричать.
06.04.2019 Псс, Револт! Не хочешь немного мафии?
08.03.2019 Прекрасная половина человечества: С Праздником!.
08.03.2019 Еще порция новостей по поводу очередного дня рождения форума!
23.02.2019 Без лишних слов и ложной скромности - мы поздравляем Револт с Днём защитника Отечества.
06.02.2019 Револту 3 ГОДА! Обо всех новостях и плюшках читаем здесь.
05.01.2019 Пс-с, Револт, немного интриги в вестях с фронта.
31.12.2018 Предновогоднее УРА для участников квеста и сюжетных заданий!
16.12.2018 Самое время выбрать номер и узнать, для кого ты станешь Тайным Сантой.
26.09.2018 Йо-хо-хо, пираты, подвезли свежий квест и сюжетные задания.
06.08.2018 С Днем Рождения, Револт! Чуть больше о приятном здесь. А в этой теме - результаты голосования.
01.08.2018 Револт! Настало время выбрать самых-самых в нашей практически ежегодной Revolt Awards #3.
13.06.2018 Револт, павший лидер сопротивления передает неожиданный привет.
06.06.2018 Тыры-пыры, Револт с Днем рождения! А здесь кое-что об обновлениях.
06.04.2018 Два новых квеста уже на передовой, а - здесь вы найдете их участников. А в этой теме - немного праздничного упороса. Ура, товарищи!
04.04.2018 В ожидании грядущих квестов - свежий тизер.
02.04.2018 А вот и свежие бонусные задания подвезли - налетаем!
21.03.2018 Друзья, радуем вас обновлением информации об экзоброне - в этой теме.
08.03.2018 Сегодня поздравляем наших дам - здесь и вот здесь!
06.02.2018 Без лишних слов - Револту два года! Кликайте по ссылке, там вас ждет много всего интересного. 30.12.2017 Предновогоднее организационное объявление о нашем с вами квестовом режиме во время праздников.
29.12.2017 Настроеньеподнимательный раздел. Поздравляем друг друга, обмениваемся подарочками, спасаем елки от котов.
11.12.2017 Открываем рождественский сезон записью в Тайного Санту. Спешите, набор участников продлится всего несколько дней.
08.11.2017 Очередная праздничная дата на Револте вместе с обновлениями и приятными бонусами
17.10.2017 сюжетные задания - в новом формате.
01.10.2017 Начало октября - время отопления, горячих напитков и нового сюжетного поста в вестях с фронта. На этот раз - о событиях прошлого.
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!
9014
9443
август 2038
− Баттл-крик
− Мичиган
Нортфилд −
Миннесота −
Renegades
Vigilantes

18+

Авторский мир
Способности
Jeremy Shaw
К нему обращаются, с ним говорят, до него пытаются что-то донести, но Шоу хочет тишины, а не въедливых нотаций, Шоу хочет безграничного счастья и свободы после таблеток, а не давящий полумрак ненавистного ему коридора; он шипит в ответ, он дергается навстречу, и вот он уже... [читать далее]
Grace Taylor Solveig Einarsson Anna Fate Alex Locke

REVOLT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REVOLT » Акции » #0: нужные персонажи


#0: нужные персонажи

Сообщений 1 страница 20 из 43

1


●      Н    Е    О    Б    Х    О    Д    И    М    Ы    Е        П    Е    Р    С    О     Н    А    Ж    И      ●
___________________________________________________________________

Помните, что указанные в заявках способности и внешности не закреплены за нужными персонажами и могут быть заняты другими игроками. Должности и способности для нужных персонажей не придерживаются, а внешности могут быть выкуплены на один календарный месяц.

Уважаемые заказчики! Вы сами отмечаете актуальность своих заявок, так что не забывайте своевременно убирать «спойлер» придержания из своих сообщений, чтобы по истечению срока не пропустить гостя, которому Ваша заявка могла бы приглянуться. Кроме того, не забывайте перед написанием заявки сверяться со списком способностей, внешностей и фамилий.
Репостить уже опубликованные заявки новым сообщением нельзя.
[исключения]

Внимание! Заявки не проходят предварительную модерацию и проверку на адекватность. Все факты биографии, указанные заказчиком, вы принимаете на свой страх и риск, а согласование с матчастью проводите сами.

https://i.ibb.co/zmT6h4s/2hP2R.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
внешность на английском

» имя, возраст:
ответ.
» принадлежность:
человек или носитель.
» профессия:
ответ.

» способность:
ответ.
» сторона:
ренегаты или вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка

Все, что Вы считаете нужным рассказать о разыскиваемом персонаже.

Отношения с Вашим персонажем, планы на совместную игру.

Дополнительно: все, что не вошло в предыдущие пункты. Пожелания, требования.

п р и м е р    п о с т а

Любой пост Вашего авторства или выдержка из анкеты для ознакомления.

Код:
[quote][align=center][img]ССЫЛКА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ[/img]
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
[font=tahoma]внешность на английском[/font][/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td][b]» имя, возраст:[/b]
ответ.
[b]» принадлежность:[/b]
человек или носитель.
[b]» профессия:[/b]
ответ.[/td]
[td][b]» способность:[/b]
если имеется. советуем на всякий случай указывать несколько вариантов способностей на выбор.
[b]» сторона:[/b]
ренегаты или вигиланты.
[b]» статичное изображение:[/b]
[url=ССЫЛКА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ]ссылка[/url]. статичное изображение нужно для того, чтобы мы смогли пропиарить Вашу заявку в ролевых каталогах, на которых запрещена анимация.[/td]
[/tr]
[/table]
[quote][align=justify]Все, что Вы считаете нужным рассказать о разыскиваемом персонаже.[/align][/quote][quote]Отношения с Вашим персонажем, планы на совместную игру.[/quote][quote]Дополнительно: все, что не вошло в предыдущие пункты. Пожелания, требования.[/quote][spoiler="[align=center]п р и м е р    п о с т а[/align]"]Любой пост Вашего авторства или выдержка из анкеты для ознакомления.[/spoiler][/quote]

0

2

http://s017.radikal.ru/i415/1609/84/892091163c2f.gif http://s018.radikal.ru/i506/1609/c2/2aff51708dab.gif http://s017.radikal.ru/i418/1609/bd/b987d058c3ff.gif http://s09.radikal.ru/i182/1609/44/e945e2922e16.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jack o'connel

» имя, возраст:
Richard "Richie" North, 26/ Ричард "Ричи" Норс
» принадлежность:
носитель
» профессия:
Офицер британской нац.гвардии
Некогда владелец модного клуба в ЛА
Член боевого отряда вигилантов.

» способность:
ЛАЗЕРНЫЙ ЛУЧ [optic blasts]
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

The one is now aware
So stay away from me
I'm just too young to care

● Ричард Норс родился, как выразился бы тактично Оливер, с золотой ложкой во всех возможных местах. Его предки имели почетное место в палате лордов. С детства c ним возились как с писаной торбой, окружая няньками, и приставили даже личного батлера.
● Отец Ричи скоропостижно скончался когда мальчику едва стукнуло 10 лет. Через год мать вышла замуж за друга отца, который имел все планы на хорошее наследство Норсов, поэтому никогда не упускал возможности ударить ребенка или напомнить, что после смерти мамочки он отправится к своей престарелой бабке в Ньюкасл.
● Пацан рос крайне взрывным молодым человеком, вся его элитная, чванливая Лондонская школа до чертиков боялась задиры, который всегда пренебрегал школьными правилами, но, на удивление, неплохо учился, сдавая все предметы на проходной балл просто пробегая глазами учебник.
● Стоило догадаться, что отчим рукоприкладствовал не только по отношению к ребенку, который рос и крепчал, но и к матери. В одной из этих ссор парень не выдержал и буквально испепелил незадачливого отчима. Так и проявилась способность Ричарда- испускать энергетические лучи из глаз. 
● Парень сам решил пойти в военный колледж, где и познакомился с Оливером, который учился на курс младше. Став ему лучшим другом, несмотря на свой взрывной нрав против спокойного характера Олли, они пережили множество волнительных моментов: дрались из-за женщин, напивались в пабах, кидались камнями в корпуса артиллерийских войск. В общем, проводили время как любые молодые люди, предоставленные исключительно себе.
● Ричи хотел рвануть с Оливером в США, но Беррингтон уговорил друга остаться.
● Окончив обучение и дослужившись формально до чина офицера- уволился, отправившись покорять Соединенные штаты и просто транжирить родительское состояние.
● Нашел Оливера и снова умудрился разбавить его скучную жизнь пожарного в ЛА.
● Выкупил клуб в Лос-Анджелесе, чтобы для приличия зарабатывать на собственном гедонизме.
● Влипал в передряги то с полицией, то с местными гангстерами, но всегда чудом( это чудо звали- Оливер) умудрялся отделаться синяками и другими мелкими травмами, которые его лишь забавляли.
● Пожертвовал 10% своего состояния на благотворительность жертвам АЭС в Британии.
● Вступил в вигиланты по линии армии. Мир пал, а веселуху никто не отменял.
● Гетеросексуален
Общая характеристика: Ричи взрывной, он лезет в любую возможную драку, при возможности сам провоцирует ее, крайне конфликтен. Может нахамить начальству, плохо подчиняется, но признает силу. В обществе ведет себя крайне непристойно, совершенно отсутствует чувство стыда, груб. Прекрасный друг, который готов на многое пойти ради своих людей. У него все на разрыв аорты, если чувствовать- до беспамятства, если ненавидеть- до дрожи. Даже во время войны ни в чем себе не отказывает, любит выпить и большие компании, люди, правда, ему нужны скорее для фона. Не считает себя одиноким, не переносит сентиментальности, честен, прямолинеен. Самое ужасное, что может случиться с человеком, по его мнению, это предательство.

●Одна душа в двух телах. Два совершенно разных человека ищут друг друга в горниле войне, но ни Оливер, прошедший ад благодаря действующим властям, ни Ричард, который всегда был более чем предан правительственным структурам, не будут отказываться от своей стороны. Кто первый из них поднимет руку на «брата»? Это нам и предстоит узнать, играть будем много и мучительно, но очень хочу видеть этого обаятельного гада в сюжете.

●Простой, но ни разу не плоский в понимании персонаж, мне лично было бы очень интересно наблюдать за его трансформацией и взрослением в условиях войны. Вы можете привнести в него все что угодно, главным условием является: желание растить Ричи, он хорошо может вписаться в общий сюжет.


[ п р и м е р    п о с т а ]

♫When I’m standing in the fire
I will look him in the eye
And I will let the devil know
That I was brave enough to die.♫


Тонкие детские пальцы загребали мокрую землю в ладонь при попытке уцепиться за что-нибудь выступающее с поверхности и подтянуться вперед на своих худеньких ручках, дождь бил по затылку, сбивая его волосы друг с другом, кровь сочилась из ран, впитываясь в ту самую землю, куда мы все так стремимся только родившись. Он бежал от смерти, точнее полз, так неистово цепляясь за жизнь, так жадно глотал воздух, не предназначавшийся для него, чуждый, словно из другого измерения. Оливер стоял над 14-летним мальчиком, которому впервые предстояло заглянуть в глаза собственной смерти. Подросток наклонился к ребенку, но тот его не видел. Во рту снова появилась эта горечь от накативших слез- он начинал понимать что к чему. Картина в Кардиффском парке предназначалась ему для напоминания того, что он прозевал свой шанс, он мертв и вот то чего он был достоин еще тогда, по факту своего рождения. Олли просто отсрочил развязку своего сюжета на два года. Мертвец сел на карточки, сложив руки в замок на затылке, и опустил голову. Почему до сих пор так больно если его уже нет в живых?
- Зачем ты мне показываешь все это? - процедил он зло сквозь слезы обращаясь к невидимой силе, которая держала его во мраке собственных травмирующих воспоминаний- Покончи со мной!
Ребенок на земле обмяк, он задохнулся то ли от боли, то ли от недостатка кислорода. Олли сильнее стиснул пальцы между собой и зарыдал, как рыдают люди от осознания того, что это и есть конец, когда поздно что-либо менять, нечего возвращать и нечего дать. Наверное, это был его ад, где он вечно проживает одну и ту же боль, видя, что второго шанса больше не выпадет, вечная циркуляция собственных страданий. Ребенок разжал руки, на его лице наконец-то появилось спокойствие, умиротворение, он смог убежать. Мучения от собственного недуга больше не коснуться его, он не будет с печалью смотреть на нормальных, здоровых детей, которые вырастают, бегают, знакомятся друг с другом, влюбляются, заводят семьи и умирают. Словом- суететятся.
- Я не хочу умирать- прошептал он, качаясь с носков на пятки, его руки проскользили по собственным волосам и закрыли мокрые глаза. Дождь продолжал барабанить по телу маленького человека, распластавшегося на земле. Оливер поднял глаза к потолку, оросшающим все этой эмитацией дождя- Вставай, мать твою. Вставай, жалкий инвалид.
Оливер сел на колени перед собственным трупом и толкнул его. Давай, давай- повторял он и толкал и толкал, он не ощущал как под мокрой тканью детского вязанного свитера, под хилой грудной клеткой начинает потихоньку заводиться сердце, оно неуверенно, спотыкаясь делает первые шаги-биения, не осозновая свою новую легкость, будто бы его пересадили в новый организм, но то было не сердце ребенка, а сердце мальчика, подростка, лежащего в аэропорту, в луже собственной крови. Ребенок отжался от земли и начал нащупывать очки, которые больше ему не нужны были.
- Встань и иди, очкарик- Оливер засмеялся сквозь слезы, пришмыгивая носом, он тогда и не помнил как дошел до дома, покрытый вязким слоем грязи и мокрый. Как плакала мать, упав перед ним на колени, совершенно не заботясь о том что испачкается. Олли взглядывался в радостное лицо матери. Неужели он ее больше никогда не увидит такой счастливой?
Что-то приятное ударило Оливеру в нос, приподняв голову наверх, он начал внюхиваться. Незнакомый женский запах заполнил все пространство этой воображаемой комнаты, мертвец силился вспомнить где же он его «слышал», давно ли или это очередная галлюцинация его умирающего мозга.
- Идиот
- Я вообще-то умер- на автомате, обиженно прошептал он, но через секунду встрепенулся и начал оглядываться в поисках источника звук. Он никогда бы уже не спутал этот голос, Олли начал ходить по помещению, которое вновь начало заполняться водой и прыгать, громко дыша. Мертвый британец даже не знал, что делать и поэтому делал что угодно лишь бы сохранить ощущение жизни, пускай и эфемерное, Оливер бил стены, толкал их, раскачивал пока черная вода опять не погребла его под собой. Он кричал, старался грести ногами и руками, барахтался, в общем, как мог. Пока не увидел то что станет в последующей его жизни знаком— не нужно бояться тьмы, за ней всегда грядет рассвет. По крайне мере пока твои мозги целы.
Тусклое свечение появившийся вверху начало слабо мигать, потихоньку усиливаясь и усиливаясь,становясь совершенно невыносимо слепящим. Олли поднял руку закрываясь от этого света, которое, казалось, прожигало его плоть.
Жизнь. Это снова ты?

♫Because no matter where they take me
In death I will survive
And I will never be forgotten
With you by my side.♫

- Время смерти 18-45- Врач даже не стал прощупывать пульс все так же лежащего плашмя Оливера, уставшегося стеклянными глазами в сторону. Мальчишку разорвало в клочья, даже та девушка с ребенком выглядела куда более оптимистично с точки зрения врачебной практики. Где-то рядом, давясь собственными слезами, выла навзрыд женщина, которую в руках держал побледший, с глазами как у Оливера мужчина 45 лет, кроме него перед ней стояла несколько полицейских комиссаров и врач-психолог, которые пытались заговорить с ней на ломаном английском, но та совершенно не слушала их, чуть ли не падая, вырываясь из объятий мужа. Она снова и снова кидала взгляд на сына и рыдала не останавливаясь. Обезумевшая, она не могла поверить, что ее Олли больше нет в живых.
Нет, он же особенный...он носитель. Как это...
- Мисс, я попрошу— рядом с Сольвейг присел медбрат и накрыл белым покрывалом окровавленный труп Оливера. Задержав свой взгляд на страшных ранениях, он поджал губы- Жаль парнишку.
Мужчина пригладил края ткани, которые должны были впитать в себя оставшуюся кровь, застывшую на полу, и встал, внимательно смотря на девушку под ним.
- Вам столько людей обязаны своей жизнью- сказал он негромко, наклонившись к уху Эйнарссон и ободряющее похлопал ее по плечу. Несмотря на то что весь периметр вокруг девушки был огражден, рядом с полицией уже столпились журналисты, кричавшие ей, призывая обратить на себя ее внимание. Сольвейг достаточно было посмотреть в объектив, чтобы вышел прекрасный кадр для газетной передовицы или прогрессивного интернет блога. Были и обычные пассажиры, махавшие ей рукой и мечтавшие чтобы она на них просто взглянула. В этот знаменательный день Соль навсегда вписала себя в современную историю Франции и мира, став национальным героем родины круассанов и шансона. Бывшие заложники чуть повеселели и их нельзя было винить, их жизнь могла бы оборваться как жизнь матери и того ребенка, которые просто попали не в то место и не в то время, под пулю безумного фанатика. Собственно как и Оливер, но свой выбор он сделал исключительно сам.
-Sauveur! Sauveur!- Как это обычно бывает, достаточно одному выкрикнуть броское название, как и все собравшиеся начали скандировать в голос этот народный титул Сольвейг, весь аэропорт аплодировал ей стоя. Даже полицейские, не пускавшие никого к девушке, начали нашептывать ее новое прозвище, народное признание самое цепляющееся и искреннее среди всех другие. Еще чуть-чуть и, наверное бы заиграла торжественная музыка, но так бывает лишь в фильмах. Солнце начинало потихоньку садиться, розовые облака зависли над разбитой, незастекленной крышей аэропорта. Чувство какого-то волшебства поселилось вокруг, которое, казалось, способно было воскресить даже мертвого.
Двое мужчин во врачебных халатах внесли носилки и, схватив за руки и ноги, резким движением перетащили белую простыню с телом на них. Работники начали проверять надежно ли все закреплено. Тело Беррингтона внезапно дернулось в конвульсии. Его легкое смогло справиться, вытолкнуть свинец. Изо рта парня выскочила сплющенная пуля и скатилась, упав на пол. Никто из собравшихся этого, разумеется, не заметил, кроме «халата», который сразу же нырнул под носилки за ней, и на автомате закинул ее себе в карман. Встретившись глазами с Сольвейг, он поправил белую марлевую повязку.
- Посмертные конвульсии, такое частенько бывает- Врач покачал головой, похлопывая ладонью по карману. Он снова поправил простыню и отошел вместе с напарником за формуляром. Оливер сглотнул кровь, которая вышла вместе с пулей и тихо-тихо сделал свой первый вдох. Олли лежал неподвижно, стараясь лишний раз не дышать. Всё-таки для человека побывавшим на той стороне, за кулисами жизни и первым кадром увидевшим белую простыню— он был крайне спокоен, самодовольная улыбка на его лице за этой накидкой все же никому не была видна. Кулак на груди теперь ничего не удерживал, кроме пули которая так же вышла из него как и та изо рта, как и другие из остальных пулевых отверстий в его туловище.
Если бы Беррингтон страдал амнезией он подумал, что его похитили и всю ночь избивали бейсбольными битами. Именно так ощущал себя его организм, выложившийся на максимум, чтобы вытолкнуть все имеющиеся инородные тела, регенерируя дважды поврежденные ткани и органы, работавшие теперь на максимуме своих возможностей. Если бы британец не наблюдал только простыню перед собой, то все предметы в его глазах определенно двоились, принимая забавные очертания и формы. Но Сейчас была лишь ослепительно-белая простыня и тени на ней, весь аэропорт ликовал, утопая в аплодисментах и скандируя что-то на французском- у него вышло, у нее получилось. Рядом с носилками, которые уже были в поднятом состоянии виделась женская фигура, он не мог различить кто это, но решил что если уж удачно рискнул своей жизнь, то можно было бы рискнуть и еще чем-нибудь. Олли сымитировал, будто его рука выскользнула из-под края побагровевшей внизу простыни и ладонью ударилась о ее ладонь, привлекая вниманияе Сольвейг. Она должна была как минимум встрепенуться и обратить свой взор на него, еще бы: не каждый день мертвые тяну к тебе свои руки, но все выглядело именно так как он планировал- очередная судорога трупа. Но вряд ли рука мертвеца по инерции могла бы зацепиться уже потеплевшими пальцами за пальцы живого человека как это случилось спустя мгновение.
- Иди за мной- еле-еле слышно прошептал Оливер. Только движение губ под простыней могли сказать, что Беррингтон еще жив, и не собирался на тот свет ни под каким предлогом. Врачи подошли ровно в тот момент, когда он закончил свою короткую фразу. Единственное что они увидели, это как девушка держится за пальцы отправившегося недавно на тот свет мальчишки. Один оттягивает маску и обращается к коллеге по-французски.

- Это что его девушка?
- Да не, она для него взрослая какая-то. Хотя...эти дети уже слишком рано взрослеют...
- Сестра? А кто тогда за оградой с полицейскими?
- Заткнись и поехали.

Один мужчина пошел вперед, зацепившись одной рукой за поручень, а другой держа планшет. Другой реаниматор, аккуратно обойдя Эйнарссон, тактично толкнул тележку вперед. Он не хотел, чтобы девушка отлетела или не успела за ними, все-таки сегодня ее день, она спасла его страну от катастрофы, меньшее что он может сделать- дать ей время проститься с этим иностранцем. Снисходительная улыбка на лице была закрыта марлевой повязкой, но благодарный взгляд уже было не скрыть. Героиня может идти куда и за кем ей вздумается. Полицейские сомкнули свои ряды за девушкой, что вызвало еще большее неистовство толпы, которую лишили возможности подольше побыть с кумиром.
Оливер провел кончиком указательного пальца по линиям судьбы на ее ладони и силой нажал на середину. Если уж попал в такую щекотливую ситуацию, то нужно было собрать максимально большое количество тактильных ощущений, но даже движения пальцами и кистью руки вызывали у него жгучую боль, организм проклинал Оливера за это истощение и требовал от него немедленно подпитки едой, отдыхом и вообще- больше никаких травм, ран и даже касаний. Это было приятным ощущением, но между тем и болезненным. Машина стояла ппрямо у служебного входа. Носилки приподняли для того чтобы поместить в машины неотложки, его рука выскользнула из ее, безвольно повиснув и ударившись о дверцу.
Ауч
Врачи переглянулись.
- Mademoiselle, вы не можете с нами поехать- сказал один демонстрируя руками крест, но другой толкнул его локтем и тот запнувшись, продолжил все так же на крайне паршивом английском, но не так категорично- мы вас оставим на пару минут. Но...вы не можете. Вы понимаете нас?
Мужчины закрыли дверь за Сольвейг, оставив ее наедине с трупом Оливера. Повисла тишина и он уже позволил себя более глубокий вздох, который был больше похож на скрип.
Парень закрыл глаза, поднял висящую на краю руку, на которой теперь красовался лиловы синяк. Особая сенситивность его кожи продолжала намеками говорить о том, что с его оболочки достаточно приключений на сегодня. Британец положил руку на наружную сторону простыни и снял ее, одновременно поднимаясь на локтях. Выглядел он крайне паршиво, бледный, похожий на смерть, на белках его глаз яркой сеткой проступили красные сосуды, дышать было больно. Но несмотря на все это британец кое-как справлялся. Посиневшая венка на виске говорила о том, что ее обладатель все еще жив. Олли тяжело перевернулся привстав, свесив ноги с высоких носилок вниз и так же выдохнул, опуская плечи, уставшие будто держали на себе как минимум несколько подобных миров. Глухим звоном из-под разорванного в клочья поло посыпались пули, вышедшие из него во время перевозки, штук 7-8, не меньше. Рука зажатая в кулаке медленно, будто усилием нечеловеческой мощи, разжалась, он наконец перевел взгляд на героиню сегодняшнего вечера. Девушку, на лице которой читался то страх, то боль, то ненависть. Какой-то странный микс эмоций, который у него больше не хватало сил анализировать. Только собственная кровь на ее персиковой футболке говорила гораздо больше других слов, на которые она была способна.
- Подарок.- прохрипел он, веки казались такими тяжелыми что могли бы раздавить друг друга, картинка тряслась, все что было чуть дальше чем девушка просто смазывалось, плохое зрение возвращалось вновь. Оливер протягивал Соль пулю, которая первой выскочила из него прямо в руку, когда он пытался зажать фонтанирующую рану- прямиком с того света.

♫Don’t go gentle into the good night
Rage on against the dying light.♫

Отредактировано Oliver Berrington (2019-08-09 09:25:45)

+8

3

https://c.radikal.ru/c09/1909/03/c8e41cb9ac27.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
mackenzie davis

» имя, возраст:
Claire Delaver // Клэр Делавер 27 y.o
» принадлежность:
человек/носитель
» профессия:
Оперативник ФБР - Контртеррористический отдел.
Разведка Ренегатов

» способность:
Обсуждаемо
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
Ссылка.

Тебе однозначно не повезло познать всю отцовскую любовь и разочарование, на тебе он отыгрался и в тебя вложил все свое мировоззрение: все книги, которые читал Джо, все фильмы, которые смотрел Джо, весь мир, который познал Джо. 
Ты вынуждена быть лучшей для него. Живя в тени такого отца, ты безумно хотела превзойти его. Это у тебя в крови- переворачивать ход игры. Тебе светила перспективная спортивная карьера, но ты отказалась от нее, не потому что получила травму, как и папаша в твоем возрасте, а просто потому что служить своей стране гораздо почетнее, чем бить ракеткой по теннисному мячу. Истерики матери- мимо, в 20 лет уже можешь успокоить эту эксцентричную рыжую женщину, для матери ты оказалась большей поддержкой, чем Джо, когда это было нужно. Лучшие выходные это охота или бейсбольный матч Техас Рейнджерс с отцом, с парнями тебе не везет только потому, что у всех твоих ухажеров просто не хватает яиц, они не тянут твою самостоятельность. Но тем не менее: с мужчинами ты лучше сходишься чем девушками, в школе у тебя просто нет подруг, как и в университете, благо они появляются уже в Куантико. Твоя карьера потихоньку идет вверх, еще чуть-чуть и ты станешь куда круче самого Джо Делавера в его молодые годы. Но финальным витком будет то что талантливый агент от тебя не ожидал. Твой отец просто не прочитал этого в тебе, выкинул из своего уравнения- сочувствие?

» Первый, старший и горячо любимый Джозефом ребенок.
» "Сынадочь". У девочки с детства были настоящие мужские увлечения: мощные моторы, боевые искусства и видеоигры.
» Ты жесткая, но справедливая. Крайне требовательная к себе и людям, не признаешь полутонов, для тебя подонок- это подонок, без оговорок и снисхождения, поэтому выбор пал на контртеррористическое подразделение ФБР. За тебя там уже все решили.
» Как и отец ты пообещала Джилл вернуть свою младшую сестру, ослепленную бреднями Риндта про всемирный заговор.  В отличие от отца ты смогла внедриться в главный штаб и найти Пейдж, но с тобой определенно что-то случилось, что-то поменялось и ты решила остаться и посмотреть, что эти фанатики из себя представляют. И как человек, борющийся с террористами стал сам одним из тех самых фанатиков, от которых поклялся защищать собственную страну. Так что же? Ты предатель? Ответить мне, Клэр.
» Ты должна была выйти на связь в тот самый день, когда Джо официально погиб, но просто...забыла? Эта мысль, должно быть, сводит тебя с ума, ты заигралась и провалила наше общее задание. Вигиланты жестоко расправились со всем штабом и твоим отцом. Удивительно было бы вернуться к тем самым людям, которые тебя так привлекали идеям удержания контроля?

» Я ввел ключевые моменты, дал, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, я ожидаю неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
» Практически все менябельно и обсуждаемо, я дал желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего— я вас возьму целиком и полностью.
» Я игрок-настроения. Когда могу и 12 постов в неделю выдать, когда и один тяжко, но вас я обеспечу игрой, помогу освоиться, написать анкету.
» Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan

п р и м е р    п о с т а

[indent] На старую ферму, не так далеко от Фермонта, вел лишь один путь через проселочную, заросшую местами травой, дорогу. Ноги шаркали по пожухлой листве, запорошенной инеем, последний шоколадный батончик в кармане был припасен на ужин, никаких перспектив, никаких ожиданий в походной котомке. Олли шел не первый день по уже знакомом тропам, каждый раз оборачиваясь назад, вглядываясь в голый ноябрьский пейзаж. Мутные тучи гнали усталого путника на север. Он прибавил шагу насколько позволяли силы и махом сиганул через обветшалую ограду. Рядом было озеро, а с ним лес бывший когда-то заповедником, наполовину выжженный ковровой бомбардировкой. Со страгической точки зрения это было хорошим планом, учитывая что на природу мать было всем откровенно наплевать уже в середине войны, что тем, что другим, но вигиланты пошли ва-банк и тем самым смогли прорвать первую линию обороны ренегатов — мобильные партизанские отряды.
Крыша дома в разных частях была пробита чем-то непонятным, будто бы камни летели с небес. Олли пнул осколок черепицы и присел, начиная оглядывать почву на предмет свежих следов. Никаких снарядов рядом с домом не было, что странно, учитывая его состояние, поэтому Оливер заранее снял винтовку с плеча и тихим, плавным шагом проследовал в дом. Урчание живота звало его на кухню. Первым делом он, разумеется, прочесал все комнаты— никого, но на удивление, несмотря на редкую пыль в углах, все в целом было чисто, будто бы тут все еще кто-то жил. Кто-то маленький. Под ногами треснул засохший фломастер, пластмаса извергла грифель, он опустил взгляд и нашел рядом с ножкой кровати еще и книжку-раскраску с животными, которые были закрашены не полностью— кому-то просто не хватило цветов. Оливер нагнулся и провел пальцами по листу бумаги— окрасилось. Напротив стоявший шкаф зашуршал в ответ его догадкам. Олли, опустив винтовку, резко шагнул к предмету мебели напротив и махом открыл створку. Запах нафталина ударил в самый нос. "Некто маленький" стоял за широкими мужскими пиджаками, смокингам, тренчами и другими частями офисного дресс-кода. Некто не шелохнулся, взгляд мужчина прошелся сверху вниз и конце, рядом с лакированными ботинками, обнаружил выбивающиеся из общей строгой палитры чистенькие кеды convers.
- Выходи- Оливер отошел в сторону, придерживая свободной рукой дверцу шкафа, но условный хозяин владений продолжал стоять, убежденный, будто бы обращаются совсем не к нему. Оливер отошел назад и встал напротив, чтобы дать ребенку выйти. Согнувшись он похлопал по колену- Я не такой уж и страшный, выходи.
Олли, повернув голову вбок, силясь спрятать кривую усмешку, увидел собственное отражение: борода, о которой он когда-то мечтал, была теперь даже больше чем у его боевого товарища Акселя. Он несколько раз ударил себя по бедру, пытаясь обратить внимание прятавшегося.
Кого я обманываю? Страшный.
- Пса будешь так звать к себе, идиот— девчачий, дрожащий голосок не мог передать какую-либо уверенность в своих словах, но фраза была выпалена так горячо, что костюмы начали шевелиться, вешалки сталквивались друг с другом.
- Что за выражения, юная леди?- Почти что пропел Оливер, точно Майкл Кейн из "Элфи" начавший говорить устами бородатого юноши, которому даже не нужно было воссоздавать британский акцент, чтобы соотвествовать образу. Юная леди сделала шаг навстречу, встретившись лицом к лицу с нарушившим покой ее жилища эковцем. Щелчок предохронителя ошеломил парня.  Олли пришлось застыть в согнутой позе не потому, что ребенок был небольшого роста( он бы ниже его на две головы), а потому что в лоб врезалось холодная сталь дула glock 17. Оливер разочарованно вздохнул, поднимая руки над собой- я сдаюсь на вашу милость, принцесса.

[indent] Он не кинул и взгляда на Соль, когда та что-то пробормотала себе под нос настолько тихо, что он не разобрал и слов. Остановившись на мгновение посреди камеры и сжав кулаки, ему потребовалось несколько секунд, что взять себя в руки и не сказать очередную грубость в ее сторону. Шаг и он уже у Шиан.
- Дай-ка посмотрю- Тихо проговорил он, садясь напротив Джинджер на колени, и положил осторожно ладони на скулы девушки, поднимая ее лицо к свету. Синяки, ушибы, гематомы. Из них всех она была самой стойкой, самой крепкой, казалось, что ей и не нужен мужчина вовсе, но Олли знал, что это далеко не так. Он видел, что это совсем не так. Поворачивая ее лицо под разными ракурсами, он чувствовал нарастающую, точачую его боль. Нельзя было так с женщинами. Никому нельзя. Оливер не представлял как развлекались эти ублюдки, зная кто она и в чем заключается ее способность. Многие даже в штабе думали, что у нее не только непробиваемая кожа, но и внутри таиться застывший металл. Оливер как никто другой знал, что значит в глазах других быть сильнее чем ты чувствуешь себя на самом деле. Наверное, поэтому она и была в разведке, а он в боевой группе— он сам бросал себя на амбразуру в попытках доказать эту теорию всем и каждому. Пальцы нащупали в волосах девушки еще одну шишку, свежую. Он находил все новые и новые царапины и ссадины, но самое печальное во всем этом— находка остается находкой, ее не забрать и не выкинуть. С этой находкой остается жить. Радует, что все скоро кончится. От тибериума,  если повезет, их ждет быстрая смерть.
[indent]- До свадьбы заживет— Олли запнулся на полуслове. ему сложно было подавить в себе слезы, но он это сделал, сглотнув соленый сгусток обжигающий сухое горло. Глаза предательски заблестели, когда он опустил руки положив их на ее запястья, расслабленно лежащие на коленных чашечках, возможно, тоже разбитых. Чем тверже человек, тем сложнее его ломать. Тем сложнее ему потом жить с этим. Оливер чувствовал как ей больно после бравады Андреа, которая казалось могла укусить любого даже на смертном одре. Такая была Сератос, такая же была и Джи. Только сейчас Шиан была совершенно разбита, жестоко раздавлена, ее физическое состояние соответствовало ментальному, она совершенно не двигалась, она элементарно могла не дожить до казни. Так бесчеловечно ребята в допросных ее покалечили. Если работали фантомы, то он боялся что его самые ужасные предположения верны. Беррингтон не знал, что еще добавить. Чтобы он не сказал все казалось настолько глупым, беспечным, что не нашел ничего лучше как опустить голову вниз, спрятав свою усталость и горе под маской спокойствия. Она никогда не смогла бы оправиться, как и он, и самое справедливое в этом мире просто пристрелить загнанную лошадь. Ни ему, ни ей реабилитация не поможет, даже если бы чудо вытащило их отсюда, он все равно так и шлялся в поисках своей смерти.

