REVOLT

Объявление

MIKEEVA

sonyamegsolveigsam


способности, авторский мир, 18+
нортфилд, миннесота
баттл-крик, мичиган
март-апрель, 2038 год

ренегаты vs. вигиланты
5817 : 5885
30.12.2017 Предновогоднее организационное объявение о нашем с вами квестовом режиме во время праздников.
29.12.2017 Настроеньеподнимательный раздел. Поздравляем друг друга, обмениваемся подарочками, спасаем елки от котов.
11.12.2017 Открываем рождественский сезон записью в Тайного Санту. Спешите, набор участников продлится всего несколько дней.
08.11.2017 Очередная праздничная дата на Револте вместе с обновлениями и приятными бонусами
17.10.2017 сюжетные задания - в новом формате.
01.10.2017 Начало октября - время отопления, горячих напитков и нового сюжетного поста в вестях с фронта. На этот раз - о событиях прошлого.
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!







Война всегда одинаковая. Война — это смерть. Не стоит обманываться красочными патриотичными роликами, фильмами, кишащими клише и вольной фантазией авторов, художественной литературой, где от правды, быть может, только название и то не всегда. Войну не нужно романтизировать, заставляя молодежь браться за оружие. Войну не нужно цензурить, показывая исключительно положительные стороны, деля людей на «плохих» и «хороших»... [читать далее]
ЭПИЗОД НЕДЕЛИ: DOWN THE ROAD

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REVOLT » Акции » #0: нужные персонажи


#0: нужные персонажи

Сообщений 1 страница 20 из 51

1


●      Н    Е    О    Б    Х    О    Д    И    М    Ы    Е        П    Е    Р    С    О     Н    А    Ж    И      ●
___________________________________________________________________

Помните, что указанные в заявках способности и внешности не закреплены за нужными персонажами и могут быть заняты другими игроками. Должности и способности для нужных персонажей не придерживаются, а внешности могут быть выкуплены на один календарный месяц.

Уважаемые заказчики! Вы сами отмечаете актуальность своих заявок, так что не забывайте своевременно убирать «спойлер» придержания из своих сообщений, чтобы по истечению срока не пропустить гостя, которому Ваша заявка могла бы приглянуться. Кроме того, не забывайте перед написанием заявки сверяться со списком способностей, внешностей и фамилий.
Репостить уже опубликованные заявки новым сообщением нельзя.
[исключения]

Внимание! Заявки не проходят предварительную модерацию и проверку на адекватность. Все факты биографии, указанные заказчиком, вы принимаете на свой страх и риск, а согласование с матчастью проводите сами.

http://funkyimg.com/i/2hP2R.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
внешность на английском

» имя, возраст:
ответ.
» принадлежность:
человек или носитель.
» профессия:
ответ.

» способность:
ответ.
» сторона:
ренегаты или вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка

Все, что Вы считаете нужным рассказать о разыскиваемом персонаже.

Отношения с Вашим персонажем, планы на совместную игру.

Дополнительно: все, что не вошло в предыдущие пункты. Пожелания, требования.

п р и м е р    п о с т а

Любой пост Вашего авторства или выдержка из анкеты для ознакомления.

Код:
[quote][align=center][img]ССЫЛКА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ[/img]
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
[font=tahoma]внешность на английском[/font][/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td][b]» имя, возраст:[/b]
ответ.
[b]» принадлежность:[/b]
человек или носитель.
[b]» профессия:[/b]
ответ.[/td]
[td][b]» способность:[/b]
если имеется. советуем на всякий случай указывать несколько вариантов способностей на выбор.
[b]» сторона:[/b]
ренегаты или вигиланты.
[b]» статичное изображение:[/b]
[url=ССЫЛКА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ]ссылка[/url]. статичное изображение нужно для того, чтобы мы смогли пропиарить Вашу заявку в ролевых каталогах, на которых запрещена анимация.[/td]
[/tr]
[/table]
[quote][align=justify]Все, что Вы считаете нужным рассказать о разыскиваемом персонаже.[/align][/quote][quote]Отношения с Вашим персонажем, планы на совместную игру.[/quote][quote]Дополнительно: все, что не вошло в предыдущие пункты. Пожелания, требования.[/quote][spoiler="[align=center]п р и м е р    п о с т а[/align]"]Любой пост Вашего авторства или выдержка из анкеты для ознакомления.[/spoiler][/quote]

0

2

http://s018.radikal.ru/i527/1606/de/4419b6c2896a.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
james purefoy

» имя, возраст:
Albert Dunn/Альберт Данн, 35.
» принадлежность:
На усмотрение игрока.
» профессия:
Бывший военный и нечестный на руку миротворец ООН, солдат удачи.

» способность:
На усмотрение игрока.
» сторона:
Хотелось бы все же видеть этого персонажа на стороне вигилантов, поскольку в таком случае мы будем вынуждены сотрудничать друг с другом, что будет очень любопытно с учетом нашей вражды.
» статичное изображение:
ссылка

Возможно, Альберта Данна имеет смысл называть романтиком с большой дороги - хотя слово "практик" в этом выражении, наверное, смотрелось бы все же уместнее.
Одним из самых больших достоинств Альберта является то, что он всегда предельно честен с собой, c другими вот не очень, но с собой - всегда. Он не из тех людей, которые всеми силами стремятся оправдать себя, чтобы выглядеть чистенькими. Данн в этом плане абсолютно другой человек. Он уверен, что самое важное в жизни - это не врать самому себе. И этому своему принципу Алан не изменяет никогда.
В глубине души Данн всегда желал интересной жизни. Такой, чтоб дух захватывала. Он пошел в армию, добился в ней определенных успехов, а затем утонул в рутине - стоило только взобраться на ступеньку повыше. Как оказалось, удовольствие приносил лишь процесс, а отличный результат привел только к серости и обыденности. Попробовал уйти с обычной службы и перешел в миротворческий корпус. Стал защитником высокой цели. Застрял в центральной Африке. Но и там напоролся на "быт". А в идеалах ООН разочаровался, придя к выводу, что можно сколько угодно помогать бедным и голодным детям черного континента - но все равно ничего не изменится. Они всегда будут существовать в грязи  и нищете. Они ни к чему не стремились. Здесь войны были нормой. Эдаким состоянием грубой африканской души.
Но вырваться было не так-то просто.
И вот тогда Альберт решил извлечь из своей ссылки хоть какую-то пользу. Стал участником преступной схемы, какой именно - работорговля, продажа медикаментов и продовольствия или же хищение ценностей - решать вам. Важно, что Данн буквально ожил, ввязавшись в коррупционную авантюру. Он наконец-то нашел, чем разнообразить свой досуг, ему начал нравиться такой образ жизни. И все было прекрасно - пока старый друг в лице меня не сунул свой нос в чужие дела и не сдал приятеля властям.
Так Альберт Данн из приличных людей угодил в разряд второсортных.
Что было с героем дальше - отсидел ли он часть срока до конфликта с Риндтом или сбежал, чтобы работать на того, кто больше заплатит - этот выбор я оставляю вам. Наступившая война ренегатов и вигилантов принесла Альберту множество возможностей - ведь теперь он мог не просто выторговать себе прощение, но и взобраться повыше по лестнице хаоса.

Заклятые друзья, как же иначе? Ты мой бывший товарищ и брат, а я та скотина, которая предпочла закон хорошему другу. Можем быть знакомы как после вступления в миротворческий корпус, так и до него, это все можно решить в процессе обсуждения.
Ненависть  и недоверие создают интересные возможности для игры, предполагающей сотрудничество поневоле. Можно язвить, ставить друг другу подножки и держать по ножу за спиной - скучно не будет.

Я не люблю обрывать полет чужой фантазии в том, что касается биографии персонажа, однако не думаю, что он дошел до жизни такой из-за тяжелого детства. Вполне вероятно, что в один прекрасный день он мог бы соскочить с кривой дорожки, первоначально рассматривая свою деятельность как заработок в том месте и при тех обстоятельствах, в которых Альберт оказался. Хотя он может быть/стать последней сволочью.
А так - вниманием не обижу, со всем помогу и вообще всегда рад пообщаться и подкинуть парочку идей.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Просьба блондинки за штурвалом "не фырчать" была, естественно, тут же проигнорирована. Отношение к ситуации также было выражено с помощью выразительного закатывания глаз, которое, к сожалению, Эрика не видела. Двое других миротворцев тщетно боролись с так и просившимися на физиономии улыбками. Курт бросил в сторону подчиненных пронзительный взгляд — и серьезность на чужих лицах восторжествовала над соблазном рассмеяться.
Бреннера периодически забавляли такого рода маленькие пикировки с болтливым пилотом, все-таки,какая-никакая разрядка нужна, и если она протекает в юмористическом ключе, то это не так уж и плохо. Жизнь, на самом деле, не такая уж и длинная штука, ей свойственно обрываться в самый неожиданный момент. Потому надо пользоваться каждой возможностью, чтобы раскрасить ее положительными эмоциями. Но иногда — а в последнее время все чаще — реплики "водителя аэротакси" раздражали капитана. Он еще считался новеньким среди местных. Требовалось укрепить авторитет. А подобного рода фразочки этому никак не помогали, скорее наоборот.
— Давайте мы лучше представим нечто более неожиданное и удивительное. Что, например, вы служите в корпусе миротворцев ООН и сейчас выполняете ответственное задание по транспортировке груза — гуманитарной помощи. Очень необычная работа, правда? — не остался в долгу Курт. — А еще вообразим, что для этой самой транспортировки нужно преодолеть маршрут, который вроде как прост, незамысловат и безопасен, но все же пролегает через территорию, где остались небольшие отряды сепаратистов. Мне кажется, это более...
Тирада так и не достигла кульминационной точки.
Курт дураком не слыл, в разных передрягах побывал, так что ему не надо было кричать "Шеф, все пропало!". Сонливость бесследно исчезла, как будто ее не было вовсе.
"Ну конечно, есть! Да и вообще, на кой черт нам парашюты, у нас же за спиной крылья ангельские, так и долетим!", — эта мысль осталась без звукового оформления. Разумеется, никаких парашютов на транспортном вертолете не было и в помине, и Марш это знала, как никто другой.
— Соберитесь! — рявкнул он солдатам. — Придется приземляться на свои две.
Последнее выражение говорило о скрытом оптимизме капитана Бреннера, который, судя по всему, был убежден, что им удастся выбраться из клятой вертушки, не переломав себе все кости.

Кстати, про "жизнь пронеслась перед глазами". Вранье все это. Курт не пересмотрел киноленту всей своей биографии, не вспомнил даже о близких и любимых (это отнюдь не говорит о том, что у него камень вместо сердца). Единственное, о чем он мог рассуждать — на этом и зациклился его разум — это неизбежно приближающаяся поверхность жаркой африканской земли, которая почему-то утратила все свои цвета и превратилась в одно огромное черное пятно.

Отредактировано Kurt Brenner (2016-09-12 14:31:40)

+5

3

http://2.bp.blogspot.com/-RtQ3G2yBgJY/UTGTm-DBfrI/AAAAAAAAiYc/lKk0JtAIkAE/s640/tumblr_m6oxkhl2Sc1qlpnxdo4_500%5B1%5D.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
kate bosworth/rosamund pike/anna paquin/jennifer morrison/etc

» имя, возраст:
Isabel Landau/Изабель Ландау, 36 лет.
» принадлежность:
На усмотрение игрока.
» профессия:
Искусствовед/художница/что-то связанное с искусством или аукционами.

» способность:
Если вы все же выберете игру за носителя, то мне было бы приятно видеть в качестве способности рисование будущего или ментальный блок. Возможны другие варианты.
» сторона:
Ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка

Изабель гуманист. Она верит в торжество разума над хаосом, правды над ложью, блестящих идей над затхлыми умами чиновников. Ей, казалось бы, нечего делать на этой войне - слишком утонченная и изящная, Изабель просто не смогла бы на ней выжить, поскольку считает себя не в состоянии продержаться в условиях, где главное правило "убей или будь убитым". Ей глубоко противно всякое проявление насилия, и это был один из тех факторов, которые в конечном итоге отдалили от ее первого мужа-военного - то есть меня. Но она далеко не нежный полевой цветочек, каким может показаться на первый взгляд.
Она родилась в обеспеченной семье. Отец коренной житель Берлина. Мать по происхождению была кровно связанной с чешскими и британскими народами. Такое наследие с самых ранних пор внушало мысль об открытых границах и единой Европе.
Мы познакомились в школе. Стали встречаться в 16 лет. Когда настала пора выбирать свою дальнейшую судьбу, я выбрал армию, чтобы заработать немного денег на университет для себя и младшего брата, Изабель же благодаря материальной помощи родителей без всякого труда поступила туда, куда хотела. Она стала заниматься изучением искусства. Мы, как наивные дети, пообещали друг другу не расставаться. Нужно было лишь потерпеть несколько лет, пока я не смогу получить достаточно денег от правительства ФРГ, чтобы воплотить в жизнь наши совместные мечты о блестящем образовании и путешествии по миру без границ.
Но время шло, и я предал наши же грезы. Остался в армии. Зачерствел. Но даже тогда мы сумели это пережить и даже поженились, когда обоим было по 25. Потом у нас появилась дочь. А я шел дальше, становясь на путь все более и более скользкий: принял предложение служить в подразделении KSK, чтобы бороться с терроризмом. И уже не только в Германии.
Для Изабель это был тяжелый период. С одной стороны она полностью принимала мое мировоззрение. Нужно было сражаться: участившиеся еще много лет назад теракты по всей Европе служили тому красочным подтверждением. Но была и другая сторона: как можно было называться нормальной семьей, если каждый день боишься за жизнь мужа, с которым порой даже не о чем было поговорить из-за его скрытности и вечного отсутствия?
Изабель держалась до последнего, пыталась сохранить брак так, как это видела, требовала моего увольнения из армии и даже этого добилась, но у нее постепенно появлялись собственные увлечения и знакомства, которые мало интересовали меня. С течением лет стали появляться новые искушения и новые мечты.
А потом я подлил масла в огонь, перейдя в миротворческий корпус, хотя уверял, что с войнами покончено.
Мы развелись. Я сопротивлялся. Изабель хотела вырваться. И ей это удалось. Она вышла замуж повторно - за герра Ландау, человека, чьи вкусы и взгляды полностью совпадали с ее, и отныне выстраивала график моих встреч с нашей дочерью.
Она прекрасно знала, какую позицию я потом выбрал. Ей было известно, что я уехал в США, чтобы примкнуть к вигилантам. В то же самое время, когда ее новый муж оказывал поддержку ренегатам, как и она сама - как бы ни ненавидела Изабель войны, она вынуждена была признать, что только так, вместе с Линкольном Риндтом, можно наконец-то сделать мир лучше.

Любовь? Нет. Обида, какая-то ностальгия и толика привязанности - пожалуй, да. Что, впрочем, вряд ли помешает Изабель “давить” на меня, если ренегатам это будет нужно. Легко использовать человека, который некогда был вам родным, и общий ребенок тоже может послужить определенным рычагом.
Нынешний супруг Изабель уверен, что с моей помощью можно было бы получить информацию о расположении штаба и не только. Она же сама хочет, чтобы я перешел на “правильную сторону”.

Она не холодная стерва, не гениальный манипулятор и не женщина с разбитым сердцем. Изабель простой человек со своими желаниями, убеждениями и принципами. Ей может быть неприятна идея использования бывшего мужа, но она понимает, что, возможно, это один из тех немногих шансов, которыми стоит воспользоваться. Изабель не желает Курту зла. Она просто хочет раскрыть ему глаза, чтобы он осознал, в какой переплет угодил.
В целом, абсолютно все обсуждаемо. Биография Изабель после развода - это я целиком отдаю на откуп вашей фантазии.

[ п р и м е р    п о с т а ]

В двадцать пять лет (довольно рано по тогдашним европейским стандартам) Курт женился на бывшей однокласснице, Изабель, которая поначалу стойко переносила все тяготы судьбы супруги военного. Спустя четыре года после свадьбы у них родилась дочка, которую назвали Эмилией. Однако семейное счастье было хрупким и очень недолгим. Курт проводил мало времени с родными. Из-за этого у них с женой все чаще и чаще случались ссоры. Изабель, уставшая гадать, когда Курт снова пропадет невесть куда, поставила перед мужем ультиматум: или она с Эмилией, или служба. В результате долгих колебаний Бреннер все же уступил, уволился из Бундесвера в звании капитана и… устроился миротворцем в ООН. Последнее чуть было не вызвало новый скандал, однако Курту удалось успокоить жену тем, что миротворцы “причиняют добро” далеко не всегда, да и вообще он будет только консультировать, обучать и просвещать молодежь. Делал Бреннер все это очень успешно и в итоге доконсультировался до такой степени, что вышестоящее руководство решило перенаправить столь ценный кадр в нужное место — в Африку, где, как обычно, режимы и царьки сменялись один за другим быстрее, чем “Apple” выпускал новый девайс.
Для Изабель назначение мужа стало последней каплей. Она поняла, что тот никогда не изменится, но мириться с этим больше не собиралась. Заявив Курту, что тот может мотать в свою Африку и жить с аборигенами и крокодилами, сколько ему вздумается, фрау Бреннер потребовала развод. Супруг разумеется, был против: Изабель он любил, да и мысль о расставании с дочкой была невыносимой. Однако насильно мил не будешь, и Курту пришлось сдаться и довольствоваться возможностью видеться с маленькой Эмилией в перерывах от работы. Девочка, к счастью, восприняла расставание родителей спокойно, во многом благодаря тому, что папы вечно не было дома. А вот Курт впал в депрессию и долго не мог из нее выкарабкаться, повинуясь привычке держать все в себе. Особенно паршиво капитан себя почувствовал, когда узнал, что его бывшая благополучно вышла замуж во второй раз спустя пять месяцев после развода. Разбираться в причинах столь скоропостижного решения Изабель (и скоропостижного ли?) пойти под венец, впрочем, он не стал, рассудив, что ему лучше ничего не знать.

Отредактировано Kurt Brenner (2017-10-04 22:37:59)

+3

4

http://i079.radikal.ru/1703/44/c7fa579c6e10.gif http://s020.radikal.ru/i721/1703/f6/cfc9e5d5bf5f.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Willa Holland

» имя, возраст:
Мэри-Джейн Беррингтон, 25 y.o.
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Ученый. Cпециалист по работе с тибериумом

» способность:
МИНЕРАЛИЗМ [crystal mimicry]
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Mary was the type of girl,
She always liked to fall apart.

Кратко о моем персонаже.
● Мэри младший и, в отличии от Оливера, пышущий физическим здоровьем ребенок в семье Беррингтонов. Она выросла в атмосфере любви и заботы на окраинах Кардиффа. Ее брат оказался неизлечимо болен крайне редким генетическим заболеванием, поэтому ей долгое время приходилось жить с мыслью, что он может в любой момент умереть, чего она подсознательно желала, потому что почти все деньги, все родительское внимание и время уходило на поддержание его жизнеспособности.
● В детстве Мэри страдала синдромом гиперактивности, из-за чего постоянно влипала во всякие передряги, а доставалось, как правило, ее больному брату.
● На одном из дней рождений Олли она посоветовала ему покончить жизнь самоубийством, потому что в таком состоянии он, кроме родителей, никому не нужен.
● Именно она стала виновницей его избиения до полусмерти местными хулиганами.
● Плохая успеваемость в школе, прекрасные показатели в спорте: Тайский бокс, плавание, балетные танцы.
● После чудесного выздоровления брата еще сильнее его возненавидела— и тут засранцу повезло.
● Переехав в Лондон, Мэри решила взяться за голову, что у нее и получилось, но ненадолго. Сначала легкие наркотики и подростковый секс, а в колледже она укрепилась в своей зависимости и ушла в полный разнос.
● В отличии от родителей, она подозревала, что Оливера готовят как правительственный проект, но она искренне считала, что он должен быть благодарен Англии за такой шанс.
● Влипла в отношения с женатым мужчиной вдвое старше ее. Рукоприкладство ко всему этому прилагалось в комплекте. Финал: Расшатанная психика и разбитое сердце.
● Отъезд ака побег Оливера из страны оказался для Мэри наиболее травмирующим событием в жизни. Именно на этот период насилия он и пришелся. Несмотря на все нападки на Оливера, он был единственным человеком, кто ее мог терпеть (подруги, такие же стервы, как водится, не в счет) и выслушивать. Впоследствии Мэри подсознательно винила старшего брата, который бросил ее и семью в столь тяжкий для них этап.
● После своего выпуска поняла, что хочет всего и сразу, поэтому в работе не чуралась идти по головам, строя себе карьеру вверх. Стала любовницей руководителя по инновационным разработкам в биоинженерной лаборатории, благодаря чему и попала на эту высокооплачиваемую должность.
● Способность активировалась во время взрыва АЭС, рядом с исследовательской лабораторией. Мать и Отец, переехавшие вместе с Мэри в близлежащий город погибли в результате лучевой болезни. 
● Будучи специалистом в достаточно узкой и востребованной области технологий по работе с тибериумом, она смогла быстро найти место в Детройте, в одном из промышленных гигантов США. Там собственно и была завербована вигилантами, которые не жалели средств для изучения столь важного для них сплава.
● Убеждена, что весь отряд Оливера пропал/погиб— неважно. Мысленно похоронила брата.
● Бисексуальна
● Подвержена внезапным паническим атакам и приступам гнева
● Создает впечатление человека, от которого неизвестно что можно ожидать.
● Мэри недолюбленный ребенок в семье, принцесса в доспехах, которая однажды сказала себе, что сама всего достигнет и покорит этот бренный мир.
● Стойко убеждена, что не способна кого-либо любить, лишена явных привязанностей. Готова прокладывать себе путь обманом, шантажом и интригами.
● Как и у Оливера способность Мэри делает ее сложной целью, она адаптируется, буквально, ко всем обстоятельствам. Но, в отличие от брата, девушка подвержена страху смерти.
● Сейчас занимается исследованием тибериума в побочном штабе вигилантов.

Отношения внутри игры:
Оливер стал большой проблемой в жизни Эмс. Из-за него ее дразнили в школе и на улице, из-за него она не могла себе позволить все то, что получали другие дети. Детская злоба не имела своих границ, она привела девушку к тому, что Мэри даже начала получать удовольствие от созерцания насилия над братом. Когда Оливер "переродился", она взглянула на него с другой стороны, как на того человека, который не нуждался теперь в моральной поддержке, не нуждался в ней самой.
Во время переезда их отношения немного выровнялись, стали спокойнее, если можно назвать затишье перед бурей — спокойствием. Тем не менее, психологическое давление на Олли теперь шло из силовых структур, будучи мягким, даже покладистым ребенком, он искал поддержки у Мэри, но та была уверена, что служба в армии сделает из ее брата улучшенную версию самого себя, если угодно, превратит его в мужчину. Жестокие эксперименты над способностью заставили его убежать из страны и бросить семью, которая отнеслась с бОльшим пониманием, чем он того заслуживал- так считала по крайне мере Эмс. В отличие от родителей девушка вычеркнула его из своей жизни, ибо посчитала его поступок предательством ее и страны.
Когда Беррингтон узнала, что брата приняли в одну из самых известных миротворческих организаций, она испытала лишь отвращение. Повзрослевший Оливер пытался всеми силами наладить контакт с ЭмДжей, но тщетно, она зарылась в работе, сломленная, преданная. Ко всему прочему, девушка стала одной из главных мишеней для целой плеяды киллеров, которые были наняты, для того, чтобы надавить на организацию и ее членов. Даже угроза смерти не смогла примирить кровных родственников.
Когда произошел взрыв на АЭС, когда она открыла свою способность и когда не стало отца с матерью, больше всего Мэри ожидала, что Олли приедет и заберет ее к себе. Куда угодно. Все равно. Она потеряла все: семью, немногих сотрудников, с которыми ей посчастливилось сдружиться и ненавистного любовника/любовницу. Беррингтон была на краю- последний родной человек на Земле не пришел в самый темный час. Сгинул, как и весь e.c.h.o. squad. Что же? Она дала ему шанс и он ее не оправдал надежды вновь. Что их ждет сейчас, на чужой войне, посреди чужой страны? Ничего хорошего.


Дополнительно:
● Все менябельно и обсуждаемо.
● Разноплановая игра: от жести, трэша, угара и содомии до чувственных, внимательных отыгрышей-размышлений.
● Хочется определенной самостоятельности персонажа, чтобы он не был привязан исключительно ко мне.

пример  отыгрыша

[indent] В прощении нет отрады. Хотя откуда ему знать? Как можно получить индульгенцию у мертвецов? Лишь влившись в их стройные ряды. А ведь Оливеру и правда показалось, что кто-кто, а он достоин лучшего финала. После всех тех лет, что он бежал без остановки сквозь боль и страдания, сонм кошмарных чудищ, когда-то бывшими людьми, ему позволили отдышаться несколько секунд и, переломав щиколотки, заставили вернуться к исходной точке. Той же дорогой. Теми же ямами, заполненными чужими телами, скользкими просеками, звериными тропами. Все это было кольцом- возвращением к тому, от чего он бежал. Тьмы.

Исцеляющий фактор никуда не пропадал на самом деле. Просто регенерация стала настолько медленной, тягучей, что приносило куда больше боли, чем сам момент урона. Какого это когда твои внутренние органы излечивают страшную опухоль в легких, чтобы вырастить ее в другом месте. С другой стороны. Пинг понг и снова стигмата под сердцем. И так до бесконечности.
Психосоматика- сказали врачи.
Мне поебать- выплюнул Оливер.

Когда коленная чашечка раскалывается надвое, а нога приобретает вид недоломанной палки, он начинает давиться воздухом в крике. Потеря сознания ему больше не грозит. Оливер опускает взлохмаченную голову на мраморную балясину и мечтательно улыбается, покачивая головой. Стылая кровь в жилах ускоряет свой бег. Как давно он не ощущал этого легкого покалывания, танец мурашек по хребту, когда страшно и весело. Призраки войны тенью нависают над комнатой и мертвые вигиланты, их форма, их лидеры вновь оживают.
На войне балом правит господин случай. И госпожа удача. Но ни то, ни другое не было на стороне Беррингтона. Он попросту отказывался умирать. Физически не мог. Даже после выстрела тибериума, спустя несколько дней, он возвращался в строй. И с каждым разом, с каждым гребаным разом был ближе к финальной черте. Застывал на ленточке. Это должно было длиться вечно. И его мечта сбылась.
- Твои друзья быстро умирают-не более чем констатация факта. Его глаза прикрыты, он хочет прочувствовать этот момент, ностальгия не столь частый гость. Он был влюблен в прошлое. Ведь мертвое так просто полюбить.
В прощении нет отрады. Тем более, когда ты сам себя простить не в силах.

Пока его жизнь не превратилась в одни сплошные похороны, Оливер достаточно инфантильно относился к происходящему. Даже после новости о смерти всей семьи на родной земле, выжженной дотла, уничтоженной по стечению обстоятельств, он сохранял рассудок и жил мыслью, что его путь, сепарация приведет его к ней. Британия пала, но у штатов, как и у всего мира, были все шансы выстоять.
Чейс непрестанно смеялся, позвякивая металлом и закалённому в бою эковцу было не по себе от его веселья. В штабе все было иначе, четко и по расписанию. Здесь же были люди, собаки, дети. Будто бы центральный Нью-Йоркий зоопарк подвергли ковровой бомбардировке и все звери хлынули на свободу. Вместе с тварями.

Динамическая память такая сложная многоуровневая структура, что достаточно выудить одну лишнюю дощечку, как весь дом начнет разваливаться. Прямо на глазах. Все его друзья, все приятели, товарищи по оружию- они стали карандашными зарисовками в потрёпанном блокноте, их голоса стали одинаковы и движения архетипичны. Но некоторые картины живее других. До некоторых нужно дотронуться и непременно ответят тебя.
Чейс не медлит. В конце концов он прошел войну и когда Оливер встает, то получает пулю в ногу. Ничего такого, чтобы остановило гниющий труп, существующий только жаждой мести. Его тело вздрагивает с каждым выстрелом. Он уже не тот. В конце концов, и он прошел войну.
Когда четвертый по счету выстрел должен разорвать его плоть, он ныряет под руку, уворачиваясь перед дулом пистолета старого приятеля, и отправляет того в недалекий, но затяжной полет. С подачи современных технологий в области протезирования у него это удается просто замечательно. Вместе с Чейсом падает и женщина, которую он должен был защитить. Женский крик заставляет малышку в детской зарыдать пуще прежнего.
История повторяется.

- Не сейчас- запнувшись от боли говорит мужчина. Губернатор трясется от страха, он понимает к чему все идет, к чему стремится убийца, но в голове никак не укладывалось- “как?”. Как?

Прикосновение. Оливер прикладывает открытую ладонь к камню, завалившему проход, который, без всякого сомнения, когда-то являлся частью крыши побочного штаба вигилантов. Как много жертв. Бессмысленных и глупых. На фоне все еще слышна перестрелка, силы на их стороне- наконец-то, этот момент наступил. Ура?
Рано еще праздноваться победу. Никто не хотел сдаваться живым. Итан внушал уважение не только тем, как искусно умел дергать за ниточки, но как преданы были его куклы и без него. 
- Эй, падди. – дразня обратился Беррингтон к высокому блондину- подтолкни, а?
Еще одна библейская сцена, где ученики Иисуса отваливали камень от погребальной пещеры. Могила Лазаря. Лучше бы там их поджидал Рэй.
Пыль оседает на одежде кусками. Он похлопывает в ладоши, стряхивая бетонную крошку, застрявшую в кожаных перчатках без пальцев. Эковец уже и забыл какого это щеголять в экзоброне. Какого это знать, что рядом есть несколько плечей клонов Леманна. В наушнике голос капитана, а где-то из-за спины вопит королева крика. Все это было вроде недавно, но уже не его.
Дверная ручка поломана, висит, а сама дверь тупо не толкается. Британец ударяет сапогом в середину и, кажется, она чуть двигается. Улыбка не успевает оставить след на его губах, как дверь с внутренней стороны начинают дырявить пули, выпущенные из автомата. Выстрелы отбрасывают парня к полу, кровь плеснула на стену и запачкала серую и без того дырявую футболку. Крехтя, не успев осесть, Оливер глухо постукивает себя по груди, демонстрируя Монахану, что он «окей». В порядке. Нельзя было останавливаться. Нужно идти вперед.
Граната подрывает дверь, разбрасывая баррикады, остатки экзоброни и трупы. Своих. Чужих. Уже и не разберешь.
Автоматчик откашливается, протирая свой шлем от грязи — этой заминки хватает, чтобы Монахан залетел в разверзнувшийся портал и настиг неприятеля, подобно немейскому тигру. Автомат выплевывает свинец в потолок, озаряя темную комнату силуэтом ирландского берсерка. Оливер рвет когти на звуки борьбы.
- Давай!- кричит зажатый вигилант прямо в лицо ирландцу, в этом крике он слышит отчаяние. В этом крике все, что было близко мальчишке- Убийцы! Убийцы! Сраные убийцы.
Не самая разумная политика в такого рода переговорах. Мужчина с силой зажмуривается.
- Тебе необязательно это делать- он хватает под локоть замахнувшегося Чейса, прямо в момент удара, который бы точно пробил череп неприятелю- Достаточно на сегодня убийств.
Оливер старается быть убедительным. А ведь так сложно быть убедительным, когда ты весь в собственной крови. На войне. Но хватит. Правда. Мы можем минимизировать потери. Свои и чужие. Они выполняют приказы. Как ты и я. Вигиланты – преступники и они ответят за свои преступления, но только перед законом. Их ждет тюрьма и одиночество.
Чейс избежал тюрьмы, но настоящая тюрьма его ждала за порогом ADXS. Оливер по-настоящему страдал, видя его усиливающую агонию в бездонном горниле войны. Спустя годы он потерял надежду, что что-то может круто поменяться и внезапно Чейс Монахан станет тем кем был на старте: отцом, мужем, братом. Начнет все заново. Сама наивность.
Никакого хэппи энда- есть определённая черта, которую нужно пересечь, чтобы навсегда потерять контроль над действительностью; черта,о существовании которой он мог только догадываться. Никакого хэппи энда- стремления не имеют значения, есть только поступки. Чейс наворотил достаточно, теперь у него было общего больше с мертвецами, чем с живыми. Никакого хэппи энда- только спокойные святые воды, омывающие кровь прошлых прегрешений. Оливер надеялся, что партизан умрет, как только война закончится, так было бы честно по отношению к нему. Достойно. Мир в этой жизни ему не светит.
Зачем тогда этот отчаянный аналитик, закованный в экзоброню, или, может, вовсе- член совета Элдермана, так желал собственной смерти и смерти ренегатов? Кого он потерял: жену, детей, братьев? Всех сразу? Какая к черту разница? Оливер наблюдал хладнокровное убийство, и не мог потворствовать ему или стоять в стороне.
- Мы его отдадим в главный штаб.- он заглянул в глаза плененного мужчины и тот смачно харкнул ему в лицо кровавым сгустком- Отдадим.
Ничего. Он его еще вспомнит.

Ребенок в его руках затих. Доверие или страх? Неизвестность.
- Ну-ну-ну- нараспев успакивает он маленькую крикунью, и мелкие сеточка шрамов на левой стороне вытягивается, будто бы сейчас на его лице появляется несколько десятков маленьких улыбок. Он аккуратно прикрывает за собой дверь так, будто сейчас он в своем доме. Со своим ребенком. Его пальцы поправляют простынь, в которую он также аккуратно завернул ребенка. Шаги убийцы едва слышимы. На миг могло показаться, что он покинул дом.
Оливер хромает, голень все еще не срослась. И к приезду полиции точно не успеет.
Молодая, моложе в два раза своего мужа, женщина на карачках подползает к скулящему мужу. Она неглупая женщина. Она знает, почему хмурый незнакомец ворвался в их дом и перебил всю охрану. Почему с таким хладнокровием шел по остывающему следу. Она, конечно,знала его. Его все знали. То что пришел по их душу не было похоже Оливера Беррингтона. Оно и на человека вряд ли смахивало.
- Да, это твои родители, кроха.
Оливер не находит Чейса на полу, там где его оставил. Ему кажется уже это не настолько интересным, он всерьез увлечен ребенком, которого игриво качается, представляя малышку ее же родителям.
Это.
Он поднимает пистолет сначала на мужчину.
Твои.
Переводит на женщину.
Родители.
И хладный металл касается пухлой щечки младенца.
Скулеж незадачливых родителей прерывает выстрел. Олли так и замирает с орущим ребенком и тяжелым пистолетом в одеяльце.
Славная колыбельная, хах?

Выдержка из био

А здесь, в глухом чаду пожара
Остаток юности губя,
Мы ни единого удара
Не отклонили от себя.

Оливер родился в типичной рабочей семье на окраинах столицы Уэльса, каждый божий день он шел мимо баров с сомнительной репутацией и сточных канав в школу, волоча свой непомерно огромный баллон с кислородом. Муковисцидоз — сомнительный генетический билет в один конец с этим самым баллоном наперевес, вот что вытащил первенец в семье Беррингтонов. Родители не могли себе позволить дорогостоящую пересадку легкого для ребенка, но он не чувствовал себя каким-то несчастным, несмотря на все трудности, которые жизнь ему приготовила еще на самом старте. В 2022 году, до роковой болезни, ему как и всем вживляют чип, распознав в нем "носителя", родители благополучно забыли об это через два года по понятным причинам- горе сильнее любой гордости. Такой же чип внедрили и его сестре.

В школе его дразнили улиткой за его медлительность и неряшливость, но физическая неполноценность дала ему большую фору, для того чтобы развиваться духовно и интеллектуально. После школы если его не ловили местные задиры, то он удобно устраивался у окна и читал классику мировой литературы: Уайльда, Шекспира, Толстого. За несколько лет он перечитал всю доступную электронную библиотеку в школе и когда уже казалось: чем еще заняться молодому и любознательному юноше, он выпросил немного денег на старенький, потрепанный компьютер, который до сих пылится на чердаке в их домишке на окраине Кардиффа. Предметы давались ему достаточно легко, но в этом не было таланта, лишь усердие и усидчивость, он никогда не позволял себя прогуливать занятия, готовился на несколько урок вперед. Гордость школы, он представлял свое учебное заведение на математических олимпиадах и конкурсах по чтению. Родители души не чаяли в юном даровании, матушка лелеяла мечту, что все эти заслуги помогут ему получить грант на обучение в Оксфорде, и Олли уверенно шел к ее мечте, но всего лишь один роковой вечер перечеркнул все надежды семьи Беррингтонов.

В 14 лет перепалка с хулиганами становится для него поворотной. В очередной раз заступившись за свою родную сестру, он смог дать отпор воинственным хулиганам, отправив главного ублюдка в нокаут в течение 10 секунд, почувствовать себя Кондором МакГрегором уэльского розлива ему удалось недолго. Через день парень вернулся и не один, для малолетних бандитов Кардиффа всегда ребром стоял вопрос авторитета: Тебе пустили кровь? Разбей говнюку голову. Бедняга Оливер, выйдя из школы и пройдя обычные пару кварталов сточных канав, даже не услышал за музыкой в наушниках, как трещат его хилые кости и катится в канаву заклятый спутник-баллон с кислородом.
Теперь он точно был похож на улитку: раздавленное кровавое месиво смешанное с грязью. Удивительно какое извращенное произведение искусства могут сделать парочка мордоворотов с камнями и битами. Олли отчаянно цеплялся за жизнь, но руки, скребущиеся по вязкой земле парка, не могли нащупать пластиковую маску, которая соединяла его и баллон. Ребята решили, что мало удовольствия превратить человека второй раз в инвалида — они хотели его смерти. Что сказать? Дети.
Жизнь медленно покидала подростка, в глазах темнело, судороги, мысленно он уже прощался с малюткой Мэри (так звали его сестру)
Бедная моя, ведь она будет думать что все из-за нее...какой же я дурак...
И глубокий вздох!
Что? - его голос некогда хриплый стал громким и отчетливым, басовитым, как и у отца. Костям потребовались считанные секунды, чтобы срастись, а вот очки с толстыми стеклами уже было не починить, но зачем? Он прекрасно видел и без них. Первый раз в жизни он встал и выпрямился во весь рост. Это был лучший день в его жизни
- В жопу муковисцидоз, в жопу вас всех!- Прокричал сияющий, с кусками грязи на щеках подросток, чье тело словно стало отдельным организмом, впитывая кислород, насыщающий атрофированные в результате болезни мышцы.
- Тише, молодой человек, тут проходит служба...
- Ой, извините — извините...Просто такой чудный день, мадам.

Все в семье не могли и поверить в так называемое чудо, они конечно слышали о каких-то там «носителях», но поскольку никогда не покидали родные пенаты и по телевизору прищелкивали все новости — никогда их не встречали и не интересовались, хотя что-то определенно слышали. Прежде всего, что они не представляют никакой опасности и в принципе ребята дружелюбные. Как обычные люди. В центре Кардиффа было небольшое учреждение для таких как он, где обучались молодые и не очень Валлийцы, правительство Соединенного Королевства ответственно подошло к обучению молодых дарований, навык Оливера по вкусу пришелся агентам вербующих в такие структуры как SAS и MI-6. На психиатрическом тестировании он показал наилучший результат, все отмечали его стрессоустойчивость и рассудительность, которая могла бы сделать его отличным оперативником, а главное- приверженность идеалам короны(тут он уж схитрил — знал, что и где нужно отвечать, ответы были не такие уж искренние местами). Правительство перевезло его с семьей поближе к столице Соединенного Королевства и жизнь пошла в гору. Отец и Мать неплохо устроились, нашли работу, записали Мэри в новую, не элитную, но весть всяко лучше чем средняя Кардиффская школа, и первый раз в жизни у них получилось отправиться на летние каникулы в Европу, а именно Францию, казалось зачем вам об этом знать, а вот...

Холодный пол аэропорта имени Шарля Де Голя был явно не тем заветным сюрпризом, который обещали его родители на день рождение. Но он, 16-летний подросток, понимал чем сейчас чревата ситуация с захватом заложников и бомбой, которая так явно фигурировала в их разговорах на ломаном английском языке.
Ну что ты сделаешь, а? Они начнут стрелять и ты снова встанешь? Будешь ловить пули пока у них не закончатся патроны, вот ты жалкая улитка...
Самобичевание юного британца (уже как ассимилировался!) прервала внезапно появившаяся молодая особа с пустым, казалось даже мрачным лицом. На момент показалось что она тоже была террористом, иначе почему она так спокойно и уверенно направлялась к ним? Мужчины в масках тоже немного остолбенели от такого расклада, поэтому у девушки была хорошая фора для того что она задумала, и вот- под аккомпанемент широко открытых ртов заложников (ваааааау!), она начала творить немыслимое: просто раскидывать этих людей точно силой мысли, без рук, но то был ее голос, который сносил неприятеля с ног или заставлял корчиться на полу от разрыва перепонок. Беррингтон опустил руки из головы и чуть приподнялся, он никогда не видел носителя в реальных боевых условиях, он конечно сам занимался тогда и стрельбой и боевыми искусствами, но это было...Нечто совершенно иное, понимаете?
Ребенок увидел своего героя, и этот герой была Сольвейг. Краем глаза он заметил того самого террориста, который больше всех говорил о бомбе и того кого девушка невзначай пропустила. Боевик все это время внимательно следил как дама разделывается с его соратниками и выжидал, когда она зазевается. Олли до сих пор не знает, что тогда щелкнуло в его голове, но как только он услышал как мужчина передергивает затвор своего верного АК-47, Беррингтон точно раненный хорек понесся не прочь от опасности, а прямо наперекор ей. Мужчина разрядил весь рожок в 16летнего подростка, который, конечно, и пытал себя несколькими выстрелами в ногу, руку и иногда плечо, но никогда не ощущал такой вот боли, которая на несколько моментов превратила его в решето.
- Все хорошо, такое со мной бывает, честно, пустяк, - Говорит он Сольвейг, той самой спасительнице аэропорта, на лице которой застыли, по крайне мере ему так показалось, две эмоции-это ужас и благодарность. Он выплевывает одну из пуль угодившей ему легкое и кашляет, — а раньше я жаловался на какой-то баллон.
Как истинный джентльмен и болван шестнадцати лет, он даже не поинтересовался как с ней можно было бы связаться в случае «ЧЕГО». Их разделили журналисты и медики, понятно что его- медики, ее- журналисты. Он  не жаловался- ибо жаловаться было собственно некому.

Кому интересен парень, который плюется пулями? Правильный ответ- правительству. Уже в позднем юношеском возрасте молодое дарование достигло, казалось, пика своих способностей, тяжелые увечья были для него уже не такой проблемой, а усердие в прохождение боевой подготовки стали вишенкой к этому праздничному торту. Он мог бы стать машиной для убийств, но...Не сложилось.
В конце подготовочной программы он просто взял все свои вещи сбежал на другой материк. Причины? Упущенная молодость- он внезапно захотел все наверстать, и тут всплыли колебания его пульса в тех самых вопросах любви к родной стране. Правительство крайне недовольно отнеслось к его инициативе и некоторое время даже пыталось его вернуть на родную землю, но все никак не получалось - британские органы никак не могли сойтись с американскими( Парень? Он Террорист? Нет? Так что он сделал? Плююется пулями? Так по какой статье мы его сможем арестовать то?). Больше других Британия боялась международного скандала(защитники прав носителей не дремали) и решила все-таки просто следить за дорогостоящим проектом издалека.

Оливер переехал куда всегда и мечтал- в солнечную Калифорнию! Это был другой мир, другие люди! Люди ходили круглый год в купальниках и коверкали временные падежи! И этот новый дивный мир так манил! Устроившись пожарным, он нашел свое призвание — вуручать людей из крайне тяжелый передряг и иногда снимать котов с деревьев. Он крайне фанатично относился к своей работе и получал истинное удовольствие- люди его обожали! Да и коты тоже. Десятки котов и людей! Работа трудная, но он не жаловался. Олли чувствовал вроде себя и на своем месте, но что-то все равно не хватало вечно бунтующему только против себя Вертеру, этот пазл под названием "Жизнь" казался ему неполным и каждый раз, просыпаясь ночью в поту, он задавался одним лишь вопросом: откуда этот невроз? Справедливо ли что он с такими задатками спасает людей и котов от пожара, а не от чего...чего более значимого. Все равно он не видел альтернативы, пока не увидел ее. Снова Сольвейг.
Кто это? Ты что блогов не читаешь? Это же отряд Эхо, о них все говорят, особенно «твои эти»- Оливер поморщился на реплику товарища, а тот засмеялся. Он знал что «твои эти» воспримется им хоть и с легким недоумением(2032 год на дворе, ну!), но без обиды.
Он был всегда кампанейским парнем, но через несколько дней он исчез с радаров всех баров, вечеринок и других увеселительных заведений. Чем он занимался? Подготовкой. Eжедневно после работы он то и делал что сидел на стрельбище в компании ветеранов Ирака и других знакменитых конфликтов ушедшей эпохи, проводил в зале с бойцами известных боевых дивизионов, набирал форму, которая никуда и не пропадала, но на всякий случай же надо подготовиться, синдром отличника появился как нельзя кстати.

День! Именно днем он пришел в их секретный штаб, который после месяца наводок стал и не таким секретным, и ударил ладонью по столу командира Отряда Эхо.
- Я могу и хочу! Проверьте чего я стою, больше от вас и требуется — он отошел от стола Нормана Уорда, руководителя подразделения Эхо, который ожидал утром увидеть что угодно, но никакого наглого британца, который чуть ли не приказывает взять его в свой отряд. Оливер стал ждать. Ему даже в голову не пришло, что сама ситуация как минимум подозрительна: какой-то странный тип с британским акцентом просится в самое престижное подразделение людей с экстраординарными способностями, а ведь он даже не слышал насколько это опасно, какую цену нужно будет заплатить и как скоро. Все это прошло мимо его идеалистического мироощущения.
Многие в отряде были против, но решающим голосом была Эйнарссон, которая заступилась за него. Ну и идиотская улыбка у него тогда была,  когда он узнал кто решил его судьбу в тот момент.

Они не виделись почти 5 лет, он уже не был похож на того подростка выплевывающего пули, а она...Она вообще не изменилась, по крайне мере для него. Никто не видел, как он украдкой на нее смотрел, до самого их освобождения он даже не заикался о том что между ними что-то может быть, но как он на нее смотрел- ни на кого другого он никогда так не смотрел. Что это было? Любовью, почитанием или чем-то другим? Идиотское ощущение в любом случае. Он мог встречаться и проводить время с кем угодно, но все мысли возвращали его в тот день когда он первый раз встретил.

За год он сумел доказать всем и себе в частности, что может справиться с боевой задачей любой трудности, между тем работая как настоящий командный игрок. Но не успев раскачаться, Оливер и другие члены получили горькую весть- отряд собирались расформировывать. Все уже слышали о преследованиях родных и близких членов отряда, но ни один из Эховцев не собирался останавливаться, но правительство боялось любого имиджевого урона, ведь они были не просто группой людей со способностями- это были лучшие носители среди своего подвида, они просто не могли, не имели права испытывать страх. Оливер как любящий сын и так каждую неделю созванивался с родными, которые безмерно гордились его новой работой, но теперь когда излишняя публичность вышла боком он даже не знал что делать, оборвать все связи или наоборот- переселить стариков и младшую сестру поближе к себе.

Страсти поутихли и началась скучная жизнь заурядного отряда быстрого реагирования, никаких тебе боев с опасными головорезами и носителями с какими-нибудь дикими способностями, способных свергнуть парочку режимов за рабочую неделю.
В 35 году началась настоящая катавасия, в которой, по мнению многих экспертов, должен был участвовать именно Отряд «Эхо», но кто-то из высших чинов намеренно не допускал ни Уорда, никого кого бы то ни было до участия во всех самых значимых событий. Оливер, как и все его сослуживцы, точно за стеклом наблюдали весь этот кошмар: теракты, столкновения самолетов, аварии поездов. Казалось все это можно было предовтратить — только дайте им карт-бланш. Беррингтон больше всех бесился, он снова чувствовал себя с тем самым роковым баллоном, который мешал ему существовать. Он начал конфликтовать с членами, все его понимали, но также как и он были связаны по рукам и ногами. Они всего лишь солдаты и если приказывают ждать, им ничего не остается как ждать.

Потом случился взрыв атомного реактора на его родине, матушка Британия сотряслась от ужаса, сколько людей тогда погибло? Сотни, тысячи, больше? Радиоактивные осадки вместе с ветром пронеслись по всему острову, оставляя его обитателям лишь лучевые болезни и страх. Британия стала новой зоной отчуждения, люди выходили на улицы и начинали бесчинствовать, правительства фактически сняло с себя роль регулирующего инструмента.
Беррингтон никак не мог связаться ни с родителями, ни с Мэри, о работе которой он ничего толком не знал. Она прервала общение с ним во время миграции, посчитав его отъезд эгоистичной выходкой, а сейчас, в отсутствии телефонной связи и интернета, никто не мог даже поведать о том что действительно происходит на этом проклятом острове.
Оливер даже и не знал, что она и родители переехали как можно ближе к работе свой дочурки, которая работала в лаборатории неподалёку с тем самым злополучным реактором. Плевав на Британское правительство и условное: Здесь тебе не рады, он уже готов был взять внеплановый отпуск, как случилось то чего они собственно все ждали- фактическое объявление войны и присвоение власти настоящим экстремистом и фанатиком- Линкольном Риндтом.
Этот так называемый террорист де факто оказывается единственным спасителем, той самой Кассандрой, которая так истошно кричит, но никто ее не слушает. Почти два года их водили за нос, заставляя заниматься ерундой, когда они могли предотвратить абсолютно все трагедии, в том числе тот злополучный взрыв, который разрушил его родную страну.
Отряд никогда не был так един во мнении, что их гражданский и солдатский долг состоит в поддержке этого человека чего бы им это не стоило. Но удача оказалась не на их стороне.

Выбор между долгом и семьей дался ему сложнее всего, но ведь отряд и был его второй семьёй, принявшим его таким каким он являлся на самом деле. Олли дал себе слово, что по возможности разыщет родителей и Мэри, но обещания данные самому себе, как выяснилось, проще всего нарушить.
Правительство было уже информировано, что лучшие из лучших готовы отвернуться от системы, которую они там самоотверженно защищали. Всех их повязали во время последнего инструктажа на базе, эховцы даже не подозревали как безжалостно с ними захотят распрощаться. Поместив в криозаморозку весь отряд, вигиланты думали что навсегда решили проблему военного мятежа среди "своих", но не тут то и было.

- Лучше бы меня убили- сказал он спустя год заморозки, именно в этот день он начал получать удовлетворение от убийства врагов, ведь это были даже не люди- это были звери, а зверей убивать нежалко. Новый мир и новая война не пришлась ему по нраву, герои должны были уйти не просто в подполье, они должны были присоединиться к человеку, которого поддерживает кто угодно, но не правительство страны, которой он присягал на верность. Все встало с ног на голову. Легендарный отряд "Эхо" теперь просто еще одни ренегаты, который пошли против мирового порядка, он никогда не был по сторону- он из хороших парней, а хорошие парни разве могут иметь сомнительную репутацию? Оливер всегда казался самым неунывающим членом отряда, он мог найти плюсы даже в самых, казалось, минусовых ситуациях, но сейчас в его ушах стоял только хруст ломающихся шей охраников и крики умирающих товарищей. Настоящая, отравляющая злость поселилась в его сердце и он не знал как с ней жить, он не был этому обучен.
После побега из восьми членов отряда выжило только пятеро. Как и всех, это изрядно подкосило его. Не сама смерть, он с ней сталкивался не первый раз, а ее обличие. Вероломно, как дворовых собак, его друзей отстреливали в спину. От боли хотелось плакать- это был самый худший день в его жизни, а ведь он еще не знал про Лондон. Вернее то что от него осталось... 

Отредактировано Oliver Berrington (2018-01-12 11:06:14)

+4

5

http://s017.radikal.ru/i415/1609/84/892091163c2f.gif http://s018.radikal.ru/i506/1609/c2/2aff51708dab.gif http://s017.radikal.ru/i418/1609/bd/b987d058c3ff.gif http://s09.radikal.ru/i182/1609/44/e945e2922e16.gif http://s019.radikal.ru/i617/1609/ff/01938dd50b10.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jack o'connel

» имя, возраст:
Richard "Richie" North, 26/ Ричард "Ричи" Норс
» принадлежность:
носитель
» профессия:
Офицер британской нац.гвардии
Некогда владелец модного клуба в ЛА
Член боевого отряда вигилантов.