[indent]- А ты женишься на мне?— туго завязанный хвостик девочки витал как воланчик то тут, то там, сметая полиэтиленовые пакеты с кусочками овощей по кухне, пока Оливер готовил глазунью на импровизированной конфорке- А, Оливер? А? Через два года мне будет шестнадцать!
Олли издал хрипловатый смешок с закрытым ртом, покачивая головой, сосредоточенный на процессе. Ему это сцена что-то напоминала, но он никак не мог вспомнить в каком возрасте это происходило с ним. Собираясь с мыслями и мюслями на дне картонной коробки детского завтрака, он устало выдохнул и  снова внимательно вчитался в список продуктов на листке, прикрепленного скотчем к стенке.
- Когда ты будешь моего возраста я буду старым и дряхлым старикашкой— Голос парня сейчас напоминал голос диснеевской ведьмы, чем какого-нибудь сказочного старика. Оливер сгорбился и поднял трясущуюся руку вверх, ладонь c пальцами искривились, изображая будто бы он держит клюку — ну кому такой нужен будет? Найдем тебе молодого, красивого...немца!
- Не хочу замуж за Гитлера!— Аня надула пухлые губки и скрестила руки на груди, расставив острые, точно роза шипы, локти. Она картинно развернулась и плюхнулась за пошатывающийся стол, ножки которого Оливера уже порядком устал прибивать— Ты меня совсем не любишь!
Парень оправил розовый фартук в цветочек, который был ко всему прочему ему маловато, и лопаткой поддел яичницу, чтобы шмякнуть ее на тарелку с заранее разложенными составляющими английского завтрака.
- Конечно, люблю. Больше жизни люблю.— сказал Оливер, положив тарелку на стол перед девочкой. Аня заглянула в тарелку, потом в глаза Оливеру и снова в тарелку.
- Любящие люди таким не кормят уже который день подряд — Аня начала набивать щеки овощами, совершенно игнорируя сосиски и бобы из консервной банки. Олли закрыл уставшие глаза чистыми запястьями и снова, встав, отошел к столику рядом с плитой, насыпал остатки мюслей в тарелку и поставил ее рядом с девочкой. После чего присел напротив, скинув с одной руки проженную прихватку- Вот! Это уже похоже на любовь.

[indent] Оливер не лез в чужие отношения, он и со своими не мог разобраться, какой из него советчик? Кто бы ему хоть раз дал совет, но оглядывая дам, которые потеряли всех дорогих людей, включая своих мужчин, ему было немного странно, как человек, которым он дорожил больше жизни все еще жив. Уорд всегда подчерквивал, что у Оливера самый высокий процент к выживанию. Возможно, он переживет нас всех. Как таракан. Как они с Эйнарссон выжили другой вопрос, наверное, если бы британец был религиозен он поблагодарил Бога. Он повернул голову вбок, периферическим зрением нащупывая ее присутсвие. Или дьявола.
Ближе чем Норман, у Джинджер никого не было. Было удивительно, как такой человек как он смог вообще с кем-то пробыть дольше чем год. Такая же жертва своей способности как и все носители. Ему, как казалось Оливеру, было неинтересно постоянство, люди были как открытый учебник, с подчеркнутыми, выделенными строчками на гладкой, мелованной бумаге. Что было не так с Джинджер? У нее была крепкая челюсть и какие-то железобетонные нервы. Во время войны он знал, какой бы груз ответственности на нее не взвали — всегда можно больше. Что нельзя было сказать про него, отвественности Оливер боялся сильнее чем коты открытых водоемов.
Возможно, она смогла взять на себя еще и ответственность и за Нормана, который мог бы дать фору в эмоциональной битве любой стене в этой просторной камере смертников.

- Ты и Макса знал?
-  И Макса. С собачками.
- И Чейса?
- Конечно.
- И Блейка?

- И Блейка- Оливер насупился, не всех он рад был вспомнить, но потом легкая улыбка коснулась его строгих губ. Он закрыл желтую книгу с белокурым ребенком в цветастом кафтане и положил рядом с кроватью.
- Дурацкая сказка- Аня зевнула ему в плечо, уткнувшись курносым носом в вязаный свитер, десять секунд девочка думала, чтобы выдать, как правильно сформировать свою мысль — принц и правда как маленький, летает по планетам, ищет приключения с лисами, странными людьми, другими розами, все его удивляет, но он видит, что везде ему пусто. Хуже всего, что он оставляет свой «le fleur» какому-то барану. Неудивительно, что он потом бросается на ядовитых змей.
Оливера дернуло, в серой пасмурной дали раскатывался, надвигающийся шторм. Он подошел к окну и высунулся отдергивая лиловую занавеску: вдали и правда что-то рделось, молнии блестели как сумасшедшие, отсюда казалось будто они били в одну точку. У природы нет плохой погоды говорите?. Ренегат надеялся, что никто сюда не дойдет, документы на себя и Аню он давно подделал. Им ничего не должно было угрожать, даже почта сюда приезжала раз в неделю.
- Ну как же, он не мог же сидеть на месте и выковыривать баобабы, герою нужно как-то развиваться, познавать себя.
- Поэтому он смалодушничал. Он обиделся и улетел на Землю, чтобы там, на Земле, до него дошло, что он приручен!
Олли задернул шторы и поправил ружье в углу. Облокотившись на стену, он судорожно пожал плечами. Он не знал, что ответить ребенку, уже изрядно пожалев что вообще достал эту книжку с полки кабинета отца Ани, которому не повезло оказаться рядом с партизанами во время очередного рейда вигилантов.
- Ее величество, как обычно, права!- мужчина изобразил горячку и рухнул на кровать как мертвый. Аня запрыгнула коленями прямо на грудь мужчины от чего он резко выдохнул, изобразив потешный звук кряхтения. Ребенка это, правда, не остановило, она схватила подушку и заехала ему по лицу, потом в ухо.
- Какое «величество»!? Это же капитан Оливер Беррингтон и месть королевы Анны! Мы теперь пираты, Оливер, мы будем брать их всех на обордаж!- Девочка продолжала прыгать на нем, терзая уставшего за день мужчину, который все еще находил силы заливисто смеяться, сам не понимая почему это детская сказка написанная вполне взрослым, состоявшимся писателем заставила его взгрустнуть.
Когда белокурый ангел уснул у него на плече, мирно посапывая, он, до это казавшийся спящим, приоткрыл один глаз, чтобы убедиться, что его сегодняшняя миссия выполнена. Олли осторожно встал и поднял двумя пальцами книгу французского писателя и открыл ее на последних страницах, чтобы снова найти ту самую строчку, которуя Аня несколько раз попросила его перечитать, хлопая в ладоши и прикрывая пунцовые щеки.

- Это все равно что сбросить старую оболочку- прошептал Оливер смотря на ее синяки, он накрыл один из них рукой, точно пряча от чужого взгляда. Опустив брови, Беррингтон заправил локон ее темных волос и поджатые губы мужчины дрогнули в подобии улыбки, которые подергивали от страха. Сколько раз он смотрел в глаза дорогим ему людям и обещал, клялся, что все будет хорошо. Сколько раз он врал им, подводил, не мог просто оказаться рядом когда это было действительно важно. Норман, Аксель, Тесс. Везде он не успел, не заметил, не смог. Они погибли по его вине, каждая секунда потраченная им впустую могла стоить каждому из них жизни. Оливер провел рукой по предплечью Джинджер. Снова ссадина. Слов больше не было. Он боялся представить сколько этих ран было внутри девушки. Сколько внутри каждого из них.

Отредактировано Joe Delaver (2019-09-07 21:50:31)

+4

4

http://funkyimg.com/i/2moU9.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Josh Duhamel

» имя, возраст:
Клинт, 34
» принадлежность:
носитель
» профессия:
мастер-сержант Корпуса морской пехоты США

» способность:
минерализм
» сторона:
ренегаты; командир боевого отряда побочного штаба в Кеноше; специализация — штурм
» статичное изображение:
ссылка

Со стороны может показаться, что война у Клинта в крови, но это далеко не так — как минимум потому, что в этой семье он был первым, кто поступил на службу в корпус морской пехоты. И отец (прораб в строительной бригаде), и мать (преподаватель математики) были против непреодолимой тяги мальчика к военной форме, запаху пороха и тяжести оружия в руках, а потому когда Клинту исполнилось восемнадцать лет он сбежал из родительского дома и пришел в один из вербовочных пунктов Уичито, чтобы заявить о готовности служить и защищать. В восьми из десяти случаев такой энтузиазм не оставался без должного внимания, а потому совсем скоро он в звании рядового пополнил ряды первой дивизии КМП США.
С самого первого дня Клинт зарекомендовал себя самым старательным, самым дисциплинированным, самым решительным и быстрым новобранцем, подкрепляя это другими личностными и физическими качествами, поэтому ни для кого не стало откровением, что он в числе первых был переброшен в Восточную Европу, дабы урегулировать вспыхнувшие в тех землях военные конфликты. Как ни странно, никогда не участвовав в серьезных военных столкновениях, здесь Клинт почувствовал себя в своей тарелке. Он был отличным солдатом — смелым, исполнительным, рассудительным, стрессоустойчивым, и все эти качества быстро помогли ему подняться выше в военной иерархии. Он был настолько отличным солдатом, и так хорошо справлялся с возложенными на него обязанностями, что, кажется, забыл о человечности, превратившись в машину для исполнения приказов старших по званию сослуживцев.
Он поплатился за это, когда встал перед выбором — спасти вверенный в его командование отряд и, оставив штаб без важных разведданных, провалить задание, или пожертвовать своими людьми и выполнить долг. Клинт выбрал второе. Конечно, этот выбор дался ему очень нелегко, но тогда он посчитал, что это задание и мир во всем мире выше него и кого бы то ни было из его отряда. Он выполнил задание — по факту он победил в войне, но заплатил за это слишком высокую цену, и лица погибших товарищей вместе с лицами их родных и близких, от взглядов которых он стыдливо прятался, когда его и остальных оставшихся в живых встречали на гражданке, Клинт будет видеть в самых страшных ночных кошмарах. Он вернулся домой в звании мастер-сержанта и с Военно-морским крестом на груди, однако, ни звания, ни награды не могли помочь ему справиться с моральным прессингом и гнетом, которому он подверг сам себя, каждую ночь просыпаясь в холодном поту, безуспешно принимая горстями антидепрессанты и посещая психотерапевта в военном реабилитационном центре. Он безуспешно пытался найти свое место за гранью военной службы, успев поработать и плотником, и продавцом, и охранником, нигде подолгу не задерживаясь. Однажды покинув Уичито, он так и не смог вернуться обратно ни душой, ни сердцем, и понял, что его здесь ничего не держит, когда похоронил сначала мать, а затем и отца. Уход родителей из жизни стал своего рода толчком к возвращению в ряды Вооруженных Сил, поэтому в скором времени Клинт был определен в воинскую часть в городе Олбани (штат Джорджия).
Когда Штаты встали на пороге войны между Элдерманом и Риндтом, Клинт поддержал последнего, поверив в Линкольна и пропаганду его идей. Чтобы присоединиться к ренегатам, ему пришлось дезертировать из части, после чего, пройдя всевозможные проверки, мастер-сержанта переправили в Атланту, где он и служил в составе боевой группы (там же проявился его дар) до сентября 2037 года, когда встал вопрос о развертывании нового штаба в Висконсине, где Клинт стал вторым офицером в только собранном отряде.


Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


занята

http://funkyimg.com/i/2moQM.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jaimie Alexander

» имя, возраст:
Джун, 30
» принадлежность:
носитель
» профессия:
адвокат

» способность:
не установлена (установим по ходу игры. Склоняюсь к биолокации)
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — снайпер
» статичное изображение:
ссылка

Джун с самого детства буквально купалась в лучах славы. Еще бы: ее отец — легенда Вооруженных Сил США, один из самых метких снайперов, обладатель «Пурпурного сердца», двух крестов «За выдающиеся заслуги», а также «Медали Почета». Да, она родилась в семье военного, но, как ни странно, никто и никогда не занимался ее воспитанием, что называется, «по уставу», как никто никогда и не требовал, чтобы она шла по стопам своего горячо любимого знаменитого папочки и шла добровольцем в ближайший вербовочный пункт.
Тем не менее, стремление защищать людей у нее, наверное, было в крови, но если отец служил и защищал со снайперской винтовкой в руках, то Джун хотелось делать это, опираясь на Конституцию и Уголовный Кодекс. Это стремление побудило ее усердно заниматься правоведением, и первым результатом стала победа в проводимой по всему округу олимпиаде, которая укрепила веру девочки в то, что юриспруденция — ее призвание.
Школу девочка закончила круглой отличницей, и с этим аттестатом, рекомендациями от преподавателей, а также успешно сданным тестом SAT поступила в Йельский университет на юридический факультет. За время обучения она ни секунду не сомневалась в том, что все делает правильно, а потому преуспела и в высшем учебном заведении, успешно окончив его с дипломом с отличием.
По возвращении в Колумбию (Южная Каролина) Джун не пришлось искать работу слишком долго — совсем скоро ей довелось пройти собеседование в одной из крупнейших юридических фирм в городе, которая и взяла ее на работу. Довольно продолжительное время она занималась в основном иммиграционными вопросами и гражданскими исками, и только через год ей доверили по-настоящему серьезное дело, связанное с убийством. В суде она представляла интересы подозреваемого и не только смогла оправдать его, но, сотрудничая с полицией и частным сыском, еще и умудрилась выйти на след виновного в преступлении человека. С этого момента карьера Джун пошла в гору. Волевой характер, далеко не пустая голова на плечах вместе с природным обаянием — залог ее успеха.
Но когда началась война, ее природное обаяние и до отказа забитая знаниями о законодательства США голова оказались никому не нужны. Зато оказался чрезвычайно полезен ее талант к стрельбе на дальние расстояния, и уж в обращении со снайперской винтовкой ей в штабе в Колумбии не было равных. И когда встал вопрос о развертывании штаба в Кеноше, командование посчитало, что новой боевой группе не помешает хороший снайпер, и именно поэтому в феврале 2037 она перебралась в Висконсин.


http://funkyimg.com/i/2moLV.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Lucas Till

» имя, возраст:
Робин, 27
» принадлежность:
человек
» профессия:
инди-разработчик, программист в игровой компании

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — техник
» статичное изображение:
ссылка

Итак, Робин. Победитель не одной олимпиады по информатике в школьные годы; обладатель красного диплома факультета информационных технологий Массачусетского технологического института, лучший студент на курсе; почетный участник, наверное, пары десятков хакатонов, проводившихся по всей территории США; независимый разработчик, на счету которого несколько крупных решений для бизнеса, а также ставших популярными инди-игр. В мире, в котором живут носители, обладающие метаинтеллектом, обычным людям стало все тяжелее и тяжелее выделяться, но у Робина это получилось. Его по праву считали гением, он был полным психом в своем деле. Жизнелюбие, юмор и находчивость помогали ему во всем — от завоевывания расположения нужных людей к своей персоне до генерирования идей, которые впоследствии возымеют право на жизнь и немедленную реализацию. Наверное, именно поэтому после одного из хакатонов его заметила игровая компания, базировавшаяся в Бисмарке (Северная Дакота), и предложила работу в должности программиста искусственного интеллекта.
Будучи сотрудником компании, Робин стал лауреатом ежегодной премии Game Awards в номинации «Лучший искусственный интеллект», однако когда компанию купил крупный издатель, оказалось, что запросы паренька слишком высоки, а потому он в скором времени попал под сокращение. Оставшись без работы, Робин был вынужден вернуться домой и некоторое время перебиваться договорами на разработку специализированного программного обеспечения для министерств сельского хозяйства и энергетики. Впрочем, это продлилось недолго, и в скором времени парня пригласили в Лос-Анджелес — буквально за пару дней до объявления Итаном Элдерманом войны.
Разумеется, отъезд в Калифорнию пришлось отменить (тем более, через некоторое время было объявлено о том, что штат был полностью разрушен), и Робин, уже некоторое время назад принявший позицию Линкольна Риндта, начал активно пропагандировать идеологию ренегатов во всемирной паутине. Он стал одним из тех, благодаря кому Риндт и его люди получили мощную поддержку по всей территории США. Он всегда делал свое дело на совесть, и продвижение идей «гостя из будущего» не стало исключением.
Но однажды он все-таки попался. Вигиланты выследили его и, взяв под стражу, планировали конвоировать в Южную Дакоту, но на границе двух штатов конвой был атакован партизанами ренегатов, вследствие чего Робин был освобожден. Парень незамедлительно вызвался добровольцем, а потому его практически сразу отправили в Висконсин, в город Кеноша, в то время как его родителям дали убежище в Боузмене (штат Монтана).


http://funkyimg.com/i/2moM5.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Joel Kinnaman

» имя, возраст:
Уолтер, 32
» принадлежность:
человек
» профессия:
сапер, военный инструктор

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; второй офицер боевого отряда побочного штаба в Кеноше; специализация — специалист по взрывчатке
» статичное изображение:
ссылка

Уолтер служил сапером в Корпусе морской пехоты Вооруженных Сил США. Лучший в своем взводе, один из лучших в дивизии в принципе, он огромное количество раз доказывал, что ему по силам практически любая задача. Нет такого снаряда, который Уолтер не смог бы обезвредить; из десятка проводов он перережет именно тот, который деактивирует триггер, и сделает это так, что по окончании работы не утрет ни единой капли пота со лба. Его работа не предполагает панику — только холодный расчет и хладнокровие даже в тех случаях, когда до взрыва остаются считанные секунды. Он был одним из таких людей, которые, казалось, попросту не могут допустить ошибку.
Впрочем, даже таким как он свойственно ошибаться, и он дорого заплатил за свою ошибку. В ходе неудачного обезвреживания одного из снарядов произошла непредвиденная детонация. Уолтеру посчастливилось выжить, но не повезло потерять ногу, вследствие чего его в спешном порядке списали со счетов и отправили домой. Конечно, уже в те годы вовсю практиковалось биопротезирование, но скромного пособия по инвалидности на дорогостоящую процедуру, разумеется, не хватало. На помощь пришли бойцы из взвода, в котором служил Уолтер — вместе они смогли собрать необходимые средства и оплатить операцию, и совсем скоро легендарный сапер снова смог ходить. Тем не менее, этого было недостаточно, чтобы вернуться в ряды Вооруженных Сил, поэтому как бы долго мужчина ни обивал порог Хендерсон-Холл в Арлингтоне (штат Вирджиния), должного эффекта это не возымело — на военной карьере Уолтер мог поставить жирный крест. Впрочем, ему предложили должность старшего военного инструктора по взрывчатке в полицейской академии Ричмонда, и сапер, понимая, что вариантов у него немного, согласился.
В полицейской академии он познакомился со своей будущей женой, совсем скоро у них родилась двойня. Уолтер уже и позабыл о своем желании вернуться на службу в КМП, однако, все-таки взял в руки оружие, когда началась война между ренегатами и вигилантами. Понимая, что, присоединившись к ренегатам, он подвергает опасности семью, Уолтер не без помощи людей Риндта отправил жену и детей в Рочестер (штат Миннесота), а сам направился в Грейт-Фоллз, где некоторое время воевал под флагами ренегатов, а в сентябре 2037 года был переброшен в Кеношу и пополнил состав новой боевой группы в качестве главного специалиста по взрывчатке.

Они слишком разные сами по себе, у них разные мотивы для участия в этой войне, они абсолютно не были привязаны друг к другу до сентября 2037, когда их всех отправили в Кеношу и сформировали в один кулак для проведения боевых операций. Вполне возможно, что у них сложатся не самые приятные первые впечатления друг о друге; велика вероятность, что сначала они друг другу абсолютно не понравятся, но их история — это история о том, как незнакомцы становятся друзьями, а команда превращается в братство.

дополнительные факты о взаимоотношениях в команде. это своего рода набросок, так что в случае чего можно не принимать их во внимание

Клинт — единственный, кто в ходе боевых операций использует военную терминологию;
Робин называет Клинта Капитаном Америкой;
Робин часто подтрунивает над остальными членами отряда — чаще над Клинтом и Уолтером. Побаивается Гектора;
Клинт игнорирует хохмы Робина. Уолтер не обижается и время от времени подшучивает над Робином в ответ. Вместе с Гектором прозвал Робина хлюпиком;
Джун довольно слаба в ближнем бою и посредственна на средних дистанциях, зато безупречна на дальних. С сентября 2037 года проходит интенсивный курс военной подготовки под присмотром Клинта;
Гектор недолюбливает Клинта и Робина, нейтрально относится к Джун, Уолтеру и Рэю;

Прежде всего хочу сказать, что это не Отряд Самоубийц (самоубийца в команде только я. Хронический). Знаю, проведения параллелей не избежать, но я позиционирую этот отряд совсем не как сборище отщепенцев и паршивцев (тем более, это даже по историям каждого из персонажей не так).
Стандартно: не пропадать, на два дня не приходить, бла-бла-бла. Буду рад, если вы будете активны в плане игры, но сам торопить никого и никогда не собираюсь.
От и до ни одного персонажа не расписывал — оставляю желающим простор для творчества, открыт для диалога относительно тех или иных моментов биографии.
Внешности менять крайне нежелательно (я очень хочу видеть в нужных мне образах именно этих ребят).
Буду несказанно рад, если вы захотите участвовать в сюжетных квестах вместе со мной. Квесты крутые, скучно не будет!
Связаться со мной можно через гостевую, а дальше уже можем перебраться в лс/скайп/вк.

п р и м е р    п о с т а

Он надеялся, что Андреа знает, что делает. Ее попытка поговорить с девчонкой фактически была тем самым единственным шансом, который у них оставался в данной ситуации. Он как мог старался, отвлекая на себя часть манекенов; видел, что Рут прикладывает к этому не меньшие усилия... даже Брайан, жертвуя своей безопасностью, выбивает для Серратос возможность достучаться до Шелби и решить вопрос максимально быстро и без больших потерь.
В какой-то момент показалось, что все получается — как раз тогда, когда девочка прекратила играть с куклой в руках и обратила внимание на лидера разведчиков.
«Это и правда работает» — думает Гамильтон. Мало-помалу убеждаясь в том, что Андреа сможет, он делает уверенный шаг вперед, и один из манекенов замирает прямо перед ним — так, что Рэй в данный момент остается с ним лицом к лицу. Он оставляет женщине пространство для маневра, но спустя секунду понимает, что избрал не совсем верную тактику, и поплатятся за это абсолютно все.
Мощная ударная волна выбросила его из дома спиной вперед. Хоть как-то сгруппироваться для более мягкого приземления он, естественно, не успевает, а потому падает на землю, больно ударившись затылком, и скользит несколько метров в противоположную от фермы сторону. В голове словно водородная бомба взорвалась, к горлу подступил рвотный позыв, перед глазами запестрели разноцветные пятна, а тело сотрясла неестественно сильная дрожь.
Подняться на ноги в таких условиях получилось далеко не сразу. Ну, хорошо, что вообще получилось. Шатаясь из стороны в сторону подобно маятнику, Гамильтон пытается сфокусироваться, но все попытки тщетны — он практически ничего не видит. Разве что сильно размытые очертания дома разглядеть все еще в состоянии... вместе с силуэтами рядом. На этом все — он не способен нормально рассмотреть собственную ладонь, что уж говорить о других членах отряда, даже находившихся на расстоянии в пару метров?
— Рут... Брайан... — абсолютно бессвязно бормочет Рэй, чувствуя, как его ведет куда-то в сторону, и он чуть было не упал снова, но все же, благодаря неимоверным усилиям и чудесам, казалось, напрочь отбитой координации устоял на ногах.
Рядом что-то пролетело с высокой скоростью, и полет этот сопровождался противным свистом. Гамильтон был не в том состоянии, чтобы обратить на это внимание, вместо этого на не гнущихся ногах шагнув вперед. Он нашел точку опоры, принял более менее устойчивое положение, и снова услышал, как что-то просвистело совсем рядом — настолько близко, что он почувствовал, как левая щека приняла на себя удар потока горячего воздуха.
Боль он почувствовал не сразу. Тот же свист; слабый толчок, заставивший Рэя, тем не менее, отшатнуться назад; следом за ним недоумение, с которым ренегат опускает голову и пальцами нащупывает место, куда пришелся удар. И только затем — в качестве финального аккорда, являвшегося лишь началом — боль. Острая боль, служившая еще не поставленной гирей на весах, одна из чаш которых означала какое-никакое сохранение рассудка, а вторая — болевой шок. Острая боль, заигравшая в глазах все теми же яркими пятнами; из-за которой Рэй, жадно глотая ртом воздух, тихо захрипел. Боль, заставившая его упасть на колени, в то время как над головой снова что-то засвистело — еще чаще прежнего.
Он еще никогда не чувствовал себя настолько уязвимым и беспомощным. Он бывал на волоске от смерти сотни раз, десятки раз умирал, но никогда еще не воспринимал собственную смерть так, как воспринимает сейчас. Все потому, что если он сейчас умрет, обратной дороги в этот мир уже не будет.
Он всегда знал, что его смерть — это его же новое начало; что его перерождение — очередная точка отсчета, с которой его путь продолжится.
Он был уверен, что в случае особо серьезного ранения всегда сможет пустить себе пулю в голову, после чего спустя пару часов очнуться как ни в чем не бывало, уже приняв как должное фантомные боли, тошноту, нарушение координации и редкие панические атаки.
Но он никогда не думал, что сможет умереть вот так просто — с пробитой бочиной, от обильной кровопотери, находясь во сне девчонки, в который его отправил один из самых разыскиваемых террористов этой эпохи. Только не так. Вполне возможно, что именно поэтому он все еще был жив... и все еще медленно полз туда, где, как ему казалось, мог найти укрытие. Передвигаясь ползком, он несколько раз падал лицом в холодную землю; трижды терял сознание на несколько секунд... но умирать не спешил. Напротив — цеплялся за жизнь руками, ногами и зубами. Он не должен умереть. Не сегодня и вовсе не так.
— Б.. Брай... — снова пробормотал Гамильтон, привалившись спиной к огромному тюку сена, все еще держа руку на ране. Липкие от крови пальцы чувствуют какое-то подобие металлического кола в левом боку, но он сейчас, практически не соображая, не может понять, стоит ли пытаться (беря в расчет еще и отсутствие сил на это действие) избавиться от пробившего его предмета, или не торопиться во избежание риска потерять еще больше крови. Он не привык просить о помощи и просил о ней очень редко, но сейчас, похоже, настал именно такой момент.

не знаю, вдохновит ли вас это мракобесие на то, чтобы написать анкету и занять одну из ролей, но очень надеюсь, что да

Отредактировано Ray Hamilton (2017-10-25 08:55:23)

+27

5

актуально 26.02.18
https://i.imgur.com/czbVx6d.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
chris evans - смена внешности

» имя, возраст:
Райан Мэйсон, 36
» принадлежность:
Человек/Носитель
» профессия:
До войны - мастер-старшина ВМС США
(флот на ваш выбор)
Сегодня - любая должность в гл. штабе
(см. доп. информацию)

» способность:
Стальная оболочка
Терракинез
Аглиокинез
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Родился, постился и несколько раз напился в Чикаго. Единственный ребёнок в семье,но заменял десятерых неуправляемых шалопаев. С раннего детства отличался излишней неусидчивостью и гиперактивностью, что постепенно начало притупляться лишь к годам 23-25.
Не проявлял особых успехов во время обучения в школе. Среднестатистический ученик, который посещал учебное заведение только из-за такого понятия, как "надо". Любил историю и географию: легко "плавал" по карте и с упоением рассказывал о сражениях и Средневековье.
С момента, как научился говорить, гордо заявлял о том, что станет космонавтом, но дальше футбола дело не зашло. Пинал мяч в составе школьной команды, после перешел на университетскую спортивную ступень.
В студенческие годы у Мэйсона началась борьба с самим собой. Подростковая дурь сильно била по голове, заставляя думать о том, что тебе уже далеко не пять и не сорок. Парень хотел самостоятельной жизни и всюду искал способы реализации своего желания: работал в вечерние и ночные смены, часто менял съёмное жилье из-за невозможности оплачивать прежнее место по устойчивым тарифам, слепо заявлял о том, что ни в ком не нуждается.
Переломный момент длился не более года, благодаря чему молодой человек быстро взялся за ум и окончил университет, вернув всё на свои места, включая тёплые отношения с родными и близкими.
Вместо рутиной работы, Райан предпочёл воинскую службу, куда отправился вместе с другом, с которым просиживали вместе на школьной и студенческой скамье. (прим. Мартин Грант - старший брат Джона, ныне считается погибшим)
В отличии от друга, по окончанию минимального срока подписанного контракта, домой Мэйсон не вернулся. Напротив, он пытался удержать и товарища на территории военной базы, но продолжил службу один, окончательно отдалившись от дома.
Мужчина двигался вверх, меняя себя, меняя дислокацию. Как минимум, дослужить он планировал до звания лейтенанта, но остался при своём, не уложившись в хронологические рамки.
Первым звонком к тому, чтобы вернуться в Чикаго, стала трагедия в семье старого товарища (прим. все Гранты, кроме Джона погибли, в рез-те подрыва автотранспорта, в котором находились в тот момент все трое). Вернуться Мэйсон не смог, но связаться с домом ему удалось.
Остро отреагировал Райан на экстренные новости из политического мира. Своеобразный раскол не оставлял выбора ни для кого. Теперь, чтобы быть кем-то, приходилось выбирать свой угол в мире. Даже имея гражданство, ты был апатридом, не примыкая к какой-либо из сторон. Выбор Мэйсона был очевидным.

Райан был лучшим другом Мартина. Их год рождения, школа, класс, университет и прочие вещи совпадали не случайно. Эти двое строили грандиозные планы по захвату мира и списывания домашней работы. Мэйсон был частым гостем в их доме. По делу случая, все время до начала воинской службы, общаться приходилось и с младшим Грантом.
По всем правилам и обычаям, изначально всё сводилось к конфликтам, которые успешно разрешал Мартин, будучи самым старшим в плане духовного развития. Не назвать редкими случаи детских обид со стороны Джона, когда старшие воспитатели не принимали его в компанию.
В целом, отношения складывались, как в типичной компании детей, где один старше, а другой - младше. Изменения происходили с возрастом, когда общие темы для разговоров были действительно общими, и некоторые ценности оказались пересмотренными.
На сегодняшний день Райан - один из ключевых персонажей в жизни Гранта. Тот самый звонок из прошлого, друг, который пропал из виду на долгое время, но сумел вернуться в самый подходящий момент. Он не будет ему за старшего брата, не чувствует никакой ответственности и долга перед Мартином. Жизнь, основанная на уставе, научила обоих, как нужно себя вести в современном мире и дала несколько иную цену настоящей дружбе.

Носитель или человек - выбирать вам. Так же, если склоняетесь к первому, то необязательно придерживаться упомянутых способностей в списке. Всё на ваше усмотрение.
По поводу принадлежности персонажа на сегодняшний день. Вы вольны определить его в любую точку главного штаба вигилантов. Почему? Так мы сможем контактировать гораздо чаще. Ваш персонаж может не выходить за стены штаба, быть в разведке или поливать цветы на подоконнике, но было бы неплохо определить его в боевую группу. Не потому что туда идут все и это классно_модно, а потому что, опять же, будет больше способов закрутить эпизоды и найти то, над чем постебаться и поплакать.
Ваш персонаж должен быть живым человеком, способным на эмоции и поведение разного плана. Не шутом. Не машиной для убийств, что по умолчанию ходит с покер фэйсом. Этот человек способен за обедом стукнуть кулаком по столу, дабы все закрыли рты, но и швырнуть в лоб шарик, скатанный из хлеба, для него вовсе не составит проблемы. Такое.

п р и м е р п о с т а

Он медленно считает до десяти. После повторяет своё действие, но в обратном порядке.
  Раз за разом. Как то производство непутёвого механика, которое не способно на что-то более разумное.
Как игрушка в руках шкодливых юнцов, по щам которым давно не выдавал лещей. Звучит криво, но довольно сопоставимо с тем, что происходило в действительности.
  Счёт. До десяти или до ста? Джон медленно прокручивал в голове цифры, заполоняя ими всякий уголок больного подсознания. В черепной коробке не было места для чего-то более сложного и красочного. Воспоминания из прошлого? Полнейший шлак. Он не хотел возвращаться назад и лелеять жизнь, которая была у него до момента вступления в ряды вигилантов, например. То самое время, когда Джон Грант мог вполне свободно натягивать на исполосованную эмоциональностью череды событий рожу какие-то улыбки. Тухлые и никому не симпатичные. Те самые дни, когда семья была в сборе и глава неустанно вторил о том, какими должны вырасти оба его отпрыска. Там не было ничего интересно. — Восемь…семь…шесть.
  Веки крепче сжимаются, словно кто-то очень умный налил на линии роста ресниц клея и сказал дождаться момента, пока они склеятся между собой. Мазохизм — отчасти нужное во всём этом слово, но мазохизм во благо — не то, о чём вы, возможно, подумаете.
  Летающие, как те стервятники, лекари, то и дело пытаются говорить заумными фразами из своих словарей. Он ни черта не понимает. Недовольное хмыканье слышится, когда в очередной раз кто-то из врачевателей пытается доказать, что это нужно было. Теперь по закону разрешено издевательство над всё ещё живым человеком. Как вытащить занозу из подушечки пальца. Ощущения неприятные, но ведь то необходимость. Они вольны четвертовать кого угодно, под предлогом правильности своих действий. Им известнее, что нужно делать в подобных ситуациях.
  На каждом из них одежда, одинакового оттенка. Одни умело разбирают бионический протез, считаясь по праву создателями оного и умельцами в своём деле, другие следят за тем, чтобы «подопытный» вёл себя, как овощ, которому на всё плевать. Сегодня персонал поменялся. Одна лишь Грант остаётся постоянным гостем в этой обители, ни на шаг не отходя и наблюдая за всем процессом. Девушка всегда одобрительно кивает головой, чуть щуря глаза. Открытая как книга, по крайней мере, для него. Не всё так ладно, но и ожидать другого не следовало бы. Тупая боль в области плеча заставляет дёрнуться, побуждая салаг в униформе сорваться с места, вооружёнными до зубов своим фирменным оружием. Простое движение заставляет всех лететь к тебе, да шнырять чем попало, лишь бы вернуть привычное состояние, когда тело не слушается, запрещая сопротивляться чему-либо. Благо, закадычная подружка быстро решает этот вопрос, повышая тон. Недовольство растёт с каждой минутой. Недоверие в глазах каждого отбивает всякое желание возвращаться и позволять кому-то прикасаться к себе.
  Тугая повязка плотно ложится на плечо, опутывая корпус, фиксации ради. Какого черта разбирать железяку всякий раз делая какие-то ненужные отрезы у ее основания. Грант чувствует усталость и раздражение. Не новые ощущения. Привычные и рядовые. Как вчера и завтра.
  Словарный запас медиков разбавляет товарищеский тон Логана, что всегда появляется в нужное время и в нужном месте. Обеспокоенный чем-то, но не вызывающий никаких эмоций, кроме как безразличия. Джон недовольно смотрит на друга, пытаясь отвечать, как можно короче. Нежелание существовать вообще в этом мире сейчас занимает лидирующие позиции. Пару дней отдыха в местах, ранее неизведанных, были бы кстати. Пусть несуществующая пустота, зато без посторонних мыслей и людей. — Понял. Здесь ничего не меняется. Никогда.
  Достаточное количество людей, что шныряют и кажутся менее озадаченными, сейчас особенно раздражают. На лицах некоторых из них — улыбки. Неподдельные и искренние. У кого-то сегодня праздник? Как вчера и завтра. — Пять…шесть…семь.
  Как тот невротик, он ворочает плечом. Снимает повязку, которая ослабла и недовольно шипит. Завтра — очередной монолог по поводу того, что подобным занимаются лишь пустоголовые идиоты, коим не место в мире адекватных. Разумеется. А ещё они сидят ровно на филейной части и никуда не тащатся в таком состоянии.
  Сегодня не было никаких подробностей. Всё звучало слишком обрывисто и размыто. Сама суть в одном предложении, место сбора и ничего больше. Грант не был уверен до конца, стоит ли вообще придавать этому такое значение. И убейте Герду все Снежные королевы, случись у друга мимолётный загон. Не сносить головы ему в таком случае. — Восемь...девять...десять.
  Кинг успел скостить свою гоп-компанию. Мало похоже на что-то годное для плана грандиозного, но, будь то рядовая задачка для новичков — в самый раз. Джон молча двигался к назначенному месту, краем глаза замечая тех, с кем, возможно предстоит работать сегодня. В такт ходьбе на своём космическом языке трещали металлические пластины, что были скрыты под рукавом куртки. Желание держаться одиночкой сегодня лидировало. Он предпочитал сохранять молчание, сосредотачиваясь лишь на том, что будет вещать, судя по всему, Логан.  Как ни странно, но не видя Дарена, он не испытывал ровным счётом ничего. Не было желания оторвать голову младшему Кингу просто за то, что он есть. И отравляет тем самым существование всех этих людей, что подорвались по его душу тоже. Неподалёку проносится озадаченная Грант. Серьёзный взгляд мгновенно становится предельно озабоченным, как в поле зрения попадается её вечный пациент. Джон недовольно хмыкает, поворачиваясь к девушке спиной, ожидая Кинга. — Три…два…один.