» способность:
ЛАЗЕРНЫЙ ЛУЧ [optic blasts]
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

The one is now aware
So stay away from me
I'm just too young to care

● Ричард Норс родился, как выразился бы тактично Оливер, с золотой ложкой во всех возможных местах. Его предки имели почетное место в палате лордов. С детства c ним возились как с писаной торбой, окружая няньками, и приставили даже личного батлера.
● Отец Ричи скоропостижно скончался когда мальчику едва стукнуло 10 лет. Через год мать вышла замуж за друга отца, который имел все планы на хорошее наследство Норсов, поэтому никогда не упускал возможности ударить ребенка или напомнить, что после смерти мамочки он отправится к своей престарелой бабке в Ньюкасл.
● Пацан рос крайне взрывным молодым человеком, вся его элитная, чванливая Лондонская школа до чертиков боялась задиры, который всегда пренебрегал школьными правилами, но, на удивление, неплохо учился, сдавая все предметы на проходной балл просто пробегая глазами учебник.
● Стоило догадаться, что отчим рукоприкладствовал не только по отношению к ребенку, который рос и крепчал, но и к матери. В одной из этих ссор парень не выдержал и буквально испепелил незадачливого отчима. Так и проявилась способность Ричарда- испускать энергетические лучи из глаз. 
● Парень сам решил пойти в военный колледж, где и познакомился с Оливером, который учился на курс младше. Став ему лучшим другом, несмотря на свой взрывной нрав против спокойного характера Олли, они пережили множество волнительных моментов: дрались из-за женщин, напивались в пабах, кидались камнями в корпуса артиллерийских войск. В общем, проводили время как любые молодые люди, предоставленные исключительно себе.
● Ричи хотел рвануть с Оливером в США, но Беррингтон уговорил друга остаться.
● Окончив обучение и дослужившись формально до чина офицера- уволился, отправившись покорять Соединенные штаты и просто транжирить родительское состояние.
● Нашел Оливера и снова умудрился разбавить его скучную жизнь пожарного в ЛА.
● Выкупил клуб в Лос-Анджелесе, чтобы для приличия зарабатывать на собственном гедонизме.
● Влипал в передряги то с полицией, то с местными гангстерами, но всегда чудом( это чудо звали- Оливер) умудрялся отделаться синяками и другими мелкими травмами, которые его лишь забавляли.
● Пожертвовал 10% своего состояния на благотворительность жертвам АЭС в Британии.
● Вступил в вигиланты по линии армии. Мир пал, а веселуху никто не отменял.
● Гетеросексуален
Общая характеристика: Ричи взрывной, он лезет в любую возможную драку, при возможности сам провоцирует ее, крайне конфликтен. Может нахамить начальству, плохо подчиняется, но признает силу. В обществе ведет себя крайне непристойно, совершенно отсутствует чувство стыда, груб. Прекрасный друг, который готов на многое пойти ради своих людей. У него все на разрыв аорты, если чувствовать- до беспамятства, если ненавидеть- до дрожи. Даже во время войны ни в чем себе не отказывает, любит выпить и большие компании, люди, правда, ему нужны скорее для фона. Не считает себя одиноким, не переносит сентиментальности, честен, прямолинеен. Самое ужасное, что может случиться с человеком, по его мнению, это предательство.

●Одна душа в двух телах. Два совершенно разных человека ищут друг друга в горниле войне, но ни Оливер, прошедший ад благодаря действующим властям, ни Ричард, который всегда был более чем предан правительственным структурам, не будут отказываться от своей стороны. Кто первый из них поднимет руку на «брата»? Это нам и предстоит узнать, играть будем много и мучительно, но очень хочу видеть этого обаятельного гада в сюжете.

●Простой, но ни разу не плоский в понимании персонаж, мне лично было бы очень интересно наблюдать за его трансформацией и взрослением в условиях войны. Вы можете привнести в него все что угодно, главным условием является: желание растить Ричи, он хорошо может вписаться в общий сюжет.


[ п р и м е р    п о с т а ]

♫When I’m standing in the fire
I will look him in the eye
And I will let the devil know
That I was brave enough to die.♫


Тонкие детские пальцы загребали мокрую землю в ладонь при попытке уцепиться за что-нибудь выступающее с поверхности и подтянуться вперед на своих худеньких ручках, дождь бил по затылку, сбивая его волосы друг с другом, кровь сочилась из ран, впитываясь в ту самую землю, куда мы все так стремимся только родившись. Он бежал от смерти, точнее полз, так неистово цепляясь за жизнь, так жадно глотал воздух, не предназначавшийся для него, чуждый, словно из другого измерения. Оливер стоял над 14-летним мальчиком, которому впервые предстояло заглянуть в глаза собственной смерти. Подросток наклонился к ребенку, но тот его не видел. Во рту снова появилась эта горечь от накативших слез- он начинал понимать что к чему. Картина в Кардиффском парке предназначалась ему для напоминания того, что он прозевал свой шанс, он мертв и вот то чего он был достоин еще тогда, по факту своего рождения. Олли просто отсрочил развязку своего сюжета на два года. Мертвец сел на карточки, сложив руки в замок на затылке, и опустил голову. Почему до сих пор так больно если его уже нет в живых?
- Зачем ты мне показываешь все это? - процедил он зло сквозь слезы обращаясь к невидимой силе, которая держала его во мраке собственных травмирующих воспоминаний- Покончи со мной!
Ребенок на земле обмяк, он задохнулся то ли от боли, то ли от недостатка кислорода. Олли сильнее стиснул пальцы между собой и зарыдал, как рыдают люди от осознания того, что это и есть конец, когда поздно что-либо менять, нечего возвращать и нечего дать. Наверное, это был его ад, где он вечно проживает одну и ту же боль, видя, что второго шанса больше не выпадет, вечная циркуляция собственных страданий. Ребенок разжал руки, на его лице наконец-то появилось спокойствие, умиротворение, он смог убежать. Мучения от собственного недуга больше не коснуться его, он не будет с печалью смотреть на нормальных, здоровых детей, которые вырастают, бегают, знакомятся друг с другом, влюбляются, заводят семьи и умирают. Словом- суететятся.
- Я не хочу умирать- прошептал он, качаясь с носков на пятки, его руки проскользили по собственным волосам и закрыли мокрые глаза. Дождь продолжал барабанить по телу маленького человека, распластавшегося на земле. Оливер поднял глаза к потолку, оросшающим все этой эмитацией дождя- Вставай, мать твою. Вставай, жалкий инвалид.
Оливер сел на колени перед собственным трупом и толкнул его. Давай, давай- повторял он и толкал и толкал, он не ощущал как под мокрой тканью детского вязанного свитера, под хилой грудной клеткой начинает потихоньку заводиться сердце, оно неуверенно, спотыкаясь делает первые шаги-биения, не осозновая свою новую легкость, будто бы его пересадили в новый организм, но то было не сердце ребенка, а сердце мальчика, подростка, лежащего в аэропорту, в луже собственной крови. Ребенок отжался от земли и начал нащупывать очки, которые больше ему не нужны были.
- Встань и иди, очкарик- Оливер засмеялся сквозь слезы, пришмыгивая носом, он тогда и не помнил как дошел до дома, покрытый вязким слоем грязи и мокрый. Как плакала мать, упав перед ним на колени, совершенно не заботясь о том что испачкается. Олли взглядывался в радостное лицо матери. Неужели он ее больше никогда не увидит такой счастливой?
Что-то приятное ударило Оливеру в нос, приподняв голову наверх, он начал внюхиваться. Незнакомый женский запах заполнил все пространство этой воображаемой комнаты, мертвец силился вспомнить где же он его «слышал», давно ли или это очередная галлюцинация его умирающего мозга.
- Идиот
- Я вообще-то умер- на автомате, обиженно прошептал он, но через секунду встрепенулся и начал оглядываться в поисках источника звук. Он никогда бы уже не спутал этот голос, Олли начал ходить по помещению, которое вновь начало заполняться водой и прыгать, громко дыша. Мертвый британец даже не знал, что делать и поэтому делал что угодно лишь бы сохранить ощущение жизни, пускай и эфемерное, Оливер бил стены, толкал их, раскачивал пока черная вода опять не погребла его под собой. Он кричал, старался грести ногами и руками, барахтался, в общем, как мог. Пока не увидел то что станет в последующей его жизни знаком— не нужно бояться тьмы, за ней всегда грядет рассвет. По крайне мере пока твои мозги целы.
Тусклое свечение появившийся вверху начало слабо мигать, потихоньку усиливаясь и усиливаясь,становясь совершенно невыносимо слепящим. Олли поднял руку закрываясь от этого света, которое, казалось, прожигало его плоть.
Жизнь. Это снова ты?

♫Because no matter where they take me
In death I will survive
And I will never be forgotten
With you by my side.♫

- Время смерти 18-45- Врач даже не стал прощупывать пульс все так же лежащего плашмя Оливера, уставшегося стеклянными глазами в сторону. Мальчишку разорвало в клочья, даже та девушка с ребенком выглядела куда более оптимистично с точки зрения врачебной практики. Где-то рядом, давясь собственными слезами, выла навзрыд женщина, которую в руках держал побледший, с глазами как у Оливера мужчина 45 лет, кроме него перед ней стояла несколько полицейских комиссаров и врач-психолог, которые пытались заговорить с ней на ломаном английском, но та совершенно не слушала их, чуть ли не падая, вырываясь из объятий мужа. Она снова и снова кидала взгляд на сына и рыдала не останавливаясь. Обезумевшая, она не могла поверить, что ее Олли больше нет в живых.
Нет, он же особенный...он носитель. Как это...
- Мисс, я попрошу— рядом с Сольвейг присел медбрат и накрыл белым покрывалом окровавленный труп Оливера. Задержав свой взгляд на страшных ранениях, он поджал губы- Жаль парнишку.
Мужчина пригладил края ткани, которые должны были впитать в себя оставшуюся кровь, застывшую на полу, и встал, внимательно смотря на девушку под ним.
- Вам столько людей обязаны своей жизнью- сказал он негромко, наклонившись к уху Эйнарссон и ободряющее похлопал ее по плечу. Несмотря на то что весь периметр вокруг девушки был огражден, рядом с полицией уже столпились журналисты, кричавшие ей, призывая обратить на себя ее внимание. Сольвейг достаточно было посмотреть в объектив, чтобы вышел прекрасный кадр для газетной передовицы или прогрессивного интернет блога. Были и обычные пассажиры, махавшие ей рукой и мечтавшие чтобы она на них просто взглянула. В этот знаменательный день Соль навсегда вписала себя в современную историю Франции и мира, став национальным героем родины круассанов и шансона. Бывшие заложники чуть повеселели и их нельзя было винить, их жизнь могла бы оборваться как жизнь матери и того ребенка, которые просто попали не в то место и не в то время, под пулю безумного фанатика. Собственно как и Оливер, но свой выбор он сделал исключительно сам.
-Sauveur! Sauveur!- Как это обычно бывает, достаточно одному выкрикнуть броское название, как и все собравшиеся начали скандировать в голос этот народный титул Сольвейг, весь аэропорт аплодировал ей стоя. Даже полицейские, не пускавшие никого к девушке, начали нашептывать ее новое прозвище, народное признание самое цепляющееся и искреннее среди всех другие. Еще чуть-чуть и, наверное бы заиграла торжественная музыка, но так бывает лишь в фильмах. Солнце начинало потихоньку садиться, розовые облака зависли над разбитой, незастекленной крышей аэропорта. Чувство какого-то волшебства поселилось вокруг, которое, казалось, способно было воскресить даже мертвого.
Двое мужчин во врачебных халатах внесли носилки и, схватив за руки и ноги, резким движением перетащили белую простыню с телом на них. Работники начали проверять надежно ли все закреплено. Тело Беррингтона внезапно дернулось в конвульсии. Его легкое смогло справиться, вытолкнуть свинец. Изо рта парня выскочила сплющенная пуля и скатилась, упав на пол. Никто из собравшихся этого, разумеется, не заметил, кроме «халата», который сразу же нырнул под носилки за ней, и на автомате закинул ее себе в карман. Встретившись глазами с Сольвейг, он поправил белую марлевую повязку.
- Посмертные конвульсии, такое частенько бывает- Врач покачал головой, похлопывая ладонью по карману. Он снова поправил простыню и отошел вместе с напарником за формуляром. Оливер сглотнул кровь, которая вышла вместе с пулей и тихо-тихо сделал свой первый вдох. Олли лежал неподвижно, стараясь лишний раз не дышать. Всё-таки для человека побывавшим на той стороне, за кулисами жизни и первым кадром увидевшим белую простыню— он был крайне спокоен, самодовольная улыбка на его лице за этой накидкой все же никому не была видна. Кулак на груди теперь ничего не удерживал, кроме пули которая так же вышла из него как и та изо рта, как и другие из остальных пулевых отверстий в его туловище.
Если бы Беррингтон страдал амнезией он подумал, что его похитили и всю ночь избивали бейсбольными битами. Именно так ощущал себя его организм, выложившийся на максимум, чтобы вытолкнуть все имеющиеся инородные тела, регенерируя дважды поврежденные ткани и органы, работавшие теперь на максимуме своих возможностей. Если бы британец не наблюдал только простыню перед собой, то все предметы в его глазах определенно двоились, принимая забавные очертания и формы. Но Сейчас была лишь ослепительно-белая простыня и тени на ней, весь аэропорт ликовал, утопая в аплодисментах и скандируя что-то на французском- у него вышло, у нее получилось. Рядом с носилками, которые уже были в поднятом состоянии виделась женская фигура, он не мог различить кто это, но решил что если уж удачно рискнул своей жизнь, то можно было бы рискнуть и еще чем-нибудь. Олли сымитировал, будто его рука выскользнула из-под края побагровевшей внизу простыни и ладонью ударилась о ее ладонь, привлекая вниманияе Сольвейг. Она должна была как минимум встрепенуться и обратить свой взор на него, еще бы: не каждый день мертвые тяну к тебе свои руки, но все выглядело именно так как он планировал- очередная судорога трупа. Но вряд ли рука мертвеца по инерции могла бы зацепиться уже потеплевшими пальцами за пальцы живого человека как это случилось спустя мгновение.
- Иди за мной- еле-еле слышно прошептал Оливер. Только движение губ под простыней могли сказать, что Беррингтон еще жив, и не собирался на тот свет ни под каким предлогом. Врачи подошли ровно в тот момент, когда он закончил свою короткую фразу. Единственное что они увидели, это как девушка держится за пальцы отправившегося недавно на тот свет мальчишки. Один оттягивает маску и обращается к коллеге по-французски.

- Это что его девушка?
- Да не, она для него взрослая какая-то. Хотя...эти дети уже слишком рано взрослеют...
- Сестра? А кто тогда за оградой с полицейскими?
- Заткнись и поехали.

Один мужчина пошел вперед, зацепившись одной рукой за поручень, а другой держа планшет. Другой реаниматор, аккуратно обойдя Эйнарссон, тактично толкнул тележку вперед. Он не хотел, чтобы девушка отлетела или не успела за ними, все-таки сегодня ее день, она спасла его страну от катастрофы, меньшее что он может сделать- дать ей время проститься с этим иностранцем. Снисходительная улыбка на лице была закрыта марлевой повязкой, но благодарный взгляд уже было не скрыть. Героиня может идти куда и за кем ей вздумается. Полицейские сомкнули свои ряды за девушкой, что вызвало еще большее неистовство толпы, которую лишили возможности подольше побыть с кумиром.
Оливер провел кончиком указательного пальца по линиям судьбы на ее ладони и силой нажал на середину. Если уж попал в такую щекотливую ситуацию, то нужно было собрать максимально большое количество тактильных ощущений, но даже движения пальцами и кистью руки вызывали у него жгучую боль, организм проклинал Оливера за это истощение и требовал от него немедленно подпитки едой, отдыхом и вообще- больше никаких травм, ран и даже касаний. Это было приятным ощущением, но между тем и болезненным. Машина стояла ппрямо у служебного входа. Носилки приподняли для того чтобы поместить в машины неотложки, его рука выскользнула из ее, безвольно повиснув и ударившись о дверцу.
Ауч
Врачи переглянулись.
- Mademoiselle, вы не можете с нами поехать- сказал один демонстрируя руками крест, но другой толкнул его локтем и тот запнувшись, продолжил все так же на крайне паршивом английском, но не так категорично- мы вас оставим на пару минут. Но...вы не можете. Вы понимаете нас?
Мужчины закрыли дверь за Сольвейг, оставив ее наедине с трупом Оливера. Повисла тишина и он уже позволил себя более глубокий вздох, который был больше похож на скрип.
Парень закрыл глаза, поднял висящую на краю руку, на которой теперь красовался лиловы синяк. Особая сенситивность его кожи продолжала намеками говорить о том, что с его оболочки достаточно приключений на сегодня. Британец положил руку на наружную сторону простыни и снял ее, одновременно поднимаясь на локтях. Выглядел он крайне паршиво, бледный, похожий на смерть, на белках его глаз яркой сеткой проступили красные сосуды, дышать было больно. Но несмотря на все это британец кое-как справлялся. Посиневшая венка на виске говорила о том, что ее обладатель все еще жив. Олли тяжело перевернулся привстав, свесив ноги с высоких носилок вниз и так же выдохнул, опуская плечи, уставшие будто держали на себе как минимум несколько подобных миров. Глухим звоном из-под разорванного в клочья поло посыпались пули, вышедшие из него во время перевозки, штук 7-8, не меньше. Рука зажатая в кулаке медленно, будто усилием нечеловеческой мощи, разжалась, он наконец перевел взгляд на героиню сегодняшнего вечера. Девушку, на лице которой читался то страх, то боль, то ненависть. Какой-то странный микс эмоций, который у него больше не хватало сил анализировать. Только собственная кровь на ее персиковой футболке говорила гораздо больше других слов, на которые она была способна.
- Подарок.- прохрипел он, веки казались такими тяжелыми что могли бы раздавить друг друга, картинка тряслась, все что было чуть дальше чем девушка просто смазывалось, плохое зрение возвращалось вновь. Оливер протягивал Соль пулю, которая первой выскочила из него прямо в руку, когда он пытался зажать фонтанирующую рану- прямиком с того света.

♫Don’t go gentle into the good night
Rage on against the dying light.♫

Отредактировано Oliver Berrington (2017-03-22 14:10:13)

+8

6

актуально 01.10.17
https://33.media.tumblr.com/7dc11e528452ee1010169a8c613c5f08/tumblr_nsjyg7cCuP1ua38p5o9_r1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
kate mara

» имя, возраст:
Джонни Грант, 31
» принадлежность:
Человек или носитель;
на Ваш выбор
» профессия:
Хакер ВСБ

» способность:
Если выбрали носителя;
киберпатия/ваш вариант
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка.

  Место рождения: Флорида, Таллахасси.
  Родители: Майкл Миллер – бизнесмен. Эшли Миллер – журналистка.
  Джонни – единственный ребёнок в семье. Ей повезло родиться в тот самый момент, когда атмосфера в доме была более, чем просто уютной. Вечно наглаженный костюм главы семейства и слепящие глаза запонки, гармонично контрастировали с классическим платьем и папкой в руках манерной леди «Эш». Большие и просторные комнаты с детства давили на неё, не обещая размеренной жизни.
  Обычная школа обошла стороной, не догоняя статус семьи Миллер. У Джонни были самые лучшие учителя, которые основной акцент делали на точных науках. Примеры и задачки девочка щёлкала, как те орешки. Её интерес к технике был замечен так же на ранних этапах.
  Пришлось быть отличницей по всем предметам, где формулы забивали голову, не оставляя места для других наук. Казалось, что общаться с девочкой проще на языке компьютера, задавая информацию одними лишь нулями и единицами. Но она продолжала быть простой школьницей, которой требовалось время на настоящее детство.
Джонни никогда не была буйным ребёнком. Не торопилась влезать в конфликты или начинать выяснять отношения с кем-то. Но из ситуаций подобных всегда выходила победителем, благодаря своему умению грамотно ответить и сделать это в самый подходящий момент. Умение легко парировать и говорить фразы, что собеседнику не по душе, досталось ей от отца. По долгу службы, ему всегда приходилось быть тем самым «большим человеком», вокруг которого крутятся деньги, которые хотят, чтобы за них говорили.
  Поступая в университет, твёрдо решила связать свою жизнь с программированием. Уже на первых курсах обзавелась кругом друзей, которые с техникой на «ты». В этот же период участвует в мелких хакерских проделках, заполучая информацию, которая не была столь скрытной, но публично не разглашалась. Каждый год девушка всё более глубже изучает свой предмет, уйдя далеко вперёд от той программы, которой придерживались её преподаватели.
  После окончания университета, девушка некоторое время была в поисках работы, так и не находя чего-то подходящего для себя. Твёрдый характер и упёртость не позволяли Джонни оставаться сидеть на родительской шее – она быстро находит подработку. Джонни-официантка. Джонни-курьер. Джонни-умеет всё. Череда семейных скандалов проследовала на этом фоне, но всё прекратилось довольно быстро.
  Очередной приём людей довольно влиятельных, помог девушке с её делом на ближайшее будущее. Уже через месяц Миллер обосновалась в штабе Мэйпорт и заняла почётное место средь гениев себе подобных. Умело заболтав главу отдела на том приёме, она пробила себе дорогу, рассказав о возможностях, а затем и доказав свои способности на практике.
  Миллер практикуется, повышая свою базу знаний, будучи одной из самых ведущих специалистов. Компьютеры общаются с ней на своём языке. Джонни становится самым ценным специалистом, понимая всю серьёзность. Информация, которой владеет девушка – слишком ценная.
  В 25 лет Джонни знакомится с неким Мартином Грантом (старше на 5 лет) – военным 4-го оперативного флота ВМС.
  В 28 выходит замуж за него же. Семья девушки более чем поддерживала её в этом. Всё сложилось наилучшим образом и спустя год семейной жизни, она решает оставить своё рабочее место.
  Джонни было 30, когда она лишается своей «второй» семьи. Взорвавшийся автомобиль, в котором был её муж со своими родителями, быстро был обнаружен, но спасти никого не удалось.
  Повторного возвращения в родительский дом она не планировала. Чуть позже ей стали известны все подробности произошедшего – Джон поведал всю историю, что тянулась за их семьёй долгие годы.
  Девушка до последнего оставалась в доме Грантов, пока череда событий не заставила её примкнуть к какой-либо из сторон. Последовать Джонни решила своему выбору, который совпал с выбором младшего Гранта. Вместе они явились на территорию штаба вигилантов. Уже после девушка попадает в ВСБ, вновь заявляя о своих способностях и умениях.

Не зря у этих двоих похожи имена и они одного возраста. Как те близнецы, которым всегда нужно держаться рядом. Как только Джонни появилась в семье Грантов, Джон сразу же нашёл с ней общий язык. Она показалась «своей» с самого начала. Такой осталась навсегда. Как бы там не складывались цифры и даты, но ей суждено быть кем-то вроде сестры. Ей не нужна забота, как ребёнку, но Джон всегда прибегает к тому, чтобы лишний раз убедиться, что всё в порядке. В свою очередь, девушка сделала для него, пожалуй, самое важное. Благодаря своим знанием и умением не только быстро нажимать на нужные клавиши, но и шестерить во всей техники, Джонни не раз становилась тем самым механиком-самоучкой, что разбирала бионический протез Гранта, пытаясь навести порядок и наладить работу железной руки. И даже когда тот отвернулся от всякой помощи – отказать заботливой Джонни он не мог. Она навсегда стала частью его семьи и родным человеком.

Тут всё довольно абстрактно, как мне кажется. Образ сложился уже давно и в самый раз написать о ней много. Но читать много букв никто не станет - знаем, плавали. Я выдал Вам ключевые моменты. А любая-другая подробность может обсуждаться со мной лично. Можно тыкать в какие-то уже перечисленные факты и говорить, что это нужно поменять. Не проблема, если тому будет обоснуй. К тому же, все те аспекты, связанные с трагедией в жизни девушки и прочие мелочи, я обязательно должен буду донести, ибо это важно. Для персонажа и анкеты в целом. В остальном всё предельно ясно и шаблонно: решите для себя точно, хотите ли Вы эту роль. Мне не нужен соигрок на неделю. И не пропадайте, спустя тот же срок, без всякого объяснения и связи. При всей моей любви, которую захочу подарить, буду обеими руками за, когда сроки отсутствия доведут до удаления аккаунта.

[ п р и м е р    п о с т а ]

   Он медленно считает до десяти. После повторяет своё действие, но в обратном порядке.
  Раз за разом. Как то производство непутёвого механика, которое не способно на что-то более разумное.
Как игрушка в руках шкодливых юнцов, по щам которым давно не выдавал лещей. Звучит криво, но довольно сопоставимо с тем, что происходило в действительности.
  Счёт. До десяти или до ста? Джон медленно прокручивал в голове цифры, заполоняя ими всякий уголок больного подсознания. В черепной коробке не было места для чего-то более сложного и красочного. Воспоминания из прошлого? Полнейший шлак. Он не хотел возвращаться назад и лелеять жизнь, которая была у него до момента вступления в ряды вигилантов, например. То самое время, когда Джон Грант мог вполне свободно натягивать на исполосованную эмоциональностью череды событий рожу какие-то улыбки. Тухлые и никому не симпатичные. Те самые дни, когда семья была в сборе и глава неустанно вторил о том, какими должны вырасти оба его отпрыска. Там не было ничего интересно. – Восемь…семь…шесть.
  Веки крепче сжимаются, словно кто-то очень умный налил на линии роста ресниц клея и сказал дождаться момента, пока они склеятся между собой. Мазохизм – отчасти нужное во всём этом слово, но мазохизм во благо – не то, о чём вы, возможно, подумаете.
  Летающие, как те стервятники, лекари, то и дело пытаются говорить заумными фразами из своих словарей. Он ни черта не понимает. Недовольное хмыканье слышится, когда в очередной раз кто-то из врачевателей пытается доказать, что это нужно было. Теперь по закону разрешено издевательство над всё ещё живым человеком. Как вытащить занозу из подушечки пальца. Ощущения неприятные, но ведь то необходимость. Они вольны четвертовать кого угодно, под предлогом правильности своих действий. Им известнее, что нужно делать в подобных ситуациях.
  На каждом из них одежда, одинакового оттенка. Одни умело разбирают бионический протез, считаясь по праву создателями оного и умельцами в своём деле, другие следят за тем, чтобы «подопытный» вёл себя, как овощ, которому на всё плевать. Сегодня персонал поменялся. Одна лишь Грант остаётся постоянным гостем в этой обители, ни на шаг не отходя и наблюдая за всем процессом. Девушка всегда одобрительно кивает головой, чуть щуря глаза. Открытая как книга, по крайней мере, для него. Не всё так ладно, но и ожидать другого не следовало бы. Тупая боль в области плеча заставляет дёрнуться, побуждая салаг в униформе сорваться с места, вооружёнными до зубов своим фирменным оружием. Простое движение заставляет всех лететь к тебе, да шнырять чем попало, лишь бы вернуть привычное состояние, когда тело не слушается, запрещая сопротивляться чему-либо. Благо, закадычная подружка быстро решает этот вопрос, повышая тон. Недовольство растёт с каждой минутой. Недоверие в глазах каждого отбивает всякое желание возвращаться и позволять кому-то прикасаться к себе.
  Тугая повязка плотно ложится на плечо, опутывая корпус, фиксации ради. Какого черта разбирать железяку всякий раз делая какие-то ненужные отрезы у ее основания. Грант чувствует усталость и раздражение. Не новые ощущения. Привычные и рядовые. Как вчера и завтра.
  Словарный запас медиков разбавляет товарищеский тон Логана, что всегда появляется в нужное время и в нужном месте. Обеспокоенный чем-то, но не вызывающий никаких эмоций, кроме как безразличия. Джон недовольно смотрит на друга, пытаясь отвечать, как можно короче. Нежелание существовать вообще в этом мире сейчас занимает лидирующие позиции. Пару дней отдыха в местах, ранее неизведанных, были бы кстати. Пусть несуществующая пустота, зато без посторонних мыслей и людей. — Понял. Здесь ничего не меняется. Никогда.
  Достаточное количество людей, что шныряют и кажутся менее озадаченными, сейчас особенно раздражают. На лицах некоторых из них – улыбки. Неподдельные и искренние. У кого-то сегодня праздник? Как вчера и завтра. – Пять…шесть…семь.
  Как тот невротик, он ворочает плечом. Снимает повязку, которая ослабла и недовольно шипит. Завтра – очередной монолог по поводу того, что подобным занимаются лишь пустоголовые идиоты, коим не место в мире адекватных. Разумеется. А ещё они сидят ровно на филейной части и никуда не тащатся в таком состоянии.
  Сегодня не было никаких подробностей. Всё звучало слишком обрывисто и размыто. Сама суть в одном предложении, место сбора и ничего больше. Грант не был уверен до конца, стоит ли вообще придавать этому такое значение. И убейте Герду все Снежные королевы, случись у друга мимолётный загон. Не сносить головы ему в таком случае. – Восемь...девять...десять.
  Кинг успел скостить свою гоп-компанию. Мало похоже на что-то годное для плана грандиозного, но, будь то рядовая задачка для новичков – в самый раз. Джон молча двигался к назначенному месту, краем глаза замечая тех, с кем, возможно предстоит работать сегодня. В такт ходьбе на своём космическом языке трещали металлические пластины, что были скрыты под рукавом куртки. Желание держаться одиночкой сегодня лидировало. Он предпочитал сохранять молчание, сосредотачиваясь лишь на том, что будет вещать, судя по всему, Логан.  Как ни странно, но не видя Дарена, он не испытывал ровным счётом ничего. Не было желания оторвать голову младшему Кингу просто за то, что он есть. И отравляет тем самым существование всех этих людей, что подорвались по его душу тоже. Неподалёку проносится озадаченная Грант. Серьёзный взгляд мгновенно становится предельно озабоченным, как в поле зрения попадается её вечный пациент. Джон недовольно хмыкает, поворачиваясь к девушке спиной, ожидая Кинга. – Три…два…один.

Отредактировано John Grant (2017-10-21 13:14:28)

+5

7

https://66.media.tumblr.com/0ac5fa96abe716fc5ecd51560df7835f/tumblr_o6msq7HWF01r970z9o3_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Morena Baccarin

» имя, возраст:
Джейд Эль-Сафри/Jade Al-Safri (в прошлом, ныне может адаптировать имя к американским реалиям и изменить его), возраст от 27 до 33 лет
» принадлежность:
на усмотрение игрока
» профессия:
безработная/общественный деятель - что больше приглянется
предатель движения "Талибан"
информатор блока НАТО

» способность:
если все же выберете носителя, то пусть способность будет относительно "мирной", пассивной.
» сторона:
Конечно же, мне бы больше хотелось видеть ее в рядах вигилантов.
» статичное изображение:
ссылка

Ее история может начаться по-разному. Джейд может быть урожденной американкой, обученной специально для того, чтобы проникать в ряды самых отвратительных людей, которых вы только можете себе представить. А может быть одной из катарских "принцесс", получивших возможность учиться в лучших университетах Европы и США, где она воспылает любовью к другой культуре или амбициями. Последний вариант ее биографии, все же, более предпочтителен.
Судьба крепко-накрепко свяжет ее с катарским офисом террористов-талибов: ее семья будет давним другом этих малоуважаемых господ, вольно или невольно, поскольку такая дружба всегда чревата сотней непредсказуемых последствий и тысячей неприятных причин. Например, семейство девушки может возглавлять благотворительный фонд, через который отмываются немалые деньги, или же быть дипломатами из стран наподобие Пакистана, часть которой до сих пор является исконной территорией плохо управляемых племен и экстремистов - и Джейд вполне может сливать информацию, пополнив тем самым списки осведомителей, имена которых засветились особенно ярко после того, как WikiLeaks продолжила активно выливать в сеть пачки секретных документов даже после аналогичного громкого скандала многолетней давности.
Однажды игры Джейд в шпиона плохо закончились как для нее самой, так и для других людей. Именно после этого мы и встретились - после того, как ее пришлось вытаскивать из передряги и она потребовала политического убежища и спокойной жизни в цивилизованном мире. Во всяком случае, Джейд утверждала именно так. Но кто знает, вдруг она солгала? И является ли жертва жертвой? Я лично этого так никогда и не узнал.
В США до войны Джейд могла как затаиться, так и, напротив, вести активную общественную жизнь - тут уже решать вам. Противостояние вигилантов и ренегатов не могло оставить ее равнодушной: перед ней предстал еще один шанс проявить себя. Она может легко выступить в роли информатора, аналитика или разведчика.

Как уже понятно, заявка представляет собой довольно призрачную схему - думаю, подробности и конкретные идеи проще обговаривать уже лично

Джейд обязана мне жизнью, по крайней мере, я так считаю. Она же относится к нашему взаимодействию с иронией, нежели с чем-то еще. Между нами нет полного доверия, но я буду защищать ее, что бы ни случилось.

Она не хрупкий цветок и не солдат Джейн. Она воин, но в своем роде - духовном, а не наглядно-физическом. Пусть ее сила заключается в железной воле и трезвом рассудке, а не в умении драться или строить глазки. Отразите в ее поведении эдакий флер чужой культуры, но без особого фанатизма, ведь все-таки Джейд сделала все возможное, чтобы отвергнуть традиционный образ жизни восточной женщины. Покажите класс окружающим и напомните этим неженкам, кто вы и откуда.
Она не понаслышке знает, что такое война и терроризм, пусть последний открылся перед ней больше в своем политическом смысле, нежели как проявление жутких форм насилия.
Требования же стандартные - грамотность, желание активно играть и не бросать начатое на половине пути.
Все пунктики в заявке подлежат обсуждению и могут быть изменены.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Никогда еще тишина не была настолько оглушительно-громкой.
Она давила со всех сторон, накатывала волнами, когда замолкал голос ветра, и заставляла смотреть на окружающий мир иначе. Представлять, будто эту его часть накрыл громадный купол, не пропускающий свет, звуки, саму жизнь.
Бредущего в ночи Курта, на удивление, это нисколько не пугало. Скорее завораживало, но без сильной эмоциональной привязанности к объекту наблюдения: так зритель рассматривает мрачный пейзаж, восхищенно, но и только. Вся полнота чувств достается художнику — автору полотна, но не тому, кто его всего-навсего созерцает.
Масштаб запустения поражал, верно, но одичалость встречалась Бреннеру и раньше. В других формах, да. Но суть ее не менялась, план содержания оставался тем же, иным был лишь план выражения, а он всегда вторичен. Все оставалось неизменным: разгромленные шедевры архитектуры, покинутые наспех дома, куча обломков под ногами — перестанешь следить за тропинкой, по которой идешь, и непременно наткнешься на какой-нибудь сюрприз. Так что приходилось напрягать зрение и беречь конечности, хотя искушение поднять голову и полюбоваться сливающимися с ночным небом черными очертаниями покореженных зданий было велико.
Вот она, американская мечта. Миллионы чаяний лежат сейчас перед тобой грудами бесполезного хлама. А ведь когда-то он был чьими-то воспоминаниями.
Бреннер использовал все эти высокопарные рассуждения как способ отвлечь мозг от дел насущных. Да и удержаться от них в такой апокалиптической обстановке было сложно. Хочешь или нет, а о судьбе человечества задумаешься. Представишь весь земной шар в миллиардах темных, покинутых Чикаго. Сложно было вообразить, чтобы кто-то тут обитал: это место было больше непригодно для жизни. Теперь тут впору властвовать редким мародерам, безумцам или беглецам, но никак не тем, кто хотел выиграть в этом грандиозном противостоянии ренегатов и вигилантов. Чикаго же стал пешкой, разменной монетой. Памятником этой самой войне. Настанет день, и эти улицы вновь будут освещаться фонарями, но сколько лет на это уйдет?
Курт шел в северо-восточном направлении. Пытался ориентироваться на раздобытую ранее карту и не забывал глядеть на дорогу, хотя в непроглядном мраке на нее можно было посматривать только с помощью смартфона, которому теперь предстояло играть роль фонарика — как средство коммуникации он тут был бесполезен, как бы Бреннер ни надеялся поймать сигнал, надо было оставаться реалистом. Необходимо было найти источник радио— или спутниковой связи. Значит, разыскать один из правительственных объектов в руинах чужого города. если хоть что-то уцелело. На ум пришло несколько подобных точек, и одну из них Курт определил как тюрьму Кук-Каунти, расположенную в восточной черте Чикаго. Они должны были над ней пролететь. Не заверни он на юг, то можно было бы попробовать устроиться где-то рядышком — хотя там расчищенных площадок наверняка было и днем с огнем не сыскать.
Вообще, поход в тюрьму в гиблом местечке был затеей экзотической, можно даже сказать, безрассудной, но что оставалось делать? Им нужен транспорт, раз. Нужно выйти на связь со штабом — два. Кому, как не ему, решиться на подобную авантюру?
К тому же, в глубине души Бреннер чувствовал себя в свой стихии. Он один, вокруг — мертвая тишина и опасность. То, что всегда было "его". То, в чем он ориентировался. Это ощущение было сродни осознанию неожиданно свалившейся на его плечи свободы, которой ему так не хватало.
Парадокс. Здесь, сейчас, без друзей, Курт чувствовал себя настолько уверенным в себе, что мог бы и горы свернуть.
Включился "режим одиночки", этой подсознательной тяги к выживанию и достижению собственных целей без всяких там отвлекающих факторов.
Это ж насколько надо быть моральным уродом, чтобы наслаждаться руинами и отсутствием кого бы то ни было рядом?
Идти было тяжело. Мелкие улочки порой были полностью погребены под мусором и осколками. Черт. Курт моргнул. Неожиданное желание осмотреть развалины поближе заставило его зайти в некогда оживленный комплекс. Тут, наверное, пару лет назад кипела торговля. Бреннер прошел в холл и остановился, рассматривая помещение. Вглубь идти было опасно, еще рухнет что-то сверху на голову.
— Куда только ни заводит нас судьба, — проговорил он вслух. Эхо тут же "скопировало" его голос, он ударился от стен и прокатился по комнатам.
В голову полезли уже совсем дурные мысли.
Почему бы ему не добраться до Кук-Каунти, если тюрьма еще стоит, естественно, не передать сигнал бедствия, а потом... потом уйти в никуда? Попробовать найти Изабель, потребовать от нее объяснений? Уйти в самоволку, покуда все будут считать его павшим в бою героем? Затерянность в Чикаго — это же пропуск в...
— Что-то ты совсем с ума сошел, старина, этот город на тебя плохо влияет, — и снова шаловливое эхо украло у него эту реплику и сообщило о ней всему зданию. Но Курт не слишком-то опасался гостей. Слишком вокруг тихо.
Или... слишком тихо?

Отредактировано Kurt Brenner (2017-04-19 21:00:27)

+9

8

https://67.media.tumblr.com/ddcf273163f80da309d2babcb55f2471/tumblr_ob4tp8FAc11uqdigto1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Zachary Quinto (менябельно)

» имя, возраст:
Connor Murphy / Коннор Мёрфи
38-43 года.
» принадлежность:
Как пожелаете.
» профессия:
до войны был врачом - хирург.
не исключено, что до обучения в университете служил.

» способность:
Если носитель, то что-то такое, что может причинять физический вред или психически воздействовать на жертву.
» сторона:
Вигилант. Возможно, просто перебегает со стороны на сторону, преследуя личные цели.
Если ренегат, то в штабе персонаж появится с момента принятия в игру.
» статичное изображение:
ссылка.

Коннор первый и бывший муж Нив. Они познакомились в ординатуре, поженились и даже попытались создать полноценную семью, решившись завести ребенка - Браян 11 лет. Брак распался спустя два года. Развод был сложный и выматывающий, как и сам брак. Нив заботилась о своих братьях и сестре. Более того, с ними жила Шинейд (младшенька в семье Монахан). В то время она представляла собой проблемного подростка, который прожигает свою жизнь по принципу "будущее не имеет значения". Коннор хотел только свою семью и уговаривал жену отправить девочку куда подальше. Более того, уговаривал Нив оставить ординатуру на несколько лет и сидеть дома, ухаживать за ребенком. Естественно, она не согласилась.
Пожалуй, проблема их отношений заключалась в том, что оба видели свою "идеальную" жизнь и стремились к ней, но жизнь эта была разной. Монахан хотела сделать карьеру и совмещать материнство с призванием. Коннор семью, где жена исполняет роль домохозяйки. Семью, где только его дети, а жена подчиняется указаниям мужа. Но не получилось. Нив с 17 лет выполняет обязанности опекуна и с самого детства поглощена ответственностью и независимостью в принятии решений. Естественно, она противилась указанием из ряда "как стоит жить и вести себя". Она не из тех женщин, которые ищут в мужчине защиту. Скорее друга, партнера, постоянную поддержку. 
Они много ругались. Хороший период был только во время беременности Нив, несколько месяцев. Все стало еще хуже, когда она родила и сообщила, что возобновляет ординатуру. Это напряженные отношения, в которых никто не хотел идти на уступки. Точнее, женщина считала что пошла, забеременев и отложив обучение на один год. Ждала подобного в ответ, а не получив, начала отстаивать свои права.
Мне видится Коннор сильным мужчиной со своими стереотипами, которые получил из примера собственной семьи. Он способен ударить женщину и не испытывает по этому поводу угрызений совести. Все должно быть так, как он сказал. Обожает власть и доминировать. Очень строгий и, вероятно, жестокий. Из той области мужчин, которые считают женщин просто способом завести детей, нежели кем-то равных в правах. Консерватор.
Возможно, он просто не принимает независимость от себя. Особенно, от женщин которых любит или хочет, чтобы они его любили. Его раздражает, когда просьбы не исполняются. Не переносит пренебрежительного отношения к себе.
Коннор раздражительный.

Не ищу персонажа для "любовных" отношений. Они не будут парой, поэтому вы можете приходить и строить свою параллельную личную жизнь.
Вижу все примерно так. Коннор во время войны смог делать то к чему тяготело его яство всю жизнь: нести насилие и причинять людям вред безвозмездно. Он получил свободу от рамок цивилизованного общества. Возможно, он никогда не задавался идеей найти Нив и преподать ей урок, но так случилось, что они встретились и ему захотелось испортить ее жизнь. Сломать ее, потому что она не имела права когда-то его бросать и вообще огрызаться в ответ. Он будет требовать встречи с сыном, чего Монахан ему не позволит. А дальше - физический и психологический прессинг.
Если он будет в штабе ренегатов, то можно развивать все тайно от остальных. Монахан не побежит жаловаться братьям или кому-то из знакомых. Она будет стараться все уладить самостоятельно и Коннор, естественно, будет этим пользоваться.
Они уже не те люди, которые встретились двенадцать лет назад. И их отношения приобретают иной характер. Они ненавидят друг друга. Почти не помнят любви, которую испытывали и даже не уверены, что она была. Но ненависть с каждым днем их "общения" будет расти.

Дополнительно: приходите. Будем развивать сюжет самостоятельно. Хочу эмоциональной и болезненной игры. Это бой двух сильных личностей, которым есть что предъявить друг другу. На фоне войны у них развязались руки иначе выяснить свои отношения. Уместно использовать цитату из Гарри Поттера "И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой..." Сюжет обсуждаем, корректируем. Персонаж тоже. Мне важен результат, а не обоснуй - почему он так делает. Очень жду и обещаю игру!

[ п р и м е р    п о с т а ]

[indent] Ей стоило бы уважать его решение изолировать себя от внешнего мира. Все что он может – это отказаться от встреч, ведь в тюрьме такую роскошь, как свободу принятия собственных решений тяжело себе позволить. Но Нив казалось, что он не прав. Он имеет право не хотеть их видеть, но он не осознает, к чему себя приводит. Он свободно погружается в черную дыру, которая засасывает его и сковывает холодом одиночества. Ему кажется, там намного лучше, ведь он не чувствует всей боли, которую ему знатно подсыпала судьба. Монахан уверена, что это надо принять, пережить и не сражаться. Вот только как она может давать подобные советы, если утрату своей жизни она отложила в черный ящик, решив, что суровость реальной жизни проще пережить, нежели смерть родителей. И сейчас точно так же. Нив Монахан едет к брату, который не хочет ее видеть, потому что она потеряла близкого человека, пускай они больше не делили постель, но у них дочь. Она нарушает правила брата, потому что у нее есть ее собственные – не встречаться с горем лично, а обходить его другими испытаниями.
[indent] - Я знаю. Но…- женщина замялась и на секунду отвела взгляд в сторону. Она хотела сказать что-то вроде «тебе пришлось хуже», но решила не говорить. – Не надо ничего говорить. Я просто скучала и хотела тебя увидеть. Вы даже не представляете насколько это сильная и обнажающая близость – пережить вместе тяжелую утрату. Ты делишь с человеком что-то разрушающее тебя и его одновременно. Порой кажется, будто от этого становится легче, а иногда, что часть разрушений человека ты берешь на себя, потому что ему слишком много.
[indent] Чтобы пережить нужно время. Действительно время. Много времени. Дней, разговоров, ситуаций и море мыслей, размышлений. Возможно, слез и кофе, бессонных ночей. Но чтобы справиться нужна сила. Нужна выдержка видеть смысл в жизни и ощущать волю продолжать жить этим смыслом. Нив смотрела на брата и закусила нижнюю губу. Он все еще не хотел, чтобы она сюда приходила. Чейс старается скрывать это, но Нив видит это в движениях и взгляде. Даже в голосе слышит. Он ждет, когда же их встреча подойдет к концу, чтобы следующий раз не выйти или надеется, что она все поймет и сама не станет заставлять его принимать такое решение. Вот только Монахан станет. Пускай он ее за это ненавидит, но она уверена, что семья ему нужна, даже если он уверен в обратном.
[indent] - Ты тут, но не с нами. Мы с тобой, но ты нет. Чейс, мы любим тебя. Я люблю тебя. Ты сделал то, что считал правильным. Они заслуживали. Ты нет, - Нив смотрит на брата и боится моргнуть, но ее глаза уже мокрые, а сам мужчина расплылся в ее соленой линзе. Она моргает и слеза падает по щеке. Монахан резко ее стирает. Это первая слеза за последние недели. – Может быть ты тут сам, но ты не одинок. Пожалуйста, не прекращай встречи намеренно. – Женщина сделал глубокий вдох, и выпрямилась, будто это могло помочь ей стать менее эмоциональной и сдержать собственные слезы. Ей не хотелось плакать при нем или учить, как стоит жить и какие поступки следует предпринять. Она просто хотела быть рядом, показать, что если ему нужна опора – то она ему ее даст. Она станет его поддержкой, даже если ему это не нужно. 
[indent] Атмосфера в помещении царила ужасная. Монахан слегка дрожала и не могла понять из-за чего именно. Эмоций, которые в ней бушевали, ущемляли и заставляли чувствовать себя никчемной мышью в целой вселенной. А возможно просто из-за холодных стен и жёсткого стульчика, пустых и холодных взглядов от людей, которые увидели слишком многое, чтобы остаться людьми. А еще другие заключенные, которые рождают в Нив боль. Они, возможно, не плохие люди. Они меняются в компании своих посетителей. Но ее Чейс лучше их и он не заслуживает того, чего заслуживают они. Плохие мысли, но Чейс лучше их всех и совершенно этого не заслуживает.
[indent] - Когда я снова приду, ты не выйдешь? Я приду, не сомневайся. Я буду приходить, и сводить тебя своим появлением с ума. Чейс, я никогда тебя не оставлю. Как бы сильно ты этого не хотел, - Она внимательно смотрела на брата, стирая еще одну слезу и всеми мыслями желая разбить это стекло, чтобы обнять его. Кто-то сказал, что объятия созданы для того, дабы спрятать слезы. Этот кто-то был чертовски прав.
[indent] Боль утраты, подобна лезвию в само сердце. Тебе так больно, что хочется вырвать внутренности и выбросить прочь. Хочется пустоты, словно она может избавить от слов, которые были не сказаны, или поступков, которые были сделаны, но полны сожаления. Кажется, будто пустота может освободить от всего этого, но это не так. Она лишь накапливается, чтобы в первый подходящий моменты выпустить все разом и сломать. Разрушить остатки человека, в назидание за слабость и неумение справляться. Нив казалось, что все именно так и происходит. Ей казалось, что брат именно к этому себя и ведет. Изолируется от всех, стараясь спрятать эмоции, не желая ничего объяснять, а просто жить с тем, что случилось, надеясь, что когда-то умрет и теша себя маленькой победой – местью, которая, скорее всего, желанного облегчения не принесла. Но Нив ему этого не даст. Она будет приходить в день смерти родителей, его жены и ребенка, в день когда он отомстил и его посадили, в его День Рождения и в любой другой день, когда у нее будет время. Она будет приводить своих детей и если надо, Сета с Нейд. Ему придется это принять, хочет он этого или нет.

Отредактировано Neave Monaghan (2016-11-10 02:16:03)

+9

9

Заявка обновлена 05.06.2017 и является особенно актуальной!
http://photo.rock.ru/img/xIbh6.gif http://photo.rock.ru/img/2uyd9.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jonathan Tucker

» имя, возраст:
Уэсли Дикерсон, 28-34;
Уэс, Уэсли Снайпс, Джей Валькотт (единожды) и многие другие псевдонимы;
» принадлежность:
носитель;
» профессия:
ранее: акробат в цирке; вор, наркоман;
сейчас: искатель в главном штабе; с декабря - член партизанского отряда (неофициально).

» способность:
атрофизм;
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Уроженец Канады, акробат и просто псих.
Бурными аплодисментами усеяна его ранняя жизнь, а теперь лишь сны. Сколько внимания ему нужно? Наверное, все, без остатка. Он любит выступать на публику и делает это в совершенстве. Глупый, дерганый мальчик – может, это только образ?
Он смотрит задымленным взглядом уставших красных глаз, а губы его едва тянутся в легко читаемой насмешке. Очевидно, нарывается, незримо бросает вызов. Может сказать, что воткнет нож себе в лодыжку, дабы доказать свою верность, и он, не сомневайтесь, действительно это сделает. Не ради вас, а из-за вашей реакции. Он просто обожает удивлять.
Неблагополучная семья, непонимание, побои. Уэсли удирал из своей родной страны, убегал быстро, без оглядки, вместе с бродячим цирком, что как раз посетил их края.
Много лет путешествовал, был акробатом, пока во время выступления при проявлении способности не упал с высоты. После этого инцидента распрощался с прежней «работой», нелегалом залег в Америке.
Очень несерьезный, часто откладывает дела на потом. Живет исключительно в свое удовольствие, и для этого куча денег ему ни к чему. Уэс действительно любит то, чем занимается. Он склонен к поведению «на грани»; обладатель высокого болевого порога и пристрастия к спиртному и наркотикам. Сообразительный, с фантазией, пусть та и часто направлена в ненужное всем русло.
За время своей «блестящей карьеры» до войны попадался всего несколько раз, но и то за распитие спиртных напитков в общественном месте, парковку в запрещенном месте или разгуливание в неподобающем виде и хамство работникам правопорядка. Благодаря способности всегда сваливал незамеченным с места преступления, а доказать его присутствие было практически невозможно.
Уэсли наделил себя множеством внутренних конфликтов, но ведет себя все же так, будто весь мир ему должен.

Прочие факты:
- ненавидит свою фамилию из-за того, что в детстве часто терпел издевательства на этот счет. После побега из дома предпочитает представляться исключительно как Уэсли;
- после падения заработал травму позвоночника и спинного мозга;
- является незарегистрированным носителем, у которого куча «личностей», благодаря подделанным или украденным айди картам – отсюда и много нужных знакомств;
- большую часть своих знакомств завел в первые годы после ухода из цирка. Одной из первых была девушка, приютившая его, единственные нормальные отношения с которой продлились достаточно долго, а ее старшая сестра практически заменила ему мать, хоть и была старше всего на десять лет. Они сами промышляли мелким мошенничеством и воровством, но в чем-то крупном замечены никогда не были;
- знает или понимает несколько языков, включая русский, но говорит очень бегло;
- в конце августа 2037 получил от Валькотта задание разузнать как можно больше о ренегате Андреа Серратос [впоследствии вышел на ее сестру]. С середины сентября практически постоянно пребывает на территории ренегатов;
- в декабре 2037 также находился на территории ренегатов, когда активировали «стену». Продолжая разведывательную деятельность, наткнулся на партизан вигилантов и через некоторое время примкнул к ним, дабы увеличить свои шансы на выживание на вражеской территории.

ОТНОШЕНИЯ
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

- Знаешь, а ты чертовски похож на моего отца, - с безумным осознанием в глазах выдает вдруг Уэсли, но дурацкое выражение стирается с лица сразу же, стоит Валькотту приложить его о стол.
- Это не то, что сказал тебе Гилмор.
***
Валькотт не воспринимает всерьез фразы Уэсли и давно научился выбирать из них нужное.
Однажды узнав о столь ценном кадре, Джей незамедлительно прибрал его к рукам. Он не стал обещать золотые горы, но рассказывал о несуществующих перспективах, несколько в ином, более ярком свете преподнес все свои соображения и, главное, пообещал вознаграждение, преимущественно в денежном эквиваленте. Именно Валькотт стал той путеводительной звездой, которая направила способности Уэсли в нужное русло, когда тот, пребывая большую часть времени в пьяном угаре, растрачивал понапрасну свой дар.
Уэсли является для него личным информатором, но сам же Уэс считает их приятелями, что Валькотт не подтверждает и не опровергает, предпочитая не рушить выстроенное доверительное со стороны носителя отношение, однако совершенно точно так не считает.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Не приемлю огромные ниочемные простыни, требую грамотность, адекватность и совершенно точно не разрешу изменить внешность и имя.
Персонаж не должен быть привязан исключительно ко мне. Я хочу видеть игрока, который будет заинтересован в его развитии.
Описанное в заявке является основой и может быть изменено.
Факты были добавлены 05.06.17 после продвижения мной персонажа в личном сюжете (читай: игрой обеспечен).