Отредактировано John Grant (2018-06-12 13:02:17)

+9

6

http://funkyimg.com/i/2Npft.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jade Taylor

» имя, возраст:
Paige Delaver / Пейдж Делавер 25
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Разыскиваемый кибер-преступник, хакер в главном штабе.

» способность:
psionic manipulation
» сторона:
Строго Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка


» Ты моя вторая девочка. Бунтарь не без причины. Человек-бардак, человек-затея, человек-праздник. Праздник, который всегда с кем-то другим. Болтушка, знаешь толк в ирландском виски и как крепко вдарить рок в этой дыре. У тебя чистое и доброе сердце, которое не приемлет полутонов, не против что-нибудь сломать, а потом починить, над кем-нибудь подурачиться, но никогда, слышишь, никогда ты не станешь оправдывать насилие над слабыми. Ты сама такой была. Как ты выдержала этих странных людей, которые могли ни с того ни сего наброситься на тебя и других? Это не семейное. Не наше.
Ты не идешь на компромисс, совсем, никак. Ты не готова признать свои ошибки, не готова пойти к человеку, задевшего тебя, навстречу. У многих складывается впечатление, что слово "компромисс" для тебя ругательное и они окажутся правы, потому как ты никогда не ошибаешься. Особенно в людях.

» Как и Клэр, старшая сестра, родилась в большой Техасской семье с кучей буйных ирландских бабок, дядьев Мактавишей и вполне себе спокойных ба и грэндпа со стороны Делаверов.
Ничего не предвещало беды, пока способность Пейдж не начала показывать свои клыки, как только у ребенка начали выпадать молочные зубы. С возраста шести лет малышка начала отмечать, что люди вокруг нее ни с того ни с сего меняли свое настроение по одному лишь взмаху длинных ресниц. Чаще они впадали в агрессию, причем настолько бурную, что негатив прилетал самому носителю. Немудрено, что девчушка стала сторониться людей, предпочтя живое общение компьютерам.

» Неконтролируемые всплески способности сказались и на отношениях отца и матери, у которых все чаще и чаще стали конфликтовать друг с другом. Последствия стали ощущаться Делавер уже в подростковом возрасте, когда Джо и Джилл даже после того как обнаружили, что стали такими же жертвами разрушительной способности дочери, как и ее одноклассники, не смогли наладить отношения. 

» Айти и Тех Гик. Сложно сказать, какой язык для нее более родной- английский или язык кодирования. Доподлинно известно, что как только малютка Пейдж увидела компьютер в магазинчике с “железками”, то повисла мертвым грузом на отцовской ноге, требуя, чтобы тот ей купил эту коробу.

» Свой первый простенький сайт написала в 8 лет, а первую серьезную работу, связанную с нейросетью, зарелизила в 11, довольно быстро для такого масштабного проекта, представила его на Product Hunt и получила множество негативных отзывов от разного рода троллей, в том числе сексисткого толка. В порыве праведного гнева обрушила базу и удалила аккаунты недоброжелателей. Джо был в шоке, когда обнаружил машины с сине — красными мигалками у своего порога и людей в форме, пришедших не по его душу.

» Хорошими делами прославиться нельзя. Урок был усвоен, но явно не так, как задумывал Джо. Пейдж научилась пользоваться анонимайзерами и ушла в даркнет. В 16 лет сколотила группировку из самых отвязных хакеров по всему миру и начала ломать биткоин биржи, жертвуя деньги приютам и социальным инициативам. Так же целями взбалмошных пубертатов стали аккаунты знаменитостей и сайты знакомств, специализирующие на изменах.

» Родительский брак трещал по швам. Это сказалось на Пейдж, которая все еще винила себя в том, что косвенно явилась причиной размолвки. Делавер перешла в новую лигу, прокачала скиллы и навлекла на себя гнев АНБ, которые предусмотрительно решили заключить сделку с ее отцом, который смог воспользоваться доверием дочери и слить информацию о расположении нескольких опасных киберпреступников. Среди них были соратники и друзья Пейдж.
Как только этот факт вскрылся-  между Пейдж и Джо выросла стена, которую мужчина так и не смог разрушить до 36 года.

» Приверженец теории заговора. Была одной из тех кибер-активистов, что ломали медиаресурсы и перезаливали обращение Риндта к американскому народу. Крайне фанатично примерила на себя идеологию ренегатов.

» Реакцию на смерть отца оставляю вам на откуп.


Пейдж Делавер блудная дочь Джо Делавера. С тебя начался весь сыр-бор. Из-за тебя несчастный папочка отправился к Риндту на куличики с единственной миссией- любой ценой вернуть тебя домой. Ты искренне считаешь, что ни мать, ни отец тебя "не_любят", в сердцах обвиняя в разрушение когда-то крепкой семьи. Не будем объяснять почему это не так.
К сожалению или к счастью, это не является единственной причиной почему ты сторонишься своих сестер и отца. Ты ренегат до мозга костей, настолько ренегат, что смогла повлиять на Клэр, которая до этого была если не латентным вигилантом, то придерживалась курса действующей власти.
Отцу предстоит схлестнуться в схватке за твою душу. Против тебя выступает поистине смертоносный противник, старший агент фбр, вигилантский перебежчик, кровавый предатель, у которого напрочь отсутствует понятия "хорошо" и "плохо", он готов задействовать свой масштабный арсенал от психологического давления до устранения твоих товарищей, чтобы вернуть тебя в семью. Ты будешь обязана столкнуться с последствиями своих и моих действий. Будет весело.


» Я ввел ключевые моменты, дал, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, я ожидаю неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
» Практически все менябельно и обсуждаемо, я дал желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего— я вас возьму целиком и полностью.
» Я игрок-настроения. Когда могу и 12 постов в неделю выдать, когда и один тяжко, но вас я обеспечу игрой, помогу освоиться, написать анкету.
» Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.


пост от папки

[indent] В стеклянных глазах убийцы танцевали золотые светлячки, пальцы из хромированной стали поправили край выбившегося одеяльца с ревностной заботой, смахивающей чуть ли не на материнскую. Свободной рукой он прижимает малютку к плечу, вдыхая аромат подлинной невинности, детской присыпки и молока. Оливер испытал нежданное, чуждое ему чувство умиротворения. Несмотря на то, что в отражении огромных глаз ребенка высветилась летопись морщин и тонких шрамов Беррингтона, он чувствовал себя как-то непривычно молодо, без зудящей боли во всем теле, без голода, без сна. Под ботинком сдавленно скрипнула гильза, он сделал несколько шагов в сторону панорамного окна, любуясь как ветер разносит ангельскую пыль и лунный шлейф, не замечая красно-синий отблеск огней полицейских машин в ночном, беззвездном небе. Глубокий вдох и легкий поцелуй разбитых губ в темечко малышки.
А, может, это судьба?
[indent] Отсутствие выбора— это тоже выбор. Ты можешь шагать в неизвестность, а можешь дождаться, пока она стиснет гарроту вокруг твоей глотки. Удушение. Какая приятная смерть. Своя. Настоящая. В 13 лет. Она должна была наступить! Должна была прибрать его в свои объятия, с бесконечной любовью матери, утопить в своем чреве, не дать родиться на свет тому, кем он стал, но нет, у провиденья свои планы, оно заставила его пройти весь свой путь. От захваченного аэропорта до военного полигона, от родных глаз в штаб-квартире e.c.h.o. до заморозки и смерти друзей, до странных событий, где он должен был умереть тысячу раз, но пока солдату было ради кого вставать, с пробитой экобронью и разорванным в клочья нутром, он это делал. Он называл это смелостью. Парень, сошедший с плакатов в подростковых спальнях блекнул на фоне его настоящей, мальчишеской преданности. Его романтизировали и он не мог отказать им всем в этой вере. Хотя кому это было интересно? Нужно было все отдать этому прожорливому монстру. Отказаться от всех благ, стремлений и сентиментальных мечтаний. Каким же глупцом он был, что позволил себе уверовать, что бремя изгоя минует его. Пощады не было. Железный протез привычно зарокотал.
Никто не удостоился чести проникнуть в логику психопата, тем более, когда эта психопатия обуяла им в мирное время. Как можно было так обезуметь? Сорваться с достигнутой вершины, разлетевшись на мелкие осколки. Не собрать. Сталкеру было знакомо это чувство. Но пройдя свой от начала и до логического конца, Чейс воспринимал потери еще одной усмешкой судьбы. Вызовом. Смерть в семье? Она повторится. Смерть любимой? Этого не миновать. Тюрьма? Она внутри. А война? Война она одна и на всю жизнь.
[indent] Нет, Чейс, война закончилась. Время стереть кровь с рук и постараться, попытаться. Хотя бы попытаться, сделать все что в наших силах, чтобы она не повторилась. Грош цена этому миру если ребенок остается без отца или жена без мужа. Не стоит это наших слез. Не стоит.
Как глупо же ценить каждую отдельно взятую жизнь. В особенности, на поле брани. На той безумной войне между людьми с одного материка, между соотечественниками, братьями и сестрами. Неудивительно, что это сыграло с ним жестокую шутку. Чейс расквитался со всеми, кому задолжал пули. Под расчет. Оливер потерял все разом. Юдоль боевика. За его трусость, за его малодушие, нерешительность в прошлом. Но когда все закончилось…Нет, это было бесчеловечно по меркам любого из известных ему событий, в которых пришлось принимать участие. Ребенок в руках зевает. А как он хотел сжимать в руках свое зеленоглазое чудо.
Тупой карандаш перечеркнул его прошлое, насильственное нажатие рвало бумагу, оставляя борозды. Рвань. Вечная любовь так себе оправдание, хм?
Это конец.
В глазах младенца застывает хрустальная влага, Олли и сам шмыгает носом и тень улыбки касается тонких губ, кровавый ритуал будет совершен. Ни к чему торговаться с совестью. Карты на стол. И маленькая жизнь в его руках не осознавала, что является ничем иным как козырем в этой извращенной игре. Дерганье раскалившегося затвора нервирует его тонкий слух. Пули разрывают интимную тишину урбанизированного шато. Вдребезги.
Выстрел и кровавые ошметки в разные стороны, разлетаясь, ударяются о стены особняка. Шмяк. Голова губернатора трещит как лопнувший арбуз, багровые реки несут костную крошку к ногам механизированного ассасина. Оливер не чувствует, как из его хищных лап буквально вырывают дитя. Настолько Беррингтон был поражен картиной смерти этого жалкого человечка, что глаза на мокром месте поначалу от умиления, а теперь от сбитого ощущения потерянной цели превратились в устье водопада, слезы скатываясь щекам, падая на пол и смешиваясь с алыми лужами, оставляя круги, круги, круги.
Тревога сильнее боли. Летящей походкой, несмотря на поврежденное колено, он устремился к трупу мужчины, который так неосмотрительно решил свести счеты с Беррингтоном. Кто он был? Чей-то родственник, чья-то больная любовь, потерявшая все на войне, или просто всему виной явились деньги, нечеловеческие амбиции, жажда власти. Забава? Мы это никогда не узнаем, что же произошло в его голове, желавшей так отчаянно смерти другому живому существу.
Влажные, красные глаза Олли внимательно изучали место казни. Он хотел припасть к трупу супостата, ощупать его, понять, поговорить, ведь никого роднее в этот момент не было с ним сейчас. Граница восприятия своих и чужих растворилась. Как в кислоте.
Следующая пуля Монахана летит уже в виновника кровавой жатвы. Коленная чашечка разлетается вдребезги. Нечеловеческий рык. Парни в форме снаружи напряглись. Мужчина разучился регенерировать отдельные костные структуры, поэтому он не поднимается. Даже не старается. Неужели он выслушает поучительную лекцию прежде чем Чейс его утащит? Он же ведь его не бросит...
— Зачем?— Вечный вопрос, который он мог обратить к каждому своему живому товарищу, к мертвым друзьям, к мертвым родителям, к мертвой первой и последней женщине, которую так сильно любил. Ко всем, кто был, так или иначе, связан с ним.
Единственное, что держало его в мире живых- сущая безделица, так он величал сей акт. Он не называл это местью, не бросался громким "правосудием", это было очередной пометкой на полях, которые он начал оставлять еще будучи зеленым эковцем, внимательно слушая сухие брифинги Уорда и мотая на ус эти канадские байки. У этого события не было конкретного названия, оно просто должно было произойти. Как восход солнца, как неумолимый закат. Нужны ли вообще причины зверству? Финальный штрих. Беррингтон опускает лицо. Точка? Как досадно, что это этюд в кровавых тонах теперь принадлежал не ему.
Вместо фанфар послышался стройный топот сапог в стиле милитари, звук ломающей древесины и крики штурмовой группы SWAT. Рой красных точек появился на спине Монахана так внезапно, что еле успевает обернуться, чтобы увидеть с десяток мелкокалиберных стволов и летящие удары дубинок, валящие его на пол. Тяжелая стопа приземляется на руку ирландца, заставляя его выронить пистолет.
Парень с пшеничными волосами отталкивается от пола и косолапо встает на одну ногу, вторую чуть подгибая. Одной ногой там, другой…
— Сэр, бросьте оружие.
— Оружие?
— Сэр!
— Я не понимаю о чем вы говорите- Насмешливый британский акцент. Он облизывает сухие губы, наклоняет голову, изучая потемневшими глазами наставленный на него автомат. Зоркий глаз сразу подмечает обойму с тибериумными пулями, торчащую, из корпуса MP5. Улыбка, кажется, разрывает его мокрую, все еще молодую кожу напополам. В сумраке особняка, он видит как оперативники толпою пытаются скрутить буйного когда-то партизана, когда-то заключенного, но было бы все так просто, как это выглядело на первый взгляд. Ведь Чейс это проходил. Картина не нова. Голубые глаза вглядываются в пол, где с прижатой к полу щекой брыкается Монахан. Они встречаются. Оливер подмигивает. И одними губами произносит: «Все хорошо».
— Стоять! Я буду стрелять!
— Оу, я и не сомневался.
Самая быстрая рука на диком западе взмывает вверх, проделывая свой путь ко внутреннему карману, где лежит, как в ящике Пандоры, на самом дне...
Пули прошивают все предплечье и дырявят ладонь, которая через секунду безжизненно повисает, следующая очередь пробивает сердце, там обычные пули, им сложно проникнуть до желаемого, до его неустанно бьющегося сердца, но после того, как начинает действовать дьявольский металл, они вмиг вгрызаться  плоть, разрывая клапаны, желудочки, аорту. Он стоит долго, смакуя каждое пулевое отверстие, старуха смерть, по старой памяти, не отпускает его так просто. Не так все просто. Не все.
Зачем?
Он выдыхает носом, кривя губы и жмуря глаза. Он решето. Он не кричит, он не смеется. Этот танец ему не по зубам, партнерша слишком стремительна, он отстает, скользит, проскальзывает на багровой линии и сбивается с ритма.
Покачнулся. Мужчина падает набок, на живую руку, повисшую, раскрывающуюся, как цветок свои лепестки навстречу солнцу, пальцы дергаются в конвульсии. Тоскующий огонек в руке не что иное, как зажигалка, подарок от старого друга со времен войны. Подарок? Трофей! Одна из немногих вещей, которую он хранил в своем заброшенном доме, постоянно чиркая ей на манер лидера отряда. Ирландцу не нравилась его дурная манера, но Олли не прекращал выбивать искры, дурачась, ведь он не курил. Даже в самых безнадежных ситуациях, под пулями, за трухлявыми стенами он щелкал и щелкал, щелкал.
А ведь будет искра. А, значит, будет и пламя, мой друг.
Пламя, что не угаснет. Никогда.
Люди в полицейской форме опускают дымящиеся оружие, и капитан штурмовой команды кривит лицо, сплевывая на усеянный гильзами пол то ли от досады, то ли негодуя.
— У нас два трупа помимо тех на улице.— рапортует он в рацию, наблюдая как Монахан становится только сильнее под валом грузных тел оперативником, кто-то перестает оказывать деликатные знаки внимания и переходит к ударам по лицу. Ногами.
— Этого в машину.
— А что с записями камер?
— Кто-то стер. Недавно.
— Блять, еще один сраный рапорт.

пост от мамки

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

Единственный вопрос, который люди задают в этом мире и никогда не получают на него ответа. Возможно только при жизни, но нам этого не узнать, пока не погаснет свет. Почему? Почему одиночество довольно странная штука? Иногда ты наслаждаешься этим ощущением, иногда бьешься в агонии безысходности, а иногда просто боишься остаться одна. Прошло уже больше месяца с тех пор, как мы попали в западню психов (а их развелось чуть ли не на отдельную третью сторону), но я все ещё по-детски боялась темноты, вздрагивала от неожиданных появлений людей и боялась остаться одна. Именно поэтому частенько засиживалась допоздна в аналитическом отделе, засыпала на кушетке в комнате отдыха, а иногда и вовсе на клавиатуре. По научному это называется посттравматический стресс, но кого это интересует, когда кругом бомбят, стреляют, убивают и прочее? Таблетки, любезно выписанные мне все тем же Ллойдом отправлялись в унитаз, т.к. я никогда не доверяла всяким психотропным веществам, якобы с успокаивающим эффектом. Будь рядом со мной мужик, который глубокой ночь прижмет покрепче и защитит от всех кошмаров – вот тогда это было лучшим лекарством. Но мужика, как мы знаем, рядом не было.
Почему мы всегда чудовищно переигрываем, когда, нужно чтобы в глазах другого человека ты выглядел счастливее, непринуждённее, лучше, чем когда он был с тобой? Газ в пол, через перекресток на красный свет. Мчимся каждый в своей машине с разных точек города, когда нам обоим на мобильный приходит странны звонок из полицейского участка, информируя о том, что Пейдж задержана. Странная штука фамилия, меня могли сколько угодно раз останавливать за превышение скорости или неправильную парковку, но лишь услышав фамилию Делавер возвращали права и просили больше так не делать. Откуда было такое влияние, ведь не мог Джо им обладать, даже будучи агентом ФБР. Или мог? Мы вбегаем в участок, ненароком соприкоснувшись руками и тут же отпрянув на безопасное расстояние. Между нами уже начат бракоразводный процесс, а мы все равно не можем друг от друга отделаться. Мне не хочется его видеть, не хочется говорить, не хочется когда-либо чувствовать запах одеколона, который сама и купила на минувшее Рождество. Но все маршруты ведут в одну и ту же западню – к нему. Мы вносим за дочь залог, она не говорит спасибо, даже не смотрит на нас, вероятнее всего, презирая. Она тоже отказалась выбирать между нами двумя, но решив не останавливать свой выбор ни на ком, этой ночью она проведет ночь со мной, а затем снова исчезнет на пару дней. Пересели в мою шкуру кого-нибудь другого, он бы точно удавился, порой я и сама не понимала откуда во мне берутся силы.
- Был бы ты мужиком, воспитал бы дочь как следует отцу. Это же даже не сын, страшно подумать, что бы выросло, будь бы у нас он. – мы стоим на лестнице перед полицией и пережевываем друг другу кости, пока не уничтожим все в друг друге без остатка. Качественно дерьмо, которое вылилось на меня после этой реплики можно было бы продавать за дорого, ведь редко кому так удавалось так мастерски уделать свою жену.
Со стороны сложно понять уже давно не пару Джо и Джилл. Почему она всегда терпит его сухость, жесткость и безразличие? Почему он никогда не может повести себя не как мудак? Почему они постоянно проходят через сухую пустыню горечи, чтобы в конечном итоге заставить друг друга ненавидеть просто потому что слишком стыдно признаться, что на самом деле скучает?
Почему все отцы всегда убеждены, что роль матери – это проблема? Чтобы переключить всю тревогу за свое чадо на одно и тем самым отвести от себя подозрение. Ведь негоже мужчине показывать свою слабость, показать свой страх, оголить нерв, нет, что вы, это же не то же самое, что каждый раз заниматься любовью раздетым, нет, это намного интимнее, это не для того, с кем прожил целую жизнь в браке.
- Моя проблема лишь в том, что из-за тебя она ренегат. Хотя постой ка, это же и твоя проблема. И ты едешь потому что чувствуешь свою вину, так что оставь свою легенду про инспектирование кому-нибудь, кто не прожил с тобой вместе тысячу лет. – я пристегиваюсь, хотя прекрасно помню, как Джо водит машину. Если мы и разобьемся, ремень меня не спасет.  – Если ты в этом уверен, считай, что прокатимся с ветерком, сменим обстановочку. - Уже сев я вдруг осознаю, что мне предстоит провести больше, чем 10 минут в компании со своим мужем. Своеобразная форма самоубийства.
- Я знаю, что ты считаешь меня дурой, и мне плевать. Этими плоскими параллелями ты меня из машины не высадишь, так что давай трогай – я хлопаю по торпеде и не стесняюсь смотреть Делаверу прямо в лицо. С меня хватит взглядов в сторону и попыток избегать друг друга. Мне осточертело все время искать повод постучать в его дверь. Меня бесит, как на нас смотрят со стороны отделы. Мы семья, плевать в каком виде, прошлого не перечеркнуть.
- Рада, что все твои побои на женщинах закончены, мне в свое время повезло меньше остальных. – ещё при браке мы старались не вспоминать то время, когда крошка Пейдж невольно влияла на нас своей способностью. Но даже когда мозг понимал, что Джо не отдавал отчета в своих действиях, сердце это отказывалось принимать, а память слишком хорошо запомнила всю боль. – А я тебе не грозила никогда ни тем, ни другим – обида, это самое сильное, что когда-либо меня ранило и единственное, что так и не сумела простить мужу. Ведь назойливая мысль так и не смогла уйти из моей головы: а если бы Пейдж приказала, он бы меня убил?
Джо заводит мотор, выжимает сцепление, переключает передачу, кладет руки на руль и…Белое золото ловит первые лучи восходящего солнцу, отражаясь бликами в моих зрачках.
- Это что такое? – я сама не понимаю свои ощущения, но одетое обручальное кольцо на пальце Джо явно выбивает меня из равновесия, которое, в принципе, я и так не особо поддерживала. Наше обручальное кольцо. Точно такое же, как висит сейчас на моей шее, вместе с крестом. Какое счастье, что заглянуть под мою рубашку Джо не может.
- Сделал себя вдовцом, а я меня покойной женой? – даже не знаю, что сильнее: обидно, как он его носит или похвально, что он его до сих пор хранит. Нам девочкам простительны такие сантименты, а вот с мужчинами всегда все сложнее.

Дороги были разбиты, от постоянной езды по ямам начинало укачивать, поэтому я даже обрадовалась остановке. Если бы ещё Джо смотрел на меня чуть попроще, а не своим фирменным свинцовым взглядом. 15 минут – это сказка, в далекие двадцатые меня ограничивали и вовсе пятью минутами, а ведь у нас тогда были маленькие дети. Я удаляюсь от машины и, не поворачивая голову бросаю:
- Прекрати пялиться на мою задницу, уже горит пламенем. – а затем удаляюсь. Конечно в таких заведениях мало приятного, поэтому я стараюсь быстро взять все необходимое и поспешить к кассе. Реплики в мою сторону оставляют желать лучшего, кто-то уже со скрипом отодвигает стул, чтобы встать и «познакомиться поближе». Я достаточно быстро проскальзываю в уборную и закрываюсь на щеколду. Конечно, она меня не спасет, если сюда действительно захочет кто-то зайти. Я выдавливаю на только что купленную щетку только что купленную пасту и быстро чищу зубы, затем умываюсь и долго держу руки под ледяной струей воды, чтобы унять дрожь. Нужно кофе, но его будут слишком медленно готовить, для моей внешности это убийственно. Я быстро выхожу из комнаты и следую к выходу, где меня уже поджидает два чебурека. Их плечи больно врезаются в мои как раз в самом дверном проеме.
- Вон там у бензоколонок стоит один ублюдок, которому плевать кто ты, застрелит одним выстрелом, если дотронешься. – не знаю уж почему они решили не проверять на деле, возможно время ещё было слишком раннее для разборок, но один из чебуреков отступил, а второй не стал препятствовать дальше.
- Держи на перекус – я кладу пакет с пирожками рядом с Джо. – Наверное, забыл уже, когда питался в последний раз. – и это даже не вопрос, а утверждение. Я и сама не помню, когда в последний раз ела, вчера или это было уже два дня назад. Мы проезжаем мимо кафе, на выводе нас провожают двое моих новых знакомых. – Те чебуреки такие славные ребята, хотели с тобой познакомиться, но я сказала, что мы спешим – я откусила один из пирожков и только тогда поняла на сколько проголодалась.
Через полчаса по дороге-камикадзе меня срубил сон. И все было бы супер, но за последний месяц сон стал не самым моим лучшим другом, а все потому, что такие отборные кошмары друзья поставлять просто не могут.  Сначала ты мучаешься, потому что переживаешь этот сон, потом ты мучаешься из-за того, что не можешь проснуться, ну а потом ты глохнешь от своего собственного крика. Именно так я проснулась и в этот раз. Сначала было сложно сориентироваться где я нахожусь, затем меня одолел психоз, почему я пристегнута, т.к. спросонья не разобрать пристегнута ли я или чем-то привязана, ну а потом наткнулась на презрительный взгляд Джо.
- Извини – я ерзаю на кресле, стараясь сесть поудобнее, но сердце в горле стучит так гулко, что мне становится ещё больше не по себе, а ремень лишь усугубляет положение. Я стараюсь выровнять дыхание и просто смотреть вперед на дорогу, однако ничего не выходит. – Останови машину. – сначала я говорю это достаточно тихо, но мы не останавливаемся. Паника нарастает, я отстегиваю ненавистный ремень и уже срываюсь на более громкий возглас – Джо, останови машину – я бы выпрыгнула из неё на ходу, если бы он не затормозил. Только тормоза заскрипели, как я вывались на ватных ногах на землю, с силой хлопнула дверью и спустилась вниз по обочине.
Долбанная посттравматическая хрень. Я пинаю с земли камень, затем просто пинаю землю, потом делаю много вдохов и выдохов, пока состояние тревоги не начинает отпускать.
Через три минут я возвращаюсь к Джо.
- Поделись сигаретой – заявляю неожиданно для самой себя, прекрасно понимая, что это может и не помочь, но почему бы собственно и не попробовать. В 43 года-то.

пост от старшенькой

Я смотрю на них и вспоминаю, почему после магистратуры и Куантико не вернулась ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес. Нью-Йорк находился практически в равном удалении от обоих очагов дополнительных проблем. Идеально было бы, конечно, переехать в Майами, чтоб уж было честно, но климат не тот. Я смотрю на них и вспоминаю вечера, когда они оба думали, что малышка Клэр на верху спит. Я смотрю и понимаю, что смертельно устала. Вот именно сейчас. Будто бы я уже слишком стара для того, чтобы снова окунаться в эти проблемы родителей снова. Мы все отлично знаем, что кроме них двоих никто и ни что не сможет им помочь. Ни Пейдж, ни Чарли, ни уж тем более я. Два мазахиста, что, кажется, никогда не перестанут друг друга терзать. I want to get out of here.

Клэр утыкается переносицей в пучок из кончиков пальцев. Осматривается. Типичная холостятская квартира. Ни картин, ни штор, ни статуэток, ни вазочек. Почти что спартанские условия. И если у матери обаняние отменное, то Клэр лишнего не замечает обычно, а потому молчит. Чарли ведёт себя так же как в детстве: когда не может спрятаться за юбку матери, она прячется за юбку Клэр, следует за ней хвостиком и помалкивает, поддакивая только тогда, когда это необходимо. Если бы так же можно было и с Пейдж, было бы куда проще жить. А сейчас… Клэр бы предложила Шарлотте отправиться от этой начинающейся грызни куда-нибудь подальше, кофе элементарно попить и составить план действий, но куда же сбежишь с этой подлодки. Бадди не выдержал и лёг, положив голову на лапы и следя за фигурами Джо и Джилл. Клэр потянулась в сторону и погладила его по спине.
— Не, ну засохший сыр, это ещё ладно… Вот если бы там мышь повесилась, — глупая привычка вставлять едкие комментарии, и появилась она где-то со времён Гарварда. Клэр знает, что лучше не встревать и дать им двоим выговорится, но тогда придётся потратить слишком много времени. Можно, конечно, пока с Чарли прогуляться, купить сервиз, чтобы Джилл его побила (желательно не о голову Джо), пачку сигарет, чтобы у Джо была возможность предложить Джилл паузу, после того, как наорутся оба, и пачку контрацептивов, чтобы у всей развалившейся семьи не было ещё одной «проблемы». Хотя Клэр была уверена, что в четвёртый раз точно должен быть пацан. Но отец как-то решил не проверять, что славно.
По суровому взгляду матери в ответ, Клэр поняла, что лучше пока заткнуться. Девушка вздохнула, нагнулась вперёд и посмотрела на Чарли. Она уже было собиралась открыть рот, чтобы предложить сестре кофе — должно же оно здесь быть. Но вопрос прервал её планы, и она поочерёдно посмотрела на отца, а потом на мать. Пауза затянулась, как петля затягивается на шее жертвы.
— Что имеешь в виду под "хотела, чтобы мы увидели"? — глупый вопрос-уточнение, но Клэр слишком туго воспринимает эту информацию. Пазл в голове слишком быстро срастается в единую, цельную картину. Волосы на затылке встают дыбом. И как они изначально не подумали об этом. Клэр пришлось иметь дело с той шушерой, которую Пейдж называла своими друзьями, но там были в основном отбитые ребята. Клэр поджимает губы и откидывает голову назад, на спинку кресла. Затем молча и деловито достаёт телефон, набирает последний номер.
— Джим, — она хотела начать быстро, но для начала нужно удостоверится, что на том конце тебя слышат, ибо привычного «Боунс» не было.
— Да, Клэр, уже соскучилась?
— Слушай, можешь пробить по своим чудо каналам траекторию перемещений Пейдж Делавер за 15 февраля? — она пропускает мимо ушей явное продолжение марнезонского балета, начатого накануне, серьёзным тоном, зная, что в этот момент профессионал в Боунсе включается.
— Ну ты загнула. Оплачивали ли она что-нибудь картой, бронировала ли билеты — это да. Но мобильники — это территория…
— Не выделывайся. У тебя полный доступ к…
— Клэр, они тоже не дебилы. Каждый выход в программу прописывается в протокол, как и то, что я там делаю. Для меня это так себе чревато, больше для тебя. Ты уверена, что хочешь, чтобы я отследил метаданные твоей сестры?
Делавер замолчала. Если то, что говорит Джил — правда, то у них всех начнутся проблемы. Мало того, что Пейдж Делавер — киберпреступник, пусть и не на серьёзном уровне, так ещё на стороне террориста Риндта.
— Кееей.
— Я думаю, погоди, — девушка поднялась из кресла. Бадди поднял голову, Чарли внимательно смотрела, как сейчас смотрят и родители. Все эти взгляды чертовски мешают думать, как поступить лучше.
— Отследи повторно карту, может мы что-то упустили в первый раз.
— Хо-ро-шо, но не рассчитывай на результат... — на распев отвечает Джим, тяжело вздыхая.
— Спасибо, Джим, — Клэр жмёт кнопку отбоя на большом дисплее и оборачивается ко всем вопрошающим. Взгляд глубокопосаженных серо-зелёных глаз останавливается на Джо:
— Теперь ты понимаешь насколько всё серьёзно? — Делавер склоняет голову набок и выдерживает паузу, чтобы продолжить, — Мама позвонила мне уже в самый крайний случай, перед тем, как поехать в отделение полиции, чтобы заявить о пропаже. Я напрягла пару своих знакомых, чтобы проверить банковские счета, когда выяснила, что друзья её не в курсе, где она. Кстати, раз уж последний бойфренд за решёткой, есть шанс, что нам дадут его повидать? Может он что-нибудь знает?
Клэр чуть сощурилась. Взгляд ищейки. Хорошо, когда знаешь, что ищешь. Сложно только то, что не можешь предугадать, где искать.

Выдержка из анкеты

VII Бессеребренник Иуда (Saint Judas)
» Джо не скрытный— он немногословный, крайне мрачный, но идущий на контакт, никогда не прячущий свои глаза. Вечно изучающий взгляд шныряет по комнате, подмечает любые детали, оценивает обстановку. Складывается впечатление, что он вечно напряжен как загнанный зверь, но, поверьте на слово, вы не знаете, что значит напрячься в понимании Джо.
» В мужчине с 18 лет пытаются ужиться мудрый семьянин и самоотверженный борец с несправедливостью. Этот конфликт не может разрешится и посей день, разрушив прекрасный брак и собственную психику. Джо скептичен во всем, старается принимать решения исходя из общего блага, а не то что хорошо для одной единственной личности. Но это не мешает ему быть самоотверженным если дело касается дорогих ему людей.
» Джо редко смеется, но достаточно часто ухмыляется. Вместо людей он часто видит подобии животных, псов, котов, знает как с ними общаться, как их обхитрить, со всеми в общении он занимает позицию “над”, возвышается. Жизнь для него уже пройденная дорога, люди его перестали удивляться, единственная причина жить и рисковать своей жизнью в этой войне— это сделать мир чуточку лучше для своих детей.
» Старого пса новым трюкам не обучишь, говоришь? Это явно не про Джо, безупречный, аналитический ум с годами стал только яснее, отбросив все возможные эмоциональные переменные, он выстраивал отношения в коллективе так, что с легкостью мог стать как лидером, так и помощником лидера без желания претендовать на его лавры и обязанности. Но больше всего Делавер любит работать один, как по части аналитики, так и в поле.
» "В Техасе люди простые". Этот стереотип отчасти Джо и сам принял. Мужчина избегает всячески философские вопросы, ему чужды терзания души и мечущийся инфантилизм других поколений(бес в ребро тоже прошел мимо него), но, работая с молодыми оперативниками, он потихоньку начал проникаться их проблемами, любя давать простые, порою странные советы из разряда: "бери быка за рога", "не объездишь кобылу — не поймешь" и другой, понятный лишь ковбоям прерий, фольклор.
» Что касается его мировоззрения, то Джо не может служить верой и правдой людям, которые подозреваются в терроризме. Делавер считает, что Итан, хоть и выглядит как говнюк, говорит как говнюк и вообще по сути является говнюком на первый взгляд, у него хотя бы есть четкая позиция, желание удержать от мир от безумия и хаоса, когда Риндт прикрывается высосанной из пальца околобиблейской моралью, выводя людей на улицу и сталкивая между собой. Как юрист, он считает, что Линколь мог бы и законным способом доказать свою правоту, как гражданин правового государства, а не бежать из тюрьмы, как преступник, и более того— призывать людей к оружию.
» Джо сложно назвать верующим, но мужчина крайне падок на всякого рода знаки и символы, именно они служили векторами во многих его действиях: от решения стать отцом до предательства своих товарищей ренегатов.

Отредактировано Joe Delaver (2017-02-11 16:08:43)

+9

7

https://68.media.tumblr.com/155c6a772bc606c1139ee11580532859/tumblr_o38d8eIIvR1v9enl8o1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Matthew McConaughey

» имя, возраст:
На Вашей совести, я буду называть его Бо.
от 36 до 47 лет
» принадлежность:
вижу носителем, но не принципиально.
» профессия:
Абдоминальный (возможно нейро-) хирург.
в общем, главное хирург, но не кардиохирург.

» способность:
как и к заявке выше - любую способность можно отыграть на "ура". Если Вы останетесь человеком - это круто, может иметь отклик в отношениях. Если нет - все равно круто, потому что с любой грамотно отыгранной способностью играть весело и интересно.
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
Matthew McConaughey.

Биография полностью на Ваше усмотрение.
Точно закончил ВУЗ Лиги плюща. Возможно, за спиной несколько неудачных браков, дети или их отсутствие. Хорошая карьера. Плохие отношения с коллегами.
Он прямолинеен, откровенен, циничен и педантичен. Трудоголик. Начитанный. Много путешествовал (в юности) по странам третьего мира с миссиями спасения, помощи. Если кто-то делает что-то не правильно, он ничего не скажет, просто молча подойдет и сделает лучше. Возможно, подождет пока тот другой доделаете как попало, а потом переделает. По своей натуре не скандалист, но не редко становится участником конфликтов, потому что он говорит то, что думает и готов встретиться с последствиями.
Почему регенаты? Потому что из зол выбрал наименьшее и просто правительство никогда не любил: жадные и эгоистичные подонки. Может, в свое время здорово ему напакостили или закрыли какой-то проект.   

Мы коллеги, но не ладим от слова "совсем". Бо считает, что женщинам не место в хирургии - медсестрами работать, еще куда не шло. Но хирургия - определенно не их. Они слабые, слишком переживательные, эмоциональные, зависят от собственного цикла, легко отвлекаются и много других причин, по которым им не место в хирургии. Ни одной причина "за". Им не место на руководящих должностях, потому что управлять рабочими моментами и делами в семье - это сложно и одновременно все делать не хорошо. Мужчины лучше, потому что они выносливее, менее эмоциональны. Бо мыслит в таком направлении и не скрывает этого. Поэтому они с Нив часто ругаются. Нив хороший кардиохирург и профессионал, но у неё большая семья и она за них переживает, бросит все ради них (пока, все это понимают и знают). Она женщина. У Нив есть дети, ради которых она рискует. Она рискует ради незнакомцев. Она слишком наивная для военного времени, идеалистка, не способна пожертвовать жизнью человека. А теперь еще и глава отдела. Просто зашибись период для Бо.
Если он останется человеком, то может постоянно напоминать Нив, что она такой профессионал из-за умения исцелять людей и не важно, что способность проявилась недавно. А еще она готова пожертвовать собой не ради других, а потому что всё пытается пойти по стопам суицидников, просто если очевидно это совершить - слишком не пафосно. В общем, Нив рушит стереотипы Бо и это его бесит. Агрессия в отношениях пассивная, хотя последнее время они не редко ругаются.
Нив считает Бо не правым, грубым и с эмоциональным диапазоном меньше, чем у зубочистки. Даже у роботов сострадания больше! Ей не понятно, как можно быть таким...
Хочу развития этих отношений. Возможно, в процессе игры они найдут какой-то консенсус, изменят свое отношение друг другу в лучшую сторону или выживут друг друга из главного штаба.  8-)  :longtongue:

Жду персонажа очень и очень. Внешность бы не меняла, но если Вам играть все это охота, а внешность не зашла - обсудим. Коллектив у нас хороший, активный. Скучно определенно не будет, было бы желание.

п р и м е р    п о с т а

[indent] - Что ж, очень жаль, потому что я не могу себе позволить такую роскошь, как халатность, ведь у тебя «нет времени гулять по осмотрам» - Монахан недовольно морщится. Люди редко любят врачей и не удивительно. Они те люди, которые рассказывают о том, какой плохой образ жизни вы ведете и что скоро подобное поведение способно привести к летальным последствиям. Порой, лучше не знать диагноз и счастливо доживать свои последние дни, недели, месяцы, а то и годы. Джинджер не повезло, у неё проблемы с сердцем и она попала в руки Нив, а значит у неё только два выхода из положения: следовать предписаниям своего врача и получать возможное удовольствие от жизни или нет и страдать от побочных эффектов. Нив не принципиально, но она бы предпочла первый вариант – он сэкономит нервы обоим женщинам. Откровенно говоря, есть и третий вариант, но если Джинджер прикончит Монахан, на её сердце найдется другой врач и не факт, что он будет с ней так же обходителен. – Надевай красное и приходи разгоряченная, только без плаката: предпочитаю натуру минимум раз в неделю после тренировки. Пропусти встречу - и я из ревности лишу тебя секса и прикую к постели на недели. – Монахан улыбнулась и слегка наклонила голову в сторону. Это ради её блага, ради здоровья и благополучия. Возможно, глупо на войне беречь свое сердце, если можешь не вернуться из очередного задания. Но они делают это, чтобы выжить, а значит необходимо делать все возможное не только в бою. Вероятно, Джинджер однажды её возненавидит за запрет выезда вне штаба или увеличенную дозу таблеток – Нив это беспокоило в самый последний момент. Они врач и пациент, основная задача Монахан заключается в способности Джинджер выжить. Остальное её не волнует.
[indent] Нив не ожидает, что её собственные слова столь очевидны. Она слегка ведет плечом в сторону, словно от удара и замирает на месте. Доктор внимательно слушает Шиан, но какое-то время боится даже выдохнуть, прижав ладони к холодной плоскости стола. Внутри все холодеет, будто ей как когда-то пять лет и она прячется за диваном в гостиной от мамы, потому что в отместку схватила машинку Чейса и спряталась: он снова оторвал голову её кукле и куда-то выбросил. Она знает, что поступила плохо и её сейчас поймают на горячем, потому что потная маленькая ручка все еще сжимает кузов красного автомобиля. Старшая сестра не должна так поступать, ведь на ней ответственность, но они не должны были узнать или догадаться. Ей хочется сжаться и забиться в шкаф. Мама разочаруется.
[indent] Шиан продолжает говорить и Нив хочет крикнуть, чтобы разведчица замолчала, потому что понятия не имеет о чем говорит, и это в принципе не её дело. Монахан не нуждается в проповедях или одобрениях. Её устраивает все так, как оно есть. Ей больно и это нормально. Это её боль. Её собственная боль, к которой никто не имеет права прикасаться или обнажать, как нерв. Она её личная, покоится в недрах души, просыпается каждый раз, когда Нив делает очередной вдох, но никто не имеет права её трогать, задевать, еще и подобным тоном. Это заставляет Монахан чувствовать себя не комфортно, подобно дикому и загнанному в клетку зверю. Женщина хмурится и выпрямляется, словно выстраивает какую-то невидимую стену между собой и Джинджер.
[indent] - Именно поэтому ты спросила разрешения сесть рядом, потому что тебе плевать на общественное несогласие. – Язвительно замечает Монахан, делая глубокий вдох. - Каково жить в диссонансе с собой? Если это не оправдано, тогда зачем продолжать это делать? Чтобы мучить себя, изводить, неустанно упрекать за каждый «неоправданный» поступок? Ты хочешь суда? Тебя допрашивали и сделали соответствующие выводы – вот твой суд в нынешних условиях и ты оправдана. Можешь говорить о мирном времени и правосудии, которое оно могло тебе дать. Но суть в том, что в мирное время ты бы не убила этого мальчика. В мирное время, я бы не стала оставлять своих детей. – Монахан тяжело вздыхает, потому что ей отчего-то становится страшно и холодно. Она откидывается на спинку стула и хлопает ладонями по столу. Её будто заставляются признаваться в чем-то ужасном, и она делает это, чтобы не оказаться загнанной в угол, чтобы не дать возможности кому-то ударить себя. Ей тяжело дышать. Нив спокойно делает вдох, но не способна нормально выдохнуть, будто попадая в легкие воздух, куда-то девается или пристает к стенкам и отказывается выходить наружу, словно на расстрел.
[indent] - Конечно, я могу говорить, будто оставила детей, потому что им не место подле убийц. Но это звучит еще хуже, чем я пытаюсь себя оправдать. Я мать, которая предпочла жизни всех вас своим детям. Врач, который дал однажды клятву и следует ей. Гражданин стран, который пытается сделать что-то хорошее. Предлагаешь изменить эти слова, на «мать, которая бросила детей ради убийц»? – Нив провела ладонями в воздухе, словно показывая вывеску или баннер. – Хм. Звучит и моя совесть чиста. – Иронично хмыкает Монахан и отводит взгляд в сторону. Ей кажется, словно сейчас начнут стучать зубы из-за нахлынувшего озноба. Её пальцы ползут к чашке, и Нив притягивает её к себе, будто спасательный круг. Хирург не хочет смотреть в глаза Джинджер и вообще она ждет, что разведчица сейчас съездит ей оплеуху. На самом деле, Монахан хочет, чтобы так оно и было, ведь это разорвет их отношения раз и навсегда. Ей не хочется смотреть в глаза еще и потому, что она не говорит себе ничего из того, что только что прозвучало. Это слова прозвучавшие как щит с шипами. Дело не в клятвах, предпочтениях или гражданстве. Она просто не могла по-другому, и в этом нет смысла. Поэтому так и тяжело, потому что оправдания нет, а все что звучит – просто слова, которые подходят к контексту и красиво укладываются на ноты. Нив просто сделала то, что сделала, потому что иначе не могла, не видела другого выхода, не хотела иначе. Ее поступок не имеет статуса «хорошо» или «плохо». Он просто случился. Он есть в ее жизни, без оправданий или необходимости. Именно поэтому он и грызет Нив, потому что она не могла иначе, но ей нужно оправдание.
[indent] - Джинджер, я не могу пытаться вернуться к детям. Я обязана это сделать, потому что я оставила их одних. Обрекла на то, что было моим бремям. Я должна вернуться. – Монахан обмякла на своем стуле. Только сейчас, какой-то частью себя она понимает, почему не взяла детей с собой. Она загнала себя в условия, при которых должна делать все возможное, чтобы вернуться к ним однажды. Нив сама лишила себя права выбора. У нее есть только один выход. Ироничный спасательный круг. – Ты не вернешь мальчика. Это правда. Это то, чего не изменить. Но что, если его смерть будет иметь смысл? Ужасно звучит, но это война, Шиан! Дети умирают каждый день, даже если ты этого не видишь или не делаешь. Каждый день кто-то умирает, страдает или думает о суициде, а то и прибегает к нему. Это наша реальность. Прежние правила тут уже не действуют. – Монахан тяжело вздыхает и прикрывает рот рукой. Она остыла и ей уже не хочется кричать или стучать по мебели. Нив стало легче, хотя все еще как-то «обнаженно». Хирург не видела в Джинджер того человека, который может помочь ей найти ответы на свои зудящие вопросы. Ей не хотелось с ней откровенничать, ей нравилась их ширма «врач и пациент», а теперь этой ширмы нет. Забавно, но плакат действительно повешен. - Ты не можешь вернуть его, но у тебя есть шанс сделать его убийство не напрасным.

+7

8

http://s3.uploads.ru/9b8q6.gif http://s3.uploads.ru/JqaLd.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jane Levy

» имя, возраст:
Charlotte “Charlie” Delaver
Шарлотта “Чарли” Делавер
23 года
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Член боевой группы в побочном штабе Южной Дакоты

» способность:
На выбор по согласованию с семьей
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Тебе повезло стать третьей случайностью в семье Делавер. Тебе повезло не запомнить ту нищету и ограниченность, в которой мы находились, когда ты родилась. Тебе повезло стать младшей из трех сестер, которой всегда доставалось больше, чем остальным: еды, игрушек, одежды, любви. Пока старшая дочь впитывала все от отца, ты с каждым днем все больше и больше получала от матери. Те же жгучего рыжего цвета кудри; зеленые, как изумруды глаза; умение расположить к себе любого незнакомца. Ты впитала в себя самую лучшую версию от каждого из членов нашей семьи. Ты всегда выступала нейтральной стороной, всегда тушила пожар конфликтов, будь они между Клэр и Пейдж или Джо и Джилл. Ты мягче, ты спокойнее, в тебе больше самообладания и здравого смысла. Ты та дочь, которую мечтает получать каждая мать: носила платья, заплетала косы, меняла поездку с друзьями на вечер с семьей. Ты душа семьи, без тебя бы семья Делавер не протянула так долго. В тебе нет вселенской злости, тебя не мучают переизбытки неконтролируемых эмоций, ты всегда уравновешенна, складно мыслишь и рационально поступаешь. Ты не ругаешься с сестрами, потому что в их головы заложили, что младшую нельзя обижать, ты любишь отца, потому что один твой взгляд вьет из него веревки, ты предана матери, потому что она с тобой и в победах, и в поражениях, ты за это ей навсегда благодарна. В тебе есть лишь одно противоречие, так долго не дававшее покоя, потому что было неосознанно – твое альтер эго.  Ты мягкая, а оно жесткое, ты нежная и женственная, оно мужское и сильное. Ты удивила мать лишь однажды, когда выбрала пойти дорогой, слишком знакомой отцу и старшей сестре, ты выбрала стать солдатом. 

Ты моя третья дочь. Слишком похожа на мать, как внешне, так и внутренне, но умеешь брать верх над своими эмоциями, что не удается сделать Джилл и по сей день.

Тебя не приходится ругать или пичкать нравоучениями, с тобой можно душевно поговорить или тихо помолчать. Ты не принимаешь чью либо сторону, достаточно четко обозначив, что для тебя мы все одна сторона, потому что одна семья.

Развод родителей стал для тебя слишком сильным потрясением, которое в последующем и привело к пробуждению способности. Тебе пришлось переехать из родного дома вместе с матерью и тем самым слишком тосковать по отцу. Головой и сердцем распад семьи ты так и не приняла, все время ища способы примерить взрывоопасную парочку Джо и Джилл.

В тебе живет две противоположности: плохая и хорошая. Это не делает из тебя монстра или преступника, но ты становишься, подобно железному человеку, личностью, которой все ни по чем.

Со своими умениями и возможностями ты решила пойти в военную академию и приносить пользу своей стране, став солдатом, которого проблематично убить. С началом войны ты приняла сторону вигилантов, став неотъемлемой частью боевой группы.

Новость о смерти отца заставила тебя на время дать волю эмоциям, а затем уступить место второй личности, чтобы поддержать мать, продолжить работу и не сломаться, но все равно пугать её холодной фразой «Я со всем разберусь».

Решив, что под постоянным присмотром матери не сможешь в полной мере исполнить свой долг, ты сразу после окончания обучения в академии Вест Пойнт, приняла решение, продолжить карьеру в качестве члена боевой группы в побочной штабе Южной Дакоты.

Без покровительства матери ты смогла вдохнуть полной грудью. Ты стала жесткой, требовательной, слишком правильной, не уступающей в спорах или правах на ошибку. Кто-то считает тебя несносной, кто-то слишком рискованной, однако ты четко знаешь, чего хочешь от жизни, не слушаешь остальных и веришь лишь себе самой.

Дополнительно:

Немного мелочей от второго заявителя:
Глупо отрицать, что тебе проще отдалиться от отца, чем от матери. Доподлинно неизвестно: сама ли ты решила так, или твое второе «я» нашептало столь отчаянный для любой дочери шаг, но факт остается фактом - если бы Джо поставил тебя перед выбором с кем ты будешь жить, то ты бы выбрала мать. Благо выбирать не пришлось.

Отец гордится Клэр, переживает за Пейдж, а ты для него отрада, молоденькая Джилл, которую он повстречал в школе: хорошенькая и умная. В твоих просьбах глава семейства всегда находил самую приятную работу на свете.
Именно поэтому Делавер, долгое время не сможет свыкнуться с реальностью в которой Шарлотта показывает в себе иную, не привычную всем сторону личности, ту, которая никак не клеится с обличием милой, краснощекой девочки с рыжими косами.

Обостренное чувство справедливости заставляло маленькую Чарли влипать в ситуации, где нужно было предотвратить рядовое правонарушение. Потасовка хулиганов у школы, котенок на верхушке дерева, перевернутая мусорка. «Правильная до тошноты» - постоянно говорит одна из сестер. Такой же пыталась быть и твоя мать, но и в этом ты её опережаешь.

Ты довольна прямолинейна, но не глупа. Исполнительна, ты не любишь принимать какие-либо важные решения без предварительной подстраховки и просчета. Как примерного солдата тебя устраивает следовать приказам начальства.
Обожаешь боевые искусства и ножевой бой, как завороженная можешь любоваться холодным оружием в своих руках. Одному из своего оружия, подаренного на выпуск из академии отцом, ты дала имя.

До недавнего времени у Чарли не было никаких проблем с контролем способности, ее способность была по-джентельменски услужливым, можно подумать, что она испытывает к тебе свое рода любовные чувства, но нет - она просто принимает правила игры, которые хочет изменить. В будущем.


По игре:
● Введены ключевые моменты, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, ожидаем неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
● Практически все менябельно и обсуждаемо, дано желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего—мы вас возьмем целиком и полностью.
● Особых требований нет. Первое или третье лицо- ваше дело, но какая-то активность на форуме в игровых разделах- крайне желательна.
● Вас ждет по крайне мере три ведущих соигрока: отец, мать и старшая сестра, но кроме игры с нами хотелось бы видеть вашу независимую линию.
● Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.

п р и м е р    п о с т а от Папки.

Tell me, how long do we wait
Until we see the other side?
T h e   e n d   o f   e v e r y t h i n g
Nothing left but you and I.

Хорошее дело браком не назовут. Отец так говорил за что получал от матери щедрый подзатыльник. Джо лыбился на пару с братом. Несмотря на многие «но», их семья была во многом образцовой для их непутевого штата. Впрочем Делавер младший никогда не видел себя отцом, мужем, главой большого семейства. Жизнь щедра на хитросплетенные повороты судьбы, иронична, порой зла, порой задорна, как музыка на Техасской свадьбе, но справедлива.
— Бедный ребенок- говорит печально Джо и про свое будущее дитя, и про то еще не оформившиеся создание, что поправляет подвенечное платье напротив него. Тогда у незадачливого жениха появилась странная манера мрачно отшучиваться по любому поводу, ускользая от раздражающего разговора, как от нависшей угрозы. От Джилл, правда, так просто не уйдешь. Она навязывалась. И спустя многие годы ему стало стыдно за этот спектакль холодного суженного, который продолжался ни один год. Заботливая женушка всегда напоминала ему о том, что он никогда не был таким строгим, смурным и закатывающим глаза мужчиной. Он примерил новую роль и она вполне себя его устроила, ему было странно учить ребенка тому, что он принял поневоле. Ответственность за свои поступки. Быть в ответе за тех кого ты любишь.

— Все дело в привычке.— Альберт жует свою китайскую лапшу и дирижирует деревянными палочками, точно перед ним выстроился Шанхайский симфонический оркестр— В запахе!
Джо облокачивается на капот заглохшей машины, скрестив руки, и поправляет солнцезащитные очки, скрывающие красные от недосыпа глаза. Сложно спать на новом месте. Одному уж тем более.
— Ты когда успел стать Жаном Батистом Гренуем, идиот?
— Нееее, я как Аль Пачино, смекаешь?— он причмокивает и махает ладонью на обожжённый специями язык, умудряется перекинуть галстук на плечо и начинает входить вдоль авто, остановившись в итоге перед боковым зеркалом— Бабий запах прицепляется намертво, но и тут есть рецепт. Клин клином. Тебе нужно перебить одни феромоны другими.
Понятны теперь к чему эти разговоры вокруг да около. Прошло много лет, а он так и не смог прийти в себя. Джо выдалось пробовать других женщин. Это как нырнуть в прорубь. Хочется поскорее вылезти оттуда. Неприятно, промозгло. Нет, непривычно. Омерзительно. Делавер качает головой, опустив взор на потрескавшийся от безумной жары асфальт стоянки перед забегаловкой в классическом чайнатауне. Что этот идиот может знать о нем, о ней и вообще? О времени, которое просто так не затолкаешь в мусорный контейнер, как труп кошки.
— Тебе и сорока нет, начальник.— мужик не унимается, а Делавер становится только раздражительнее после кофеинного передоза и палящего ультрафиолета, вызывающего зуд по всей коже.
— У меня трое детей, Ал, им нужна семья. Сильнее чем мне. — Точно в исповедальни, он говорит это сквозь сложенные ладони, вспоминая по итогу, что так и не успел заехать купить подарок для на день рождение малышки Чарли.
— Хорошая отговорка, дружище, ты холостой теперь, так что радуйся. Отмучился. Каторга позади. Спусти уже черный флаг.
— У меня трое детей.— повторяет Джо сквозь зубы, понимая, что в этой фразе гораздо больше смысла, чем он может вложить в этот идиотской разговор о его личной жизни. Вернее заметить, о ее отсутствии.

«У меня дома жена и дети». Звучит как отговорка. Он предостаточно слышал подобное из уст людей, которых ему пришлось отправить на тот свет за эти годы. Жутко. Осиротевшие, овдовевшие, одинокие. Это его рук дело— чужие искалеченные жизни.
Когда же он оказался на прицеле, то он и сам был готов произнести эту заезженную фразу, но потом, прямо перед тем, как вигилантский капитан отряда зачистки вернул предохранитель на место, он вспомнил, что конкретно все проебал и на эту мольбу у него нет никаких прав. Это неприятное ощущение легкой диареи вместе с желанием обоссаться на ровно месте испугало его сильнее, чем перспектива смертной казни.
И где его работа, за которую так цеплялся? Где его дом, о котором так грезил по итогу? Где его жена и дети, частицы его самого?
Запах гари неприятственно ударил в нос. От родного города не осталось камня на камне. Геенна огненная поглотило его и всех жителей. А он торжественно шагал в сторону этих чудовищных разрушений, как на параде. Именно там он обещал быть своей жене, дабы вытащить заблудших детей из хищных орлиных когтей. Он поклялся своей жизнью.

Где все?
Ему вспомнилось, как он осторожно обнимает свою милую Джил, когда она, на 7 месяце уже третей беременности, спящая, уставшая от того что приходится есть за двоих, роняет детскую книжку с ирландскими сказками из ослабших рук. Малыш пинается, собственно, как и остальные бойцы до него. Джо касается губами горячей мочки уха, опускает голову, молча утопая в океане ее огненных волос и еле заметно улыбается. Говорят, что после беременности женщина преображается, становится еще более прекрасной, Делавер закатывает глаза от этой мысли и еще не понимает хорошо это или плохо для него. Его эти просиживания штанов в юридической конторе в тесном офисе при прокуроре города Остин сильно потрепали. А вот она, кажется, ему все еще цветущей и такой пленительной. Он не позволял себе ревность. Но снедавшая несправедливость по этому поводу жгла сильнее любого каленого железа.
Куда она уйдет. Брюхатая?
Уже проходили. Не дай отче повториться этому скандалу.
Тесный костюм натирает в подмышкам, ему нужно идти на неблагодарную работу. Спасать тех, у кого либо нет денег на хорошего адвоката, либо тех, кого отказываются защищать по этическим соображениям, что значит в их штате— они перешли дорогу не тем парня. Ровно через год он поступит в Куантико и все изменится. Но в лучшую ли сторону?

Не то что зрение с возрастом подсело, или слух не так остер после постоянных взрывов и легкой контузии, застигшей его месяц назад в окопе. Но запах кожи Джилл безоговорочно вывинтил ржавые гайки его нутра и весь механизм самообладания застопорился. Мужчина задрожал.
Как много времени прошло без нее? Немое безумие на протяжении 8 лет напоминало песочные часы, где вместо песка залили воск. Все заметили, как сник былой пыл, Джо на год стал как-то активнее и шутил, что начинается новая жизнь, но какой черт она ему нужна такая? Опустевшая, заброшенная, без смысла. Он катился с горки, которой не было конца. Внизу скалы без намека на воду.
И вот, когда разбитый мужчина был на грани, то случилось странное и непредвиденное. Джилл пришла к нему вместе с Клэр и Чарли. Банальная неприятность, устроенная вечным генератором неприятностей Пейдж, которая быть может спасла им всем жизнь своей непутевостью. Ведь сколько людей уже погибло? Скольких они знали лично, а они все еще живы. Джо видит по ее блестящему в изумрудах взгляду, как она сама поражена его появлением, а бывший агент при всем при том, что творилось на протяжении года, когда буквально приходилось выживать на просторах Висконсина, совсем не удивлен, что она всегда была тут со своей единственной не сгинувшей пока в бессмысленной войне дочерью. Берегла, как ей казалось, последнего члена семьи.

— Прости меня. Прости пожалуйста. — он опускает голову, щурится от боли и сглатывает соленый комок. Джо явилось ощущение, что не проговаривать застрявшие внутри словоформы больше нельзя. Когда столько раз был на волоске неминуемой гибели— хочешь-не хочешь, а по неволе начнешь ценить жизнь и осознавать ценность момента. Чего ему стоило лишний раз сказать, что он ее любит? Что он ей благодарен за проделанный пусть сквозь годы? Несколько секунд его времени, пара нечаянных слов могли бы заглушить желание истерить, начать искать загвоздку, которая всегда крылась в его работе— тупой страсти найти себя. Теперь мысли, неозвученные на протяжении совместной жизни материализовались, обрели завершенную форму.
-Я хочу выполнить данное тебе обещание. Но это чертовски сложно, все не так как я ожидал. Не все просто.
— Они все твои девочки и они похожи на тебя гораздо больше, чем ты думаешь. В нужный момент это сыграет в нашу сторону, вот увидишь.
— Это меня и пугает— Замечает Джо. Он отлично знал к чему приложил свою руку. Их дети поступают, как считают нужным, как поступал всегда он без оглядки на других. И только лишь поэтому он уже в незавидном положении. Клэр уверена, что ее папаша давным-давно где-то в почве, в лесах, на земле людей, которые столь хладнокровно ее прикончили вместе со штабом. Шахматная партия была разыграна неверно еще в дебюте, но это не значит, что нельзя все еще переломить ход сражения.
Он старается смотреть на всю картину сверху, но она уже слишком масштабная для его взора и с каждым его ходом в ней все больше и больше деталей.
Что кроме фатальной потери способно укрепить веру в свои поступки, которые год назад казались безумием? Он проходил развод.  Но смерть отца— явно не то. Клэр не поймет его. Джо и сам себя не понимает. Сплошная передряга.
Ему ли говорить о том что тяга влипать в переделки— это какая-то общая с Джилл черта.
Нашла коса на камень.

И вот опять Джозеф размахивается и его металл разлетается на куски. Можно ли чувствовать себе более по-идиотски? Лицо по привычке застывает в подобии мимического паралича. Клубок нервов распутывается не сразу, ибо эта возможность отдышаться дается ему тяжелее любого убийства. Это как идти несколько дней по выжженной пустыне где-нибудь в Вегасе и захлебнуться от пригоршни воды из рук прекрасной незнакомки.
Джо почему-то улыбается без ведомой причины, Джилл должно быть чувствует, как дрожат его строгие губы, так же как и в первый раз. Самоуверенно, словно, это всегда было вопросом времени. Как и тогда, в прошлой жизни, после нескольких шальных свиданий, когда он уже прижимал ее всем телом к стене, а она играючи ускользала от него укоризненно добавляя, что он уж слишком торопит события. Стоило ему тогда прислушаться.
Но как тут устоять, когда она притворяется лишь загнанным зверьком, но ее горящий взгляд дает понять: на ловца и зверь бежит.

45-летний мужчина не сразу вспоминает сколько ему лет. Вроде бы зрелость уже где-то тут, рядом, и все у него было, но сейчас — это «все» начинается вновь захлестывать, обуревать. На этот раз не в пример страшнее. Руки неуверенно поднимаются спине, проскальзывают по шее, ладони ложатся по обе стороны головы, накрывая волосы, касаясь ушей. Теперь когда уже рыжая подается вперед, он с жадностью впиваясь в то, что когда было его безраздельно. Проникновенные черты губ не менялись, как и структура, как и вкус смешавшийся со вкусом помады.
— Пять минут?- в его голосе появляется наигранная строгость. Она что засекала? Бывший муж не удивился. Но кабинет напротив гнезда аналитиков не самая лучшая локация для их незатейливой ссоры, особенно в самый разгар рабочей недели. Джо выдыхает, и не сразу до него доходит, что ему придется выпустить Джил из своих объятий. На его языке все еще чувствуется легкая горечь духов, когда он коснулся устами ее шеи.
Но эта горечь блекнет. Приходит другая. Послевкусие к скорому расставанию.

— Я на плохом счету. – Джо все еще смотрит ее глаза, скрывая как он заворожен он опускает взгляд чуть ниже. Не помогает. Так же неспешно отходит, открывая дверь кабинета перед женщиной.— Меня никто не воспринимает, я думаю, что мои задания буду еще более самоубийственнее, чем в побочных штабах. Умру? Прекрасно, отличная причина ВСБ закрыть мое досье и гадать в какой уголок памяти они еще не залезли. Словить на лжи у них не получилось, но их дотошность подвела ни одного человека к могиле. А я выбравшись оттуда, не очень хочу обратно.
Делавер осматривается по сторонам, коридор пуст, без лишних ушей. Он берет ее за плечи и так же настырно опускает голову, чуть пригнувшись, чтобы его глаза оказались на уровне их.
— У нас все по прежнему.— Джо тяжело моргает, словно пытается выделить свои слова не только тоном, но и каким-то особым знаком.— Нужно выждать. Я нашел подходящее задание, которое уже на все 120% покажет начальству, что мне можно заниматься дальней разведкой вне нашей территории, а значит, я найду Клэр и Пейдж.
Пальцы начинают дрожать, он смотрит на них и понимает, что след на безымянном пальцем давно исчез. Еще одна причина вернуться на место преступления? А там его только и ждут. 
Понимает ли она его или нет? У него нет времени объяснять, время утекает сквозь пальцы, пускай они и переплелись как раньше, но это не способно переломить ход хроноса. Он с закрытыми глазами выпрямляется в полный рост и передергивает напряженными плечами. Ему до сих пор не верится, что он жив. Наверное, ему никогда это не осознать.
— Ты мне нужна здесь с Чарли, я молю тебя не влипай никуда. Я не хочу потерять и вас.-Рука выскальзывает из ее замка и он отходит на несколько шагов, он уходит спиной и разводит руками— Мы на войне, Джилл. Тут люди умирают. На заметку.
Это не было возвращением домой, потому что штабу вигилантов никому не заменить в его голове домиком со своим садом. Подальше от пыли. С детьми. Но поговаривают, что дом— это не только стены и потолок. Не элементы уюта, мебель и домашний питомец. Дом— это где тебя ждут. Если раньше Джозеф Далевер был нахальным гордецом, то сейчас он принимал этот мир, каким он есть. Со всеми его условностями, переломанными конечностями и кровью в легких. Но есть одна вещь, которую он тогда, почти 10 лет назад не смог принять и сейчас все его существо сопротивлялось. То что Джилл не его женщина. Сейчас он рад бы это исправить, если бы только они оказались в другом уголке вселенной, где нет этого клацанья мышки, нервного кашля ВСБшника за его спиной и звука шредера, пожирающего клочки бумаги с некорректными отчетами. Джо бы все мог исправить. Ему это по плечу, но это больше не их жизнь только. Это жизни их детей, которых он подвел. Которые еще не знаю, как далеко он смог зайти в своем желании их защитить. Тень накрывает его на повороте, как будто портал в другое измерение, где нет места сантиментам.

п р и м е р    п о с т а от Мамки

Take my mind and take my pain
Like an empty bottle takes the rain
And heal.