+

http://photo.rock.ru/img/LqA_1.gif
http://photo.rock.ru/img/uHV2P.gif
http://photo.rock.ru/img/FSexG.gif


[ п р и м е р    п о с т а ]

Никогда прежде Валькотт не задавался целью запомнить всех обитателей штаба – ни внешне, ни по должностям. Он трезво оценивал все шансы заведомо провальной идеи, прикидывал в уме численность штаба даже без мысли о попытках проверить реальную цифру, которая, к тому же, поменяться могла в любую минуту, а то и секунду. Он прекрасно понимал, что всех не упомнить, к тому же человеку по типу него, голова которого постоянно забита чем-то более важным.
Примечать даже малейшие детали Валькотт научился еще в детстве, поэтому сейчас, в перерывах между метаниями по незнакомым – как ему самому казалось – чертам лица, Джей обратил внимание на сжимаемую руками папку. Однако особо акцентировать на этом все же не стал, оставшись с мыслью, что любой подоспевший к этой двери наверняка не приходит просто так. Так, он думал, и с этим парнишкой.
И все же данный факт вовсе не является оправданием тому, как резко, даже без стука, ворвался он в кабинет лидера.
Яростное непонимание отобразилось на лице Валькотта во всей своей красе, стоило удерживаемой в руках жертве промямлить что-то едва вразумительное. Но Джей все же остепенился, пусть и неосознанно. Расслабил руки, но резко выдыхать, подобно разъяренному быку, при несогласии и раздраженно смотреть прямо в глаза не перестал. Проходящая же боль уносила с собой желание придушить на этом же месте. Удивительно, как быстро сдался весь тот ураган, что уже не один день бушевал в голове. Относительное же спокойствие пьянило, тишь успокаивала, однако Джей на мгновение посильнее сжал пальцы, будто бы в преддверии чего-то неожиданного, но отошедшее желание поднять вверх и потрусить как следует за несоблюдение субординации улетучилось, прихватив с собой и мертвую хватку.
- По какому еще делу? – зло фыркнул в ответ и принялся следить за каждым шагом, подсознательно в попытках застать неверный.
Уже тогда Джей пожалел, что нет в его руках оружия, ножа хотя бы, который он незамедлительно всадил бы в шею непрошеного и такого наглого гостя. Но все же убивать вигилантов в пределах штаба ему было запрещено. Да и к тому же, не имела затея большого смысла. Личную же неприязнь можно было решить словами, в запущенных случаях – рукоприкладством, но только не убийством, нет.
Сложив руки на груди, несколько вытянулся вперед и в сторону, пытаясь заглянуть за плечо Фрэнсиса в желании рассмотреть, что же такого в той папке притянуло сейчас его внимание.
- Чего ты там бормочешь? – несколько возмущенно в попытках расслышать навострил уши Валькотт.
К последующим же событиям никак не был готов. Неожиданный крик и употребление его же имени заставляет напрячься всем телом, забыть о предупреждениях, приготовиться к обороне и обезвреживанию. Нападения же, как такового, вопреки ожиданиям, не происходит. Но расслабляться Валькотт не собирался.
- Похоже, нажрался до беспамятства здесь все же ты, придурок.
Плохо скрытые злость и раздражение все-таки просачиваются в слова подобно яду после укуса змеи. Фантом сдерживается из последних сил и почти пропускает пустые, совершенно глупые обвинения. Думает тем временем над тем, как быстрее и эффективнее обезвредить и выгнать прочь разбушевавшегося утреннего гостя. Все идеи сходятся на минимуме – все-таки они в разной весовой категории, где победа предопределена заблаговременно, а противник, к тому же, не является бойцом, что Валькотт, как опытный солдат, определят почти сразу.
Он скалит зубы и щетинится едва заметно, точно дикий зверь, приметивший назревающую угрозу. Кулаки незамедлительно сжались, руки освободились, напряженно повисли вдоль тела. Взгляд покоряется не сразу, но затем уходит в сторону, вдоль по руке, указывающей на флаг.
И пока Валькотт разбирается, какого чувства в нем все-таки больше – злости или недоумения, – его оплошностью пользуются сполна.
Разъяренный рев сотрясает стены небольшого помещения.
- Сука, ты расхреначил все нахуй!
Валькотт в несколько шагов преодолевает расстояние к столу. С силой схватив Мура за ногу, он тянет на себя и отбрасывает его в сторону. Подлететь обратно успевает за мгновение. Он вновь цепляется пальцами в рубашку, хватает сильно, кажется, излишне, тем самым заставляя подняться, возложив все буквально на свои же силы. Подняв же, не дает нормально встать на ноги, хватает одной рукой за горло и приближается к лицу своим так близко, как не позволил бы себе самый лучший друг.
- Расхреначил, блять, нахуй, ты слышишь?! Что с тобой не так, а? Что с тобой не так, гнида? Ты понимаешь, что ты сделал? Ты знаешь, чей это, блять, кабинет?! Ты разъебал кабинет человека, который принял тебя со всем твоим дерьмом! Какого хуя ты, блять, натворил? Может, мне придушить тебя здесь нахер? А?! Отличная, блять, идея!
Его крик был оглушителен, взгляд – ужасающим, а слова что ни на есть правдивыми. Осуществление сказанного является, скорее, спонтанно принятым решением, нежели тщательно продуманным планом. В подобные моменты Валькотт и вовсе не способен мыслить здраво, с учетом последствий. Именно поэтому, когда обвил шею мазохиста цветастым флагом, Джей даже не отдавал себе адекватного отчета в том, что творит - его голова отчаянно трещала, грозилась с каждым движением, с каждым звуком буквально разорваться.
- Элдерман только спасибо мне скажет за то, что избавил его от такого куска дерьма! Он не спустит тебе это с рук. Понимаешь? Ты слышишь меня? Отвечай!

Отредактировано Jay Walcott (2017-06-14 02:59:56)

+4

10

Актуально! (12.12)
http://i.imgur.com/cgw4MtT.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Summer Glau (!) or Gena Malone

» имя, возраст:
Юнити Лэйн. 25-30 лет.
» принадлежность:
носитель
» профессия:
ранее: сотрудник полиции
в настоящее время: диверсант, член партизанской группы вигилантов

» способность:
ментальный блок
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка
ссылка

Родилась и выросла в Хьюстоне. Да-да, Хьюстон, у нас проблемы. Дочь “патриота на всю голову”, военного, прошедшего Ирак и Сирию, в итоге так там и оставшегося. Несмотря на то, что он вернулся домой с медалью, целым и почти невредимым (ну кто, скажите, всерьёз считает ПТСР травмой?), жизнь для него стала непрерывной войной задолго до 2036 года. Поэтому Юнити (Unity в честь самих штатов, как вы понимаете) и в мирное время жила как будто кругом враги: стрельбы, борьба, выживание.
После школы - служба в полицейском департаменте (Иммиграционная и Таможенная служба США или дорожная полиция), ещё позже - неудачная попытка реализовать заветную мечту вступить в техасские рейнджеры (отбор жесток, но таков уж он есть). А меньше, чем через год - раскол страны надвое и война, лишившая её дома.
Как и многие техасцы, она решительная, самонадеянная и простоватая с виду, но не стоит обманываться её акцентом cowgirl. Этой девочке палец в рот не клади - по локоть откусит. Одному богу известно, что у неё на уме. Иногда кажется, что она сама не всегда знает, что выкинет в следующий момент. Привыкла действовать быстро, по обстановке, вижу цель - иду к цели. Составление сложных и многоступенчатых планов не её конёк, но поспешность в действиях и суждениях компенсируется привитой с подзатыльниками отца осторожностью.
Её учили рассчитывать только на себя, но время, когда можно было спокойно строить из себя одиночку, ушло, и теперь она учится играть в команде, хоть до поры до времени ей придётся скрывать свою основную роль - роль “стукача” (с подачи Джеральда и ВСБ). Но она уверена, что всё, что она делает, послужит правому делу.

Юнити - “донор” и информатор Джеральда в стане вигилантских партизан в стане ренегатов. Вот такая вот матрёшка. Флинн знал семейство Лэйн со своей студенческой скамьи. Проблема адаптации военного с ПТСР была темой одной из его практических работ. Потом Джерри наткнулся на знакомую фамилию в поисках нового донора и заново познакомился с Юнити четыре года назад. Её способности понадобились ему, чтобы проработать носителя с телепатией, а она в свою очередь согласившись ему помочь, не особо теряя время “сдала” агента боссам картеля, чтобы на них выйти. Получилась довольно неловкая ситуация, но благодаря вмешательству полицейского управления всё обошлось, а Флинн, ценящий практичность, оценил и подход Юнити, даже с позиции объекта торга признав ход неплохим. С началом войны Джерри, используя ресурсы вигилантов, вытащил Лэйнов из родного Техаса, из творящегося там ада, впоследствии практически стёршего штат с лица земли. Он же позаботился о том, чтобы его подопечная нашла применение своим талантам в отряде партизан. Она получила цель и возможность портить жизнь тем, кто оставил её без родины. Флинн получил глаза и уши не только в отряде вигилантов, но и на территории противника.
UPD: С декабря 2037 по март 2038 года территория ренегатов изолирована энергетическим барьером - стеной, и Юнити с отрядом осталась отрезанной от остальных вигилантов, выживая в тяжелых условиях, без ресурсов и без нормальной связи.

Персонаж - не маньячка от закона и не беспредельщица, её учили действовать осмотрительно.
Внешность - допустимо править на своё усмотрение. Я не собираюсь упираться и диктовать соигрокам с какой внешностью им играть. Саммер и Джена - всего лишь мои пожелания.
Способность и роль править крайне не желательно.
Правки по биографии, не влияющие на образ в целом, по согласованию.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Ручка вспорхнула в пальцах дознавателя в последний раз отбросив блик от лампы на его пиджак. Джеральд выпрямился, облокачиваясь на стол и сцепив руки перед собой. Действия бывшего английского разведчика прекрасно подходили под определение слов “саботаж” и “роковая ошибка”, так что вопрос стоял только в том, чтобы понять, имелся ли у него злой умысел.
Вынужден вас огорчить, мистер Кроули, это и есть рутинная проверка, других у меня не бывает, и лёгкого общения я не ищу, — Флинн позволил себе улыбнуться одной из тех снисходительно-самодовольных улыбок, которые так раздражали его когда-то на лицах подопечных, уверенных в собственной неподсудности и неприкасаемости. Иногда он забывал, что по другую сторону стола всё выглядит немного иначе. И то, что для него сливается в единый и непрерывный поток, для других разбивается на отдельные и порой довольно значимые в жизни события. — Повторюсь, я читал ваш отчет, и он мне не понравился. Я требовательный читатель, и привык, что автор держит установленную планку. Вы же её сбили, причем так неудачно, что поставили под угрозу работу всего штаба. Случайность, скажете? Охотно бы согласился, если бы верил в случайности. Формально, вы...
Однако договорить Джеральд не успел. Появление Карро, без стука буквально влетевшего в кабинет, вынудило дознавателя прерваться на полуслове. Теперь он испытующе смотрел на нарушителя правил и границ в ожидании объяснений, которые не замедлили последовать. Всё вполне предсказуемо, но до чего невовремя.
Вот именно поэтому Флинн старался избежать возникновения любого рода связей на работе, в зоне личной ответственности, чтобы не оказаться на месте Карро. Личные связи в любой момент могли камнем повиснуть на шее дознавателя, мешая поднять голову и смотреть на ситуацию так, как ему полагается: прямо, объективно и беспристрастно. Видеть людей целиком, оценивать профессионалов, если угодно, а не “отличного парня, с которым мы пили пиво и обсуждали бокс” или “милую девушку, с которой мы дружили в школе и которая любила испанский”, уметь вовремя заметить отклонения и самое главное — принять по этому поводу меры без оглядки на светлый хранимый в памяти образ.
Как только тебе начинает казаться, что ты хорошо знаешь человека, ты добровольно надеваешь на себя шоры собственных иллюзий на его счет, и подсознательно будешь стараться впихнуть любые новые сведения о нем в заранее установленные тобой самим рамки. Иногда случается, что рамки начинают трещать, деформируются, лопаются. Но чаще всего лишнее просто отсекается и отбрасывается, оставляя приятный глазу аккуратно вырезанный по нужной, комфортной для восприятия, форме кусок. Первыми в такую ловушку попадают близкие родственники. “Мой сын не такой, я не верю, он не мог!”, “Так и знал, что толку от него не будет!” — две стороны одной медали, которую можно было смело выдавать родне большинства подозреваемых. Далее следуют любимые и друзья, слишком часто рассматривающие человека через призму своих с ним взаимоотношений. И на третьей ступеньке люди, находящиеся в плену чужого мнения о совершенно незнакомых людях. Друг моего друга? Враг моего врага? Возможно, в мирной жизни эти формулы и помогали налаживать множество лишних социальных связей, но в войне двух идеалогий, в столкновении не сил, но интересов, выбирать тех, кому можно и следует доверять, требовалось на порядок тщательнее. Фил, кажется, предпочитал переминаться где-то между второй и третьей ступенями, поскольку не мог определиться, что его больше беспокоит: судьба разведчика или возможные последствия для него самого.
Реши Джеральд воспользоваться мнением коллеги о Кроули, ему бы пришлось сделать шаг вниз, а не смотреть на ситуацию со стороны. Но этого он делать не хотел и не собирался.
Фил, — тоном “ну и какого дьявола ты тут делаешь?” и поднятием брови поприветствовал Джерри вломившегося к нему в кабинет коллегу. — Я в курсе, что именно ты рекомендовал мистера Кроули, и именно поэтому тебя тут не было и быть не должно. Не припомню, чтобы вызывал адвокатов. Ты порядки знаешь не хуже моего. Но раз уж ты решил бежать впереди паровоза… Дело стало немного интереснее. Может стоит забрать слова о рутинности этой проверки обратно? Ведь не каждый день на допрос врываются сотрудники ВСБ, возможно прямо или опосредованно покрывающие подследственного, или по крайней мере позволяющие досрочно сделать такие выводы. Всё внимание дознавателя переключилось на коллегу. Флинн встал со своего кресла и направился к двери, чтобы закрыть её, пока ещё кто-нибудь не зашёл на огонёк.
Хотя мистер Кроули и не находился под следствием, и обвинения в саботаже против него не выдвигались, судя по выходке Карро, он об этом не знал и предполагал худшее. И потому влез, рискуя собственной шкурой уже со стопроцентной гарантией, и вполне вероятно подставляя не только себя, но и самого Джерри. Есть ли у тебя на то веские причины, Фил? Можно было бы представить, что поводом для беспокойства стала одна только репутация Флинна в отделе, но это было бы уж слишком. Слишком глупо? Вот и представился повод подвергнуть проверке собственное мнение о Карро.
Кто я такой, чтобы мешать совершать столь опрометчивые поступки? — щелкнув замком, Джеральд повернулся к собеседникам. — Раз уж ты вроде как сам сдаваться пришёл, может и остальную работу за меня сделаешь? Ну?
Он приглашающим жестом указал Филипу на своё кресло, а сам остался стоять, скрестив руки на груди.
Мистер Кроули тут по подозрению в саботаже. Ни более, ни менее.

Отредактировано Gerald Flynn (2017-12-13 19:11:45)

+6

11

http://31.media.tumblr.com/tumblr_lo2v9i0zRq1qafcveo1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Damian Lewis/Daniel Craig/Ralph Fiennes/etc

» имя, возраст:
Юджин Рэдгрейв/Eugene Redgrave/любое другое, возраст 38-45 лет
» принадлежность:
на выбор игрока
» профессия:
Бывший военный - сначала обычный солдат, затем армейский разведчик, затем - экс-военный атташе США при посольстве в Исламабаде, Пакистан. Агент Разведывательного управления МО США (РУМО).

» способность:
на выбор игрока
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка


Юджин Рэдгрейв мог претендовать на титул очередного Джеймса Бонда, только уже американского типажа. По-своему обаятельный, по-своему расчетливый, по-своему  "душа компании". На виду. На деле - профессионал в своей области, человек, который долго шел к тому. что получил, отличный дипломат, так называемый легальный шпион - из того самого ведомства, которое ведет давнее соперничество с ЦРУ. Специализируется на наблюдении, дипломатическом шпионаже и добыче сведений, интересных для Министерства обороны. Построил блестящую карьеру, побывав во многих горячих точках - начиная Южной Америкой и заканчивая Азией. Крутой агент, что тут еще сказать? Ему пришлось пережить немало, что закалило его характер.
Наши пути пересеклись в конце 2031 года, когда Юджин служил военным атташе в одном из самых горячих регионов мира - в Пакистане. Он был одним из первых, кто прознал про мой "косяк": во время военной операции я нарушил приказ, вмешавшись в разборки между пакистанскими племенами, что вылилось в трагедию, унесшую жизни нескольких десятков мирных граждан и трех немецких спецназовцев. Рэдгрейв был одним из тех, кто "помог" мне уйти от правосудия, посоветовав молчать, а не предаваться мукам совести, поскольку мертвых было не вернуть, а отступление от приказа грозило мне немалым сроком - пустая трата ресурсов. А именно человеческий ресурс Юджин считает самой большой ценностью.
Когда настала война, Рэдгрейв долго не колебался, выбрав вигилантов, поскольку видел в них защитников порядка - пусть порой несправедливого, но порядка.
Пускай этот персонаж будет жестким в своих взглядах на жизнь. Даже жестоким, черствым. Но тем не менее дипломатичным и ведающим, за какие ниточки кого нужно тянуть. Кому-то он может показаться злодеем, для кого-то же он пример тех самых безвестных героев, на ком держалось спокойствие в обществе. Он наверняка нашел бы свое место что в боевой группе, что в разведке, что в вербовщиках или даже ВСБ.
Это человек, который категорически "за" былое и категорически "против" нового. Он рассматривает ренегатов как сепаратистов, образование, выросшее в результате заговора, как раковую опухоль, в конце концов, которую нужно удалить. Рэдгрейв скорее перестанет дышать, чем поверит в благую миссию Риндта, поскольку, как и я,в своей жизненной философии базируется на знании человеческого несовершенства - уйдут одни политики, придут другие, и кому известно, будут они лучше или хуже? Кто дал им право называть себя теми, кто не может совершить ошибку? Так что это не тот герой, который способен изменить принципам. Они слишком глубокого в него въелись. Рэдгрейв может утопить один город в крови, чтобы спасти десяток - это главное, что нужно о нем знать.

Мы познакомились не в самых приятных обстоятельствах. Нас связывает общий грязный секрет. Мы не были приветливы. Однако мы отлично понимаем друг друга и способны прекрасно работать вместе даже в условиях вынужденного сотрудничества. Наше мировоззрение сходится по большинству пунктов, и это весомый факт, который, тем не менее, сильно отягощается причинами нашего знакомства - и убеждением Юджина, что сокрытие правды было более чем оправданным шагом.

Требования стандартные: любить персонажа, холить, лелеять и не забывать. Биография в принципе по большей части будет зависеть именно от желаний игрока - не вижу смысла обрывать чей-то полет фантазии.

п р и м е р    п о с т а

Значит, угадал. Даже с бессознательным, превалирующим над сознательным, смог воедино связать все нити. Хоть что-то. Хоть одна маленькая победа в веренице неудач. Как же горько было признавать прорехи в собственной броне, как болезненно сознавать, что вся твоя воля — ничто, капля в море, перед какой-то чертовой смесью, выворачивающей мысли наизнанку и вытаскивающей из глубин все то, что Бреннер мечтал утопить в самых темных уголках своей души.
Именно к ним подплывал Флинн, именно это заставляло беситься, метать черными от гнева глазами молнии. Все самообладание уходило на попытки сдерживать этот мутный поток ярости, на то, чтобы молчать и увиливать, не оставалось сил. Лучше уж было проболтаться, чем избить этого янки до полусмерти.
— Если б вы хотели, чтобы я держал себя в руках, вы бы не подсунули мне эту дрянь. Или хотя бы честно попросили меня самому ее проглотить. Но это слово — "честно" — очевидно, вам абсолютно не знакомо, — просипел мужчина.
На самом деле, он-то понимал, что как раз путь откровенности их бы никуда не завел. Бреннер бы уперся в свое сакральное "моя жизнь — военная тайна ФРГ, военная тайна НАТО, отвали от меня на этой веселой ноте". Но такая подлянка его задела. Он бы смирился с чем угодно, даже с физическим насилием (хотя ему бы он сопротивлялся на ура, поскольку давно притерпелся к чувству боли; такие как он чаще умирали под пытками, нежели начинали говорить). Но вот такая подлость...
— Я не имею права отвечать на этот вопрос. Не имею права. У вас есть досье, довольствуйтесь им. Это военная тайна. Военная тайна... — Курт уцепился за это словосочетание, как утопающий за спасательный круг, и повторял его раз десять, мотая головой. Но ассоциативная цепочка уже была запущена, и ее было не остановить. Изабель, ее предательство, его ложь ей, кровь, очень много крови, до безумия много. В памяти всплывали горы, жар солнца и хрустящая, выгорающая земля. Пепел под ногами и снова кровь.
— Я ей солгал, — неожиданно вымолвил немец. Взгляд его как будто опустел, а эмоции выгорали под гнетом чего-то, что обладало над Бреннером еще большей властью, чем пресловутый коктейль правды. — Я не собирался уходить из KSK. Меня убрали. Я должен был предстать перед трибуналом. Должен был ответить... за все.
На руках Курта было много грязи, и вспоминать все шрамы можно было до бесконечности. Но был один настолько глубокий, что ему проще было от него откреститься, сделать вид, что ничего этого не было, чем анализировать произошедшее. Что-то Курт запрятал в глубинах души так хорошо, что сам боялся доставать.
— Они сделали мне скидку за былые заслуги. И только, — как же ему хотелось заткнуться, вырубиться. Просто чтобы самому не вспоминать.
— Вы же наслышаны о "Талибане", конечно же. Ужасы в Афганистане, самопровозглашенное царство в Пакистане. Там, на севере. Дикие земли. Средневековые. Сотни племен живут там бок о бок с талибами по законам, которые сейчас кажутся чуть ли не библейскими. Око за око. Полнейший ад. Там сами горы ваш враг, не пройти и не проехать, они вас сожрут, и плевать на ваш опыт и вооружение. Иногда местные царьки дружат с "Талибаном", иногда нет. А еще чаще они враждуют с государством. Но больше всего — между собой.
Выражение лица Курта приобрело мертвенное спокойствие.
— Мы должны были соединиться с американцами на границе с Афганистаном, чтобы продолжить путь вместе. И наша дорога пролегала через Зону племен, далеко от Пешавара. Вы там в жизни не продвинетесь, если не научитесь договариваться. Нам пришлось заключить соглашение с одним таким кланом, чтобы добраться живыми. Но... на нашем пути была еще одна точка. Населенный пункт другого племени, состоявшего с нашими союзниками в кровной вражде. Они позволили нам пройти, однако... мы знали, что с ними будет. На них планировали напасть. И напали после того, как мы ушли, при нас боялись. Мне поступил приказ... идти. Не оборачиваться. Понимаете? Приказ. Я не мог ничего сделать, даже зная, что силы не равны. Даже слыша их мольбы. Они просили остаться, но я не мог... Я так себя утешал, когда за спиной свистели пули и слышались предсмертные крики. Они долго не ждали, да... Я поступил как те мрази в Руанде. Помните геноцид? Мы тоже умыли руки. Как там. Легко.
Курт смежил веки.
— Господи, сколько крови. Мы недалеко ушли,  я... я понял, что не могу. Так. Не могу. Мы вернулись и... я потерял троих. Потерял доверие союзников. И никого не спас. Потому что было слишком поздно. Все уже... слишком поздно. За час я своим решением убил столько людей, сколько вам и не снилось. И стал причиной почти что дипломатического скандала. Нас гнали до Афганистана, как стаю дворовых псов. Зачем... зачем вы из меня это вытащили? Я не хочу это... не хочу.

Отредактировано Kurt Brenner (2016-11-10 21:12:44)

+7

12

http://funkyimg.com/i/2moU9.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Josh Duhamel

» имя, возраст:
Клинт, 34
» принадлежность:
носитель
» профессия:
мастер-сержант Корпуса морской пехоты США

» способность:
минерализм
» сторона:
ренегаты; командир боевого отряда побочного штаба в Кеноше; специализация — штурм
» статичное изображение:
ссылка

Со стороны может показаться, что война у Клинта в крови, но это далеко не так — как минимум потому, что в этой семье он был первым, кто поступил на службу в корпус морской пехоты. И отец (прораб в строительной бригаде), и мать (преподаватель математики) были против непреодолимой тяги мальчика к военной форме, запаху пороха и тяжести оружия в руках, а потому когда Клинту исполнилось восемнадцать лет он сбежал из родительского дома и пришел в один из вербовочных пунктов Уичито, чтобы заявить о готовности служить и защищать. В восьми из десяти случаев такой энтузиазм не оставался без должного внимания, а потому совсем скоро он в звании рядового пополнил ряды первой дивизии КМП США.
С самого первого дня Клинт зарекомендовал себя самым старательным, самым дисциплинированным, самым решительным и быстрым новобранцем, подкрепляя это другими личностными и физическими качествами, поэтому ни для кого не стало откровением, что он в числе первых был переброшен в Восточную Европу, дабы урегулировать вспыхнувшие в тех землях военные конфликты. Как ни странно, никогда не участвовав в серьезных военных столкновениях, здесь Клинт почувствовал себя в своей тарелке. Он был отличным солдатом — смелым, исполнительным, рассудительным, стрессоустойчивым, и все эти качества быстро помогли ему подняться выше в военной иерархии. Он был настолько отличным солдатом, и так хорошо справлялся с возложенными на него обязанностями, что, кажется, забыл о человечности, превратившись в машину для исполнения приказов старших по званию сослуживцев.
Он поплатился за это, когда встал перед выбором — спасти вверенный в его командование отряд и, оставив штаб без важных разведданных, провалить задание, или пожертвовать своими людьми и выполнить долг. Клинт выбрал второе. Конечно, этот выбор дался ему очень нелегко, но тогда он посчитал, что это задание и мир во всем мире выше него и кого бы то ни было из его отряда. Он выполнил задание — по факту он победил в войне, но заплатил за это слишком высокую цену, и лица погибших товарищей вместе с лицами их родных и близких, от взглядов которых он стыдливо прятался, когда его и остальных оставшихся в живых встречали на гражданке, Клинт будет видеть в самых страшных ночных кошмарах. Он вернулся домой в звании мастер-сержанта и с Военно-морским крестом на груди, однако, ни звания, ни награды не могли помочь ему справиться с моральным прессингом и гнетом, которому он подверг сам себя, каждую ночь просыпаясь в холодном поту, безуспешно принимая горстями антидепрессанты и посещая психотерапевта в военном реабилитационном центре. Он безуспешно пытался найти свое место за гранью военной службы, успев поработать и плотником, и продавцом, и охранником, нигде подолгу не задерживаясь. Однажды покинув Уичито, он так и не смог вернуться обратно ни душой, ни сердцем, и понял, что его здесь ничего не держит, когда похоронил сначала мать, а затем и отца. Уход родителей из жизни стал своего рода толчком к возвращению в ряды Вооруженных Сил, поэтому в скором времени Клинт был определен в воинскую часть в городе Олбани (штат Джорджия).
Когда Штаты встали на пороге войны между Элдерманом и Риндтом, Клинт поддержал последнего, поверив в Линкольна и пропаганду его идей. Чтобы присоединиться к ренегатам, ему пришлось дезертировать из части, после чего, пройдя всевозможные проверки, мастер-сержанта переправили в Атланту, где он и служил в составе боевой группы (там же проявился его дар) до сентября 2037 года, когда встал вопрос о развертывании нового штаба в Висконсине, где Клинт стал вторым офицером в только собранном отряде.


Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


занята

http://funkyimg.com/i/2moQM.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jaimie Alexander

» имя, возраст:
Джун, 30
» принадлежность:
носитель
» профессия:
адвокат

» способность:
не установлена (установим по ходу игры. Склоняюсь к биолокации)
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — снайпер
» статичное изображение:
ссылка

Джун с самого детства буквально купалась в лучах славы. Еще бы: ее отец — легенда Вооруженных Сил США, один из самых метких снайперов, обладатель «Пурпурного сердца», двух крестов «За выдающиеся заслуги», а также «Медали Почета». Да, она родилась в семье военного, но, как ни странно, никто и никогда не занимался ее воспитанием, что называется, «по уставу», как никто никогда и не требовал, чтобы она шла по стопам своего горячо любимого знаменитого папочки и шла добровольцем в ближайший вербовочный пункт.
Тем не менее, стремление защищать людей у нее, наверное, было в крови, но если отец служил и защищал со снайперской винтовкой в руках, то Джун хотелось делать это, опираясь на Конституцию и Уголовный Кодекс. Это стремление побудило ее усердно заниматься правоведением, и первым результатом стала победа в проводимой по всему округу олимпиаде, которая укрепила веру девочки в то, что юриспруденция — ее призвание.
Школу девочка закончила круглой отличницей, и с этим аттестатом, рекомендациями от преподавателей, а также успешно сданным тестом SAT поступила в Йельский университет на юридический факультет. За время обучения она ни секунду не сомневалась в том, что все делает правильно, а потому преуспела и в высшем учебном заведении, успешно окончив его с дипломом с отличием.
По возвращении в Колумбию (Южная Каролина) Джун не пришлось искать работу слишком долго — совсем скоро ей довелось пройти собеседование в одной из крупнейших юридических фирм в городе, которая и взяла ее на работу. Довольно продолжительное время она занималась в основном иммиграционными вопросами и гражданскими исками, и только через год ей доверили по-настоящему серьезное дело, связанное с убийством. В суде она представляла интересы подозреваемого и не только смогла оправдать его, но, сотрудничая с полицией и частным сыском, еще и умудрилась выйти на след виновного в преступлении человека. С этого момента карьера Джун пошла в гору. Волевой характер, далеко не пустая голова на плечах вместе с природным обаянием — залог ее успеха.
Но когда началась война, ее природное обаяние и до отказа забитая знаниями о законодательства США голова оказались никому не нужны. Зато оказался чрезвычайно полезен ее талант к стрельбе на дальние расстояния, и уж в обращении со снайперской винтовкой ей в штабе в Колумбии не было равных. И когда встал вопрос о развертывании штаба в Кеноше, командование посчитало, что новой боевой группе не помешает хороший снайпер, и именно поэтому в феврале 2037 она перебралась в Висконсин.


http://funkyimg.com/i/2moLV.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Lucas Till

» имя, возраст:
Робин, 27
» принадлежность:
человек
» профессия:
инди-разработчик, программист в игровой компании

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — техник
» статичное изображение:
ссылка

Итак, Робин. Победитель не одной олимпиады по информатике в школьные годы; обладатель красного диплома факультета информационных технологий Массачусетского технологического института, лучший студент на курсе; почетный участник, наверное, пары десятков хакатонов, проводившихся по всей территории США; независимый разработчик, на счету которого несколько крупных решений для бизнеса, а также ставших популярными инди-игр. В мире, в котором живут носители, обладающие метаинтеллектом, обычным людям стало все тяжелее и тяжелее выделяться, но у Робина это получилось. Его по праву считали гением, он был полным психом в своем деле. Жизнелюбие, юмор и находчивость помогали ему во всем — от завоевывания расположения нужных людей к своей персоне до генерирования идей, которые впоследствии возымеют право на жизнь и немедленную реализацию. Наверное, именно поэтому после одного из хакатонов его заметила игровая компания, базировавшаяся в Бисмарке (Северная Дакота), и предложила работу в должности программиста искусственного интеллекта.
Будучи сотрудником компании, Робин стал лауреатом ежегодной премии Game Awards в номинации «Лучший искусственный интеллект», однако когда компанию купил крупный издатель, оказалось, что запросы паренька слишком высоки, а потому он в скором времени попал под сокращение. Оставшись без работы, Робин был вынужден вернуться домой и некоторое время перебиваться договорами на разработку специализированного программного обеспечения для министерств сельского хозяйства и энергетики. Впрочем, это продлилось недолго, и в скором времени парня пригласили в Лос-Анджелес — буквально за пару дней до объявления Итаном Элдерманом войны.
Разумеется, отъезд в Калифорнию пришлось отменить (тем более, через некоторое время было объявлено о том, что штат был полностью разрушен), и Робин, уже некоторое время назад принявший позицию Линкольна Риндта, начал активно пропагандировать идеологию ренегатов во всемирной паутине. Он стал одним из тех, благодаря кому Риндт и его люди получили мощную поддержку по всей территории США. Он всегда делал свое дело на совесть, и продвижение идей «гостя из будущего» не стало исключением.
Но однажды он все-таки попался. Вигиланты выследили его и, взяв под стражу, планировали конвоировать в Южную Дакоту, но на границе двух штатов конвой был атакован партизанами ренегатов, вследствие чего Робин был освобожден. Парень незамедлительно вызвался добровольцем, а потому его практически сразу отправили в Висконсин, в город Кеноша, в то время как его родителям дали убежище в Боузмене (штат Монтана).


http://funkyimg.com/i/2moM5.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Joel Kinnaman

» имя, возраст:
Уолтер, 32
» принадлежность:
человек
» профессия:
сапер, военный инструктор

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; второй офицер боевого отряда побочного штаба в Кеноше; специализация — специалист по взрывчатке
» статичное изображение:
ссылка

Уолтер служил сапером в Корпусе морской пехоты Вооруженных Сил США. Лучший в своем взводе, один из лучших в дивизии в принципе, он огромное количество раз доказывал, что ему по силам практически любая задача. Нет такого снаряда, который Уолтер не смог бы обезвредить; из десятка проводов он перережет именно тот, который деактивирует триггер, и сделает это так, что по окончании работы не утрет ни единой капли пота со лба. Его работа не предполагает панику — только холодный расчет и хладнокровие даже в тех случаях, когда до взрыва остаются считанные секунды. Он был одним из таких людей, которые, казалось, попросту не могут допустить ошибку.
Впрочем, даже таким как он свойственно ошибаться, и он дорого заплатил за свою ошибку. В ходе неудачного обезвреживания одного из снарядов произошла непредвиденная детонация. Уолтеру посчастливилось выжить, но не повезло потерять ногу, вследствие чего его в спешном порядке списали со счетов и отправили домой. Конечно, уже в те годы вовсю практиковалось биопротезирование, но скромного пособия по инвалидности на дорогостоящую процедуру, разумеется, не хватало. На помощь пришли бойцы из взвода, в котором служил Уолтер — вместе они смогли собрать необходимые средства и оплатить операцию, и совсем скоро легендарный сапер снова смог ходить. Тем не менее, этого было недостаточно, чтобы вернуться в ряды Вооруженных Сил, поэтому как бы долго мужчина ни обивал порог Хендерсон-Холл в Арлингтоне (штат Вирджиния), должного эффекта это не возымело — на военной карьере Уолтер мог поставить жирный крест. Впрочем, ему предложили должность старшего военного инструктора по взрывчатке в полицейской академии Ричмонда, и сапер, понимая, что вариантов у него немного, согласился.
В полицейской академии он познакомился со своей будущей женой, совсем скоро у них родилась двойня. Уолтер уже и позабыл о своем желании вернуться на службу в КМП, однако, все-таки взял в руки оружие, когда началась война между ренегатами и вигилантами. Понимая, что, присоединившись к ренегатам, он подвергает опасности семью, Уолтер не без помощи людей Риндта отправил жену и детей в Рочестер (штат Миннесота), а сам направился в Грейт-Фоллз, где некоторое время воевал под флагами ренегатов, а в сентябре 2037 года был переброшен в Кеношу и пополнил состав новой боевой группы в качестве главного специалиста по взрывчатке.

Они слишком разные сами по себе, у них разные мотивы для участия в этой войне, они абсолютно не были привязаны друг к другу до сентября 2037, когда их всех отправили в Кеношу и сформировали в один кулак для проведения боевых операций. Вполне возможно, что у них сложатся не самые приятные первые впечатления друг о друге; велика вероятность, что сначала они друг другу абсолютно не понравятся, но их история — это история о том, как незнакомцы становятся друзьями, а команда превращается в братство.

дополнительные факты о взаимоотношениях в команде. это своего рода набросок, так что в случае чего можно не принимать их во внимание

Клинт — единственный, кто в ходе боевых операций использует военную терминологию;
Робин называет Клинта Капитаном Америкой;
Робин часто подтрунивает над остальными членами отряда — чаще над Клинтом и Уолтером. Побаивается Гектора;
Клинт игнорирует хохмы Робина. Уолтер не обижается и время от времени подшучивает над Робином в ответ. Вместе с Гектором прозвал Робина хлюпиком;
Джун довольно слаба в ближнем бою и посредственна на средних дистанциях, зато безупречна на дальних. С сентября 2037 года проходит интенсивный курс военной подготовки под присмотром Клинта;
Гектор недолюбливает Клинта и Робина, нейтрально относится к Джун, Уолтеру и Рэю;

Прежде всего хочу сказать, что это не Отряд Самоубийц (самоубийца в команде только я. Хронический). Знаю, проведения параллелей не избежать, но я позиционирую этот отряд совсем не как сборище отщепенцев и паршивцев (тем более, это даже по историям каждого из персонажей не так).
Стандартно: не пропадать, на два дня не приходить, бла-бла-бла. Буду рад, если вы будете активны в плане игры, но сам торопить никого и никогда не собираюсь.
От и до ни одного персонажа не расписывал — оставляю желающим простор для творчества, открыт для диалога относительно тех или иных моментов биографии.
Внешности менять крайне нежелательно (я очень хочу видеть в нужных мне образах именно этих ребят).
Буду несказанно рад, если вы захотите участвовать в сюжетных квестах вместе со мной. Квесты крутые, скучно не будет!
Связаться со мной можно через гостевую, а дальше уже можем перебраться в лс/скайп/вк.

п р и м е р    п о с т а

Он надеялся, что Андреа знает, что делает. Ее попытка поговорить с девчонкой фактически была тем самым единственным шансом, который у них оставался в данной ситуации. Он как мог старался, отвлекая на себя часть манекенов; видел, что Рут прикладывает к этому не меньшие усилия... даже Брайан, жертвуя своей безопасностью, выбивает для Серратос возможность достучаться до Шелби и решить вопрос максимально быстро и без больших потерь.
В какой-то момент показалось, что все получается — как раз тогда, когда девочка прекратила играть с куклой в руках и обратила внимание на лидера разведчиков.
«Это и правда работает» — думает Гамильтон. Мало-помалу убеждаясь в том, что Андреа сможет, он делает уверенный шаг вперед, и один из манекенов замирает прямо перед ним — так, что Рэй в данный момент остается с ним лицом к лицу. Он оставляет женщине пространство для маневра, но спустя секунду понимает, что избрал не совсем верную тактику, и поплатятся за это абсолютно все.
Мощная ударная волна выбросила его из дома спиной вперед. Хоть как-то сгруппироваться для более мягкого приземления он, естественно, не успевает, а потому падает на землю, больно ударившись затылком, и скользит несколько метров в противоположную от фермы сторону. В голове словно водородная бомба взорвалась, к горлу подступил рвотный позыв, перед глазами запестрели разноцветные пятна, а тело сотрясла неестественно сильная дрожь.
Подняться на ноги в таких условиях получилось далеко не сразу. Ну, хорошо, что вообще получилось. Шатаясь из стороны в сторону подобно маятнику, Гамильтон пытается сфокусироваться, но все попытки тщетны — он практически ничего не видит. Разве что сильно размытые очертания дома разглядеть все еще в состоянии... вместе с силуэтами рядом. На этом все — он не способен нормально рассмотреть собственную ладонь, что уж говорить о других членах отряда, даже находившихся на расстоянии в пару метров?
— Рут... Брайан... — абсолютно бессвязно бормочет Рэй, чувствуя, как его ведет куда-то в сторону, и он чуть было не упал снова, но все же, благодаря неимоверным усилиям и чудесам, казалось, напрочь отбитой координации устоял на ногах.
Рядом что-то пролетело с высокой скоростью, и полет этот сопровождался противным свистом. Гамильтон был не в том состоянии, чтобы обратить на это внимание, вместо этого на не гнущихся ногах шагнув вперед. Он нашел точку опоры, принял более менее устойчивое положение, и снова услышал, как что-то просвистело совсем рядом — настолько близко, что он почувствовал, как левая щека приняла на себя удар потока горячего воздуха.
Боль он почувствовал не сразу. Тот же свист; слабый толчок, заставивший Рэя, тем не менее, отшатнуться назад; следом за ним недоумение, с которым ренегат опускает голову и пальцами нащупывает место, куда пришелся удар. И только затем — в качестве финального аккорда, являвшегося лишь началом — боль. Острая боль, служившая еще не поставленной гирей на весах, одна из чаш которых означала какое-никакое сохранение рассудка, а вторая — болевой шок. Острая боль, заигравшая в глазах все теми же яркими пятнами; из-за которой Рэй, жадно глотая ртом воздух, тихо захрипел. Боль, заставившая его упасть на колени, в то время как над головой снова что-то засвистело — еще чаще прежнего.
Он еще никогда не чувствовал себя настолько уязвимым и беспомощным. Он бывал на волоске от смерти сотни раз, десятки раз умирал, но никогда еще не воспринимал собственную смерть так, как воспринимает сейчас. Все потому, что если он сейчас умрет, обратной дороги в этот мир уже не будет.
Он всегда знал, что его смерть — это его же новое начало; что его перерождение — очередная точка отсчета, с которой его путь продолжится.
Он был уверен, что в случае особо серьезного ранения всегда сможет пустить себе пулю в голову, после чего спустя пару часов очнуться как ни в чем не бывало, уже приняв как должное фантомные боли, тошноту, нарушение координации и редкие панические атаки.
Но он никогда не думал, что сможет умереть вот так просто — с пробитой бочиной, от обильной кровопотери, находясь во сне девчонки, в который его отправил один из самых разыскиваемых террористов этой эпохи. Только не так. Вполне возможно, что именно поэтому он все еще был жив... и все еще медленно полз туда, где, как ему казалось, мог найти укрытие. Передвигаясь ползком, он несколько раз падал лицом в холодную землю; трижды терял сознание на несколько секунд... но умирать не спешил. Напротив — цеплялся за жизнь руками, ногами и зубами. Он не должен умереть. Не сегодня и вовсе не так.
— Б.. Брай... — снова пробормотал Гамильтон, привалившись спиной к огромному тюку сена, все еще держа руку на ране. Липкие от крови пальцы чувствуют какое-то подобие металлического кола в левом боку, но он сейчас, практически не соображая, не может понять, стоит ли пытаться (беря в расчет еще и отсутствие сил на это действие) избавиться от пробившего его предмета, или не торопиться во избежание риска потерять еще больше крови. Он не привык просить о помощи и просил о ней очень редко, но сейчас, похоже, настал именно такой момент.

не знаю, вдохновит ли вас это мракобесие на то, чтобы написать анкету и занять одну из ролей, но очень надеюсь, что да

Отредактировано Ray Hamilton (2017-10-25 08:55:23)

+26

13

http://i12.pixs.ru/storage/6/8/1/maddgif_2237088_24954681.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Richard Madden

» имя, возраст:
Николас Илвет, 31 год.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
до войны - киберпреступник;
после войны - член боевой группы/хакер/дознаватель (зависит от выбранной тобой способности)

» способность:
хотелось бы, чтобы Николас обладал манипулированием памятью, если предпочитаете другое - обсудим.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Николас - первый ребенок в семье Илвет. Мальчик рос непослушным, веселым и настоящим непоседой. В отличие от своей сестры - Бонни - Николас всегда был уверен в себе и был настоящей противоположностью спокойствия. Буйный характер хулигана сочетался с обворожительной улыбкой, которая досталась от мамы. Все детство коленки и локти маленького мальчика были в ссадинах и трещинах, все из-за бесконечных попыток с разбегу перепрыгивать через любые преграды, что оказывались у него на пути. С десяти лет сколотил свою банду и шугал маленьких ребят и тех, кто слабее на районе. Вопросы решал всегда кулаками, а не словом. В пятнадцать в первые приехал на машине патрульных, потому что в магазине машин сработала сигнализация. А всего-то мальчик хотел покататься.
В то время как Бонни пошла по пути правосудия, добра и порядка, ты же выбрал немного иной путь - путь кибер-атак на все, что попадалось тебе под руку. Твои способности к программированию были видны уже в седьмом классе, когда ты смог самостоятельно взломать наш электронный замок в доме, когда тот внезапно перестал работать. Прослыл настоящим прохвостом, который везде пролезет или же пройдет бочком. Куда не приглашают - приходит, куда зовут - не идет. Ты противоречивая личность с юношеским максимализмом, который с возрастом только усиливается. Ты скрытен, однако всегда находишь общий язык с нужным тебе человеком. Ты добр сердцем, но не показываешь этого, прикрываешься жестокостью в своих поступках, стараясь отпугивать от себя слабых личностей. Колок на язычок, умен и изворотлив.
[indent] Тебя можно описать как симпатичную занозу в заднице, которая достаточно умна и знает куда колоть и как колоть, чтобы было больнее. Ты настоящий ураган, потому что ты всегда пребываешь в хорошем настроении, легок на подъем и не принимаешь негатива и плохих новостей. Умеешь радоваться за победы других людей, ты открыт и одновременно закрыт. Сближаешься с другими только если они тебе импонируют.   


Не смотря на то, что Николас все время подкалывает свою сестру на счет того, что та все время витает в облаках и ничем не занимается, любит и уважает каждый ее выбор. Николас является примерным старшим братом, сильным, мужественным, готовым защитить и прийти на помощь с недовольным лицом. Однако, немного повернутым на своих тараканах в голове, жаждущим какой-нибудь яркой вспышки, например, гонок по пустыне, или же перевод со счета господина N большой суммы денег к себе в кармашек. Ник и Бонни росли вместе в дружной семье, все праздники проведенные вместе можно считать приятными воспоминаниями как для нее так и для него. Не смотря на приличный разрыв в возрасте, у них есть общие интересы, а любимой игрой с детства были прятки. (тут моя фантазия может разыграться на целый эпизод, а может и два!)
Возможно, со стороны кажется, что Бон и Ник все время лаются как кошка с собакой, спорят, иногда доходя до рукоприкладства, но на самом деле, где-то внутри осознают, что никого ближе здесь на войне быть не может. Перепалки могут происходить лишь из-за того, что Бонни вечно плетется где-то позади всего шествия, в то время как Николас всегда и везде на виду - любимчик публики, купается в лучах славы, любви женщин и богатстве.


Дополнительно: Ты нужен нам - вигилантам! А в частности и мне - твоей сестре, которая заждалась твою задницу и подколы с твоей стороны.
В написании анкеты помогу тебе всем, чем смогу. Игрой обеспечу. Помогу придумать хитросплетения и сюжеты для личных эпизодов и раскрытия персонажа.
В постах не прихотлива, однако, 1 пост в месяц меня не устраивает конечно. Я пишу посты от 3 тысяч, как от первого так и от третьего лица.


в ы д е р ж к а  и з  а н к е т ы

Бонни Елена Илвет — это второй ребенок в большой семье Илвет, где отец был военным военно-воздушных сил, а мама была актрисой. Елена — второе имя, доставшееся от второй бабушки, у Бонни есть старший брат. Отец и мать — примерные родители,ю познакомившиеся давным давно где-то на отдыхе в Израиле. Эта встреча для них была судьбоносной, отец — тридцати лет и мама — двадцати семи — казалось бы слишком разные оперы, но военный и актриса — слишком хорошее стечение обстоятельств. Впрочем, спустя год появляется старший брат Бонни, а затем, еще через два сама Бонни. Она родилась жарким летом в Таллине, на родине отца. Мама родилась в Польше, а брат и вовсе родился в Хорватии, все потому, что мама поехала навещать своего двоюродного брата незадолго до родов, так и прожила в "гостях" два месяца. С самого детства, Бонни была окружена заботой, поддержкой и вниманием, ей доставалась как "маленькой принцессе" все самое лучшее и самое розовое, вокруг нее всегда обитали разные розовые куклы, единороги, розовые пони, розовые друзья. В пять лет мама отдала девочку на балет, где Бонни достигла своих первых побед. Мама всегда мечтала вырастить из Бонни настоящую леди, а папа делал ставки на сына, желая, чтобы старший пошел по его стопам. В семь лет Бонни была отдана на плавание, затем на танцы, а потом началось изучение живописи. У Бонни никогда не было свободного времени — все ее детство прошло в изучении и познании искусства, правда, 2022 год послужил точкой отсчета с тех пор, как родные дети покинули стены родного дома. Отец был уверен в сыне, он полагал, что он сможет перенять и сделать все как нужно. Мама верила в Бонни, но каждый день плакала у окна, терроризируя папу и заставляя его искать лазейки чтобы побольше общаться с детьми. После окончания спецшколы, Илвет продолжила обучение.

Отредактировано Bonnie Ilvet (2017-05-23 08:47:34)

+4

14

актуально 01.10.17
https://i.imgur.com/czbVx6d.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
chris evans

» имя, возраст:
Райан Мэйсон, 36
» принадлежность:
Человек/Носитель
» профессия:
До войны - мастер-старшина ВМС США
(флот на ваш выбор)
Сегодня - любая должность в гл. штабе
(см. доп. информацию)

» способность:
Стальная оболочка
Терракинез
Аглиокинез
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Родился, постился и несколько раз напился в Чикаго. Единственный ребёнок в семье,но заменял десятерых неуправляемых шалопаев. С раннего детства отличался излишней неусидчивостью и гиперактивностью, что постепенно начало притупляться лишь к годам 23-25.
Не проявлял особых успехов во время обучения в школе. Среднестатистический ученик, который посещал учебное заведение только из-за такого понятия, как "надо". Любил историю и географию: легко "плавал" по карте и с упоением рассказывал о сражениях и Средневековье.
С момента, как научился говорить, гордо заявлял о том, что станет космонавтом, но дальше футбола дело не зашло. Пинал мяч в составе школьной команды, после перешел на университетскую спортивную ступень.
В студенческие годы у Мэйсона началась борьба с самим собой. Подростковая дурь сильно била по голове, заставляя думать о том, что тебе уже далеко не пять и не сорок. Парень хотел самостоятельной жизни и всюду искал способы реализации своего желания: работал в вечерние и ночные смены, часто менял съёмное жилье из-за невозможности оплачивать прежнее место по устойчивым тарифам, слепо заявлял о том, что ни в ком не нуждается.
Переломный момент длился не более года, благодаря чему молодой человек быстро взялся за ум и окончил университет, вернув всё на свои места, включая тёплые отношения с родными и близкими.
Вместо рутиной работы, Райан предпочёл воинскую службу, куда отправился вместе с другом, с которым просиживали вместе на школьной и студенческой скамье. (прим. Мартин Грант - старший брат Джона, ныне считается погибшим)
В отличии от друга, по окончанию минимального срока подписанного контракта, домой Мэйсон не вернулся. Напротив, он пытался удержать и товарища на территории военной базы, но продолжил службу один, окончательно отдалившись от дома.
Мужчина двигался вверх, меняя себя, меняя дислокацию. Как минимум, дослужить он планировал до звания лейтенанта, но остался при своём, не уложившись в хронологические рамки.
Первым звонком к тому, чтобы вернуться в Чикаго, стала трагедия в семье старого товарища (прим. все Гранты, кроме Джона погибли, в рез-те подрыва автотранспорта, в котором находились в тот момент все трое). Вернуться Мэйсон не смог, но связаться с домом ему удалось.
Остро отреагировал Райан на экстренные новости из политического мира. Своеобразный раскол не оставлял выбора ни для кого. Теперь, чтобы быть кем-то, приходилось выбирать свой угол в мире. Даже имея гражданство, ты был апатридом, не примыкая к какой-либо из сторон. Выбор Мэйсона был очевидным.

Райан был лучшим другом Мартина. Их год рождения, школа, класс, университет и прочие вещи совпадали не случайно. Эти двое строили грандиозные планы по захвату мира и списывания домашней работы. Мэйсон был частым гостем в их доме. По делу случая, все время до начала воинской службы, общаться приходилось и с младшим Грантом.
По всем правилам и обычаям, изначально всё сводилось к конфликтам, которые успешно разрешал Мартин, будучи самым старшим в плане духовного развития. Не назвать редкими случаи детских обид со стороны Джона, когда старшие воспитатели не принимали его в компанию.
В целом, отношения складывались, как в типичной компании детей, где один старше, а другой - младше. Изменения происходили с возрастом, когда общие темы для разговоров были действительно общими, и некоторые ценности оказались пересмотренными.
На сегодняшний день Райан - один из ключевых персонажей в жизни Гранта. Тот самый звонок из прошлого, друг, который пропал из виду на долгое время, но сумел вернуться в самый подходящий момент. Он не будет ему за старшего брата, не чувствует никакой ответственности и долга перед Мартином. Жизнь, основанная на уставе, научила обоих, как нужно себя вести в современном мире и дала несколько иную цену настоящей дружбе.