Когда становишься старше, когда за плечами уже добротная прожитая жизнь, осознаешь, что многих вещей уже с тобой не случится. Первой влюбленности, первой работы, первого трепетного чувства в ожидании ребенка, первых побед и первых поражений. Основные моменты с тобой уже случились, и ты подсознательно уже давно списал себя со счетов, потому что есть молодые, более живые, с огнем в глазах и рвением сердцах. Ты потаскана, помята, использована судьбой. Жизнь списывает тебя на использованный товар, здесь тебе больше нечем крыть. И вот если бы не война, возможно ты бы ещё пожила, завела бы пса или мужчину, кого-то, кто приукрасил твою размеренную жизнь разведенной женщины и матери выросших детей. Но война переворачивает все, в том числе и спрос на тебя, твои навыки, знания и умения. Будь я более смышлёной, то научилась бы воевать не с тремя дочерями, а террористами, но кто бы мог подумать. Кто бы мог подумать, что наступит война.
И это бесит меня больше всего, ведь смириться с тем, что я уже глубоко зрелая женщина, которая свое отжила достаточно просто, а вот принять, что такая молодая девушка, как Бонни, вынуждена рисковать своей жизнью и ставить под угрозу всю ту предначертанную судьбу, которую она может так и не получить, получив шальную пулю, принять это совсем непросто. Заставлять девушку сражаться, брать в руки пистолет, убивать, вот чему учит нас 21 век. Так и хочется крикнуть избитое: остановите землю, я сойду.
— Брат, это же замечательно!— особенно, что он по ту же сторону, что и сестра. — Пол… А я ведь готовила ему парочку раз отчеты — даже странно, что все под носом, а ты и не замечаешь, слишком отрешенная, слишком сосредоточенная лишь на работе. — Иметь брата дознавателя очень неплохо— во всем смыслах, я подмигиваю девушке, ведь мы обе понимаем, что брат не допустит, чтобы кто-то её обидел.
Бонни с долей обреченности констатирует факт отсутствия мужа и детей. Ха, не понимает она своего счастья, пожить бы ей денек из прошлого с моей семьей, разом всю хандру смахнет, а желание ещё лет на 10 отпадет.
— Не ровняйся на других, всему свое время. Я стала мамой в 16 лет, поэтому, как по мне, чем позже, тем лучше — смеюсь и вот от чего Илвет хочется рассказать все без стеснения? Ведь я до сих пор стыжусь этого пункта из своей биографии, католические семена, посаженные в меня с рождения, заставляют грызть мою совесть.
– Все будет, Бон, обязательно. — ведь никак иначе, мое время прошло, но её ещё нет, её ещё впереди.
PART II

Задыхаюсь. Почему это происходит со мной? От чего вселенная не добьет меня уже каким-нибудь дробовиком? От чего сначала заставляет похоронить мужа, а затем вытаскивает его с того света, чтобы напомнить, за какого лжеца и несносного подонка я когда-то вышла. От чего она заставляет меня вспомнить, как я любила? Безответно, но даже и тогда по всем законам, по всем правилам. Почему нет ни малейшего проблеска света в этой кромешной темноте болезненных, сжигающих изнутри эмоций.
Я еле добегаю до своей комнаты, забывая подумать о такой мелочи, как закрытая дверь. Влетаю и разрываюсь на вымученный вопль, исходящий из-под давящей диафрагмы на легкие. Зло пинаю стул, на котором покоится стопка чистых вещей, смахиваю с тумбочки тускло светящий ночник, хватаюсь за горшок с алоэ и с силой разбиваю его об стенку. Уши пронзает дикий вопль растения, а кожу обдает горячим хлыстом, ведь я врежу тем, кого сама создала, вырастила, связала с собой. Джо лишь подтвердил мои опасения, что Клэр преднамеренно осталась на стороне врага. Она сделала выбор, не в пользу семьи. Воздуха не хватает, также как и сил принять реальность. Я хватаю очередной горшок с цветком, на этот раз орхидеей и с силой волейболиста отправляю его к противоположной стене. Именно в этот момент в дверной проеме появляется чья-то голова, которой приходится увернуться от «летящего растения».
— Бонни? — в ужасе я стою посреди полуразрушенной комнаты и вонзаюсь пальцами в пряди рыжих волос. — Прости, я целилась не в тебя, я не думала… что дверь не заперта.
Все тело ноет от боли, которую я причинила цветам и тем самым самой себе. Нужно подождать, пока она смущенно закроет за собой дверь и вот тогда я продолжу. Продолжу отдавать должки сучке судьбе.

And tell me some things last

п р и м е р    п о с т а от Старшенькой.

Я смотрю на них и вспоминаю, почему после магистратуры и Куантико не вернулась ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес. Нью-Йорк находился практически в равном удалении от обоих очагов дополнительных проблем. Идеально было бы, конечно, переехать в Майами, чтоб уж было честно, но климат не тот. Я смотрю на них и вспоминаю вечера, когда они оба думали, что малышка Клэр на верху спит. Я смотрю и понимаю, что смертельно устала. Вот именно сейчас. Будто бы я уже слишком стара для того, чтобы снова окунаться в эти проблемы родителей снова. Мы все отлично знаем, что кроме них двоих никто и ни что не сможет им помочь. Ни Пейдж, ни Чарли, ни уж тем более я. Два мазахиста, что, кажется, никогда не перестанут друг друга терзать. I want to get out of here.

Клэр утыкается переносицей в пучок из кончиков пальцев. Осматривается. Типичная холостятская квартира. Ни картин, ни штор, ни статуэток, ни вазочек. Почти что спартанские условия. И если у матери обаняние отменное, то Клэр лишнего не замечает обычно, а потому молчит. Чарли ведёт себя так же как в детстве: когда не может спрятаться за юбку матери, она прячется за юбку Клэр, следует за ней хвостиком и помалкивает, поддакивая только тогда, когда это необходимо. Если бы так же можно было и с Пейдж, было бы куда проще жить. А сейчас… Клэр бы предложила Шарлотте отправиться от этой начинающейся грызни куда-нибудь подальше, кофе элементарно попить и составить план действий, но куда же сбежишь с этой подлодки. Бадди не выдержал и лёг, положив голову на лапы и следя за фигурами Джо и Джилл. Клэр потянулась в сторону и погладила его по спине.
— Не, ну засохший сыр, это ещё ладно… Вот если бы там мышь повесилась, — глупая привычка вставлять едкие комментарии, и появилась она где-то со времён Гарварда. Клэр знает, что лучше не встревать и дать им двоим выговорится, но тогда придётся потратить слишком много времени. Можно, конечно, пока с Чарли прогуляться, купить сервиз, чтобы Джилл его побила (желательно не о голову Джо), пачку сигарет, чтобы у Джо была возможность предложить Джилл паузу, после того, как наорутся оба, и пачку контрацептивов, чтобы у всей развалившейся семьи не было ещё одной «проблемы». Хотя Клэр была уверена, что в четвёртый раз точно должен быть пацан. Но отец как-то решил не проверять, что славно.
По суровому взгляду матери в ответ, Клэр поняла, что лучше пока заткнуться. Девушка вздохнула, нагнулась вперёд и посмотрела на Чарли. Она уже было собиралась открыть рот, чтобы предложить сестре кофе — должно же оно здесь быть. Но вопрос прервал её планы, и она поочерёдно посмотрела на отца, а потом на мать. Пауза затянулась, как петля затягивается на шее жертвы.
— Что имеешь в виду под "хотела, чтобы мы увидели"? — глупый вопрос-уточнение, но Клэр слишком туго воспринимает эту информацию. Пазл в голове слишком быстро срастается в единую, цельную картину. Волосы на затылке встают дыбом. И как они изначально не подумали об этом. Клэр пришлось иметь дело с той шушерой, которую Пейдж называла своими друзьями, но там были в основном отбитые ребята. Клэр поджимает губы и откидывает голову назад, на спинку кресла. Затем молча и деловито достаёт телефон, набирает последний номер.
— Джим, — она хотела начать быстро, но для начала нужно удостоверится, что на том конце тебя слышат, ибо привычного «Боунс» не было.
— Да, Клэр, уже соскучилась?
— Слушай, можешь пробить по своим чудо каналам траекторию перемещений Пейдж Делавер за 15 февраля? — она пропускает мимо ушей явное продолжение марнезонского балета, начатого накануне, серьёзным тоном, зная, что в этот момент профессионал в Боунсе включается.
— Ну ты загнула. Оплачивали ли она что-нибудь картой, бронировала ли билеты — это да. Но мобильники — это территория…
— Не выделывайся. У тебя полный доступ к…
— Клэр, они тоже не дебилы. Каждый выход в программу прописывается в протокол, как и то, что я там делаю. Для меня это так себе чревато, больше для тебя. Ты уверена, что хочешь, чтобы я отследил метаданные твоей сестры?
Делавер замолчала. Если то, что говорит Джил — правда, то у них всех начнутся проблемы. Мало того, что Пейдж Делавер — киберпреступник, пусть и не на серьёзном уровне, так ещё на стороне террориста Риндта.
— Кееей.
— Я думаю, погоди, — девушка поднялась из кресла. Бадди поднял голову, Чарли внимательно смотрела, как сейчас смотрят и родители. Все эти взгляды чертовски мешают думать, как поступить лучше.
— Отследи повторно карту, может мы что-то упустили в первый раз.
— Хо-ро-шо, но не рассчитывай на результат... — на распев отвечает Джим, тяжело вздыхая.
— Спасибо, Джим, — Клэр жмёт кнопку отбоя на большом дисплее и оборачивается ко всем вопрошающим. Взгляд глубокопосаженных серо-зелёных глаз останавливается на Джо:
— Теперь ты понимаешь насколько всё серьёзно? — Делавер склоняет голову набок и выдерживает паузу, чтобы продолжить, — Мама позвонила мне уже в самый крайний случай, перед тем, как поехать в отделение полиции, чтобы заявить о пропаже. Я напрягла пару своих знакомых, чтобы проверить банковские счета, когда выяснила, что друзья её не в курсе, где она. Кстати, раз уж последний бойфренд за решёткой, есть шанс, что нам дадут его повидать? Может он что-нибудь знает?
Клэр чуть сощурилась. Взгляд ищейки. Хорошо, когда знаешь, что ищешь. Сложно только то, что не можешь предугадать, где искать.

Отредактировано Joe Delaver (2018-05-14 23:55:40)

+9

9

http://s6.uploads.ru/E8aGH.gif http://s3.uploads.ru/xyBGK.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Eliza Dushku

» имя, возраст:
Имя на ваш выбор. Для заявки пусть будет Брук Уиллиамс. Возраст 32-35
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
бывшая стриптизерша, ныне подойдет какая-нибудь мирная профессия

» способность:
Астральная проекция
Превращение в туман
Рентгеновское зрение
Сонар
Эффект хамелеона
Мне кажется, что эти способности хорошо подойдут разведчице.
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Брук родилась в обеспеченной семье преподавателей. Мать вела в школе английский, а отец преподавал теорию вероятности в университете. Семья была во всех смыслах образцовая. Девочка была единственным ребенком в семье, которого чересчур опекали. Уиллиамс была умна, но совсем не подготовлена к самостоятельной жизни. И это сказалось на ней в 19 лет,
когда ее родители погибли в автокатастрофе. Больше близких родственников у молодой Брук не было, а двоюродные дяди и тети разводили руками, мол, соболезнуем, но ничего поделать не можем.
Обладая притягательной внешностью и хорошим телом, Брук пошла в танцовщицы. Она никогда не называла себя стриптизершоей. Девушка достаточно быстро овладела навыками работы с шестом и научилась говорить посетителям именно то, что они желают услышать. Первое время Брук во время приватных танцев начинала говорить о английской литературе и ее влиянии на современность.
А это совсем не то, что хочет услышать посетитель таких заведений.
В 25 вышла замуж за охранника, с которым на удивление вышел удачный брак. Он, конечно, не приказал Уиллиамс бросить работу,
но неоднакратно на это намекал. А учитывая, что они хотели завести ребенка, то ее работа быстро бы стала неуместной. Девушка пообещала, что бросит все, как только забеременеет. Спустя почти пять лет после их свадьбы, ее мужа убил какой-то наркоман,
случайно попавший в клуб.
Брук работала там вплоть до начала войны.

Тэрон был любителем стриптиз-клубов и знает Брук много лет.
Для него она стала другом, который за деньги выслушивал все его проблемы и давал советы. У них до сих пор сохранились теплые отношения и их часто отправляют на совместные задания. По началу Тэрон пытался затащить ее в постель. Но потом понял, что это бесполезно. Брук не соглашалась, отшучиваясь, что она для него стара, в отличии от других танцовщиц, которые Куинну были абсолютно безразличны и готовы были запрыгнуть на него, только бы получить побольше денег.

Все в анкете менябельно, кроме бывшей работы, стороны и взаимоотношений с моим персонажем. Я с радостью помогу в написании анкеты и постараюсь не разочаровать в плане игры. А так же, если меня пинать, буду делать графику. Игрок я активный, так что без эпизодов не останетесь. Ниже прикладываю пост как раз-таки из стриптиз-клуба.

п р и м е р    п о с т а

Не особо понятно, какие цели преследовал Беррингтон, выдавая с каждым разом все более странные фразы, но с каждым своим действием он заставлял молодого человека убеждаться в том, что у него не все дома. Все-таки у него определенно не все дома, раз он так странно себя ведет. Но что уж там говорить Куинну, который не менее безумный и странный. А может даже и более. Парень все еще отказывался верить в то, что они пришли в стриптиз. Представляете? Он. С Оливером. В стриптиз. Со стороны это могло показаться мини-мальчишником или, например, что добрый человек решил отвести своего друга-девственника посмотреть на оголенные женские тела, которые он никогда в жизни не видел. Второй вариант больше походит на правду, если честно.  Но лучше не говорить об этом британцу, чтобы не вывести его. А то мало ли что он может сотворить в безумном порыве? Тэрон этого не знал, но и проверять не особо хотелось. Так ведь спокойнее.
— [b]И вот опять ты начинаешь крутить свою шарманку. Мы с отцом никогда не будем нормально общаться. И никто не сможет это изменить, потому что мы сами этого не хотим. Понимаешь? — и снова он становился раздражительным. Это больная тема, из-за которой он каждый раз становился взвинченным и нервным. Да он не так сильно волновался, когда его бросали. Отец — самая большая заноза в его заднице. Ну, разве что Беррингтон мог с ним посоревноваться, - Нам пора перестать говорить о своих стариках, которых кто-то любит, а кто-то не очень. Предлагаю начать засовывать в трусы этим прекрасным малышкам доллары, — его настроение мгновенно изменилось. Не сказать, что Тэрон — любитель заведений подобного плана. Но стриптиз определенно приводил его в восторг, учитывая, что сейчас он был абсолютно свободен.
Ты такой интересный, будто бы у меня что-то иначе. Я взял, психанул и уехал в Японию ровно на следующий день, как мне пришла в голову эта идея. Так что можешь не жаловаться на свою тяжелую судьбу. Ты же сам решил выбрать такой путь. Я прав? — Куинн не знал, какие обстоятельства вынудили Оливера стать на такой путь. Может быть пришлось. Но, скорее всего, он сам захотел. Было бы смешно, если бы к этому всему он еще приплел карму, которую он очищает добрыми делами. Ага, только не стоит забывать о куче трупов и кровавом следе, который тянется за ним c тех пор, как он вступил в этот свой отряд.
Куинн не ныл о своем положении потому, что сам решил пойти в авиацию, сам принял решение полететь в Японию. Его жизнь с самого начала была какой-то ненормальной, и он осознавал, что в ней нет места любящей женщине. И от этого становилось немного грустно. Ведь, хоть совсем не хочется в этом признаваться, иногда очень хочется кого-то любить и быть любимым. Ага, не только у женщин могут быть такие желания. Когда ты так давно одинок, то начинаешься задумываться о том, что так и подохнешь в одиночестве, где-нибудь в жопе мира и никто не будет по тебе страдать. Потому что у тебя никого не было. А это, однако, грустно.
Парень совсем не был похож на человека, который будет заводить семью и играться с детьми на заднем дворе своего пентхауса, на который заработает сам, попрошу. Но когда-нибудь так и будет. Не хотелось бы, чтобы его семья жила в такое время, когда вокруг взрывы и самолеты сталкиваются друг с другом, унося жизни сотни пассажиров. Тэрон совсем недавно потерял мать. А если бы у него у самого была семья? А если бы они тогда тоже летели на том сраном самолете? Что? Смерть? Куинн бы не смог пережить такое. Именно поэтому он один. Потому что все вокруг него слишком опасно, а вокруг происходит что-то нехорошее.
- Нет, ну признайся, ты точно девственник! — парень уже хреново контролировал свою речь, а посему нес все, что только приходило ему в голову. А тем временем очередная порция алкоголя вливалась в его организм с невиданной скоростью. И парень не планировал останавливаться. Сегодня праздник и он может позволить сделать себе небольшой подарок в виде больной головы на следующее утро, что так пугало Оливера и, возможно, он уйдет отсюда не один. Ему повезло иметь приятную внешность, которая располагала к себе дам. А если повезет, то он и Беррингтону компанию найдет. Ну а что? Ему не помешает развеяться! А то такой весь серьезный и напряженный. Секс определенно бы помог ему почувствовать себя обновленным. Но только вот был вопрос в том, как доступным для него языком это объяснить, что Оливеру это нужно! Интересно, были ли когда-нибудь у британца беспорядочные половые связи? Если нет, то это нужно срочно исправлять. Только вот сложно было придумать, как это сделать, учитывая, что алкоголь его совершенно не берет, а для того, чтобы самому сделать первый шаг к неправильным действиям, нужно быть как минимум раскрепощенным, что было совсем не про эковца. Он только языком молоть умеет, да из пистолетов стрелять. А пригласить стриптизершу после работы домой — это нонсенс! Чертово британское воспитание! Очень хотелось надеяться, что она не все такие занудные, как особь мужского пола, неуверенно ерзающая на диване.
Ты вообще хоть когда-нибудь расслабляешься? Или все время ходишь с кирпичом вместо лица? — Тэрон удивленно приподнял брови, задумываясь о том, а не робот ли часом сидит перед ним. Нет, без шуток. Иногда его эмоциональный диапазон был словно у спички. Но парень еще давно понял, что британец — человек непростой. У него в голове полно тараканов. Так и у Куинна. Может поэтому это чертовски дерьмовое Рождество они проводят вместе? Ну вдруг Санта решил, что они себя плохо вели весь год и поэтом должны страдать?
Не всем в жизни везет хорошо устроиться. Я не вижу ничего плохого в том, что они зарабатывают телом. Ну а что такого? Ведь если бы в мире не было таких вот невезучих девушек, то откуда бы тогда появился стриптиз? Ну да, они не врачи и не спасают чужие жизни. Но если считать сферу развлечений, полным бредом, то я бы давно умер со скуки. Это же никаких концертов, спектаклей, баров и этого самого стриптиза. Я бы не хотел жить в таком мире. Он бы был слишком уныл для меня. А тебе бы отлично подошел, так думаю, — Куинн хмыкнул. И снова он взялся за старое и любимое — делать выводы о людях исходя из своего жизненного опыта. Нельзя так делать, конечно. Но он пьян и ему глубоко плевать.
Куинн уже было увлекся красоткой, которая сидела не нем. Но нельзя было оставить своего британского друга без внимания, - Милая, — он сунул ей под резинку трусиков двадцатку, — Займись лучше моим товарищем. А то мне кажется, что он немного заскучал, — Как бы ему не хотелось получить этот приватный танец от красотки неземной красоты, посмотреть на рожу Беррингтона ему хотелось еще больше. Поэтому он шустро перехватил из его рук стакан и стал наблюдать, как стриптизёрша переключилась на Оливера. Конечно, странно немного было за этим наблюдать. А еще сильнее пугал тот факт, что это слегка возбуждало Тэрона. Но об этом лучше никому не говорить, а то не так поймут.
- АААААААА, ты бы видел свое лицо! Если бы я был последним мудаком на земле, то я бы точно заснял это на видео и потом показывал своим внукам, — Куинн расхохотался, осознавая, как неловко сейчас себя чувствовал британец. Но это того стоило. Ладно, в конце концов стоит признать, что это самый лучший рождественский подарок, который можно себе представить, - Развлекайся, братишка, — лицо пилота загорелось, а губы растянулись в улыбке. Этот вечер наконец-то перестал быть унылым дерьмом.

Отредактировано Taron Quinn (2018-12-24 16:17:12)

+3

10

https://s1.postimg.org/3370rcmyu7/1111111.gifhttps://s1.postimg.org/10r83arljj/2222222.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Logan Marshall-Green// Marc Bendavid

» имя, возраст:
Royce [middle name] Graham // Ройс [придумай сам] Грэм
(27-28 лет)
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
До войны – полиция нравов. А что было после, этого Офелия не знает. Можешь бегать наперевес с автоматом или выбрать что-то менее насильственное.

» способность:
На выбор.
» сторона:
ренегат
» статичное изображение:
ссылка

What I Know About You [неменябельно, но можно договориться]

Ты – мой брат. Старший. Попойка в студенческом братстве закончилась тобой. А я? Меня тоже не планировали. Так вышло, Ройс. У меня может быть другой отец, но я об этом не знаю. Ты может догадываешься. Всегда был умным. Наш отец – политик из Сиэтла. Мэр города. Мать – в сфере IT. Отец тобой гордится и ставит в пример мне. «Почему не можешь быть как он?», спрашивает. Я говорю, что никто не может быть как ты, Ройс. Возвела на пьедестал, всегда смотрела снизу вверх, но было незаметно. Не показывала. Чем хуже мои выходки, тем лучше ты смотришься в глазах отца. Ты на правах старшего берешь на себя весь груз ответственности. Я рычу, что не просила об этом. Добавляю лишний вес к ответственности, а ты берешь. С детства лучше всех. Мне так кажется. Пьедестал мешает здраво оценивать, затмевает вид. Окончил школу с отличием, наверное, был в сборной. Когда я кутила с анархистом Адамом, тебе это не нравилось. Ты не скрывал. Всегда говорил прямо. Всегда находил и тащил домой за шкирку. Ты всегда знал, где меня искать. А я скрывала, Ройс. Свою любовь к наркотикам. В первую очередь – от тебя. Не хотела видеть разочарование в твоих глазах. Когда в семнадцать пробудилась моя способность, меня, полуголую, откачивали парамедики. Передоз кокаинаом. Порошок так хорошо заходил под виски и травку. Не рассчитала. Ты, Ройс, не смотрел с презрением, или не позволял себе так смотреть. Обещал помочь справиться. Говорил, что все образуется. Я отказалась. Нашла другого, который поможет. Будет контролировать. Держать на строгом поводке. Просто не хотела показывать тебе, насколько было сложно. Я завязала. На тот момент. Помог Чарли. Старше меня на пятнадцать лет. Ты не одобрял. Говорил, что он – криминальный авторитет. Что с такими опасно. Я улыбалась и отвечала, что нет, Чарли в первую очередь – спонсор всех политических компаний отца. Остальное не доказано. Ты уже был в академии, лучший в классе. Гордость папы. Сквозь зубы улыбался Чарли.
Мало знаю о твоих вкусах. В нашей семье не говорят на личные темы. Знаю, что любишь металлику, и многие другие группы. У твоих предпочтений нет определенного направления. Мне сложно тебя понять. Становится проще, когда после школы решаю сбежать в военную академию на другом конце страны. Не говорю никому, кроме тебя. Ты решаешь меня отвезти. За четыре дня узнала о тебе больше, чем за восемнадцать лет.

What I Might Know About You [менябельно]

Отец, скорее всего, не был в восторге от моего побега. Ты разобрался, как, наверное, всегда разбирался. Прикрывал меня без моего ведома. Выгораживал перед ним. Защищал. Начал работать, тебе нравилось. Пошел в полицию нравов. Очистить Сиэтл от грязи. Помочь прекратить поток наркотиков, партиями приходящих в доки. Снизить уровень преступности. Быстро полез вверх в карьерной лестнице.  Я не писала, Ройс. Не звонила. Не выходила на связь. Паршиво с моей стороны, знаю. Не звонила до того момента, как во взрыве АЭС не погиб наш дед. Это – семья. Это – важно. Я впервые набрала твой номер, Ройс. Я сказала, что жаль. Что соболезную. Не приеду на мемориальную службу, если такая будет. Что не могу приехать, не могу вернуться. Сказала, что у меня все нормально. Чтобы ты не волновался. И что надеюсь, что у вас тоже все хорошо. Попросила передать привет и бросила трубку. Ты попробовал меня найти, не вышло. Звонок был сделан с неотслеживаемого номера. Повторный набор заканчивался безжизненным голосом. «абонента с таким номером не существует». В Вэст Пойнте ответили, что меня давно отчислили. Незаслуженно. Обратного адреса я не оставила. Ты решил найти. Всегда находил, но в пределах города. В пределах планеты – трудно. Я могла улететь из штатов, могла остаться в Нью-Йорке. Ты не знал, что я обосновалась в Дулуте. Съемная квартира на имя компании. Одноразовые телефоны. Соц. Сети под псевдонимом.  Я не хотела, чтобы нашли. Ты пытался. Поехал в Йорк, чтобы проверить на месте. К тому моменту ты выбрал сторону. Накал усиливался. Мир летел к чертям. Ты знал, что я буду в центре событий. Что буду принимать участие. Но где? Не смог найти. Был близок, но отпускные закончились и пришлось возвращаться. Два месяца под прикрытием. Группа камбоджийцев торгует всем. Детьми, наркотиками и оружием. На операции по задержанию банды выстрелил в несовершеннолетнего. Было темно. Мальчишка был высокий. У него был пистолет, и он почти спустил курок. Ты спустил первый. Мальчишка никогда не видел сострадания и не умел его проявлять. Ты не хотел стрелять, но выстрелил. Ты его знал. Он хотел доказать всей банде, что достоин быть с ними. Он увидел, как ты не выстрелил в копа. Специально. Увидел и раскусил. Не мог такое простить. Идейный. Вырос таким, потому-что ничего другого не знал. Ты не сразу смог себя простить. Принудительная терапия и повышение. Карьеру прервала военная обстановка. Ты тоже идейный. Ты тоже принимаешь участие. И все чаще задаешься вопросом, куда занесло блудную сестру. Рассылаешь ориентировки по моргам. Без результатов. По больницам и тюрьмам. Ноль. Потому-что моя квартирка, поддельные документы и машина – на второе имя. Не подумал, что я стала бы им пользоваться. Никогда не пользовалась. Но ты найдешь. Если ты за ренегатов, то нашел меня через штаб. Если за вигилантов, узнал обо мне от своих. Может, я их допрашивала. Может, наткнулся на моих бывших сослуживцев. Почти вся коллекторская фирма вернулась к истокам, переквалифицировалась в наемников и перешла на сторону вигилантов. А дальше? Дальше будет видно.

How I See You

У тебя высеченные в камне ориентиры. Ты знаешь, что для тебя приемлемо, а что нет. Строг к окружающим, еще строже к себе, резковат на поворотах. Таким я тебя вижу. Возможно, под слоем отцовского воспитания ты другой. Такой же, как я. Идеалистичный. С тягой к цели. С желанием сбежать. Готовый вспылить, если есть причина. Но мне можно, я младшая. Тебе нельзя. От тебя многого ждут. Или ждали. Вдруг, ты поддался темной стороне силы и больше не джедай? Может, ты тоже грешил, и ошибался, а я не замечала, не хотела замечать. Мы никогда не были просто детьми. Играли в политику рядом в папой. Рано повзрослели. Ты – под грузом ответственности. Я – набивая шишки на всех поворотах. Ты – гордость семьи. Я – опальная дочь.

Отношения всегда были неопределенные. Со стороны никто бы не сказал, что мы родственники. Слишком разные. Непохожие. Даже внешне. До момента, пока не начнем препираться. Так ругаются только брат с сестрой. Сильно, не сдерживаясь. Громко. После перерыва отношения изменятся. Потому что прошло много времени. Потому что я убежала, как всегда. Потому что не вернулась. Потому что погрязла в войне слишком сильно.

Дополнительно: Кроме основных пунктов из моей био все менябельно. Ты волен писать персонажа под себя, я лишь даю видение его Офелией, а каковы были мотивы Ройса, это уже полностью зависит от тебя. Если решился, пиши. Дам доступ к своей анкете и помогу написать твою. Без игры и графики не оставлю.

клинопись
Выдержки из био

Ему три, когда мать выходит из ванной, сжимая в руке положительный тест. Снова незапланированно. На этот раз не ясно, чей ребенок. Но это ведь неважно, можно не говорить. Ройс - сын отца, ответственный, умный, беспроблемный. Этот ребенок будет для Рози, раз уж Кэм может быть непричастен к зачатию. Так она решила. Ошиблась. Бросила практику, ушла в декрет, промучилась восемь месяцев и назвала меня Офелией. Думала, мне будет нравиться. Снова ошиблась. Я не была отцовской, не была матери, я была Ройса, хотя он этого и не понимал. Возможно, я неправильно это показывала. Мальчик серьезно относился к появлению в доме ребенка, чувствовал ответственность и что-то еще. Наверное, немного ревности и каплю раздражения.
***
Сказать с уверенностью об отношениях родителей не смогу - никогда не обращала внимания. Не потому что совсем не любила их. Потому что брата любила сильнее, несмотря на то, что мы с ним никогда не были близки. Он меня опекал, меня это бесило, но мне нравилось его внимание. Чем больше я отбивалась от рук, тем больше Ройс пытался мной командовать. Я не позволяла, мы ругались, и все по новой.
Уезжаю с Адамом, и домой возвращаюсь через три дня - Ройс притаскивает за шкирку. Я была слишком занята - знакомилась поближе с гашишем и впервые попробовала кокаин. Чем сильнее я косячу, тем лучше Ройс становится в глазах отца. Мне нравится видеть, как им гордятся, он заслужил. Нравится прощупывать глубину - как далеко я смогу зайти, прежде чем отец перестанет исправлять мои огрехи?
***
Кто-то верит в бога, кто-то - в страну, мне надо верить в идею. Но сначала надо ее найти. Уехать, перестать дергать Ройса, в ожидании внимания. Кумир детства должен там и оставаться, в детстве.
- Смотри. - Даю ему конверт.
- Вэст Поинт? - Открывает и достает письмо. - А...
- Не знает. Не говори. Уехать хочу. Проводишь до аэропорта? Грустно уезжать, когда никто не провожает. - Попрощаться я хотела только с ним. Мать была занята новой антивирусной программой и была в работе, отец занимался своей карьерой.
- Конечно. - Он редко когда мог мне отказать, и не понимал почему. - Но я тебя отвезу. Проедемся напоследок.
Путь занял четыре дня. Не торопясь, мы спали в машине, слушали музыку, дурачились и ели в самых обшарпанных забегаловках, в надежде найти лучший бургер в Америке. То ли Ройс понял, что я решила не возвращаться, то ли захотел хотя бы раз провести качественное время с младшей сестрой, которая с детства поставила его на пьедестал и была неспособна снять его оттуда. Не знаю его мотивов, но нам было весело. Легко и свободно. Я уже не принимала наркотиков, много не пила и была рада убраться из семейного дома. А Ройс? Об этом может сказать только он.
- Давай, Оп, удачи. - Глупое прозвище, что волей случая дал мне Адам прижилось. И всегда напоминало об Адаме. Ройс выгружает из багажника мою сумку и крепко меня обнимает. Другие кадеты тоже на парковке, тоже прощаются. Хорошо, что он проводил до самых дверей. Входить на территорию академии одной было бы нестерпимо одиноко. А так, можно будет обернуться и увидеть знакомое лицо.

Пример поста

Стискивает сигарету в зубах, нужны свободные руки. Дым попадает в глаза и режет. Офелия привыкла, давно. Достает телефон, забыла ответить Чарли, он не любит задержек. Замерзшими пальцами печатает — приедет сама, ключи с собой. В его квартиру впервые попала спустя два часа после приема. Через день получила связку ключей, код от сигнализации и карту-пропуск в кондоминиум. Чарли не любит делать что-то постепенно. Он хочет всего и сразу. Знает, что хочет, и знает, что может взять. Поэтому и нравится. Решительный.
— Извини, отчитываюсь церберу. — Усмехается. Цербер — Чарли, на поводке — она. Смирилась, потому-что он нужен. Охраняет ее трезвость. Следит, чтобы не сорвалась. Контролирует. Сейчас Опи нужен контроль. — Не начинай. Это хуже героина. — Говорит с сигаретой в зубах. Глаза щурятся от дыма. Наркотики дают предупреждение. Первые передоз заставляет задуматься. Сбавить обороты. Некоторые сбавляют, и сразу педаль в тапок. Торопятся слететь с дороги. Здесь уже были, там — нет. Интересно. Никотин — хитрый. Начинаешь, потом не можешь остановиться. Зачем? Это не наркотик, не будет передозировки. Успокаивает, дает время думать. Ничего плохого не случится. Опи понимает. И знает, что не бросит. Одна зависимость компенсируется другой. Так надо.
— Нет. Не больно. — Качает головой. Иногда хочет, чтобы было больно. Чтобы знать меру, видеть границы. Боится переступить черту. Мистер Говард помогает. Озвучивает степень по шкале от одного до десяти. Не знает, что Офелия не позволяет себе отпустить способность, ослабить поводок. Шкала должна быть больше. Жалко его, слишком серьезно подходит к работе. Когда-нибудь это станет его концом. Если не от Офелии, то от любого другого. Носителей много, тренеров мало. Простая математика. Каждый новый подопечный увеличивает шанс плохого исхода. Страховка не поможет, когда подросток с бушующими гормонами не сдержится и украсит стены тем, что осталось от тренера. Такое уже было. Один раз. Кузен Адама любил мет. Мет его любил, когда были деньги. Тренер не знал, что мальчишка под ломкой. Мальчишка не думал, что может в приступе взорвать голову. Уборщики не знали, как убрать мозги со стен, осколки костей из обивки дивана и кровь с потолка. Судья не знал, как принимать решение. Мальчишка узнал, что по ту сторону колючей проволоки тоже можно достать мет. За определенную цену.
— Мигрени. — Жмет плечами. Как будто это пустяк. Не хочет рассказывать, как темнеет в глазах, как подкатывает тошнота и как однажды смогла доползти до квартиры Чарли, открыть дверь и отрубиться в коридоре. Мистер Говард говорит, что потом будет проще. Говорит, что способность — как мышца, разрабатывать надо. Что можно привыкнуть, ослабить последствия. Опи ему верит. — А у тебя? — Интересно. У всех по-разному. Барри лихорадит от высокой температуры. У Мэри кружится голова и глаза наливаются кровью. Смешное и страшное зрелище. Наивная и миловидная девочка в желтом джемпере с пони, а глаза красные как у бешеной собаки. Не вяжется.
— Да ну? — Тихо смеется. — Наверное парни в восторге. — Стряхивает пепел. — У нас похожий был, Джимми Вонг, он загорался, вместе с одеждой. Долго с нами не протянул, ребята в моей группе шутят грубо. А Джимми хвастаться было нечем. Жестоко они с ним. — Мальчики стебали азиатского шахматиста. Девочки посмеивались за спиной. Опи закатывала глаза и говорила им заткнуться. Джимми было стыдно, что за него вступается девушка. Больше они его не видели. Опи не знает, что с ним стало. Ей все равно. Пыталась унять задирчивых одногруппников, чтобы не ссориться с совестью. Дальше — не ее проблема.
Смотрит на Ребекку, не сразу понимает что заставляет ее замолчать. Встает с забора, джинсы примерзли к заднице. Из любопытства заглядывает за угол.
— Добро пожаловать в Сиэтл. — Говорит с улыбкой, пока за углом рослый негр требует у худенькой латиноамериканской девочки все ценности. — Американская мечта во всей красе. — Говорит тихо, чтобы не услышал. Если дочка Кэмерона Грэма полезет в драку неподалеку от отца, днем, при свидетелях, будет плохо. Опи не хочет доставлять отцу больше проблем. Не сегодня. Обещала без фокусов. — Он заберет телефон, и оставит ее в покое. — Офелия в это верила. Офелия ошибалась. Рослого негра звали Инносент. Набожная мать верила в силу имени. Тоже ошибалась. Ее невинный сын должен ограбить и порезать сестру члена мексиканской банды. Чтобы вступить самому. Жестокая инициация, испытание кровью. Трусы, своей кровью испытывать надо. Когда девочка тихо вскрикивает, Инносент уже держит нож у ее горла. В одном переулке с Опи и Ребеккой. Смотрит на них с испуганной злостью. Численное преимущество не на его стороне, понимает это. Зато у него нож и он думает, что умеет с ним обращаться. Дурной чернокожий мальчик, который думает, что дорос до игр в серьезных гангстеров.
— Черт с ним. — Опи не боится. Если у него нож, значит скорее всего не носитель. С человеком она справится. — Можешь уйти, все нормально. — Говорит Ребекке. Не сводит изучающего взгляда с негра. Он выглядит растерянным, почему это белая сучка не боится. Опи улыбается.
— Ну что, поговорим? Отпусти девчонку то, лицо видеть хочу, а то невежливо получается. — Говорит, думает, насколько готова. Не применяла способность в подобной ситуации. Если придется, она сделает. — Ну что молчишь, приставил лезвие к глотке девочки, которая весит в четыре раза меньше тебя и думаешь, что крутой? — Хочет взбесить. Чтобы забыл про нее и переключился на Опи.