Носитель или человек - выбирать вам. Так же, если склоняетесь к первому, то необязательно придерживаться упомянутых способностей в списке. Всё на ваше усмотрение.
По поводу принадлежности персонажа на сегодняшний день. Вы вольны определить его в любую точку главного штаба вигилантов. Почему? Так мы сможем контактировать гораздо чаще. Ваш персонаж может не выходить за стены штаба, быть в разведке или поливать цветы на подоконнике, но было бы неплохо определить его в боевую группу. Не потому что туда идут все и это классно_модно, а потому что, опять же, будет больше способов закрутить эпизоды и найти то, над чем постебаться и поплакать.
Ваш персонаж должен быть живым человеком, способным на эмоции и поведение разного плана. Не шутом. Не машиной для убийств, что по умолчанию ходит с покер фэйсом. Этот человек способен за обедом стукнуть кулаком по столу, дабы все закрыли рты, но и швырнуть в лоб шарик, скатанный из хлеба, для него вовсе не составит проблемы. Такое.

п р и м е р п о с т а

Он медленно считает до десяти. После повторяет своё действие, но в обратном порядке.
  Раз за разом. Как то производство непутёвого механика, которое не способно на что-то более разумное.
Как игрушка в руках шкодливых юнцов, по щам которым давно не выдавал лещей. Звучит криво, но довольно сопоставимо с тем, что происходило в действительности.
  Счёт. До десяти или до ста? Джон медленно прокручивал в голове цифры, заполоняя ими всякий уголок больного подсознания. В черепной коробке не было места для чего-то более сложного и красочного. Воспоминания из прошлого? Полнейший шлак. Он не хотел возвращаться назад и лелеять жизнь, которая была у него до момента вступления в ряды вигилантов, например. То самое время, когда Джон Грант мог вполне свободно натягивать на исполосованную эмоциональностью череды событий рожу какие-то улыбки. Тухлые и никому не симпатичные. Те самые дни, когда семья была в сборе и глава неустанно вторил о том, какими должны вырасти оба его отпрыска. Там не было ничего интересно. — Восемь…семь…шесть.
  Веки крепче сжимаются, словно кто-то очень умный налил на линии роста ресниц клея и сказал дождаться момента, пока они склеятся между собой. Мазохизм — отчасти нужное во всём этом слово, но мазохизм во благо — не то, о чём вы, возможно, подумаете.
  Летающие, как те стервятники, лекари, то и дело пытаются говорить заумными фразами из своих словарей. Он ни черта не понимает. Недовольное хмыканье слышится, когда в очередной раз кто-то из врачевателей пытается доказать, что это нужно было. Теперь по закону разрешено издевательство над всё ещё живым человеком. Как вытащить занозу из подушечки пальца. Ощущения неприятные, но ведь то необходимость. Они вольны четвертовать кого угодно, под предлогом правильности своих действий. Им известнее, что нужно делать в подобных ситуациях.
  На каждом из них одежда, одинакового оттенка. Одни умело разбирают бионический протез, считаясь по праву создателями оного и умельцами в своём деле, другие следят за тем, чтобы «подопытный» вёл себя, как овощ, которому на всё плевать. Сегодня персонал поменялся. Одна лишь Грант остаётся постоянным гостем в этой обители, ни на шаг не отходя и наблюдая за всем процессом. Девушка всегда одобрительно кивает головой, чуть щуря глаза. Открытая как книга, по крайней мере, для него. Не всё так ладно, но и ожидать другого не следовало бы. Тупая боль в области плеча заставляет дёрнуться, побуждая салаг в униформе сорваться с места, вооружёнными до зубов своим фирменным оружием. Простое движение заставляет всех лететь к тебе, да шнырять чем попало, лишь бы вернуть привычное состояние, когда тело не слушается, запрещая сопротивляться чему-либо. Благо, закадычная подружка быстро решает этот вопрос, повышая тон. Недовольство растёт с каждой минутой. Недоверие в глазах каждого отбивает всякое желание возвращаться и позволять кому-то прикасаться к себе.
  Тугая повязка плотно ложится на плечо, опутывая корпус, фиксации ради. Какого черта разбирать железяку всякий раз делая какие-то ненужные отрезы у ее основания. Грант чувствует усталость и раздражение. Не новые ощущения. Привычные и рядовые. Как вчера и завтра.
  Словарный запас медиков разбавляет товарищеский тон Логана, что всегда появляется в нужное время и в нужном месте. Обеспокоенный чем-то, но не вызывающий никаких эмоций, кроме как безразличия. Джон недовольно смотрит на друга, пытаясь отвечать, как можно короче. Нежелание существовать вообще в этом мире сейчас занимает лидирующие позиции. Пару дней отдыха в местах, ранее неизведанных, были бы кстати. Пусть несуществующая пустота, зато без посторонних мыслей и людей. — Понял. Здесь ничего не меняется. Никогда.
  Достаточное количество людей, что шныряют и кажутся менее озадаченными, сейчас особенно раздражают. На лицах некоторых из них — улыбки. Неподдельные и искренние. У кого-то сегодня праздник? Как вчера и завтра. — Пять…шесть…семь.
  Как тот невротик, он ворочает плечом. Снимает повязку, которая ослабла и недовольно шипит. Завтра — очередной монолог по поводу того, что подобным занимаются лишь пустоголовые идиоты, коим не место в мире адекватных. Разумеется. А ещё они сидят ровно на филейной части и никуда не тащатся в таком состоянии.
  Сегодня не было никаких подробностей. Всё звучало слишком обрывисто и размыто. Сама суть в одном предложении, место сбора и ничего больше. Грант не был уверен до конца, стоит ли вообще придавать этому такое значение. И убейте Герду все Снежные королевы, случись у друга мимолётный загон. Не сносить головы ему в таком случае. — Восемь...девять...десять.
  Кинг успел скостить свою гоп-компанию. Мало похоже на что-то годное для плана грандиозного, но, будь то рядовая задачка для новичков — в самый раз. Джон молча двигался к назначенному месту, краем глаза замечая тех, с кем, возможно предстоит работать сегодня. В такт ходьбе на своём космическом языке трещали металлические пластины, что были скрыты под рукавом куртки. Желание держаться одиночкой сегодня лидировало. Он предпочитал сохранять молчание, сосредотачиваясь лишь на том, что будет вещать, судя по всему, Логан.  Как ни странно, но не видя Дарена, он не испытывал ровным счётом ничего. Не было желания оторвать голову младшему Кингу просто за то, что он есть. И отравляет тем самым существование всех этих людей, что подорвались по его душу тоже. Неподалёку проносится озадаченная Грант. Серьёзный взгляд мгновенно становится предельно озабоченным, как в поле зрения попадается её вечный пациент. Джон недовольно хмыкает, поворачиваясь к девушке спиной, ожидая Кинга. — Три…два…один.

Отредактировано John Grant (2017-10-01 08:21:57)

+8

15

http://s019.radikal.ru/i609/1702/23/5a81bd59419e.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Hannah Marks

» имя, возраст:
Paige Delaver / Пейдж Делавер 24,25
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Разыскиваемый кибер-преступник, хакер в главном штабе.

» способность:
psionic manipulation
» сторона:
Строго Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка


» Ты моя вторая девочка. Бунтарь не без причины. Человек-бардак, человек-затея, человек-праздник. Праздник, который всегда с кем-то другим. Болтушка, знаешь толк в ирландском виски и как крепко вдарить рок в этой дыре. У тебя чистое и доброе сердце, которое не приемлет полутонов, не против что-нибудь сломать, а потом починить, над кем-нибудь подурачиться, но никогда, слышишь, никогда ты не станешь оправдывать насилие над слабыми. Ты сама такой была. Как ты выдержала этих странных людей, которые могли ни с того ни сего наброситься на тебя и других? Это не семейное. Не наше.
Ты не идешь на компромисс, совсем, никак. Ты не готова признать свои ошибки, не готова пойти к человеку, задевшего тебя, навстречу. У многих складывается впечатление, что слово "компромисс" для тебя ругательное и они окажутся правы, потому как ты никогда не ошибаешься. Особенно в людях.

» Как и Клэр, старшая сестра, родилась в большой Техасской семье с кучей буйных ирландских бабок, дядьев Мактавишей и вполне себе спокойных ба и грэндпа со стороны Делаверов.
Ничего не предвещало беды, пока способность Пейдж не начала показывать свои клыки, как только у ребенка начали выпадать молочные зубы. С возраста шести лет малышка начала отмечать, что люди вокруг нее ни с того ни с сего меняли свое настроение по одному лишь взмаху длинных ресниц. Чаще они впадали в агрессию, причем настолько бурную, что негатив прилетал самому носителю. Немудрено, что девчушка стала сторониться людей, предпочтя живое общение компьютерам.

» Неконтролируемые всплески способности сказались и на отношениях отца и матери, у которых все чаще и чаще стали конфликтовать друг с другом. Последствия стали ощущаться Делавер уже в подростковом возрасте, когда Джо и Джилл даже после того как обнаружили, что стали такими же жертвами разрушительной способности дочери, как и ее одноклассники, не смогли наладить отношения. 

» Айти и Тех Гик. Сложно сказать, какой язык для нее более родной- английский или язык кодирования. Доподлинно известно, что как только малютка Пейдж увидела компьютер в магазинчике с “железками”, то повисла мертвым грузом на отцовской ноге, требуя, чтобы тот ей купил эту коробу.

» Свой первый простенький сайт написала в 8 лет, а первую серьезную работу, связанную с нейросетью, зарелизила в 11, довольно быстро для такого масштабного проекта, представила его на Product Hunt и получила множество негативных отзывов от разного рода троллей, в том числе сексисткого толка. В порыве праведного гнева обрушила базу и удалила аккаунты недоброжелателей. Джо был в шоке, когда обнаружил машины с сине — красными мигалками у своего порога и людей в форме, пришедших не по его душу.

» Хорошими делами прославиться нельзя. Урок был усвоен, но явно не так, как задумывал Джо. Пейдж научилась пользоваться анонимайзерами и ушла в даркнет. В 16 лет сколотила группировку из самых отвязных хакеров по всему миру и начала ломать биткоин биржи, жертвуя деньги приютам и социальным инициативам. Так же целями взбалмошных пубертатов стали аккаунты знаменитостей и сайты знакомств, специализирующие на изменах.

» Родительский брак трещал по швам. Это сказалось на Пейдж, которая все еще винила себя в том, что косвенно явилась причиной размолвки. Делавер перешла в новую лигу, прокачала скиллы и навлекла на себя гнев АНБ, которые предусмотрительно решили заключить сделку с ее отцом, который смог воспользоваться доверием дочери и слить информацию о расположении нескольких опасных киберпреступников. Среди них были соратники и друзья Пейдж.
Как только этот факт вскрылся-  между Пейдж и Джо выросла стена, которую мужчина так и не смог разрушить до 36 года.

» Приверженец теории заговора. Была одной из тех кибер-активистов, что ломали медиаресурсы и перезаливали обращение Риндта к американскому народу. Крайне фанатично примерила на себя идеологию ренегатов.

» Реакцию на смерть отца оставляю вам на откуп.


Пейдж Делавер блудная дочь Джо Делавера. С тебя начался весь сыр-бор. Из-за тебя несчастный папочка отправился к Риндту на куличики с единственной миссией- любой ценой вернуть тебя домой. Ты искренне считаешь, что ни мать, ни отец тебя "не_любят", в сердцах обвиняя в разрушение когда-то крепкой семьи. Не будем объяснять почему это не так.
К сожалению или к счастью, это не является единственной причиной почему ты сторонишься своих сестер и отца. Ты ренегат до мозга костей, настолько ренегат, что смогла повлиять на Клэр, которая до этого была если не латентным вигилантом, то придерживалась курса действующей власти.
Отцу предстоит схлестнуться в схватке за твою душу. Против тебя выступает поистине смертоносный противник, старший агент фбр, вигилантский перебежчик, кровавый предатель, у которого напрочь отсутствует понятия "хорошо" и "плохо", он готов задействовать свой масштабный арсенал от психологического давления до устранения твоих товарищей, чтобы вернуть тебя в семью. Ты будешь обязана столкнуться с последствиями своих и моих действий. Будет весело.


» Я ввел ключевые моменты, дал, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, я ожидаю неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
» Практически все менябельно и обсуждаемо, я дал желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего— я вас возьму целиком и полностью.
» Я игрок-настроения. Когда могу и 12 постов в неделю выдать, когда и один тяжко, но вас я обеспечу игрой, помогу освоиться, написать анкету.
» Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.


п р и м е р    п о с т а

[indent] В стеклянных глазах убийцы танцевали золотые светлячки, пальцы из хромированной стали поправили край выбившегося одеяльца с ревностной заботой, смахивающей чуть ли не на материнскую. Свободной рукой он прижимает малютку к плечу, вдыхая аромат подлинной невинности, детской присыпки и молока. Оливер испытал нежданное, чуждое ему чувство умиротворения. Несмотря на то, что в отражении огромных глаз ребенка высветилась летопись морщин и тонких шрамов Беррингтона, он чувствовал себя как-то непривычно молодо, без зудящей боли во всем теле, без голода, без сна. Под ботинком сдавленно скрипнула гильза, он сделал несколько шагов в сторону панорамного окна, любуясь как ветер разносит ангельскую пыль и лунный шлейф, не замечая красно-синий отблеск огней полицейских машин в ночном, беззвездном небе. Глубокий вдох и легкий поцелуй разбитых губ в темечко малышки.
А, может, это судьба?
[indent] Отсутствие выбора— это тоже выбор. Ты можешь шагать в неизвестность, а можешь дождаться, пока она стиснет гарроту вокруг твоей глотки. Удушение. Какая приятная смерть. Своя. Настоящая. В 13 лет. Она должна была наступить! Должна была прибрать его в свои объятия, с бесконечной любовью матери, утопить в своем чреве, не дать родиться на свет тому, кем он стал, но нет, у провиденья свои планы, оно заставила его пройти весь свой путь. От захваченного аэропорта до военного полигона, от родных глаз в штаб-квартире e.c.h.o. до заморозки и смерти друзей, до странных событий, где он должен был умереть тысячу раз, но пока солдату было ради кого вставать, с пробитой экобронью и разорванным в клочья нутром, он это делал. Он называл это смелостью. Парень, сошедший с плакатов в подростковых спальнях блекнул на фоне его настоящей, мальчишеской преданности. Его романтизировали и он не мог отказать им всем в этой вере. Хотя кому это было интересно? Нужно было все отдать этому прожорливому монстру. Отказаться от всех благ, стремлений и сентиментальных мечтаний. Каким же глупцом он был, что позволил себе уверовать, что бремя изгоя минует его. Пощады не было. Железный протез привычно зарокотал.
Никто не удостоился чести проникнуть в логику психопата, тем более, когда эта психопатия обуяла им в мирное время. Как можно было так обезуметь? Сорваться с достигнутой вершины, разлетевшись на мелкие осколки. Не собрать. Сталкеру было знакомо это чувство. Но пройдя свой от начала и до логического конца, Чейс воспринимал потери еще одной усмешкой судьбы. Вызовом. Смерть в семье? Она повторится. Смерть любимой? Этого не миновать. Тюрьма? Она внутри. А война? Война она одна и на всю жизнь.
[indent] Нет, Чейс, война закончилась. Время стереть кровь с рук и постараться, попытаться. Хотя бы попытаться, сделать все что в наших силах, чтобы она не повторилась. Грош цена этому миру если ребенок остается без отца или жена без мужа. Не стоит это наших слез. Не стоит.
Как глупо же ценить каждую отдельно взятую жизнь. В особенности, на поле брани. На той безумной войне между людьми с одного материка, между соотечественниками, братьями и сестрами. Неудивительно, что это сыграло с ним жестокую шутку. Чейс расквитался со всеми, кому задолжал пули. Под расчет. Оливер потерял все разом. Юдоль боевика. За его трусость, за его малодушие, нерешительность в прошлом. Но когда все закончилось…Нет, это было бесчеловечно по меркам любого из известных ему событий, в которых пришлось принимать участие. Ребенок в руках зевает. А как он хотел сжимать в руках свое зеленоглазое чудо.
Тупой карандаш перечеркнул его прошлое, насильственное нажатие рвало бумагу, оставляя борозды. Рвань. Вечная любовь так себе оправдание, хм?
Это конец.
В глазах младенца застывает хрустальная влага, Олли и сам шмыгает носом и тень улыбки касается тонких губ, кровавый ритуал будет совершен. Ни к чему торговаться с совестью. Карты на стол. И маленькая жизнь в его руках не осознавала, что является ничем иным как козырем в этой извращенной игре. Дерганье раскалившегося затвора нервирует его тонкий слух. Пули разрывают интимную тишину урбанизированного шато. Вдребезги.
Выстрел и кровавые ошметки в разные стороны, разлетаясь, ударяются о стены особняка. Шмяк. Голова губернатора трещит как лопнувший арбуз, багровые реки несут костную крошку к ногам механизированного ассасина. Оливер не чувствует, как из его хищных лап буквально вырывают дитя. Настолько Беррингтон был поражен картиной смерти этого жалкого человечка, что глаза на мокром месте поначалу от умиления, а теперь от сбитого ощущения потерянной цели превратились в устье водопада, слезы скатываясь щекам, падая на пол и смешиваясь с алыми лужами, оставляя круги, круги, круги.
Тревога сильнее боли. Летящей походкой, несмотря на поврежденное колено, он устремился к трупу мужчины, который так неосмотрительно решил свести счеты с Беррингтоном. Кто он был? Чей-то родственник, чья-то больная любовь, потерявшая все на войне, или просто всему виной явились деньги, нечеловеческие амбиции, жажда власти. Забава? Мы это никогда не узнаем, что же произошло в его голове, желавшей так отчаянно смерти другому живому существу.
Влажные, красные глаза Олли внимательно изучали место казни. Он хотел припасть к трупу супостата, ощупать его, понять, поговорить, ведь никого роднее в этот момент не было с ним сейчас. Граница восприятия своих и чужих растворилась. Как в кислоте.
Следующая пуля Монахана летит уже в виновника кровавой жатвы. Коленная чашечка разлетается вдребезги. Нечеловеческий рык. Парни в форме снаружи напряглись. Мужчина разучился регенерировать отдельные костные структуры, поэтому он не поднимается. Даже не старается. Неужели он выслушает поучительную лекцию прежде чем Чейс его утащит? Он же ведь его не бросит...
— Зачем?— Вечный вопрос, который он мог обратить к каждому своему живому товарищу, к мертвым друзьям, к мертвым родителям, к мертвой первой и последней женщине, которую так сильно любил. Ко всем, кто был, так или иначе, связан с ним.
Единственное, что держало его в мире живых- сущая безделица, так он величал сей акт. Он не называл это местью, не бросался громким "правосудием", это было очередной пометкой на полях, которые он начал оставлять еще будучи зеленым эковцем, внимательно слушая сухие брифинги Уорда и мотая на ус эти канадские байки. У этого события не было конкретного названия, оно просто должно было произойти. Как восход солнца, как неумолимый закат. Нужны ли вообще причины зверству? Финальный штрих. Беррингтон опускает лицо. Точка? Как досадно, что это этюд в кровавых тонах теперь принадлежал не ему.
Вместо фанфар послышался стройный топот сапог в стиле милитари, звук ломающей древесины и крики штурмовой группы SWAT. Рой красных точек появился на спине Монахана так внезапно, что еле успевает обернуться, чтобы увидеть с десяток мелкокалиберных стволов и летящие удары дубинок, валящие его на пол. Тяжелая стопа приземляется на руку ирландца, заставляя его выронить пистолет.
Парень с пшеничными волосами отталкивается от пола и косолапо встает на одну ногу, вторую чуть подгибая. Одной ногой там, другой…
— Сэр, бросьте оружие.
— Оружие?
— Сэр!
— Я не понимаю о чем вы говорите- Насмешливый британский акцент. Он облизывает сухие губы, наклоняет голову, изучая потемневшими глазами наставленный на него автомат. Зоркий глаз сразу подмечает обойму с тибериумными пулями, торчащую, из корпуса MP5. Улыбка, кажется, разрывает его мокрую, все еще молодую кожу напополам. В сумраке особняка, он видит как оперативники толпою пытаются скрутить буйного когда-то партизана, когда-то заключенного, но было бы все так просто, как это выглядело на первый взгляд. Ведь Чейс это проходил. Картина не нова. Голубые глаза вглядываются в пол, где с прижатой к полу щекой брыкается Монахан. Они встречаются. Оливер подмигивает. И одними губами произносит: «Все хорошо».
— Стоять! Я буду стрелять!
— Оу, я и не сомневался.
Самая быстрая рука на диком западе взмывает вверх, проделывая свой путь ко внутреннему карману, где лежит, как в ящике Пандоры, на самом дне...
Пули прошивают все предплечье и дырявят ладонь, которая через секунду безжизненно повисает, следующая очередь пробивает сердце, там обычные пули, им сложно проникнуть до желаемого, до его неустанно бьющегося сердца, но после того, как начинает действовать дьявольский металл, они вмиг вгрызаться  плоть, разрывая клапаны, желудочки, аорту. Он стоит долго, смакуя каждое пулевое отверстие, старуха смерть, по старой памяти, не отпускает его так просто. Не так все просто. Не все.
Зачем?
Он выдыхает носом, кривя губы и жмуря глаза. Он решето. Он не кричит, он не смеется. Этот танец ему не по зубам, партнерша слишком стремительна, он отстает, скользит, проскальзывает на багровой линии и сбивается с ритма.
Покачнулся. Мужчина падает набок, на живую руку, повисшую, раскрывающуюся, как цветок свои лепестки навстречу солнцу, пальцы дергаются в конвульсии. Тоскующий огонек в руке не что иное, как зажигалка, подарок от старого друга со времен войны. Подарок? Трофей! Одна из немногих вещей, которую он хранил в своем заброшенном доме, постоянно чиркая ей на манер лидера отряда. Ирландцу не нравилась его дурная манера, но Олли не прекращал выбивать искры, дурачась, ведь он не курил. Даже в самых безнадежных ситуациях, под пулями, за трухлявыми стенами он щелкал и щелкал, щелкал.
А ведь будет искра. А, значит, будет и пламя, мой друг.
Пламя, что не угаснет. Никогда.
Люди в полицейской форме опускают дымящиеся оружие, и капитан штурмовой команды кривит лицо, сплевывая на усеянный гильзами пол то ли от досады, то ли негодуя.
— У нас два трупа помимо тех на улице.— рапортует он в рацию, наблюдая как Монахан становится только сильнее под валом грузных тел оперативником, кто-то перестает оказывать деликатные знаки внимания и переходит к ударам по лицу. Ногами.
— Этого в машину.
— А что с записями камер?
— Кто-то стер. Недавно.
— Блять, еще один сраный рапорт.

Выдержка из анкеты

VII Бессеребренник Иуда (Saint Judas)
» Джо не скрытный— он немногословный, крайне мрачный, но идущий на контакт, никогда не прячущий свои глаза. Вечно изучающий взгляд шныряет по комнате, подмечает любые детали, оценивает обстановку. Складывается впечатление, что он вечно напряжен как загнанный зверь, но, поверьте на слово, вы не знаете, что значит напрячься в понимании Джо.
» В мужчине с 18 лет пытаются ужиться мудрый семьянин и самоотверженный борец с несправедливостью. Этот конфликт не может разрешится и посей день, разрушив прекрасный брак и собственную психику. Джо скептичен во всем, старается принимать решения исходя из общего блага, а не то что хорошо для одной единственной личности. Но это не мешает ему быть самоотверженным если дело касается дорогих ему людей.
» Джо редко смеется, но достаточно часто ухмыляется. Вместо людей он часто видит подобии животных, псов, котов, знает как с ними общаться, как их обхитрить, со всеми в общении он занимает позицию “над”, возвышается. Жизнь для него уже пройденная дорога, люди его перестали удивляться, единственная причина жить и рисковать своей жизнью в этой войне— это сделать мир чуточку лучше для своих детей.
» Старого пса новым трюкам не обучишь, говоришь? Это явно не про Джо, безупречный, аналитический ум с годами стал только яснее, отбросив все возможные эмоциональные переменные, он выстраивал отношения в коллективе так, что с легкостью мог стать как лидером, так и помощником лидера без желания претендовать на его лавры и обязанности. Но больше всего Делавер любит работать один, как по части аналитики, так и в поле.
» "В Техасе люди простые". Этот стереотип отчасти Джо и сам принял. Мужчина избегает всячески философские вопросы, ему чужды терзания души и мечущийся инфантилизм других поколений(бес в ребро тоже прошел мимо него), но, работая с молодыми оперативниками, он потихоньку начал проникаться их проблемами, любя давать простые, порою странные советы из разряда: "бери быка за рога", "не объездишь кобылу — не поймешь" и другой, понятный лишь ковбоям прерий, фольклор.
» Что касается его мировоззрения, то Джо не может служить верой и правдой людям, которые подозреваются в терроризме. Делавер считает, что Итан, хоть и выглядит как говнюк, говорит как говнюк и вообще по сути является говнюком на первый взгляд, у него хотя бы есть четкая позиция, желание удержать от мир от безумия и хаоса, когда Риндт прикрывается высосанной из пальца околобиблейской моралью, выводя людей на улицу и сталкивая между собой. Как юрист, он считает, что Линколь мог бы и законным способом доказать свою правоту, как гражданин правового государства, а не бежать из тюрьмы, как преступник, и более того— призывать людей к оружию.
» Джо сложно назвать верующим, но мужчина крайне падок на всякого рода знаки и символы, именно они служили векторами во многих его действиях: от решения стать отцом до предательства своих товарищей ренегатов.

Отредактировано Joe Delaver (2017-02-11 16:08:43)

+7

16

http://68.media.tumblr.com/3d991dbf87a52cfe94185923f105bf0b/tumblr_mnfjanr8KQ1qf80o2o1_r1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
JOSEPH GORDON-LEVITT

» имя, возраст:
Может быть Сэм? Хотя, все на твой выбор. Возраст в рамках от 32.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
До войны советник гос.департамента, на данный момент член совета гл.штаба вигилантов.

» способность:
Мне кажется, лучше подойдет что-то из этого: абсолютная память, гениальность, детектор лжи, лазерный луч?
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.