Отредактировано Ophelia Graham (2017-10-28 15:47:36)

+2

11

https://s1.postimg.org/3s2u70763j/3333333.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Alexander Skarsgård/ Matthew Goode

» имя, возраст:
Charles [Middle Name] Wyatt / Чарльз Уайатт, 37
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
До – хозяин компании, занимающейся кибербезопасностью. Торговец оружием.
После – выбери сам.

» способность:
Блокирование чужих способностей.
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

Когда мы с тобой встретились впервые, мне было всего тринадцать. Хорошо помню тот день. Слишком худая даже для тинейджера, я уже выглядела старше своих лет. С интересом смотрела как отец приводит в дом тебя, Чарли, высокого, в черном костюме. Папа говорит, что тебя зовут Чарли Уайатт, что ты - его новый спонсор в политической компании. Тебе всего двадцать шесть, я это знаю, потому-что сижу напротив и втихаря гуглю твое имя. А ты мое вбивал в поисковик? Надеюсь, что нет. Там мало хорошего. Уткнувшись взглядом в телефон, читаю твою страницу в фэйсбуке. Ты окончил школу на два года раньше, ты окончил университет с отличием, на три семестра раньше. Я читаю, что ты - совладелец фирмы, занимающейся кибер безопасностью. Это - сфера моей матери. Задумываюсь, не через нее ли вы познакомились с моим отцом? Листаю твою ленту, ты любишь фэйсбук. Фотографии с твоих путешествий. Лыжи в Альпах, серфинг в Австралии, альпинизм в Аризоне. Нажимаю на кнопку "назад", возвращаюсь в поисковик. Кликаю на интервью. Твой отец умер рано, и тебе досталось все: фирма, счета, недвижимость. Ты вывел свою компанию вперед, в статье написано, что у тебя, Чарли, талант в сфере бизнеса. Телефон садится, экран гаснет и я поднимаю на тебя глаза.

Я вижу тебя время от времени. Нам не о чем разговаривать, кроме пары слов приветствий. Мне исполнилось пятнадцать, Чарли. За прошедшие два года я изменилась, ты заметил? Наверное нет. Стала прямо высказывать свое мнение, часто ночевала вне дома, иногда от меня пахло травкой. Как тогда. Мы все сидим в дорогом ресторане, моя семья и ты. Твои деньги помогли папе выиграть выборы, его новая позиция помогает тебе. Когда подходит официант, я заказываю джин тоник. Отец говорит нет, только тоник. Ты заказываешь коктейль и во время разговора незаметно меняешь наши стаканы. Шепотом говорю "спасибо", без легкого алкоголя не выдержу семейный ужин.

Чарли, посмотри на свой телефон, у тебя новое уведомление. Сообщение от моего отца, просит помочь с проблемой. Проблема - это я. Папа пишет тебе сообщение из коридора больницы Сиэтла, за дверью палаты меня подключают к машинам. Снимают разодранную парамедиком одежду. Смазывают ожог от дефибриллятора. Переодевают в больничный халат и застегивают на запястье бирку. Подобрали с передозировкой. Я не специально, Чарли, просто так получилось. Скоро выборы, передоз у дочери мэра сыграет на руку только оппонентам. Ты помогаешь. В моей карте слово "передозировка кокаином" меняется на "подозрение на менингит". Я прихожу в себя через несколько часов, а тебя вижу через неделю, на благотворительном вечере. Я стараюсь поддерживать разговор со сверстником, но меня мутит. От скуки. От скребущего по черепу желания вернуться к старым привычкам. Ты всегда замечал, когда жажда кокаина начинала царапать мыслями изнутри. И ты будешь прогонять их. Но после.

Слышу твой разговор с отцом. Через слово. Приглушенные голоса, монолог о себе моего собеседника белым шумом шуршит мимо меня. Ты спрашиваешь моего отца, это ли его дочь. Не узнал, я стояла к тебе спиной. Ты уточняешь, что мне скоро восемнадцать. Папа смотрит на тебя молча, не знает что ответить. С одной стороны, лучше такой как ты, чем такие, что были до. С другой стороны, ты старше меня, ты - его партнер, о тебе ходят черные слухи. У нас с папой всегда отношения были натянуты, но я же его дочь. Как он может принять решение? Я избавляю его от выбора, бросаю своего собеседника в одиночестве и подхожу сама. Не к отцу, к тебе, Чарли. Потому-что решаю, почему бы нет. Потому-что думаю, что разница в тринадцать лет ничего не значит. Потому-что мне скучно. Потому-что становится интересно.

Так все началось, так мы впервые познакомились. Не партнер моего отца, и не дочь твоего партнера. Чарли и Офелия. С самого первого дня ты забираешь себе весь контроль. Я еще этого не понимаю. Помогаешь мне насовсем завязать с наркотиками, следишь, чтобы не сорвалась. Опекаешь. Ты, Чарли, всегда знаешь, где я и с кем. Я обязана всегда отвечать на твои звонки. Сообщать, куда пошла. Ставить в известность о планах. В основном нам всегда хорошо. Когда я не даю повода, когда ты не начинаешь заводиться. Да, Чарли, я не сразу поняла, что у тебя слишком тяжелый характер. Не поняла, что у меня тоже не простой. Когда все становится плохо, это ненадолго. Причины - мелочи. Глупости. Я не зарядила телефон. Ты задержался в командировке. Я пошла на школьную вечеринку с одноклассником. Ты без спроса послал заявления в университеты. От моего имени. Мелочи. Оба оставляем друг на друге синяки. Оба виноваты. Оба потом смотрим в пол и молчим. На утро все снова нормально. Уже позже я узнаю, что ты не только бизнесмен. Да, Чарли, про тебя ходило много слухов, но я не верила. Потом узнала, но ничего не изменилось. Думала, что изменится. Нет, ты въелся глубоко в вены. Твой ход мыслей смешался с моим. Торгуешь оружием? Ну и что. Мне было все равно, чем ты занимаешься. Научилась понимать твое настроение. Иногда понимаю слишком поздно, что ты уже теряешь контроль. Что сама уже его потеряла. Или у меня его никогда не было? Помнишь, как нападение в переулке случайно закончилось смертью нападавшего? Ты тогда помог мне, Чарли. Правда. Научил, что в таких ситуациях выбора нет. Что сдержать поток жестокости может только другая жестокость. Убедил, что все нормально и оставил на запястье первую линию черными чернилами. Никогда не смоются. Татуировки остаются на всю жизнь. Потом, уже позже, появятся другие. Не дадут забыть, помогут с совестью.

Мы заводим собаку. Берем щенком. Овчарку. Спонтанное решение. Необдуманное. Ты дрессируешь пса. Каждый день. Он тебя слушается. Меня не особо. Мы были вместе год, может, немного больше. Воспоминания путаются. К концу я уже не смогла. Быть под контролем - убивает. Я не хотела умирать. Мне не нужен цербер, чтобы держаться подальше от наркотиков. Надоело. Я тоже виновата, не отрицаю. Мое решение уйти разожгло наш последний скандал. Помнишь, мы в шутку составляли рейтинг худших ссор, Чарли? Эта была бы на первом месте. Когда все успокоились, я не хлопнула дверью. Ушла тихо. Вещи не забрала. Ты их выбросил? Собаку ты не отдал. Но это ничего, овчарка исполняла все твои приказы. Ее хозяин - ты. С тобой ему лучше. Когда я ушла, псу было десять месяцев. Еще щенок. Сейчас, наверное, уже вырос. Не видела его с того дня. И тебя не видела, Чарли. Твой последний пост в фэйсбук с нашим фото - конец мая 2034. Знаю, потому-что проверила. Проверила один раз, много лет назад. Было интересно, чем ты занимаешься. Посмотрела один раз, перед тем, как закрыть все свои социальные сети. Тебе хватило порядочности не портить деловые отношения с моим отцом. Ты всегда умел отделять работу и личную жизнь. Через несколько дней я улетела из страны, подумать. Потом отправила документы в Вэст Пойнт и убежала из Сиэтла, чтобы больше не возвращаться. Всегда было интересно, что с тобой стало. Обе твои профессии были бы полезны во время войны. Наверное, у тебя все нормально, Чарли. У таких как мы всегда все нормально. Потому-что такие как мы никогда не признаются в обратном. Мы не жалуемся, терпим.

- Так как Чарли задуман ренегатом, встреча неизбежна. А там - как пойдет. Они не виделись несколько лет, за этот срок оба изменились, и в мире ситуация изменилась. К может, виделись периодически, такие детали можно оставить на потом. В первоначальных задумках - много упоротости и трэша.
- Чарли старше по званию, и Опи приходится подчиняться. На людях. Это ее раздражает.
- Чарли верит, что миру нужны плохие люди, чтобы держать на пороге тех, кто еше хуже.
- Чарли иногда может быть жестоким на работе. Всегда может быть вспыльчивым – в любое другое время. По Чарли этого не скажешь.

Я терпеть не могу ограничивать полет фантазии, поэтому можно будет все обговорить. В игры утащу, без графики не оставлю, с анкетой тоже помогу. Заявка - видение ситуации Офелией, может ошибаться, может упустить что-то. Это так, общее направление. Детали, факты и важные мелочи придумай сам. А если будут вопросы, регистрируйся и пиши в личку.

п р и м е р    п о с т а

Опи сидит на гимнастическом бревне в пустом тренировочном зале Блэкуотер. Тусклый свет от единственной включенной лампы заставляет снаряды отбрасывать тени. Опи любит заниматься в темноте. Под утро, когда в помещении пусто. Когда никто не мешает. Взгляд уходит в точку. Опи обматывает руки черным боксерским бинтом. Не глядя. Тело мокрое от пота после пробежки. В беспроводных наушниках Бьёрк поет про то, что видела все и видеть больше нечего. В плейлисте — голоса мертвых людей. Скоро Бьёрк сменится Честером, Кобейном или Акслем Роузом. Мертвые люди будут петь свои песни, живые будут слушать. Некоторые не умирают до конца. Опи ошиблась. Когда добинтовывает последнюю руку, саундтрек из Танцующей в Темноте заменяется Эми Уайнхауз. Смысл остается. У мертвых иногда тоже есть голос. Поправляет наушники, подтягивает ноги и встает на брус. Балансировать на бревне шириной десять сантиметров, в ста двадцати пяти сантиметрах от пола легко. Делать это в почти кромешной темноте сложнее. Не смотрит под ноги. Идет вперед. Доходит до конца, делает шаг в пустоту и спрыгивает вниз. Если бы музыка была тише, она бы услышала звук приземления. Не слышит. Зато слышит кто-то другой. Опи не знает, что не одна в здании.
Расправляет плечи и подходит к груше. Упирается в нее ладонью и отталкивает. Мешок раскачивается на цепи. Когда замирает, перед тем, как плавно качнуться назад, Опи бьет. Сильно. Кружится вокруг и наносит удары. Бить грушу легко, она не ответит. Если бы не громкая музыка, Опи бы услышала, как открывается дверь, как ее зовут по имени. Она не слышит. Она работает по мешку. Не слышит уверенных шагов по полу. Но чувствует, как на ее плечо опускается рука. Схватить, отвести в сторону, резко развернуться и ударить. У начальника кровь из носа. Опи виновато закрывает рукой рот и снимает наушники. Раскачивающаяся на цепи груша получает шанс ударить в ответ.
— Нельзя со спины подкрадываться. Это чревато. — Лучшая защита — нападение. Райан стягивает с плеча Опи полотенце и прижимает к носу. Говорит, что звал ее несколько раз. Офелия может только пожать плечами.
— Собирайся, есть работа. — Пока Опи разбинтовывает руки, он говорит, что сотрудник не выходит на связь. Что надо съездить и проверить что случилось. Что трэкер в машине указывает на Пенсильванию. Опи не сматывает бинты в аккуратные рулоны. Кидает в корзину для полотенец.
— А цель? — Спрашивает, если надо закончить начатое.
— Не твоя проблема. — Убирает полотенце от лица. Кровь еще течет. — Собирайся. Я открыл оружейную. Потом принесу остальное. — Разворачивается и уходит. Опи знает, что проблемы не будет. Потому что Райан — бывший морпех. Тоже снайпер. Каковы были шансы просто наткнуться на него в автобусе? Не уверена. Всегда предполагала, что о ней напели ребята из снайперской учебки. С которыми тренировалась восемь недель. За стенами Вэст Пойнта о ее возможном отчислении знали только они. Академия — не школа. Дисциплинарные отчисления требуют протокола. Слушания ждала месяц. Еще две недели до вынесения решения. Соседка по комнате уговаривала сказать правду. Опи сказала нет. Потому что ее слово против слова офицера. Потому что уверена, что они бы не поверили. Если бы на ее месте была, к примеру, Джесс, кадет на класс младше, другое дело. Джесс — голубая кровь Вэст Пойнта. Четвертое поколение семьи в стенах академии. Ее фамилией назван медблок. Не получает поблажек в учебе. Не принято. Получила бы на слушаниях. Потому что там не военные. Там — военные бюрократы.

Пять минут на душ. Быстро одеться. Забрать из шкафчика свой пистолет с кобурой. На ходу продевает в кобуру руки. Поправляет ремешки. В Вэст Пойнте используют тактическую модель. Набедренную. В Блэкуотер — оперативную. Чтобы не было видно под курткой. С волос капает вода. Если Райан отправляет на дело ночью, значит — важно. Опи заходит в оружейную. Полки с гаджетами. Не нужно. Что надо? Запасные магазины и патроны. Направляется к стеллажу с пометкой 9мм. Находит отсек для Беретты. Берет с полки два магазина, засовывает в кармашки на кобуре справа. Уже с патронами. В каждом — семнадцать раундов. Берет тактический фонарик, цепляет под стволом беретты. Что-нибудь еще? Бронежилет. Висят на стене. Находит свой. Логотип Блэкуотер и ее инициалы. H.G. О том, что подделала документы знает только Райан. Потому что сам помог это сделать. Никто не докопается. В компании думают, что Офелия — просто позывной со времен учебки. В коридоре на стене тоже бронежилеты. Старые. С застрявшими в них пулями. Самые старые со рудники говорят, что традицию начали десять лет назад. Словил пулю в жилет? Ему место на стене. Под каждым экземпляром маркером имя, дата и короткий комментарий. Перед двумя последними — пустое место. На стенке почерком Опи: Харли Грэм. 24.02.35. "Потому что я дура не надела бронежилет, хотя Райан говорил". Надпись косит. Потому что словила пулю, была под кайфом от обезболивающих. Заставили сделать надпись на стене и только потом довели до хилера. Чтобы сама не забывала. Чтобы другие помнили. По дороге в гараж забирает из холодильника чью-то упаковку энергетиков. Сдирает с нее стикер "не трогать". Клеит на чей-то ланч.

На капоте ее доджа сидит Райан. Уже переоделся. На черной футболке — медвежья лапа в прицеле и название фирмы.  Опи ставит энергетики на пол, бросает бронежилет и садится рядом. Он протягивает руку и просит телефон. Пальцы быстро бегают по экрану. Возвращает обратно. В приложении — синяя точка на карте.
— Его машина. Чтобы ты могла отследить, если начнет движение. — Прячет телефон в карман. — Арчер две недели гонится за целью. Неофициально. Блэкуотер делает одолжение важному человеку. Знать больше тебе нельзя. Арчер начал с Северной Каролины, потом Виргиния, теперь Пенсильвания. Каждые два дня звонил с отчетом. Три часа назад не вышел на связь. Информатор сообщил, что цель вылетела из Штатов вчера. Машина трое суток не двигалась с места. Стоит у въезда в Сентрайлию. Знаешь, что это? — Качает головой. Откуда ей знать все мелкие городишки в Америке? — Там в шахтах пожар. Город заброшен. Проверь и отзвонись по защищенной линии. — Опи говорит, что поняла. Райан дает конверт с деньгами — на расходы. Уходит.

Семнадцать часов на машине. Опи уверена, что уложится в одиннадцать. Дорога занимает пять банок рэд булла, три плейлиста, две заправки и один перерыв на закусочную. Через одиннадцать часов тридцать две минуты додж тормозит у черного хайлендера. Почему Арчер оставил машину? Потому что дальше дороги нет. Трещины паутиной разбегаются по проезжей части. Когда-то из них поднимались столбы дыма. Когда-то земля расползалась под напором горящего угля. Теперь уголь догорает на окраине городка и дальше. Правительство штата говорит, что по оценкам экспертов, пожар потухнет. Через тридцать лет. Залежи угля горят с шестьдесят второго года.
Выходит из машины. Дорога к городу изрисована граффити и надписями. От невинных до пахабных. Пишет Райану, что на месте. Отвечает моментально, чтобы не забыла про бронежилет. Чтобы не было как в прошлый раз. Что это — регламент штата. Что когда есть вероятность опасности, все сотрудники обязаны надевать экипировку. Опи закатывает глаза. Но подчиняется. Откидывает вперед спинку. Достает с заднего сидения жилет. Додж — низкий. Неудобно переодеваться. Город заброшен. Кто увидит? Быстро снимает легкую куртку, кобуру и футболку, Накидывает на плечи жилет и застегивает липучки. Новые модели третьего уровня почти не видны под футболкой. Остановят пулю из пистолета. Из винтовки — только замедлят. На переодевание уходит пятнадцать секунд. Не закрывает додж и идет к машине Арчера. Закрыта. Через затемненные стекла плохо видно. Рукоять пистолета разбивает окно. Сигнализация не орет. Сел аккумулятор. Стряхивает с сидения осколки и садится. Осматривает салон. Позавчерашняя газета на пассажирском кресле. Несколько бутылок воды. В отсеке под локтем — несколько энергетических батончиков и карта. Открывает бардачок. Документы, чеки, ключи и блокнот. Записи мелким почерком. Все зашифровано. Икс вместо имени. Аббревиатуры вместо городов. Последняя запись: "X RR CRK PA Cabin". Достает телефон и открывает карту. Выше города шоссе 42 ведет к Роринг Криг. Хотел срезать через Централию? Почему не развернулся, когда увидел, что дороги нет? Опи выходит из машины и идет по разрисованному асфальту к тому, что осталось от города. Вместо " Добро пожаловать в сентрайлию" черной краской написано "Ад пуст — все бесы здесь". Чертов Шекспир.
Годы забрали свое. Там, где были дома — фундаменты и деревья. Трава пробивается через асфальт. Гильзы валяются на обочинах. Вдалеке, на холме, целая белая церковь. Единственное сохранившееся здание. Города нет, есть названия улиц на проржавевших столбах и природа. Попадающиеся на глаза осколки жизни. Сходит с Мейн Стрит влево. Полуразрушенный коттедж. Обвалившаяся местами крыша. Прогнивший пол. Входная дверь висит на одной петле. Один пинок — слетает и падает. Мебель на месте. На входе — детская игрушка. Разбросанная одежда. Корпус древнего телевизора. Никаких признаков жизни. Идти обратно лень, Опи выходит в окно. Из трещины в земле поднимается дым. Запах гари бьет в нос. Возвращается на главную улицу. Пишет Райану, что следов Арчера нет. Что напишет, как только будут новости. Медицинский факт: пять больших банок энергетика заставляют зрачки расширяться. Вызывают тревожность и повышают кровяное давление. Заметка на будущее: не пить пять больших банок энергетика с короткими интервалами.

+2

12

https://s1.postimg.org/1l1agmyg4f/image.jpg
The BREAKFAST CLUB [class 2032-2036]

SQUAD INFO

https://s1.postimg.org/67mxhc1htb/444.jpg

PREQUEL

Командир первого отделения говорит "вольно". Говорит, что время познакомиться. Говорит, что каждый должен назвать полное имя, место проживание и чем он знаменит. Начинает по алфавиту. Девушка делает шаг вперед. Говорит, что зовут Джулс Дэвис. Что из Лос Анджелеса. Знаменита тем, что была капитаном группы поддержки. Что дочь известной актрисы театра и кино. Я тоже делаю шаг вперед. Называю имя. Говорю, что родилась в Сиэтле. Что у меня первое место по стрельбе среди школ штата. Высокий парень объявляет, что зовут Джексон О'Райли. Что родился в Ирландии. Ребенком переехал в Салем. В школе был президентом класса и играл в команде по футболу. Имя следующего - Дэмиен Сойер. Из Бостона. С командой выиграл чемпионат штата по футболу и делал лучший кофе в местной кофейне. Последний - Марк Саветти. Американский итальянец из Чикаго. Служил в саперном батальоне, заработал легкий таннитис и медаль за отвагу. Командир вышагивает перед отрядом. Говорит: - Вот что получается. У нас есть ирландец Джакс. И да, я знаю что это значит на вашем дублинском сленге. Старбак Сойер. Неудачный сапер Бумер и театральная парочка Гамлет и Джульетта. Вы обе уже догадались, что будете делить комнату?

Через неделю становится понятно, что первое отделение не может поладить. Непорядок. Отделение А последние три года было лучшим в академии. Опи и Дэвис делят комнату. Опи и Дэвис опоздали на построение, потому что запутались где чья униформа, чуть не подрались - разнял Саветти. О'Райли и Сойер не ладят с чемпионата по футболу. Один уверен, что другой играл нечестно. Все не ладят с Саветти. Потому что Саветти служил. Потому что только Саветти уже знал как правильно заправить кровать, как правильно надевать униформу. Как правильно отвечать на вопросы. Саветти поправлял всех. Всех это раздражало. Проблема вскрывается на третьем занятии по борьбе. Все слишком агрессивны. У кого-то вылетает зуб. Занятие останавливается. Отряд построен. Вызванный командир отделения недоволен. Тоже кадет. Уже выпускник. Проходит перед первогодками. Говорит, что научит их моральному духу академии. Вместо свободного выходного, всю субботу первое отделение проводит закрытый в оружейной. Приказано сделать так, чтобы все М-16 блестели. Двадцать четыре часа в одном помещении. Пять часов обвинений. Три часа разговоров. Научились ладить. Другие кадеты знают. В Вэст Пойнте секретов нет. В шутку прозвали "клуб завтрак". Потому что имя назначенного командира - Ричард Вернон. Потому что их тоже пятеро. Клуб "Завтрак" просуществует недолго.

https://s1.postimg.org/64g2xs8xbj/image.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Deborah Ann Wol

» имя, возраст:
Jules “Juliette” Davies/
Джулс «Джульетт» Дэвис – 24/25 » принадлежность:
носитель.
» профессия:
До войны – на выбор
После – ВШБ Ренегатов

» способность:
На выбор
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка


Всю жизнь прожила в Калифорнии, ни разу не видела снега. Зато с пеленок научилась плавать и стоять на серфе. Подала документы в Вэст Пойнт, потому что хотела подальше от всего. Надоело оправдывать чужие ожидания. Когда пришло приглашение, отец смотрит строго. Говорит, только через его труп. Мать просит не ехать. Говорит, устроила прослушивание в театральный. Что уже договорилась. Что найдет тебе агента и поможет с карьерой. Ты говоришь нет. Тебе хочется вырваться. Доказать, что можешь. Себе и другим. Делишь комнату со мной. Когда говорю, что грозит слушание за удар старшего по званию, потому что он распустил руки, уговариваешь написать рапорт. Я отказываюсь и скоро тебе достается новая соседка. Когда старший по званию кладет глаз на тебя, следуешь своему совету. Говоришь правду. Протаскивают через грязь, припоминают все ошибки, но решение в твою сторону. Все равно уходишь. Разочарована таким отношением. Называешь всех лицемерами, провозглашающими равные права, долг и честь. Появляешься с сумками на моем пороге. Первой узнаешь о ренегатах, первой вступаешь в их ряды, всегда любишь быть первой. Я иду следом следом. Немного позже.

Джулс - целеустремленная, если что-то не дается, сделает так, чтобы далось. Умеет произвести впечатление по своему выбору, превосходно врет. В королеве выпускного есть бунтарский дух, который иногда берет вверх и подталкивает к спонтанным решениям. Я забиваю свои дела в ее календарь, потому что она всегда проверяет телефон. Я втайне вписываю ее имя в графу "экстренный контакт" медицинской формы. Дублирую в графе "прокси". Потому что не знаю, хочу чтобы меня реанимировали или нет. Хочу, чтобы за меня дышала машина или нет. Узнать придется ей, если момент настанет.

Сначала не ладили, потом подружились. Все равно соперничали, в учебе, в физической подготовке, в том, кто больше выпьет. Если в чем-то можно быть лучше, начинали соревноваться. Не специально, получалось само. Иногда все еще не ладят. Снова делят комнату, но уже в штабе.


https://s1.postimg.org/39nerzwyan/4444444.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Nick Jonas

» имя, возраст:
Damien “Starbuck” Sawyer/
Дэмиен «Старбак» Сойер – 24/25
» принадлежность:

носитель.
» профессия:
На выбор.

» способность:
На выбор
» сторона:
На выбор
» статичное изображение:
ссылка

Рос со старшим братом в Бостоне, часто дрались, но брат это брат. Вместе угнали машину. Точнее, угнал он, а ты прыгнул на соседнее сидение, когда послышалась полицейская сирена. Далеко не уехали. Брату было восемнадцать, уже были приводы, он сел. Тебе было пятнадцать, отправили на общественные работы. В восемнадцать информацию о судимости скрыли. Поддерживал успеваемость на уровне, потому- что не хотел кончить как брат. Довел команду до победы в штате, потому-что проигрывать не в твоём стиле. Тебе стоило большого труда добиться принятия в Вэст Пойнт. Но поступил, даже закончил. Должен был по контракту после академии прослужить пять лет. Начал службу с рэйнджерами, но началась война и все полетело к чертям.

Задирчивый, упертый, привык брать то, что хочешь. Ставишь цель и идешь напролом. Социальный, в любой компании чувствуешь себя комфортно. Когда выпьешь, тебя не заткнуть. Умеешь трезветь в момент, когда нужно.


https://s1.postimg.org/363sua30pr/44444.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jack Falahee

» имя, возраст:
Mark “Boomer” Savetti/
Марк «Бумер» Саветти – 28/29
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
На выбор.

» способность:
На выбор
» сторона:
На выбор
» статичное изображение:
ссылка

Американский итальянец, родился и вырос в маленьком городе. В шесть лет папа смотрит на твою сломанную руку и приказывает заткнуться. Говорит, что сын майора американского флота не будет ныть из-за перелома. Давно не майор, теперь - фермер. Разжалован. Мать молчит. Ты терпишь, ни слова. В десять отец отправляет тебя с братом. Чтобы он почистил ружье после охоты. Чтобы поучился у него, а не сидел летом дома без дела. Брат говорит, иди, поиграй у озера. Говорит, что все сделает сам. Пока ты играешь, в миле от тебя брат случайно спускает курок. Отец находит тебя через три часа. Уже пьян. Везет в больницу, затаскивает в палату и говорит, смотри что ты сделал. Ты смотришь. На бледное лицо брата. На пропитавшиеся кровью бинты. Через двое чуток смотришь как гроб опускается в яму. И слушаешь, как отец повторяет, что у него отняли не того сына. В восемнадцать уходишь в армию. Служишь в саперном батальоне. Получаешь медаль за отвагу. Когда твоего товарища разрывает миной, ты рядом. То, что от него осталось - везде в радиусе пяти метров. Слышишь звон в ушах. Этот звон с тобой до конца жизни. Подаешь документы в Вэст Пойнт. Подальше от мин. Короткий путь к офицерскому званию.
Можешь показаться зазнайкой, но это не так. Просто хочешь сказать, как правильно и твой голос не умеет сглаживать смысл. Получается слишком грубо. Видел слишком много, но уже солдат. Армия - дом. Другого у тебя нет.


https://s1.postimg.org/86j47o5xjz/4444.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jeremy Allen White

» имя, возраст:
Jackson "Jacks" O'Reilly/
Джексон «Джекс» О’Райли – 24/25
» принадлежность:

носитель.
» профессия:
На выбор.

» способность:
На выбор
» сторона:
На выбор
» статичное изображение:
ссылка

Ты из многодетной семьи. В пять переехал из Ирландии в Салем. Маленький домик, орущие младшие и ноль перспектив. Почти не помнишь Ирландию, но знаешь о ней все. Потому что отец двинулся на патриотизме. Потому что отец любит Ирландию. Потому что он когда-то сражался за ее независимость. Работаешь где можешь, стараешься учиться. Не ради знаний. Чтобы не выгнали из команды. Получается хорошо. Доходите до финала и проигрываете. Уверен, что квотербек другой команды сыграл нечестно. Ты тоже не любишь быть вторым. Вэст Пойнт, потому что там платят. Потому что бесплатно. Потому что для таких как ты - либо дно бутылки и разговоры о прежней жизни, либо армия. Война настегает тебя в увольнении. Должен вернуться в место дислокации, вместо этого уходишь в самоволку. Перевезти семью в более безопасное место. И вступить в ряды другой армии. Той, что ведет войну на территории твоей страны.

Отец-алкоголик, четверо братьев и сестер, мать-консьерж в мотеле. Своей родиной считаешь Америку. Устал говорить, что в Салеме ведьм никогда не жгли, это не Европа. Их вешали, или убивали под прессом. Вспыльчивый, но приказы выполняешь без вопросов. Если приказ перечит совести, молчать не станешь. Убить врага - без проблем. Выстрелить в мирного - никогда.

Дополнительно: С такой толпой можно придумать много интересного. В прошлом и в настоящем. Всех раскидает по разным сторонам баррикад, скучно быть не должно. Посты пишу исправно, графику леплю по настроению/ по предварительной просьбе.

п р и м е р    п о с т а

Опи сидит на гимнастическом бревне в пустом тренировочном зале Блэкуотер. Тусклый свет от единственной включенной лампы заставляет снаряды отбрасывать тени. Опи любит заниматься в темноте. Под утро, когда в помещении пусто. Когда никто не мешает. Взгляд уходит в точку. Опи обматывает руки черным боксерским бинтом. Не глядя. Тело мокрое от пота после пробежки. В беспроводных наушниках Бьёрк поет про то, что видела все и видеть больше нечего. В плейлисте — голоса мертвых людей. Скоро Бьёрк сменится Честером, Кобейном или Акслем Роузом. Мертвые люди будут петь свои песни, живые будут слушать. Некоторые не умирают до конца. Опи ошиблась. Когда добинтовывает последнюю руку, саундтрек из Танцующей в Темноте заменяется Эми Уайнхауз. Смысл остается. У мертвых иногда тоже есть голос. Поправляет наушники, подтягивает ноги и встает на брус. Балансировать на бревне шириной десять сантиметров, в ста двадцати пяти сантиметрах от пола легко. Делать это в почти кромешной темноте сложнее. Не смотрит под ноги. Идет вперед. Доходит до конца, делает шаг в пустоту и спрыгивает вниз. Если бы музыка была тише, она бы услышала звук приземления. Не слышит. Зато слышит кто-то другой. Опи не знает, что не одна в здании.
Расправляет плечи и подходит к груше. Упирается в нее ладонью и отталкивает. Мешок раскачивается на цепи. Когда замирает, перед тем, как плавно качнуться назад, Опи бьет. Сильно. Кружится вокруг и наносит удары. Бить грушу легко, она не ответит. Если бы не громкая музыка, Опи бы услышала, как открывается дверь, как ее зовут по имени. Она не слышит. Она работает по мешку. Не слышит уверенных шагов по полу. Но чувствует, как на ее плечо опускается рука. Схватить, отвести в сторону, резко развернуться и ударить. У начальника кровь из носа. Опи виновато закрывает рукой рот и снимает наушники. Раскачивающаяся на цепи груша получает шанс ударить в ответ.
— Нельзя со спины подкрадываться. Это чревато. — Лучшая защита — нападение. Райан стягивает с плеча Опи полотенце и прижимает к носу. Говорит, что звал ее несколько раз. Офелия может только пожать плечами.
— Собирайся, есть работа. — Пока Опи разбинтовывает руки, он говорит, что сотрудник не выходит на связь. Что надо съездить и проверить что случилось. Что трэкер в машине указывает на Пенсильванию. Опи не сматывает бинты в аккуратные рулоны. Кидает в корзину для полотенец.
— А цель? — Спрашивает, если надо закончить начатое.
— Не твоя проблема. — Убирает полотенце от лица. Кровь еще течет. — Собирайся. Я открыл оружейную. Потом принесу остальное. — Разворачивается и уходит. Опи знает, что проблемы не будет. Потому что Райан — бывший морпех. Тоже снайпер. Каковы были шансы просто наткнуться на него в автобусе? Не уверена. Всегда предполагала, что о ней напели ребята из снайперской учебки. С которыми тренировалась восемь недель. За стенами Вэст Пойнта о ее возможном отчислении знали только они. Академия — не школа. Дисциплинарные отчисления требуют протокола. Слушания ждала месяц. Еще две недели до вынесения решения. Соседка по комнате уговаривала сказать правду. Опи сказала нет. Потому что ее слово против слова офицера. Потому что уверена, что они бы не поверили. Если бы на ее месте была, к примеру, Джесс, кадет на класс младше, другое дело. Джесс — голубая кровь Вэст Пойнта. Четвертое поколение семьи в стенах академии. Ее фамилией назван медблок. Не получает поблажек в учебе. Не принято. Получила бы на слушаниях. Потому что там не военные. Там — военные бюрократы.

Пять минут на душ. Быстро одеться. Забрать из шкафчика свой пистолет с кобурой. На ходу продевает в кобуру руки. Поправляет ремешки. В Вэст Пойнте используют тактическую модель. Набедренную. В Блэкуотер — оперативную. Чтобы не было видно под курткой. С волос капает вода. Если Райан отправляет на дело ночью, значит — важно. Опи заходит в оружейную. Полки с гаджетами. Не нужно. Что надо? Запасные магазины и патроны. Направляется к стеллажу с пометкой 9мм. Находит отсек для Беретты. Берет с полки два магазина, засовывает в кармашки на кобуре справа. Уже с патронами. В каждом — семнадцать раундов. Берет тактический фонарик, цепляет под стволом беретты. Что-нибудь еще? Бронежилет. Висят на стене. Находит свой. Логотип Блэкуотер и ее инициалы. H.G. О том, что подделала документы знает только Райан. Потому что сам помог это сделать. Никто не докопается. В компании думают, что Офелия — просто позывной со времен учебки. В коридоре на стене тоже бронежилеты. Старые. С застрявшими в них пулями. Самые старые со рудники говорят, что традицию начали десять лет назад. Словил пулю в жилет? Ему место на стене. Под каждым экземпляром маркером имя, дата и короткий комментарий. Перед двумя последними — пустое место. На стенке почерком Опи: Харли Грэм. 24.02.35. "Потому что я дура не надела бронежилет, хотя Райан говорил". Надпись косит. Потому что словила пулю, была под кайфом от обезболивающих. Заставили сделать надпись на стене и только потом довели до хилера. Чтобы сама не забывала. Чтобы другие помнили. По дороге в гараж забирает из холодильника чью-то упаковку энергетиков. Сдирает с нее стикер "не трогать". Клеит на чей-то ланч.

На капоте ее доджа сидит Райан. Уже переоделся. На черной футболке — медвежья лапа в прицеле и название фирмы.  Опи ставит энергетики на пол, бросает бронежилет и садится рядом. Он протягивает руку и просит телефон. Пальцы быстро бегают по экрану. Возвращает обратно. В приложении — синяя точка на карте.
— Его машина. Чтобы ты могла отследить, если начнет движение. — Прячет телефон в карман. — Арчер две недели гонится за целью. Неофициально. Блэкуотер делает одолжение важному человеку. Знать больше тебе нельзя. Арчер начал с Северной Каролины, потом Виргиния, теперь Пенсильвания. Каждые два дня звонил с отчетом. Три часа назад не вышел на связь. Информатор сообщил, что цель вылетела из Штатов вчера. Машина трое суток не двигалась с места. Стоит у въезда в Сентрайлию. Знаешь, что это? — Качает головой. Откуда ей знать все мелкие городишки в Америке? — Там в шахтах пожар. Город заброшен. Проверь и отзвонись по защищенной линии. — Опи говорит, что поняла. Райан дает конверт с деньгами — на расходы. Уходит.

Семнадцать часов на машине. Опи уверена, что уложится в одиннадцать. Дорога занимает пять банок рэд булла, три плейлиста, две заправки и один перерыв на закусочную. Через одиннадцать часов тридцать две минуты додж тормозит у черного хайлендера. Почему Арчер оставил машину? Потому что дальше дороги нет. Трещины паутиной разбегаются по проезжей части. Когда-то из них поднимались столбы дыма. Когда-то земля расползалась под напором горящего угля. Теперь уголь догорает на окраине городка и дальше. Правительство штата говорит, что по оценкам экспертов, пожар потухнет. Через тридцать лет. Залежи угля горят с шестьдесят второго года.
Выходит из машины. Дорога к городу изрисована граффити и надписями. От невинных до пахабных. Пишет Райану, что на месте. Отвечает моментально, чтобы не забыла про бронежилет. Чтобы не было как в прошлый раз. Что это — регламент штата. Что когда есть вероятность опасности, все сотрудники обязаны надевать экипировку. Опи закатывает глаза. Но подчиняется. Откидывает вперед спинку. Достает с заднего сидения жилет. Додж — низкий. Неудобно переодеваться. Город заброшен. Кто увидит? Быстро снимает легкую куртку, кобуру и футболку, Накидывает на плечи жилет и застегивает липучки. Новые модели третьего уровня почти не видны под футболкой. Остановят пулю из пистолета. Из винтовки — только замедлят. На переодевание уходит пятнадцать секунд. Не закрывает додж и идет к машине Арчера. Закрыта. Через затемненные стекла плохо видно. Рукоять пистолета разбивает окно. Сигнализация не орет. Сел аккумулятор. Стряхивает с сидения осколки и садится. Осматривает салон. Позавчерашняя газета на пассажирском кресле. Несколько бутылок воды. В отсеке под локтем — несколько энергетических батончиков и карта. Открывает бардачок. Документы, чеки, ключи и блокнот. Записи мелким почерком. Все зашифровано. Икс вместо имени. Аббревиатуры вместо городов. Последняя запись: "X RR CRK PA Cabin". Достает телефон и открывает карту. Выше города шоссе 42 ведет к Роринг Криг. Хотел срезать через Централию? Почему не развернулся, когда увидел, что дороги нет? Опи выходит из машины и идет по разрисованному асфальту к тому, что осталось от города. Вместо " Добро пожаловать в сентрайлию" черной краской написано "Ад пуст — все бесы здесь". Чертов Шекспир.
Годы забрали свое. Там, где были дома — фундаменты и деревья. Трава пробивается через асфальт. Гильзы валяются на обочинах. Вдалеке, на холме, целая белая церковь. Единственное сохранившееся здание. Города нет, есть названия улиц на проржавевших столбах и природа. Попадающиеся на глаза осколки жизни. Сходит с Мейн Стрит влево. Полуразрушенный коттедж. Обвалившаяся местами крыша. Прогнивший пол. Входная дверь висит на одной петле. Один пинок — слетает и падает. Мебель на месте. На входе — детская игрушка. Разбросанная одежда. Корпус древнего телевизора. Никаких признаков жизни. Идти обратно лень, Опи выходит в окно. Из трещины в земле поднимается дым. Запах гари бьет в нос. Возвращается на главную улицу. Пишет Райану, что следов Арчера нет. Что напишет, как только будут новости. Медицинский факт: пять больших банок энергетика заставляют зрачки расширяться. Вызывают тревожность и повышают кровяное давление. Заметка на будущее: не пить пять больших банок энергетика с короткими интервалами.

Отредактировано Ophelia Graham (2017-10-28 18:54:54)

+4

13

http://sg.uploads.ru/AtlOs.gif http://sh.uploads.ru/KW0kS.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Lucas Till

» имя, возраст:
Zachary Quinn (Wood), 24
» принадлежность:
носитель
» профессия:
тестировщик, хакер, диджей

» способность:
лазерный луч
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Захари (Закари, Захария) еще один из рода Куинн, но его настоящая фамилия Вуд. После начала войны решил взять девичью фамилию матери.
Родился в маленьком городке близ Бостона, в обеспеченной семье. Никогда ни в чем не нуждался. Был обеспечен как материальными благами, так и родительской любовью. Имеет младшую сестру (12 лет) и собаку.
В школе всегда показывал средний результат. Кроме математики. Мальчик любил точные науки и числа. Всегда мечтал работать в сфере IT, чего, в общем-то и добился, устроившись на работу на пол-ставки во время учебы в университете.
На первом курсе интереса ради решил взломать программу, и у него получилось. С тех пор втянулся и начал взламывать все подряд. Начал с аккаунтов однокурсников в социальных сетях. Но не ради информации или каких-то тайн, а чтобы написать от их имени что-нибудь смешное.
С самого детства увлекался музыкой и иногда подрабатывал диджеем в клубе и в свободное время писал семплы для местных музыкантов.
К вигилантам попал не сразу. Старался сторониться войны, не смотря на то, что его братья принимают в ней активное участие.
Был арестован по ошибке и обвинялся в изнасиловании несовершеннолетней. Не смотря на то, что девушка была пьяная и под воздействием наркотиков, суд принял ее сторону и Захари осудили на три года.
Оттуда его вытащили вигиланты с условием, что он будет работать на них.
Парень легкий на подъем. Любит вечеринки, музыку, хороший юмор, розыгрыши и свою технику.
Подвержен влиянию моды на новые гаджеты. Если что-то получилось на прилавках, то в этот же день есть и у него в кармане.
Сообразительный, имеет математический склад ума.
Старается держаться подальше от гипотетических опасностей: непосредственная близость к боевым действиям и несовершеннолетние.

Братья с самого детства ладили и поэтому теплые отношения сохранились до сих пор. Тэрон хочет, чтобы брат учился сражаться. Если не за идею, то хотя бы, чтобы защитить себя.
Мой персонаж не будет пытаться учить жизни своего брата. Только приглядывать.
Игры обещаю много и интересной. Обещаю игру вдвоем, а так же подключу к массовым эпизодам с интересными игроками.
Так же хочу добавить, что есть еще один брат - Реймонд. Он тоже приходится Захари кузеном. Но выступает за ренегатов.
К сожалению игрок на данном этапе ушел, но не исключает возможное возвращение. А это значит еще больше поворотов в личной игровой линии.

Сразу говорю, что не стоит окликаться на заявку, если вы планируете бросить персонажа или писать пост в месяц.
я не требую писать каждый день, но хотелось бы активной игры (пост в неделю, не меньше). От себя обещаю много (очень) эпизодов, интересный сюжет, и графические плюшки.
Я предоставил скелет персонажа, но это не значит, что стоит делать персонажа именно таким. Это лишь мое видение и я готов на обсуждения и компромиссы.

п р и м е р    п о с т а

Нельзя сказать, что Куинн удивился. Он знатно охренел, когда узнал, кем является эта девушка, - Обещаю молчать! ФБР... Вот это дааа, - растягивает молодой человек, смакуя каждый звук. Куинна бы никогда не взяли в ФБР. Его любовь к спонтанным действиям во время первого же задания поставила все бюро на уши. Поэтому он вполне себе довольствуется своим военным прошлым и нынешним положением дел. Так что Тэрону грех жаловаться. Но он и не собирался. Боевая группа главного штаба была всем примером. Там, по преданиям, которые ходят по всем штатам, принадлежащих ренегатам, про бойцов ходят легенды. Считается, что это избранные, элита. Но все это полнейший бред. Пилоту не раз доводилось встречать в побочных штабах сильных бойцов. Но защита нужна не только штабу в Мичигане, но и всем остальным. Иначе позиции вигилантов ослабнут, а этому нельзя позволить случиться.
Он слегка нахмурился, когда девушка с него посмеялась. Но с другой стороны это было отличной новостью. Они сойдутся и день будет не слишком скучный, - Ты мне уже нравишься! - не скрывая свое отношение выдает Куинн, - мы подружимся, -  боевик легко улыбается. Теперь нужно внимательно следить за своим языком, чтобы не схлопотать от подружки Харпера. Да, про себя он решил называть ее именно так. Все равно она ничего не узнает. Только если вдруг не обладает телепатией. Но, судя по ее словам, у нее способность из другой области. Поэтому можно дальше думать все, о чем только захочется, ни в чем себя не стесняя.
- А что моя фамилия? - молодым человеком резко владеет злоба, - Она ничего не значит, - И снова начинается. Ему все сходит с рук, потому что он сыночек вице-президента? Да пошло все к черту. Тэрон сам добился всего, что имеет. Сам стал таким человеком, как сейчас. Поблагодарить что ли папашу когда-нибудь за то, что он забил на сына и дал ему возможность развиваться в тех направлениях, которые ему интересы? Ну, все было не так. Ему запрещали заниматься пилотированием. Но будто бы чьи-то слова могли когда-нибудь остановить Куинна. Он все равно сделает так, как ему хочется. И именно поэтому он решил соврать. Вот не повезет ему, если Харпер про него рассказывал. Пилот предвидел допрос с пристрастием. Хотя, кажется, всем плевать, кроме него самого, - Если ты думаешь, что Сэмуэль Куинн является моим отцом, то ты ошибаешься. Мы просто однофамильцы, - вот бы его кислая мина была списана на то, что его просто достало родство, которое ему приписывают с этим человеком. Что ли фамилию сменить? Для душевного спокойствия.
- Да ты издеваешься, - Куинн достает сигарету и закуривает. Еще бы не помешало выпить, чтобы расслабиться, - За минуту прошлась по всем моим болевым точкам! Так круто еще ни у кого не получалось, - он злился, сильно. Но откуда Эш было знать, что это те две темы, которые его выводят из себя. Он на них реагирует словно бык на красную тряпку, - Этот мудак - мой брат. И я надеюсь, что он где-нибудь сгнил. Или на него сцут бомжи. Мне плевать, только бы ему было хреново, - он почти готов был рассказать о том, как злой старший братец оставил его подыхать под барной стойкой, но лучше быстро закрыть эту тему, чтобы не ворошить старые раны, - Эш, Мэттью о тебе хорошо отзывался, - он не добавил "только ты все, блин, испортила".
Идти было, вроде как, недалеко. О том, что они приближались говорил отвратительный трупный запах. Он, вроде как научился с ним справляться, но ошибся. Казалось, что его вырвет, - Я уже успел отвыкнуть от запаха разлагающихся трупов, - жара только способствовала усилению запаха, - Кажется, мне нужен противогаз. Ты случайно с собой не захватила парочку? - они бы не помешали. Тэрон почему-то надеялся, что трупы будут посвежее. Только что убитые, так сказать, - Ну, твоя способность нам чем-то поможет или нам лучше сразу все сжечь к чертовой матери? - Взять канистру и облить тут все. И можно красиво уходить, как в кинематографе, кидая зажигалку через себя, - чувствую себя обделенным, потому что меня отправили избавляться от трупов, а не на боевое задание. Но, черт с ним, давай приступать, а то скоро тут можно объявлять карантин, из-за того что тут невозможно будет дышать, - парень прикрывает рукой лицо, пока они стоят и осматривают гору трупов, сгруженную в низину, - Давай что ли расскажешь что-нибудь о себе. А то ты уже и с братом моим успела познакомиться. Так ведь и до родителей недалеко! - Куинн не удержался от очередной шуточки. Он посчитал, что это разрядит обстановку и никак не связано с тем, что он не сразу поверил, что такая миниатюрная девушка может быть в боевой группе или, как оказалось, служить в ФБР. Им же нужно вместе провести как минимум несколько часов. Почему бы не попытаться как-нибудь наладить общение, если оно не задалось с самого начала?

Отредактировано Taron Quinn (2017-11-13 16:18:18)

+5

14

http://s8.uploads.ru/fmNRU.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
matthew fox

» имя, возраст:
Дэвид*, ›40 лет
» принадлежность:
носитель
» профессия:
до: пожарный
после: боевик в ГШ

» способность:
обездвиживание* [Способность обездвиживать оппонента через прикосновение или зрительный контакт. ]
» сторона:
вигиланты*
» статичное изображение:
ссылка

Типичный представитель золотой молодежи в прошлом - Дэвид - выходец из состоятельной семьи врачей, где отец был именитым кардиохирургом, а мать - стоматологом. Совершенно типичная история, где будущее расписано родителями на годы вперед, невеста выбрана, и тепленькое место в кресле хирурга уже подготовлено. Единственный сын, на которого возлагали большие надежды в одночасье просто перестал был тем, кого из него лепили родители.
Он обьяснял все это просто - излишнеие давление со всех сторон, невозможность ступить шаг в сторону от намеченного плана, и в итоге - Дэвид, вместо того, чтобы поступить в университет, пошел в пожарные.
Обучение, первые вызовы и постепенно то, что было сделано назло родителям, стало делом всей его жизни.
Способность Дэвида проявилась совершенно недавно - несколько лет назад, аккурат началу войны. Дэвид был одним из тех, кто тушил пожар во время взрыва на церемонии вручения Оскара, виновником которого, по мнению общественности, и Дэвида в том числе, был Линкольн Риндт.
Когда началась война Дэвид оказался одним из ее участников, вступив в ряды вигилантов.

данные помеченные * не меняются

пример поста (с персонажами из акции)

- Ты что, Джеки Чан? - спросил Девид. - Винтовку при себе носи. - на этой фразе Колтер, будучи самым старшим пассажиром данного броневика, хохотнул, и даже не от сравнения со всемирно известным в прошлом мастером боевых искусств, а от того, насколько удивился Малкольм, не понимая о ком идет речь.
- Я отлично владею рукопашкой! - гордо парировал Бромм, на что Девид, давя в себе улыбку, процитировал одну из любимейших баек Фоули. - Знаешь, Малк, это же каким дебилом нужно быть, чтобы проебать на поле боя всю снарягу, найти абсолютно ровную площадку и вступить в рукопашный бой с таким же, как ты, распиздяем?!
Алиса за рулем разразилась хохотом, чуть дернув тачку невзначай.
Фоули тоже поддался искушению поржать с молодого бойца, недавно принятого в команду. И Девид оказался поистине прав, ведь для того, чтобы владеть самообороной нужно в первую очередь иметь мозги, чтобы просто напросто не попадать в ситуации, когда эта самооборона будет нужна. Недаром чемпионы нанимают себе охрану.
Сам же Фоули, будучи мужчиной немного грузным, и больше давил на физическую силу и на массу, нежели на поворотливость и спрытность, больше любил огнестрельное оружие, которое позволит быстро и качественно убить противника. А вся эта дребедень по типу гвоздей, ручек, карандашей и расчесок, которыми так упорно убивают своих врагов герои боевиков - это, увольте, ванильный бред. Так и считал Колтер, а посему в очередной раз поправил на плече лямку винтовки и проверил в кобуре пистолет. Опыт опытом, и его, по-правде сказать, было хоть отбавляй, но мужчина чувствовал себя слегка не в своей тарелке, находясь в обществе одних носителей. Тем более, что и тот человек, на встречу с которым они ехали, был как раз таки довольно известным своей криминальной биографией носителем.

Пока "начальство" общалось между собой, Колтер вместе с остальными охранял ближайший периметр, попутно вслушиваясь в разговор, принимая во внимание важные детали и тупо ждал, когда к нему обратятся. Ведь вести полемику с такими людьми банально не входило в его задание и статус. Так что пока велись переговоры между двумя сторонами, ополчившимися против одного единственного индивида, Фоули просто наблюдал. За дознавателями, одна из которых вызывала у Фоули интерес, за начальником полиции и за надзирателями.
И, наконец, к Колтеру обратились.
- Понял, сер. - к счастью, группа была не из детского сада и долго объяснять ребятам, что время собраться, не нужно было. - Расти, Девид - вы остаетесь с основной частью. Малкольм, Алиса, Тэрон - мы с вами патрулируем. Сер, - Колтер обратился к Флинну, - у нас есть телерепортер, так что в случае обострения, вы можете на нас рассчитывать. С вами остаются два бойца, остальная часть займет позиции около суда, чтобы убить сразу нескольких зайцев. Мы берем под контроль один из мостов и ближайший выход метро.

Все выглядело как-то пафосно-наигранно, будто это все было какой-то огромной подставой. И что-то Фоули подсказывало, что скорое действие плюс публичное появления такого рода персоны, как Никсон, не приведет ни к чему хорошему. Кто-то сегодня точно пострадает. Ведь такие сборища обычно становятся лакомым кусочком для преступников. А будь Фоули на другой стороне баррикад, он бы точно воспользовался таким шансом. Да и подельники заключенного, которые наверняка у него есть, и которым он, скорее всего, достаточно хорошо платит, не оставят свою "руку дающую" в беде.

- Будьте добры, как только появится информация о ситуации на улицах, предоставьте ее мне, чтобы я мог оперировать хоть какими-то данными. Если что, мы всегда на связи. - и на этой оптимистичной ноте Колтер удалился вместе с группой, кивнув в знак приветствия и прощания миссис Вербек, одному из дознавателей, которая, как всегда была очаровательна.

Отредактировано Colter Foley (2019-02-06 23:10:08)

+2

15

http://s5.uploads.ru/d0stz.gif http://s9.uploads.ru/ClyNf.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
lee pace

» имя, возраст:
Noah Murphy, 39
» принадлежность:
На выбор игрока
» профессия:
В прошлом Капитан ВВС США.
Ныне наставник.
Может входить в совет штаба.

» способность:
Бессмертие
Кинетическая конверсия
Непробиваемая кожа
Растягивание своего тела
Стальная оболочка
Терракинез
Электрогенез
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка.

Ноа - самый обаятельный человек, которого вы только встречали в своей жизни. Если бы он не стал военным,  то точно бы рассекал где-нибудь в авиаторах по пустыне в кабриолете, за которым ведется погоня. И обязательно с какой-нибудь красоткой на переднем сидении, которая пьет шампанское из горла.
Ноа родился в не сильно благополучной семье и будучи подростом понимал, что на учебу в университете ему ни за что в жизни не хватит. Он начал воровать, связался с плохими ребятами. Так он надеялся, что сможет накопить себе на учебу. Все складывалось как нельзя лучше.
Но его жизнь сложилась совершенно иначе, когда родители сплавили его в армию. Он был распределен в ВВС США и, как и все, начинал обычным рядовым пилотом.
Сначала это сломило Мерфи. Он надеялся получить образование, построить карьеру. А пришлось служить на благо той страны, которая не помогла ему получить образование. Но Ноа взял себя в руки и стал серьезно относиться к службе. Со временем он уже не мог без полетов.
Его карьера в ВВС была достаточно успешна. Он дослужился до капитана. Позже получил предложение о вступлении в специальное подразделение "Дельта", главная цель которого заключалась в борьбе с терроризмом.
Весь юношеский максимализм перерос в сдержанность, собранность, ответственность, делая его отличным капитаном, который решает все по справедливости, но и не лишен чувства юмора.
Высококлассный пилот, который участвовал в десятках операций.

Ноа завязан на обоих моих персонажах. Служба в ВВС с Куинном и в "Дельте" с Аберкромби (боевая группа, вигиланты).
Мерфи является важным персонажем в жизни Тэрона. Он был ему наставником, сделал сильнее и так до сих пор, учитывая, что боевик уважает Ноа и пытается на него ровняться.

Рассчитываю на ответственность человека, которого заинтересует эта роль. Этот персонаж является примером для моего персонажа и будет играть ключевую роль в его становлении во время игры. Активность предпочтительно не меньше поста в неделю (но можно и больше). Эпизодами обеспечу. Графикой тоже, по возможности.

п р и м е р    п о с т а

Куинн не так хорошо знал Питтсбург, как Филадельфию, но в детстве часто здесь бывал, пока не переехал в Вашингтон. Пенсильвания - была его родиной и когда стало известно, что необходим еще один боец на операцию, Тэрон не задумываясь согласился. Только потом он узнал подробности и состав. Не сказать, что он со всеми был так хорошо знаком, но знал, что Флинн считает его недостаточно опытным, с Фоули у них вечный дух соперничества за место подле Эммерсона. С остальными пересекались сугубо на заданиях и в конфликтах не замечены. А часть людей была совершенно незнакома. Например, полиция Питтсбурга и боевики из этого же города. Не мало же людей собралось, чтобы удержать одного единственного человека под контролем. Насколько пилот понял, то основная опасность шла даже не от человека, ради которого они все здесь, а от людей, которыми управлял Никсон можно было ожидать чего угодно. Боевик даже не смел доверять всем, кого не знал до сегодняшнего момента. Это его мнение и он его оставит при себе. Одного слова дознавателей будет достаточно, чтобы его отстранили от операций. А он этого ну очень не хочет. И так бывают проблемы из-за того, молодой человек бывает не слишком недисциплинорованным, но это всегда в полной мере перекрывалось его успехами на поле боя. Именно за его безбашенное рвение в бою было единственной причиной, почему его до сих пор не выперли из штаба в какой-нибудь побочный на другом конце страны. По крайне мере он так считал.
Молодой человек наплывали слушал разговоры вокруг, пытаясь уловить только самое важное. На самом деле было любопытно, как Никсону удалось сбежать из Флоренс. Статья, которую Куинн откопал в интернете кричала о том, что Мужчина не опасен. Сейчас, когда он под заключением, а на его ноге браслет, казалось бы, волноваться абсолютно не о чем, но нехорошее предчувствие поселилось в голове Куинна, - ничего, что у вас не хватает людей. Мы все понимаем, мистер Хиггинс. Именно поэтому штаб направил к вам опытных бойцов, которые справятся со своими обязанностями на "ура". От отца парню досталось умение складно разговаривать, чтобы ему верили. Не сказать, что из главного штаба прибыла "Команда мечты", но на лучшее в Питтсбурге просто не могли надеяться. Кажется, они были рады любой боевой единице, которая пришла к ним на помощь, - главное, чтобы вы нам обо всем рассказали, как можно подробнее. В том числе о известных приспешниках Никсона на свободе. Не сомневаюсь, что они попытаются вытащить своего друга, - там-то вигиланты их и схватят. Некоторые приспешники мужчины были очень опасны и их поимка будет много значит для мира, в котором все и так давно погрузилось в хаос. Хаос начнётся и в боевой группе, если Колтеру будут доверять командование над Куинном. Это было отчасти унизительно. Как плевок в лицо, примерно. Как можно слушать человека, у которого двадцать четыре часа, семь дней в неделю кирпич вместо лица?
Куинн показывает Джеральду большой палец, означавший, что все было ясно, - "Сэр", "будьте добры", - передразнивает Тэрон Фоули, которого какого-то хрена поставили во главе, - Колтер, прекрати лизать чужие задницы, тебе все равно не светит повышение, - ухмыляется молодой человек, когда их группа выдвигается на точку для патрулирования, Куинн не упускает возможности присесть на уши Алисе. Она казалась самой адекватной среди их группы, - вот как ты обещаешься с Колтером? Он же старый пень, а ты в самом расцвете лет, - это не подкат. В Дакоте его ждёт прекрасная Кейт, а пока - просто хочется скрасить время, пока ничего не происходит, -Чур мы вместе патрулируем наш квадрат, - предлагает молодой человек, перед тем, как их телепортировали в нужную точку. Очередная часть саги о том, как пилот ненавидит такой процесс перемещения. Произойди все на секунду позже, он бы точно попытался слиться с этого движняка и пройтись пешочком. Но все произошло слишком быстро. Единственная прелесть способности - быстрое передвижение из точки А в точку В.  Больше никаких положительных качеств у этой силы не наблюдалась. Не то, что у боевика. Прохождение сквозь стены - вроде бы все совсем просто, пока ты не откроешь скрытые фишки, которые очень кстати во многих ситуациях. Помнится, о том, что он может замыкать предметы, он узнал совершенно случайно. Он не сразу понял, почему у него слишком часто ломались смартфоны.
Пока не было ничего подозрительного. Может быть, они зря волнуются и все обойдётся? - В последний раз, когда я здесь был, террористы чуть не подорвали вокзал, - то, что он с Опи это предотвратил, решил оставить за кадром. Рипли может подумать, что он понтуется. Но это совершенно ни так, никакого упоминания о том, что он причастен к этому не было, - Надеюсь, в это раз обойдётся без такого ж дерьма, - Куинн закуривает. Он не мог молча следить за территорией, которая закреплена за ним и девушкой, - Фоули. Пока чисто. Что у вас? - Тэрон интересуется ради галочки, чтобы создать видимость своей инициативности по общему каналу, - Кин, дроны что-то зафиксировали? - Надежда была на него. Брэндон - человек, у которого в руках было несколько десятков "глаз". В наушнике послышалось какое-то невнятное шипение, которое пропало буквально через пару секунд, - Что-то со связью. Повтори, засекли ли что-то дроны? - Тэрон напрягся. Затишье перед бурей? Или все обойдётся? Кто знает? Но нельзя терять бдительность. Какое-нибудь дерьмо может случиться в любой момент.

Отредактировано Taron Quinn (2018-01-02 17:09:44)

+4

16

http://funkyimg.com/i/2D9d4.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
michael pitt

» имя, возраст:
Kyr McNair/Кир МакНейр, возраст - ~30.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Личный учитель и воспитатель.

» способность:
Управление радиацией.
» сторона:
Вигилант.
» статичное изображение:
ссылка

Кир - человек сам себе на уме. Первое, что бросается в глаза при первой встрече с ним - это пронизывающий, изучающий взгляд, под которым любому нормальному человеку станет неуютно. Он не заводит разговор первым почти никогда, говорит по существу,  очень сдержан с незнакомцами, но при этом не создает впечатление зажатого человека. Скорее, наоборот - он умудряется молча и неподвижно заполнять собой все пространство вокруг, безоговорочно завладевает вниманием. В разговоре располагает к себе, очень интеллигентен, эрудирован, цитирует книги, увлекательно рассказывает притчи и истории. Не кичится своими знаниями, но охотно дискутирует. Прекрасный преподаватель - собственно, по профессии он до войны и мог быть преподавателем в школе для носителей. Умело находит подход к людям, особенно к младшим. Бытовой раздолбай, надо сказать, и сам по себе гуляющий кот - спит до обеда, разбрасывает вещи, не любит мыть посуду и забывает запереть дверь и калитку во двор. Курит прямо в комнате, ест там же.

Отношения с Эваном очень теплые и доверительные. Отца Эвана все время нет, вокруг война, и оба понимают, что сейчас только они друг у друга и есть. Ив очень дорожит своим учителем и считает его неоспоримым авторитетом. Отношение Кира к Эвану мне видится как к младшему брату. Кир зорко следит за подопечным и контролирует его, но дает ровно столько свободы, сколько нужно, чтобы тот не чувствовал себя в клетке. К счастью, Эвану много и не надо.

- Мне придумался главный конфликт персонажа в виде разборок с собственной способностью. Она проявилась довольно рано и оказалась опасной для самого носителя и окружающих, поэтому Кир прошел через огонь, воду и медные трубы прежде, чем научился владеть ею. Уровень самоконтроля у него где-то рядом с медитирующими по сорок лет буддийскими ламами, но есть вероятность пару раз в жизни превратиться в Халка.
- Узнал о своей способности уже в сознательном возрасте, когда все близкие родственники, с которыми он контактировал, умерли от рака или лучевой болезни, с тех пор тренировался как проклятый, чтобы контролировать себя.
- Бывший военный, служил в разведке, бывал в горячих точках.
- Общий образ мне видится каким-то вроде "Я пытаюсь выглядеть прилично, но иногда из меня прорывается Курт Кобейн или Мейсон Вергер".  Если читали "Дом, в котором...", Р Первым тоже можно руководствоваться. К слову, это обсуждаемо, я с удовольствием покурю с вами персонажа. Внешне образ Джимми Дармоди из "Broadwalk Empire" хорошо подходит.
- Очень важный момент. Кир действует согласно собственной морали. Его способы достижения цели всегда оправданны для него самого, уверенность в этом непоколебима. Он абсолютно адекватен, дружелюбен даже местами, но именно эта черта должна быть в нем стержнем, должна пугать.

ВАЖНО!!!

Персонаж косвенно участвует в сюжетном квесте "Особое мнение", поэтому детали нужно уточнять у меня или АМС.
Также есть эпизоды с ним в качестве НПС, детали уточните у меня.

п р и м е р    п о с т а

Они шли напрямик через лес, и выглядело это так, будто Эван ведет нового знакомого, а не наоборот, как он просил. В отличие от леса, в черте города несмотря на относительно открытую местность, снега почти не было. Зато были противные грязные лужи. Город пустовал, на самом деле. Многие уехали отсюда на Юг штата или ближе к Атлантике, где концентрация людей была выше. Здесь же было настоящее захолустье. Когда Эван впервые сюда приехал, он испугался того, сколько внимания он к себе привлекает - чистенький, сытый, в новой одежде, с дорогими гаджетами. Не только он, конечно, но даже Кир не так сильно выделялся с его любовью одеваться в первое, то из шкафа выпало. Сейчас ему было несколько спокойнее - куртка грязная, лицо в крови, на голове гнездо из волос. Они с кудрявым теперь смотрелись вполне органично.
К слову, его спутник и не думал расслабляться. Напускное спокойствие этого не могло скрыть. Или Ив просто хорошо это подмечал. Наконец, словно дождавшись, пока они будут в более-менее безопасном месте, он кратко описал рисунок, исполненный Эваном на снегу. На секунду Линд замедлил шаг, затем зажмурился и шумно вздохнул: катастрофа, как же. То, что он умудрился вытоптать стофутовую эмблему ренегатов - вот настоящая катастрофа. В нынешних реалиях это предсказание могло значить что угодно, самое очевидное - захват врагом этого города, но точно нельзя было сказать. Более того, что бы подумал любой посторонний, увидевший это художество на самом открытом из мест? Самое невинное, что Эван бунтует. В худшем и более веротятном случае, что подает сигнал врагу. Его бы пристрелили на месте, не затопчи этот парнишка следы преступления. Ив искоса глянул на спутника. Ведь мог доложить кому-нибудь. ГО, например, или еще куда. Но он не стал этого делать. Он старательно уничтожил предсказание, даже не разбираясь. Вряд ли это было простое человеколюбие. Только не в данных реалиях.
- Понимаю, - кивнул Эван и спрятал руки в карманы. - Интересно, что это значит.
Наконец, они вышли к городу, оказываясь почти сразу в так называемом элитном районе. В Ванкувере, конечно, этим словом называлась куда более обустроенная территория. Форт-Коллинс и до войны был периферией, и элита жила относительно скромно. Они, впрочем, могли позволить себе садовников и горничных, благодаря которым жилища выглядели ухоженными. Сейчас же большая часть этих домов была пуста. Горничные рассказывали, какие жестокие бои здесь шли, когда вигиланты строили стену. Это длилось недолго,, но, как результат, большая часть жильцов либо погибла, либо уехала подальше от линии фронта. Кудрявый спросил, как далеко им еще идти, как раз вовремя, при чем - они были почти на месте. Двухэтажный таунхаус высился над соседскими домиками и неизменно привлекал взгляд каждого прохожего. Именно к нему Эван и направлялся. Почти сразу спутник остановил его. Все еще неровно шагающий Ив резко обернулся на него и чуть не упал.
- Что? - он уперся руками в колени, преодолевая головокружение, и выровнялся, глядя на парня. В голове совсем некстати возникла мысль, что он так и не спросил имени своего спасителя. Последовавший вопрос, впрочем, отодвинул эту проблему на задний план. Эван напрягся и прикусил губу. Лицо парня выражало массу эмоций, которые он безуспешно пытался скрыть. Тут и опаска, и любопытство, и надежда. "Пожалуйста, будь на моей стороне". Как-то так Ив это прочитал. А какая, собственно, эта его сторона?
- Мой отец - вигилант, - помолчав, сознался Ив. - Его здесь нет, и вряд ли он появится в ближайшее время. Не говори, за кого ты, если не хочешь. Мне это не важно.
Соврал, не моргнув глазом. Важно, конечно. Это не противостояние католиков и атеистов, гомофобов и гей-парадов, черных и белых. Это непримиримая война, где если уж ты по другую сторону баррикад, то готовься к бою. Это невидимая стена, которая вырастает между людьми, где бы они не находились. Но для Эвана, чьи убеждения были продиктованы отцовской позицией, сейчас важнее было то, что он был невыносимо одинок. Домашнее обучение, почти полное отсутствие общения с кем-либо извне, постоянное ожидание его измотали так, что он готов был побрататься с кем угодно, лишь бы хоть как-то развеять свое уныние.
- Пойдем, тут всего ничего осталось, - спрятав взгляд, в котором наверняка читалась мольба, Ив повел спутника к крыльцу. - Ты меня здорово выручил, даже если не брать в расчет ситуацию с... рисунком. Я тебе должен, так что не отказывайся.
Калитка была открыта нараспашку. Только Кир забывал ее закрыть, значит, его дома нет. Эван выдохнул с облегчением и потянул спутника за рукав, требуя следовать за собой. Дважды нажал на кнопку звонка, подойдя к двери. Глухое урчание чужого пустого желудка не ускользнуло от его уха.
- Флора, наша домработница, обещала сегодня приготовить рагу. Останешься на ужин? - его голос слегка дрожал. В конце концов, он не смог бы удержать, захоти его новый знакомый удрать прямо сейчас. - И, кстати, я так и не спросил, как тебя зовут.
За дверью раздались торопливые шаги. Если ему и бежать, то на это у него осталось менее трех секунд.

Отредактировано Evan Lind (2019-06-16 13:32:56)

+7

17

https://78.media.tumblr.com/50e7115663a2b14f99b16626f109ee10/tumblr_nta95b44Nh1udwwrso2_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Edward Norton

» имя, возраст:
Эрвин Форсайт/Erwin Forsythe, 40 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
До войны - бывший военный, юрист, правозащитник, консультирующий организацию Human Rights Watch. В настоящее время находится в бегах и, если вы впоследствии решите примкнуть к одному из штабов, - член партизанского отряда/разведки/боевой группы.

» способность:
Дубликация.
» сторона:
На усмотрение игрока.
» статичное изображение:
ссылка

Эрвин Форсайт, мой старший брат, - воплощение проницательности, трезвого ума, не менее трезвых принципов и выдержки. Другими словами, полная противоположность мне. И мы, разумеется, никогда не ладили - но отнюдь не из-за моей импульсивности.
С того момента, как Эрвину исполнилось три, его жизнь раз и навсегда поменяла курс - наша семья переехала в ЮАР, где мы оба росли в те самые времена, когда Мандела уже победил апартеид и ушел на покой, а его преемник Табо Мбеки медленно, но планомерно вел свою страну к тому, что считал "расцветом", доводя экономику до состояния, близкого к коме. В какой-то степени эти годы оказали на нас обоих влияние, которое мы пронесем сквозь всю свою жизнь, но в случае уравновешенного и, как всем кажется, холодного Эрвина оно окажется решающим в выборе дальнейшей стези.
Когда Эрвину исполняется одиннадцать, Форсайты возвращаются в США. От Юджина одни проблемы - все вокруг говорят только о нем, что он особенный, вундеркинд - такие рождаются раз в несколько поколений. Его способность неверно истолковывается как психическое заболевание, и носиться с ним начинают еще больше, что закинутого на задний план Эрвина закономерно раздражает. Тем не менее, он хорошо учится, достаточно ладит с одноклассниками и в принципе растет толковым и хорошим парнем. Спустя несколько лет наши родители расстаются, пусть развод и не оформляют, мы отдаляемся еще больше. Эрвин учится на юриста, на какое-то время оставляет учебу, обеспокоенный волнениями на Востоке, идет в армию, служит несколько лет, смотрит на творящиеся бесчинства и вспоминает жизнь в ЮАР - все это ведет его к мысли, что он может и хочет что-то  с этим сделать. Форсайт возвращается к юриспруденции, строит блестящую карьеру и служит правому - он в это верит - делу, помогая тому, кого в наши времена называют social warriors.
Его жизнь совершит впоследствии крупный виток - пробудившаяся способность дубликации принесет ему ворох серьезных бед с серьезными людьми. Что именно это будет, решать вам: Эрвин может "скопировать" не те документы, о которых лучше было молчать, или просто случайно засветиться перед личностями, которые могут захотеть иметь при себе такого "фальшивомонетчика", чтобы удачно производить наркоту/оружие/все, что в голову взбредет. О своих неприятностях он, разумеется, молчит, а развязавшуюся войну использует как отличный повод залечь на дно.

Как я уже заметил, у нас мало точек соприкосновения: абсолютно разные темпераменты и старые обиды мешают выстраивать нормальные отношения. Я оставил за игроком право решать, какую сторону Эрвин выберет. Разумеется, мне было бы приятнее, если бы вы остановились на вигилантах, потому что между братьями и без того достаточно терок, чтобы добавлять к ним еще более тяжелый вопрос. Вместе с тем, возможно, предыстория Эрвина делает выбор в пользу орлов более логичным - решайте сами.

Пожелания стандартны, как и всегда - грамотность (и не только языковая) и желание не бросать все, даже не начав.

п р и м е р    п о с т а

Белый — это траур.
Нелепая мысль возникла из глубин старых ассоциаций, воспоминаний, чужих традиций. Перед наполненными слезами глазами предстали дымчатые образы — люди, их черные, блестящие головы покрыты пеплом, будто мукой. Старый обычай. Так некоторые африканские племена провожали в последний путь умерших — обязательно с криками и протяжными песнями и кровью, выступающей на лицах через десятки глубоких царапин, прорезаемых плакальщиками для дикого, необузданного выражения своей скорби. Курт был готов услышать хоть что-то, хоть один жалобный вопль, бой барабанов, но его окружала одна тишина да хлопья яркого снега. Похоже, сейчас в его глазах выжжет сетчатку, как ни старайся он спрятаться от всепоглощающего белого мира.
Вот она, верная ассоциация. Белый — это еще свет. Та самая последняя надежда из баек о конце тоннеля. Миф. Бреннеру всегда казалось, что смерть — это мрак, который тянет тебя на черное дно.
Видимо, в чем-то он все же ошибся.
К тому же, смерть в его понимании представала бесконечной пустотой, а не комнатой в жилом блоке вигилантского бункера.
Курт поморщился, фокусируя взгляд. Да, ошибки быть не могло. Если бы мужчина только мог вспомнить, что совсем недавно медленно истекал кровью в предместьях Чикаго, то подумал бы, что все было дурным сном и сейчас он проснулся в настоящем.
Однако, к несчастью, Бреннер не сознавал, что с ним было до этого видения, он существовал только в нем и выйти за его пределы не мог. Для него в этот миг все было просто и понятно.
Единственное, что все же было неясно, — почему внутри так... пусто.

Это чувство не исчезло даже после того, как в уме поселилось четкое осознание того, что Курта бьет жар.
Он заболел? И не пошел в крыло медиков? Наверное, больничные койки опять все заняты, не иначе. Хотя странно, он редко болел. И почему-то никак не мог вспомнить, когда именно это произошло. Более того, после небольшой мысленной проверки немец обнаружил, что не знает, что происходило вчера, неделю, месяц назад. Его будто поместили в информационный вакуум, сплетенный из раздражающе-белого света — тот самый траур, только для мыслей.
Его не мог разрезать даже звенящий от недовольства женский голос.
Курт с абсолютно стеклянным взглядом смотрел на Эрику и Фрэнсиса и с большим трудом вслушивался в поток речи. Поздравления? Кого и с чем он должен был поздравить? Ответ не пришлось искать долго, он был буквально надет на его друзей, вот только ясности ситуации это не добавляло. Они что, поженились? Бреннер знал, что Мур неровно дышит к их светловолосой напарнице, но всегда воспринимал это как нечто свойственное любвеобильной аналитической натуре, разумно полагая, что выросшие на земле войны чувства долго никогда не жили.
— Что... со мной... не так? — вместо радостного восклицания он поступил совсем не по-товарищески, начал выяснять, что происходит с ним, а не с ними. Сейчас его наверняка обвинят в эгоизме, но Курт чувствовал себя слишком паршиво, слишком бессмысленным для окружающей реальности. Ему нужно было наполнить себя хоть чем-то. — Простите, ребята, но мне кажется, что я... проспал целую вечность.
Мужчина смежил веки, надеясь, что прикосновение Франко, как обычно, принесет облегчение, но его не было. Ощущение, что на тебя что-то давит извне, только усилилось, и боевик издал еле слышный стон.
— Нет. Не лучше. А по поводу желания убить меня... я как-то живым себя не... не чувствую. Эрика, — он хотел было сказать, что кровожадность ей не к лицу, это было что-то настолько не ее, что казалось, будто перед ним не Марш. Кто-то другой. И все же, сил на эти слова у него не нашлось, и Бреннер позволил течению себя нести. Все дальше и дальше, к еще более странной действительности, влиять на которую он никак не мог.
Чем чаще его посетители просили его их поздравить, тем меньше Курт того хотел. Предчувствие было такое, будто ему категорически не стоит это делать, что бы он перед собой ни видел. Бреннер стиснул зубы и молчал, молчал даже того, когда его комната претерпела преображения — будто в угоду обожающей самолеты невесте.
Единственным моментом, когда он все же позволил призракам взять над собой верх, — это согласие присмотреть за котом.
— Кто может желать смерти коту? — вопрос повис в на глазах исчезающем воздухе. Немец с немым удивлением уставился на внезапно заговорившего питомца Мура, но так и не успел спросить, что он имеет в виду. Дышать уже было нечем.

Удар головы об руль.
Дышать и вправду было трудно.
Он все же уснул, а дверца машины оказалась закрытой порывом ветра, именно поэтому возникло это давящее ощущение  удушья. Курт, хрипя, толкнул ее, впуская внутрь свежий воздух.
— Черт тебя побери... Бреннер, — идея отдыха была дуростью. Следовало не жалеть себя, а идти дальше. Ему опасно было задерживаться где бы то ни было, шанс заснуть и не проснуться был слишком велик.
Курт протер слезящиеся глаза, обдумывая странный сон. Такое и вправду могло привидеться только больному человеку, поскольку разумного объяснения мороку не было.
Кряхтя, мужчина выбрался из салона автомобиля и уставился на руины впереди. Нужно найти воды. Хотя бы. И что-то, на что в дальнейшем можно было бы опереться: волочить за собой простреленную ногу было слишком больно.
Проклиная все на свете и себя в первую очередь, Курт медленно побрел в сторону ближайшего здания, которое можно было назвать чудо уцелевшим.

Отредактировано Eugene Forsythe (2018-03-03 09:52:16)

+9

18

https://78.media.tumblr.com/06108084cf8f663c1d8d741782759783/tumblr_np6nipl08B1rwbssqo1_250.gifhttps://78.media.tumblr.com/98bf074ee96bf343812c002d30e93a3d/tumblr_np6nipl08B1rwbssqo2_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
zoe kravitz

» имя, возраст:
Nala Imari Forsythe/Нала Имари Форсайт, 20 лет.
» принадлежность:
Носитель или человек. Без разницы.
» профессия:
Студентка (специализация на выбор игрока). В настоящее время - информатор/член партизанского отряда/искатель в Южной Дакоте.

» способность:
Возможно, что-то связанное с преодолением расстояния - электроперемещение, левитация и т.д. Или нечто близкое к природе - взаимосвязь с животными.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Никто никогда не верит, что мы брат и сестра. Неудивительно, конечно - поэтому нам остается лишь посмеиваться над чужим изумлением.
Нала родилась в Южной Африканской Республике и любит свою страну, несмотря на все противоречия. Она была рождена вне брака -
но была любима и недостатка в родительском внимании не испытывала. Джоэл, мой отец, позволял ей самой выбирать свою судьбу,
ее мать проявила в воспитании дочери не меньшую мудрость - оттого Нала выросла смышленой, самостоятельной девочкой, не знавшей "прелестей" трудного переходного возраста. Она никогда не устраивала драм из-за того, что ее родители не были женаты (Джоэл так и не развелся с моей матерью) и не воспринимала существование старших братьев - меня и Эрвина - как угрожающее ее семье зло.
Я не буду расписывать семейные взаимоотношения до мельчайших деталей, как и ее выбор профессии, поскольку считаю, что такие вещи проще и вернее обсуждать уже непосредственно с игроком. Важно, что до октября 2036-ого года Нала была в США - училась по обмену либо же проходила курсы для носителей из-за внезапно проявившейся способности - где жила со мной в Бостоне. Как только конфликт перешел в новую фазу, границы оказались закрыты, и мы не смогли вернуться на родину. Нала застряла в чужом государстве, но, как вскоре выяснила, не на чужой войне. Как бы сильно ей не хотелось вернуться домой, вражда между ренегатами и вигилантами не могла оставить ее равнодушной. Она выбрала одну сторону вместе со мной - не из-за того, что слепо доверяла чутью брата, а по собственным убеждениям.

Юджин души не чает в Нале и пытается ее всячески опекать, что с его легкомысленным характером смотрится смешно - и Нала это прекрасно сознает. Она со смехом принимает любую помощь старшего брата и является одним из немногих людей, кто может с ним справляться в те времена, когда его циклотимическое расстройство (переход от воодушевленности и все побеждающего энтузиазма к депрессии) обостряется.
Я бы хотел видеть ее в штабе Южной Дакоты или же информатором - в той же Дакоте или Мичигане, поскольку считаю, что при всех ее достоинствах в главном штабе ей не место. Поэтому мы будем видится не так часто, как хотели бы - и Нале стоит готовиться к тому, что Юджин будет доставать ее со своей заботой на расстоянии. Мы оба заинтересованы в том, чтобы найти нашего общего брата - Эрвина и вытащить его из тех неприятностей, в которые он себя вовлек.

Я обожаю Ленни Кравица, я считаю Лизу Боне одной из красивейших женщин планеты, и, соответственно, люблю их дочь, поэтому был бы особенно благодарен, если бы вы не меняли внешность заявки. В остальном - не буду мешать вашей фантазии. Помните, пожалуйста, что Нала - человек из другой страны, с абсолютно иным менталитетом и отношением ко многим вещам: для нее, как и для многих африканцев жизнь скоротечна, но отнюдь не печальна.  Отразите эту черту в ее характере, поведении и отношении к войне. Нала мечтает вернуться домой - но не может, и разгорающаяся война для нее не только вопрос мировоззрения, но и личное дело. Она заинтересована в том, чтобы все закончилось как можно быстрее.

п р и м е р    п о с т а

Белый — это траур.
Нелепая мысль возникла из глубин старых ассоциаций, воспоминаний, чужих традиций. Перед наполненными слезами глазами предстали дымчатые образы — люди, их черные, блестящие головы покрыты пеплом, будто мукой. Старый обычай. Так некоторые африканские племена провожали в последний путь умерших — обязательно с криками и протяжными песнями и кровью, выступающей на лицах через десятки глубоких царапин, прорезаемых плакальщиками для дикого, необузданного выражения своей скорби. Курт был готов услышать хоть что-то, хоть один жалобный вопль, бой барабанов, но его окружала одна тишина да хлопья яркого снега. Похоже, сейчас в его глазах выжжет сетчатку, как ни старайся он спрятаться от всепоглощающего белого мира.
Вот она, верная ассоциация. Белый — это еще свет. Та самая последняя надежда из баек о конце тоннеля. Миф. Бреннеру всегда казалось, что смерть — это мрак, который тянет тебя на черное дно.
Видимо, в чем-то он все же ошибся.
К тому же, смерть в его понимании представала бесконечной пустотой, а не комнатой в жилом блоке вигилантского бункера.
Курт поморщился, фокусируя взгляд. Да, ошибки быть не могло. Если бы мужчина только мог вспомнить, что совсем недавно медленно истекал кровью в предместьях Чикаго, то подумал бы, что все было дурным сном и сейчас он проснулся в настоящем.
Однако, к несчастью, Бреннер не сознавал, что с ним было до этого видения, он существовал только в нем и выйти за его пределы не мог. Для него в этот миг все было просто и понятно.
Единственное, что все же было неясно, — почему внутри так... пусто.

Это чувство не исчезло даже после того, как в уме поселилось четкое осознание того, что Курта бьет жар.
Он заболел? И не пошел в крыло медиков? Наверное, больничные койки опять все заняты, не иначе. Хотя странно, он редко болел. И почему-то никак не мог вспомнить, когда именно это произошло. Более того, после небольшой мысленной проверки немец обнаружил, что не знает, что происходило вчера, неделю, месяц назад. Его будто поместили в информационный вакуум, сплетенный из раздражающе-белого света — тот самый траур, только для мыслей.
Его не мог разрезать даже звенящий от недовольства женский голос.
Курт с абсолютно стеклянным взглядом смотрел на Эрику и Фрэнсиса и с большим трудом вслушивался в поток речи. Поздравления? Кого и с чем он должен был поздравить? Ответ не пришлось искать долго, он был буквально надет на его друзей, вот только ясности ситуации это не добавляло. Они что, поженились? Бреннер знал, что Мур неровно дышит к их светловолосой напарнице, но всегда воспринимал это как нечто свойственное любвеобильной аналитической натуре, разумно полагая, что выросшие на земле войны чувства долго никогда не жили.
— Что... со мной... не так? — вместо радостного восклицания он поступил совсем не по-товарищески, начал выяснять, что происходит с ним, а не с ними. Сейчас его наверняка обвинят в эгоизме, но Курт чувствовал себя слишком паршиво, слишком бессмысленным для окружающей реальности. Ему нужно было наполнить себя хоть чем-то. — Простите, ребята, но мне кажется, что я... проспал целую вечность.
Мужчина смежил веки, надеясь, что прикосновение Франко, как обычно, принесет облегчение, но его не было. Ощущение, что на тебя что-то давит извне, только усилилось, и боевик издал еле слышный стон.
— Нет. Не лучше. А по поводу желания убить меня... я как-то живым себя не... не чувствую. Эрика, — он хотел было сказать, что кровожадность ей не к лицу, это было что-то настолько не ее, что казалось, будто перед ним не Марш. Кто-то другой. И все же, сил на эти слова у него не нашлось, и Бреннер позволил течению себя нести. Все дальше и дальше, к еще более странной действительности, влиять на которую он никак не мог.
Чем чаще его посетители просили его их поздравить, тем меньше Курт того хотел. Предчувствие было такое, будто ему категорически не стоит это делать, что бы он перед собой ни видел. Бреннер стиснул зубы и молчал, молчал даже того, когда его комната претерпела преображения — будто в угоду обожающей самолеты невесте.
Единственным моментом, когда он все же позволил призракам взять над собой верх, — это согласие присмотреть за котом.
— Кто может желать смерти коту? — вопрос повис в на глазах исчезающем воздухе. Немец с немым удивлением уставился на внезапно заговорившего питомца Мура, но так и не успел спросить, что он имеет в виду. Дышать уже было нечем.

Удар головы об руль.
Дышать и вправду было трудно.
Он все же уснул, а дверца машины оказалась закрытой порывом ветра, именно поэтому возникло это давящее ощущение  удушья. Курт, хрипя, толкнул ее, впуская внутрь свежий воздух.
— Черт тебя побери... Бреннер, — идея отдыха была дуростью. Следовало не жалеть себя, а идти дальше. Ему опасно было задерживаться где бы то ни было, шанс заснуть и не проснуться был слишком велик.
Курт протер слезящиеся глаза, обдумывая странный сон. Такое и вправду могло привидеться только больному человеку, поскольку разумного объяснения мороку не было.
Кряхтя, мужчина выбрался из салона автомобиля и уставился на руины впереди. Нужно найти воды. Хотя бы. И что-то, на что в дальнейшем можно было бы опереться: волочить за собой простреленную ногу было слишком больно.
Проклиная все на свете и себя в первую очередь, Курт медленно побрел в сторону ближайшего здания, которое можно было назвать чудо уцелевшим.

Отредактировано Eugene Forsythe (2018-11-03 19:03:57)

+8

19

http://s7.uploads.ru/Rpyw6.gif http://s5.uploads.ru/xyegC.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Andrew Garfield/любая другая

» имя, возраст:
Brandon Keen/Брендон Кин, от 25 до 29 лет.
» принадлежность:
На выбор игрока.
» профессия:
Хакер. Ранее: бывший участник движения "Anonymous", информатор ФБР. На данный момент: хакер/разведчик/аналитик вигилантов.

» способность:
Не собираюсь ограничивать никого в выборе способности, только пожалуйста, пусть она не будет связана с компьютерными технологиями и электричеством. Пусть она будет, напротив, максимально НЕ соответствовать профилю персонажа.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Амбициозный мальчик из глубинки или спасающийся от скуки повседневной жизни житель большого города -
неважно. Его предыстория может быть абсолютно любой. Важно лишь то, что на определенном этапе своей жизни, почувствовав потребность в адреналине и бунтарстве, Кин присоединился к мощной международной сети активистов, выступающих за свободный Интернет и возводимую ими в абсолют правду всеобщей открытости - "Анонимус".
Начиная с "мелких" проектов организации типа SOPA (протест против цензуры), Брендон все больше и больше углублялся в новый мир поисков и расследований. Он был одним из тех Гаев Фоксов, кто протестовал против церкви саентологии, устраивая постоянные атаки на сервера, принадлежащие этой секте, и аккаунты ее последователей.
Затем Брендон переключился на что-то более серьезное, что-то, что уже как много лет стало еще одной целью "Анонимусов" - после 13 ноября 2015 года. Париж, Батаклан. Объявление войны ИГИЛ и их сторонникам.
Кин присоединился к большой кампании по борьбе с террористами и... стал волей-неволей проникаться поступками тех, против кого прежде выступал, - законников. Он получил уникальную возможность наблюдать за тем, как стражи порядка пытаются уличить в преступных сговорах будущих убийц, но вынуждены раз за разом отступать из-за мягкости закона и практически полного отсутствия улик. Резкий ранее в своих суждениях, Брендон постепенно изменил свою точку зрения. Вплоть до того, что добровольно вышел на связь с представителями ФБР, предлагая им свою помощь.
Так Кин "предал" своих товарищей и начал работать на придуманного ими же врага. И когда настала пора выбрать сторону в разразившейся войне ренегатов и вигилантов, он остался на проправительственной стороне, не увидев в посылах Риндта ни намека на то, как же построить это самое лучшее будущее.

Прямой связи именно с моим персонажем я в данный момент не вижу, но это и не обязательно: придумать можно что-то в процессе самой игры - без нее вы точно не останетесь.

Тема хакеров достаточно избита, но в случае Брендона его персонаж можно сделать намного живее с учетом его бэкграунда, сомнительных связей, двоякости положения по обе стороны закона и отсутствия сверхспособностей на тему IT-технологий. Лучше всего дать ему ту способность, про управление которой ему еще только предстоит многое узнать - возможно, даже что-то разрушительное или,
наоборот, связанное с человеческими эмоциями и восприятием. Одним словом, подарите ему возможность воевать не только в привычном ему киберпространстве, но и на том поле боя, в котором он ни капельки не уверен.
Что касается внешности - все можно менять. Я плохо разбираюсь в том, что сегодня считается актуальным - поэтому смело перекраивайте внешний вид персонажа так, как пожелаете.

п р и м е р п о с т а

Курт испытывал острую потребность в том, чтобы забить до отказа голову размышлениями, догадками, гипотезами. Чем угодно, просто чтобы абстрагироваться от этого могильника. Немного наивное желание казалось соломинкой, за которую так хочется ухватиться утопающему: плотные ряды из предположений все равно не могли спасти от всепроникающего зловония. Однако в психологическом аспекте вопроса такая позиция оказалась выигрышной. Бреннер являл собой воплощение хладнокровия, эдакий оплот уверенности... в чем? В себе, завтрашнем дне, в том, что беспорядочно уложенные покойники сотрутся из памяти, станут еще одной частичкой того, что безнадежные романтики называют мировой душой? Подчеркнутое немецкое спокойствие не давало никаких ответов, но оно позволяло смотреть на вещи под правильным углом, пусть даже "правильность" этого самого угла в дальнейшем ходе разговора почти не пересекалась с этикой.
Высказанное Лигботтом было принято к сведению и записано "на корочку". У Бреннера было предчувствие, что это его не последняя встреча с такого рода захоронениями. В судьбу он не верил, но поклонялся статистике. Если он дважды становится гостем на некрополе одной планировке, то риск напороться на третий такой погост был достаточно высок. Неважно, кто именно это будет, он или другой вигилант. Имело значение лишь то, что кто-то страдал комплексом бога в пугающем, жутком масштабе. И с этим придется считаться.
Бывший капитан с отсутствующим выражением лица разглядывал мерзкий рой падальщиков, струящийся под телами темным блестящим потоком. Насекомых и впрямь было маловато, что вкупе с состоянием тел служило самым убедительным доводом в пользу мнения, что мертвецов свезли сюда не так давно.
Рука, забравшая из ладоней Кеплера фонарик, не дрожала. Бреннер поставил источник света так, чтобы картинка передавалась во всей красе. Разум же был занят подготовкой ответа для Кеплера.
Когда ты всю жизнь сражаешься с моральными уродами, то волей-неволей сам приобщаешься к их ментальности. Курт давно осознал этот факт и принял его как данность, способную помочь ему постичь то, от чего обычный нормальный человек с радостью бы открестился. Именно по этой невеселой причине у него не ушло много времени на то, чтобы найти подходящую формулировку и облечь в нее свои мысли.
— Во время службы в спецназе, да и после нее я повидал много мертвых, сэр, о которых никогда не узнавали репортеры. Здесь все просто, как мне кажется. Цель того, кто это делает, заключается в том, чтобы показать нам, что мы ничего о нем не знаем. Страх. Своеобразный акт терроризма, если угодно. Некто настолько убежден в своей неуязвимости, что не считает нужным уничтожить улики. А ведь покойники говорят. Их тела бывают намного красноречивее, чем когда-либо произнесенные слова. Кто бы это ни был, он уверен в том, что экспертиза нам ничего не даст.
Он сделал паузу, после чего продолжил.
— У массовых убийств и исчезновений всегда есть одна задача. Вселить ужас. Необычность ситуации в том, как проворачиваются похищения. В Африке и на Востоке с этим дела обстояли иначе. Слышали когда-нибудь про давнюю трагедию в Чибоке? Почти триста детей были вывезены из школы прямо из-под носа нигерийской армии. Но этому предшествовал ряд кровавых нападений на близлежащие деревни, они были уничтожены до самого основания. Это прямая демонстрация силы. Но наш случай сильно отличается от того, что я привык видеть. Хотя мы не в Африке. И не в Афганистане. Но я могу его понять. Как мне кажется. Это как с организованными маньяками, которые крутятся рядом и всячески помогают следствию... Если бы я желал поддразнить обе стороны конфликта, но при этом мне все же хотелось бы оставаться инкогнито, вести игру из-под полы — настоящую игру, а не шумные выходки наподобие Уэллса — то я поступал бы именно так. Оставлял бы вам кучу трупов, раскидывая их по всем уголкам страны, чтобы вы так и не поняли, где же эпицентр. Избегал всяких логических цепочек, уходил от систематизированности. Ведь предыдущих жертв тоже ничего не связывало, ведь так? Мы имеем дело с кем-то третьим. И этот третий скоро даст о себе знать чем-то еще.
Курт моргнул.
— Извините.
Он сам не до конца понял, за что приносит извинения. За то, что увлекся? Звучит слишком "пусто"? Бреннер выдохнул.
— Вы абсолютно правы.
Пора было собирать камни.
Пусть даже камни из разлагающейся плоти.
Все-таки, у них все было слишком гладко. Слишком гладко, чтобы все удавалось до конца.
Курт нахмурился, рука автоматически потянулась за пистолетом. Хорошо, что они успели вовремя спрятаться в укрытии, была надежда, что камера дрона не запечатлела их лица. Хотя вставал вопрос, будет ли понятно по снимкам беспилотника, что ржавый амбарный замок сейчас валяется на земле, а не красуется на своем законном месте. Хотя это было меньшее из того, что можно было им "пришить"...
— Если кто-то пасет эту местность... Трупов тут мало для полноценной "коллекции". И это... их могли использовать в качестве приманки, — последнюю фразу Бреннер обронил на немецком языке. Случайно. Как если бы говорил сам с собой.
Ведь я бы тоже так сделал.
К счастью, Кеплер его понимал. А вот Лигботт нет. И это, возможно, было только в плюс.
— Чтобы заманить небольшую группку любопытных. А потом пустить их в расход. Интересно, какой радиус полета у этого дрона? Не зацепил ли он где нашу вертушку...

+8

20

https://78.media.tumblr.com/c46b0cf52909672f1c2c87d69712d4b7/tumblr_ohrbsmXMd91qbwrnuo6_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
james marsden/james franco/casey affleck/any other

» имя, возраст:
Everett Fox/Эверетт Фокс, 34-36 лет.
» принадлежность:
На выбор игрока.
» профессия:
В мирное время - активист организации Amnesty International, занимающийся вопросом смертной казни в США. В нынешнее время - ренегат главного штаба (активность оставляю на усмотрение игрока).

» способность:
На выбор игрока. Если решите пойти в боевую группу, думаю, вам все же потребуется взять какую-нибудь разрушительную силу, чтобы оправдать присутствие прежде отрицающего необходимость насилия персонажа в наступательном подразделении.
» сторона:
Ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка

Для Эверетта мир всегда делился на однозначное добро и зло; он прекрасно различал, что есть хорошо, а что плохо - и воспитание в прогрессивной, демократичной семье только поддержало в нем изначальные убеждения, что мир можно привести к светлому будущему, если усиленно над этим работать. У него никогда не было особых проблем, поэтому он активно занимался чужими бедами - заступник слабых и обиженных в школе, активный участник общественной жизни в колледже и, наконец,
один из борцов за тех, кто не может защитить себя, во всемирно известной организации Amnesty International. Поддерживая стремления товарищей помогать узникам совести по всему миру, Фокс, тем не менее, обратил свой взор на внутренний и давний конфликт Америки - смертную казнь. Много лет он потратил на то, чтобы помогать семьям приговоренных к смерти людей, изучал дела заключенных,
вникал в малейшие юридические детали. Эверетт искренне убежден, что убийство - не выход, а риск ошибиться слишком велик, чтобы отправлять человека за "зеленую милю".
Разразившаяся война для него - все равно что брошенный в глаза пылающий песок. Больно, страшно, непонятно. Творящийся вокруг хаос убеждает его в том, что Линкольн Риндт, кем бы он ни был, прав в одном: Америка зашла слишком далеко и с этим нужно что-то делать. Слухи о жестоких расправах вигилантов над ренегетами по понятным причинам приводят его в лагерь орлов, где он начинает постигать все тонкости и ужасы войны. Добрый мальчик, искренне убежденный в монохромности мира, ломается. Заповедь "не убий"
вызывает много вопросов и еще больше отчаяния. И в конечном итоге Эверетт, как и все, приходит к одной мысли: цель оправдывает средства.

Мы познакомились, когда мне было 16 лет. Моего отца приговорили к смерти через введение инъекции по обвинению в серии убийств, и я, конечно же, пыталась оспорить как приговор, так и голос разума, твердящий, что Дональд Темплтон виновен и оправдывать его ни в коем случае нельзя. Эверетт был тем человеком, кто откликнулся на мои призывы о помощи в Интернете. Он работал над делом серийного убийцы и сделал все возможное в этой ситуации, но итог был один - Дональда казнили, а я, совсем потерявшаяся в том, кому надо верить, а кому не стоит, начала приходить к мысли, что казнь была заслуженной, а такие, как Фокс - включаются в борьбу ради борьбы. Не за правое дело, а за возможность сделать свою жизнь интереснее. Как следствие, мы в конце концов стали в некотором смысле "антагонистами" друг для друга, и это чувство лишь усилится после того, как я узнаю, что Эверетт, в общем-то, сам от своих же принципов и отказался. Полагаю, он к Мэй относится все же с куда большей мягкостью, чем она к нему, но - время и игра покажет.

На самом деле, мне все равно, какую внешность/имя/должность вы в итоге выберете. Я хочу увидеть персонажа, чьи идеалы погибли. Покажите переход от человека, привыкшего сражаться без крови, к "продукту войны", которым неизбежно становится всякий, кто хочет выжить. И я вас на руках буду носить.

п р и м е р    п о с т а

Ощущение освежающей прохлады не опьяняло, не пробуждало и не отрезвляло. Ничего подобного. Только покалывало кожу и холодило подрагивающие губы каплями ледяной воды.
Это было лишнее: припухлость на щеке — последствие удара — исчезла благодаря недавно принятому душу, избавившему тело и от других следов чудовищного приключения в парке аттракционов, но Мэй все равно зачерпнула еще пригоршню воды, чтобы в очередной раз ополоснуть лицо. На собственное отражение в зеркале она старалась не смотреть. Не хотелось заглядывать в глаза тонкому, бледному призраку; не хотелось сталкиваться с пустотой.
Она зияла в душе Мэй огромной дырой. Голодная тень поглощала любые отблески эмоций, старательно не подпуская к себе никого и ничего. Там, в коридорах штаба, она спасала. Помогала справиться с переживаниями в то самое время, пока ее вели в медблок и расспрашивали о деталях случившегося. Воспоминания о том, что имело место несколько десятков минут назад, благодаря этому нарастающему чувству опустошенности остались в сознании чем-то зыбким, расплывчатым. Тогда это казалось благословением. А сейчас стало проклятием.
Мир, агрессивно напоминавший о себе в людных комнатах, все равно кричал в голове — жутко, повелительно, разными голосами, и морозил душу не хуже мифического северного Борея.
Мэй отошла от зеркала, по-прежнему не поднимая глаз. Хотелось разрыдаться, отпустить все, но почему-то не получалось.

Она не знала, сколько прошло времени с того момента, как ее, растерянную, перепуганную и жадно дышащую, привели в Баттл-Крик. Сюда, домой. Понятия не имела, что будет дальше. Не имела ни малейшего представления о том, какие разговоры будоражат сейчас умы аналитиков, разведчиков и членов Совета штаба. Темплтон цеплялась за простые, но важные вещи: ее волновала участь побывавших вместе с ней в аду товарищей. Опасения за их жизни были более чем справедливыми, но, к счастью, страхи себя не оправдали, и настойчиво спрашивающую о самочувствии Мура девушку успокоили заверениями, что с ним все будет хорошо, как и с другими вигилантами, пополнившими сегодня и без того разнообразную клиентуру лазарета. Успокоили и выпроводили, чтобы под ногами не путалась. Мэй, несмотря на пережитое ей кислородное голодание, в госпитале долго держать не стали по очевидной причине: не стоит использовать драгоценные койко-места для тех, кто в них особо не нуждается, — спасибо гидрорегенерации. 
Жаль только, что стиравшая рубцы вода не могла спасти еще от тех шрамов, что оставались невидимыми.

Обычно ей нравилось возвращаться домой. Собственная комната казалась безопасным уголком, где всегда приятно было провести время и пообщаться с веселой и жизнелюбивой Эрикой.
Но Эрики сегодня тут не было.
Была только Мэй, ее мрачные, черные мысли и еще более темные угрызения совести.
И ей никак не удавалось от них отделаться. Попытки переключиться на что-то другое оборачивались полным провалом. Не думать о прошлом? Пожалуйста, размышляй о текущем: о Франко на операционном столе, о людях, брошенных в коридоре на растерзание бешеным псам, о тех, кто скончался во время сеанса деоксидации. Не хочешь? Так вспомни мертвые, безжалостные глаза самого родного человека и тихие мольбы тянущихся к тебе жертв маньяка...
Мэй сгребла в охапку первое, что попалось под руку — того самого игрушечного единорога, которого она выиграла в тире и которого позже нашли вместе с остальными ее вещами, и забилась в угол своей кровати. Как будто это могло помочь спрятаться от себя же самой и от того, что уже не исправить.
Как будто это могло укрыть от громкого и назойливого мира — который с каждый минутой становился все холоднее.
И который вскоре снова дал о себе знать осторожным стуком в дверь.
Мэй поначалу не хотелось вставать. Лучше бы гость ушел и оставил ее в покое, и неважно, что этот самый покой никакого утешения не приносил. Но в конце концов она все же поднялась с постели и поплелась к выходу из спальни, держа плюшевую игрушку за лапу.
В конце концов, за дверью могло быть что-то важное. Новости о Муре или Алине.
В общем и целом, Мэй не ошиблась.
— Привет, — с трудом выдавила она из себя, встречаясь глазами с Джеральдом Флинном.

Отредактировано May Templeton (2018-03-08 15:40:45)

+5


Вы здесь » REVOLT » Акции » #0: нужные персонажи