С первых минут, ты производишь впечатление порядочного, правильно воспитанного, интеллигентного человека, не способного ответить на злые словечки бравым словцом. На твоем лице существует явный отпечаток ума, кажется, будто ты знаешь больше чем остальные. Большая часть такого описания будет верной, правда мало кто знает, что ты успел послужить, правда перелом ноги, который ты получил на военном задании послужил точкой начала твоего нового направления в жизни - тебя перевели в другую отрасль. Ты не просто можешь ранить словом, но и кулаком не промажешь. Твоим любимым делом была стрельба - она получалась у тебя лучше всего остального, не касаясь конечно принятия стратегически правильных решений - чем ты занимался в последние годы.
Легкая улыбка на твоем лице, немного надменный взгляд, с очками или без - трудно не увидеть глубокий и проницательный не по годам, сильный волевой взгляд. Смотреть тебе долго в глаза невозможно, попадаешь сразу в некий гипноз, так как за время своей работы научился продолжительное количество времени смотреть на объект не моргая. Ты всегда пребываешь в хорошей физической форме, слушаешь аудио-книги и играешь в шахматы. С одной стороны, можно сказать, что ты ботаник, но и опять же - неверно. Ты просто напросто социопат, тебе легче находится в обществе книг или компьютера. Немногословен, а если и говоришь что-то, то как отрежешь. Друзей у тебя немного - не нажил за все годы жизни, однако те, с которыми общаешься - с ними ты не разлей вода и в огонь и воду. Не смотря на холодный и неприступный внешний вид, достаточно трепетно относишься к критик своей работы, которую выполняешь всего на 99%, ибо нельзя достичь идеала. Что касается любовных отношений - ты привередлив и брезглив, часто задумываешься о том, что так мыслить нельзя, но увы, именно так и продолжаешь думать. С тобой сложно общаться, так как ты все время в работе, ты не обращаешь внимания на мелочи, а смотришь в корень. Советы не даешь, лишь как ты это говоришь "консультируешь".
Остроумен, любишь ехидные шуточки, перфекционист и минималист - ничего лишнего не приемлешь.
Если ты хорошо относишься к человеку, или же человек тебе дорог, то ты превращаешься в рьяного бойца за справедливость, так как считаешь, что семья и друзья это святое, а отпускать тех, кто стал тебе дорог не можешь.

Для начала, хотелось бы уточнить, что ты будешь приходится другом семьи Илвет. Другом нашего с Полом (Пол - брат Бонни) отца, может он даже был для тебя когда-то наставником, или помог, где было нужно. (Глава семьи Илвет был при чине и имел мохнатую руку, если он сам таким не был).
Буду называть тебя предполагаемым именем - Сэм.
Сэм, очень часто появлялся в доме Илветов, не забавы ради, а работы для. У вас с отцом всегда были тесные приятельские отношения, в которых в скором времени произошел раскол и ты улетел в США. До твоего отъезда в США, вы вместе ходили на охоту, разбирали детали машины, собирались даже съездить на природу, но не получилось. На какой почве между вами пробежала кошка не ясно до сих пор, может быть это что-то личное, а может и нет - нам предстоит это выяснить.
С Полом и самой девушкой ты общался всегда на "ты" и можно сказать был даже настоящим дядей, который всегда все знал, покупал мороженое и все время привозил разные интересные вещички из-за границы. Семья Илветов всегда знала, что на тебя можно рассчитывать, однако после раскола, отец Бонни напрочь обрубил концы с тобой и выставил твое исчезновение как несчастный случай, в котором тебя больше не было.
- Улетел он в США, а потом, бац и все, несчастный случай, авария. Не повезло. - именно такая версия бытует среди всех Илветов. Бонни и Пол думают, что тебя нет в живых. Будет забавно, когда Илветы прознают, что одним из советников штаба вигилантов являешься именно ты.
Немного деталей, добавлю перчинки: для Пола ты будешь рубахой парнем, с которым вы вечно философствовали, а для Бонни ты нечто недосягаемое, теплое и любимое - как первая симпатия в те далекие 18 лет, в прочем, это было взаимно.

Написав эту заявку, поняла, что ищу вас не только для развития линии своего персонажа, а для вигилантов в целом. Пишу я от 1 или 3 лица, начиная от 3k символов стабильно, могу больше, до 10-11, количество зависит от сюжетной линии эпизода. Также, с постами не тороплю, сама не задерживаю. Пишу в умеренном темпе, который подходит всем. Требование — желание раскрыть персонажа, он получился очень насыщенным и интересным, думаю, вы сразу найдете себе место под солнцем и найдете охапку недругов и союзников. Главное — не пропадайте, остальное поправимо)

п р и м е р    п о с т а

- Что? - первое, что вырвалось с уст девушки, когда ее поставили прямо перед фактом о том, что ей придется ехать вместе с Тэроном и Фрэнсисом в другой штат. Глаза мгновенно расширились одновременно от удивления и от непонятного чувства, после которого холодок пробежался по внутренним органам.
- Ладно, Куинн, а Мур-то зачем? - переспросила Илвет держа телефон около своего уха. Взгляд прыгал с предмета на предмет. Сейчас она стояла в отделе разведки, стоя около стола на которых покоилась кипа огроменных бумаг и фотографий. Мозг блондинки пока не полностью смог обработать информацию, пришлось лишь коротко ответить: - так точно. - Дальше последовал невольный вздох, который оповещал о том, что девушка вовсе недовольна происходящим, но приказ есть приказ.
- Кто такое придумал? Как знал, когда подбирал с кем ехать. - едко проговорила Илвет резко сев на стул и принявшись перебирать бумаги. Дело не клеилось, прошло минут пять-шесть, когда Илвет всплеснула руками и озадаченно уставилась куда-то в потолок, при этом откинув голову назад. Нет, на самом деле все было прекрасно и порой, поездка лучший повод проветриться и поставить свои мозги на место, но не в свете последних событий. Это было забавно, будто кто-то третий свыше тянет за нужные ниточки. Правда, казалось, что все катится не в пользу Бонни, а в пользу кого-то еще. Радовало одно, что они по-крайней мере будут не вдвоем, а втроем, и разговор, который по идее должен быть не случится. А Куинн будет поднимать настроение, как никак они друзья. Новость о том, что завтра утром нужно выезжать застала вигилинтку вечером десятого числа. Глубоко вздохнув, Илвет потерла глаза тыльной стороной рук, затем продолжила свою работу. Нужно было собрать нужные фотографии отчетов и соединить их с данными в других папках. Дело непутевое, пустая трата времени, думала девушка.
В пять утра все было готово, правда Илвет проснулась за час раньше положенного. Мысли не давали уснуть, что правда, то правда. Девушка не заметила как время пролетело слишком быстро. Одновременно хотелось этой поездки и не хотелось. Сложный вопрос, когда твои мысли не на месте и хочется просто отдаться порыву молчания и упоротости, лежать и лежать смотря в потолок, пока кто-то другой не ударит тебя по голове, чтобы ты наконец пришел в себя. Да, именно такое состояние эмоциональной апатии сейчас преобладало внутри вигилантки. Мини-рюкзак был собран, две бутылки воды, леденцы и теплая кофта, на случай, если будет холодно. Сидя на корточках около кровати, Илвет долго думала что брать с собой из оружия. Пистолет, это не обсуждается. Ну что еще может случиться? Бегая взглядом полного безразличия по комнате, в которой еще спала Грэйс, Илвет старалась взять все необходимое. Если Тэрон будет слишком много говорить, это ладно, одно, второй будет молчать, это сто процентов. Застегивая рубашку думала Илвет. Спустя пол часа все трое встретились и выехали в известном направлении. Дорога туда оказалась невыносимой, в том плане, что между тремя повисло удушающее молчание, Франко вел себя отстранено, сидел позади, а машину вел Куинн. То и дело копошась в своих мыслях, Илвет вскидывала взгляд вверх. Все были напряжены, во-первых было утро, во-вторых, для кого-то неизведанная дорога, которая вдобавок ко всему была жутко разбитой. Пришлось пристегнуться, вставить наушники, смотреть на дорогу, изредка переводя взгляд на Куинна, который как всегда был бодр в отличие от двух остальных вигилантов. День прошел на удивление быстро, Илвет старалась направлять свои мысли в нужное русло. Сейчас, когда они остались вдвоем с Куинном, Илвет смогла наконец-то нормально дышать в прямом и переносном смысле. Делать вид, что ничего не было Илвет могла, но получалось не особо хорошо. Смотря на побочный штаб и место, откуда наконец должен был выйти Фрэнсис, Илвет думала лишь об одном - лишь бы он никому ничего не сказал. Остальное как-то я переживу. Пришлось потирать ладони в порыве волнения. Куинн как ни в чем не бывало курил и улыбался. Бонни любила Куинна за его вечно позитивный настрой. Было удивительно, что пока не было никаких посторонних вопросов по поводу Бонни от Тэрона. Он либо не замечал, либо очень хорошо все понимал и поэтому молчал и в том и другом случае это прибавляло ему уважения со стороны Илвет.
- Сейчас он выйдет. - тихо проговорила Илвет сметая своими ботинками пыль, которой было много на асфальте которого практически не было. Ждать Фрэнсиса было не так неприятно как видеть, что он уходит. Черт. Пришлось отвернуться от штаба и смотреть уже только на Тэрона. Если бы Бонни была в состоянии, то обязательно бы прочитала лекцию о защите окружающей среды  и о том, что лучше предотвращать разрушение чем делать все наоборот тогда, когда все поздно. - Тебе надо завязывать. - сказала Илвет приподняв уголки губ. Удивленно приподняв брови, Илвет кивнула Куинну - я постараюсь не забыть. - позади послышались шаги, Бонни не стала оборачиваться. На капоте появился кофе и бургеры. Есть хотелось, проводив взглядом Франко, Илвет помотала еле заметно головой. Как только дверь машины захлопнулась, Илвет выговорила:
- Видал? Аналитик вернулся, проанализировал ситуацию - опаздываем. - с улыбкой на лице проговорила Илвет не удержавшись от комментария. От вредности брать кофе не хотелось, но из вежливости пришлось. - стой! - рявкнула девушка, сделав пару глотков: - как договаривались. - добавила вигилантка выставляя вперед свою свободную правую руку, а в левой держала бумажный стакан. Хотелось как можно больше простоять здесь, а не погружаться в атмосферу напряженности, которая только накалялась. Куинн и Илвет условились, что назад повезет тот, кто в честной игре "камень-ножницы-бумага" с первой попытки выиграет. Удача сегодня была на стороне девушки, улыбаясь и допивая свой кофе, Илвет ехидно улыбнулась. Хоть это меня отвлечет.  К бургеру Илвет не прикоснулась, взяла с собой. Быстро погрузившись в машину, которой ей придется управлять в первый раз, так как она была из новой серии и новой модели, усовершенствованная. Трогаться с места Илвет не спешила, аккуратно вытащив все мясное, девушка пару раз откусила бургер медленно прожевав, ей хотелось смаковать момент их не отбытия и накалять обстановку. Впрочем, торопиться нужно было, от чего девушка завернула остатки бургера в пакет и потянулась назад за своим рюкзаком, не смотря на Франко, будто его нет на заднем сидении. Взяв оттуда ягодных пастилок, Илвет раздала каждому по одной.
- Добро пожаловать на борт корабля. Вас приветствует капитан. Правила чрезвычайно просты, что-то не нравится, окна открыты. - улыбаясь сказала Илвет, - так, - удобнее располагаясь на сидении, девушка наконец-то завела двигатель и они уже ехали по дороге, в направлении в котором приехали. Илвет водить машину любила и могла, сама в мирные годы была за рулем чуть ли не каждый день. Молчание напрягало, так же как и звук клавиатуры за спиной, пришлось взять наушники. Вставить в левое ухо, включить первое, что попадается и делать вид, что все хорошо. Да, дорога расслабляла, но не до того момента, пока Мур не предложил свернуть. Свернуть?
- Оу, свернуть... - удивленно произнесла девушка смотря вперед. Покачивая головой как бы поддакивая, Илвет посмотрела пристегнут Куинн или нет, пристегнут. Перед ними был дисплей, указывающий их направление, координаты движения, порывы ветра и все в таком духе. Двумя пальцами на сенсорном экране Илвет увеличила карту, выбрала близ лежащие дороги, все заняло не более десяти секунд. Не сильно отвлекаясь на установку координат, Илвет была приятна удивлена легкости управления и приятному интерфейсу. Маршрут был проложен, через пару минут надо было менять траекторию. Интересно, что если? Посмотрев в зеркало дальнего вида, где совершенно спокойный аналитик сидел и печатал, у девушки появилась мысль. Бонни по своей натуре человек вспыльчивый, но искренний, она жила тем, что думает и чувствует в данный момент. Сейчас хотелось задать взбучку спокойному Франко и позабавиться с Тэроном, который правда не знал о ее мыслях. Ехали они прилично, скинув скорость, Илвет резко вывернула руль влево, машина моментально отозвалась и колеса резко изменили траекторию своего движения, качнуло, Илвет прижало в сидение, Куинн также был пристегнут, а благодаря своей тяжести и управляемости они сделав небольшой полукруг выехали на пустошь. Еще немного трясло, но взбучка была знатная. Илвет улыбалась во весь рот:
- Шикарно! - не сдерживая эмоции воскликнула вигилантка, резко вжав педаль газа. Машина ускорилась. Дорог тут не было, они ехали по разрушенной траектории, все что осталось от больших дорог больше напоминало что-то похожее на мелкую струйку воды. Взбучка была отменная, встряска тоже, как-то полегчало.
- Свернули. - коротко проговорила девушка смотря на Фрэнсиса спокойным взглядом. Карта показывала красную точку, которой была машина в которой находились трое. Они двигались вдоль той самой дороги о которой говорил Франко. Стало весело, адреналин зашкаливал, хотелось ехать еще быстрее. Дорогу было видно, но сумерки были уже не за горами. Интересно, чем все закончится? Спросила сама себя девушка, затем окинув взглядом Куинна, вновь уставилась а дорогу.

нам есть о чем поговорить

http://68.media.tumblr.com/85464e52f598f78c4f90a2c9d6baa36e/tumblr_oi0kpau4NS1up42jgo2_540.gif
http://68.media.tumblr.com/86dca8a84352a5eff2f34e758960f438/tumblr_oi0kpau4NS1up42jgo6_540.gif

Отредактировано Bonnie Ilvet (2017-04-06 18:35:29)

+2

17


http://68.media.tumblr.com/6cada185f2368cb13b48016dbbc56e94/tumblr_inline_olcqqydlKC1tzutmw_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
COLE SROUSE

» имя, возраст:
Алек Фицджеральд (смотри, как красиво пишется и звучит Alek Fitzgerald), а на самом деле, можешь сменить.
От 25.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
До войны - известный блоггер для всех, а для приближенных ты еще и кибер-преступник.
Во время войны либо помощник дознавателей, но мне кажется, лучшее место для такого персонажа в кибер-охране штаба.

» способность:
Мне кажется, тебе бы подошла способность - обездвиживание, или например, определение способностей.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Скажу сразу, персонаж нестандартный и очень интересный и появление его в рядах вигилантов только бы обрадовало всех и привнесло вишенку на тортик.
Твоя история началась в 2012-2011 годах, сейчас тебе (25-26 - на выбор, а может даже старше). Ты родился в США, в Калифорнии, в семье одного из известных ведущих. В семье ты единственный ребенок и поэтому все лавры отходили именно тебе, ты рос в семье талантливых людей. Мама была сначала играла в театре, а затем открыла свою мини студию, а лицо отца блистало на обложках журналов и газет, так еще и по телевизору его показывали каждый день ровно в 21.00
Семья твоя считалась сливками общества, с самого детства у тебя было все то, о чем мечтали многие дети твоего возраста (да и взрослые тоже). Ты учился в престижной школе, ходил в специально сшитой на заказ одежде, пользовался новыми гаджетами, учил несколько языков, дружил с детьми богатых родителей, а каждое лето ты отдыхал в новой стране - так ты исколесил Европу и Азию. Не смотря на то, что ты мальчик из золотых пеленок, ты не попал под стереотип можоров и детей без мозгов, которые только и живут за счет родителей. В тебе с самого начала твоего пути сочеталось не сочетаемое. Ты был умен, занимался музыкой, был тих и предпочитал рукоприкладству разговоры и мирное решение конфликтов.
В школе у тебя не было друзей, все тебя считали странным. В старших классах, ты говорил на немецком и испанском языках, носил с собой ноутбук, а по вечерам играл на гитаре, а затем на фортепиано. Ты молчалив и не многословен, плохо сходишься с людьми - таким тебя и запомнили. Не смотря на то, что общался ты с единицами - тебя уважали просто потому, что у тебя были связи. Тебя приглашали на званные вечера, все хотели с тобой общаться, а тебе просто всегда хотелось понимания сути вещей. Ты искал умиротворение в каждом новом встречном и не находил его.
Ты просто творческий человек, хорошо чувствующий ложь и обман - наверное это твой талант. Вместо того, чтобы напиваться и вести разгульный образ жизни ты готовился к поступлению в университет, читал книги и посвящал себя новым знаниям и учебе, вместе с тем, пошел на курсы программирования, откуда и началась твоя история с кибер-преступностью.
Ты поступил в Колумбийский университет на факультет программирования. Курсы, что ты закончил, принесли неплохие плоды - ты подружился с парой парней, которые также любили айти технологии как и ты. Твоя творческая натура наконец нашла пристанище в виде интернета, гаджетов и технологий в целом. Спустя четыре года на твой счет в банке поступила круглая сумма, не считать той, которую перевели тебе твои же родители. Все удавалось удачно, ты воспринимал это дело как нечто правильное, ведь все же должны крутиться, верно?
После событий, которые положили начало войны, в тебе произошли кардинальные изменения. Картинки, видео, слухи, статьи и все, что можно было найти в интернете поразили тебя своей красочностью и жестокостью, ты понял, что разрушать всегда легче, чем созидать, а верный путь это не путь кровопролития, а путь защиты и сохранения того, что уже есть. В скором времени, ты присоединился к вигилантам, оставив свою семью в Калифорнии. Почему ты это сделал?
Странный вопрос, я тоже хочу тебя спросить об этом. Наверное, толчком послужила смена ценностей в твоей голове, ведь по сути, ты добрая душа, молчаливая, тихая и очень творческая. Ты не дитя войны, ты дитя мира, тебе с детства хотелось, чтобы тебя знали как отдельную личность и восхищались тобой - поэтому ты создал собственный блог, где сначала рассказывал о жизни в Калифорнии, а затем уже о событиях в мире. Когда началась война, ты почувствовал резкое желание пойти и защищать свою родину, тебе казалось, что в такое шаткое время нужно бросить все силы для того, чтобы сохранить то, что осталось.
Со стороны ты - угрюмый, но правда привлекательный и молчаливый человек, вечно таскающий с собой ноутбук, у которого мало друзей и который неплохо играет и поет, а еще с тобой можно сделать сэлфи, потому что до войны у тебя было много подписчиков в инстаграм и фейсбук.
А по правде у тебя просто такое выражение лица, а если тебе задать вопрос, то ты улыбнешься и ответишь на него.
► Нет, ты не подумай, что ты человек тряпка или человек без принципов, тут совсем наоборот. Не смотря на то, что у тебя творческая натура, у тебя сильный и волевой характер, я бы сказала мужской. С самого детства, ты мог принимать решения, умел отказывать себе в чем-то, ставить цели и достигать их. Ты всегда знал, чего хочешь, что тебе нужно, а что нет. В юношестве осознал, что знания это сила, времени зря не терял. Дело в том, что ты как маленький принц или герой нашего времени, которого просто не поняли и не понимают. Ты удивительная личность, которая сочетает в себе творчество и любовь к технологиям. Тебе чужда жесткость, но ты не умеешь прощать. Ты добр, но не ко всем. У тебя свои принципы и реалии в которых ты живешь и которые дано понять не каждому.
►► Характер. Что-ж, до этого была красивая картинка, которая очень хорошо ложится на выбранную внешность.
В-первую очередь, хотелось бы заметить, что не смотря на миловидное лицо, характер у персонажа не солнечный. Скажем так, да, ты молчалив, не преступен, тих и угрюм в большее количество времени, но в то же время ты открыт к новым знакомствам, имеешь хорошее чувство юмора и готов прийти на помощь, если того требуют обстоятельства. Ты просто не каждому открываешься и не потому что не хочешь, просто ты привык так делать. Ты долго раскачиваешься, долго запрягаешь, а потом быстро едешь. Так и тут, тебе сначала надо узнать человека, поговорить с ним обо всем, может даже пропасть на неделю, а потом посмотреть, как он будет себя вести и если человек выдержит все круги твоего ада, то все, он твой человек и ты можешь сказать пароль от ноутбука, где хранятся все твои видео, которые ты хотел загрузить в блог, куча песен и стихов, написанных тобой и даже несколько страниц твой книги. Ты творческая натура, ты живешь эмоциями, воспоминаниями, ты дышишь положительными эмоциями. Для тебя если что-то удалось - ты радуешься, ликуешь, так как живешь по принципу - каждый день может быть последним и надо прожить его так, чтобы умирая, ты улыбался, потому что ты все успел и ты был всем доволен.
Не смотря на все одуванчики, ты обидчивый и заносчивый, правда быстро отходишь, но если тебе что-то не нравится, ты считаешь своим долгом показывать все это мучительно долго и нудно до тех пор, пока это не изменится. Привык все делать сам, не любит, когда кто-то стоит за спиной, когда он делает свою работу. Хитер, колок на язык - если того требуют обстоятельства. Можешь ранить словом, а потом вечером думать - а зачем я это сказал? До рукоприкладства не доводишь, но если будет нужно - то ты ответишь. Считаешь себя интеллигентным человеком и поэтому любые споры решаешь словом. Умеешь сдерживать себя, свои эмоции и слова, очень терпелив. Если бы не война, скорее всего пошел преподавать музыку или информатику, так как для тебя совершенно несложно объяснять одно и тоже в тысячный раз, скорее студент застрелит себя, чем ты отстанешь от него пока он не поймет, что ты ему говоришь. Любопытен, любознателен. В общем, самый необычный ребенок богатых родителей, который не кичится в виду своего состояния, а наоборот, старается быть собой, а не богатой красивой тенью родителей.
С тобой всегда весело - особенно если я тебе друг, с тобой разговаривать и работать одно удовольствие - ты много знаешь и рассказываешь. Хоть и говоришь немного, а если найти с тобой общий язык, то в словесном потоке тебя не остановить. Любишь животных, детей и в целом, любишь все светлое и доброе, презираешь ложь и очень хорошо ее чувствуешь. Ненавидишь, когда тебе говорят, что ты выглядишь на двадцать лет, хотя тебе уже двадцать шесть - закатываешь глаза и делаешь глубокий вздох. Кстати о закатывании глаз, ты прирожденный актер. Если бы не твоя любовь к программированию и кибер-преступности, которой ты баловался в юности, из тебя получился бы оскороносный актер.

На счет отношений - пока особых идей нет, но думаю, это будет явно что-то положительное. Думаю, у Бонни и у твоего персонажа найдется общая черта как доброта ко всему и жажда все оставить как есть, также миролюбие и любовь ко всему светлому.

Дополнительно: на самом деле все меняемо, кроме внешности. Очень уж хочется видеть именно его.
По поводу пожеланий и требований - игрой я тебя обеспечу. Пишу посты в умеренном темпе, могу конечно и несколько за день выдать, а могу и раз-два в неделю, все зависит от соигрока, сюжета, реала и т.д
Пишу посты от 3 тысяч, пишу от любого лица, кроме второго.
Из просьб, прошу не пропадать, о тесном общении не прошу, форумного общения мне вполне будет достаточно, но если нужно поделюсь любым средством связи. Стучись в гостевую, или сразу регистрируйся и обсудим все в лс.

п р и м е р    п о с т а

- Если бы нас тут ждали, то дверь была бы уже открыта. - предположила Бонни, высказывая свои догадки, смотря на закрытую перед ними дверь. Пыль мелкой струйкой сочилась сквозь потолок и даже казалось, будто там наверху кто-то ходит, правда не было ничего слышно - никаких посторонних звуков. - Мне кажется, что либо их не предупредили, или... их просто там нет. Это очень странно. Штаб должен был предупредить их, о том, что мы выдвигаемся. - говорила девушка все то, что приходило в голову в данный момент. Илвет задумалась, осматривая стены, затем потолок.
- Как-то все очень странно. Считайте, это как бы тупик, да? Мы сюда пришли, никого не заметили, все чисто, все как и должно быть, только никого тут нет. Просто взяли и исчезли? - спрашивала сама себя Бонни сделав шаг назад, поднявшись еще на одну ступеньку выше. - Но куда они могли подеваться? И есть ли смысл в открытии двери? - рассуждала разведчица не давая возможности вставить какие-то фразы или идеи, так как она сама практически не умолкала. Эмоции сменялись с каждым предложением и наверное остальным двум в этом помещении было бы понятно, что мысль о том, что ничего не нужно открывать не совсем радует Илвет, а наоборот даже огорчает.
- А что если мы тут не одни? Жалко, мы не можем смотреть сквозь стены. Но вот знаете, - говорила разведчица шумно спускаясь по пыльной лестнице и подходя в плотную к двери, - такое вот ощущение, - потирая ладонями говорила блондинка, - будто здесь давно уже никто не ходил. Давайте так, я попробую что-нибудь здесь сделать, а вы сделаете пару шагов назад, просто дышать нечем. - слегка виноватым тоном проговорила вигилантка, так как чувствовала некое смущение, предлагая девушка немного подвинуться - хотя в этом не было ничего противоестественного или дурного. Впрочем, это чувство покинуло голову девушки также быстро как и возникло, она уже сидела на корточках раскрыв свой рюкзак, который был наполнен всякими механизмами. Кстати, брать все с собой это приобретенный навык, по обыкновению, Илвет всегда брала лишь пистолет и воду, а может даже и конфеты, считала, что все остальное просто не нужно и надеялась, что все причиндалы возьмут другие, правда потом Пол промыл ей мозг хорошенько и после этого, как послушная младшая сестра Илвет просто пришлось повиноваться и делать так, как советует старший брат. Приготовления заняли с пол минуты, девушка вытащила что-то вроде длинного плоского фонарика, до двери оставалось где-то шаг или полтора.
- Что-то не то тут. - говорила Илвет включив свой фонарик, который лишь издал пиликающий звук и стал светить еле уловимым светом, проводя рядом с дверью и каждым углом около нее фонариком, вигилантка лишь замотала головой и затем развернулась к девушкам - это искатель инфракрасных лучей, но они выключены, это лишь мое предположение. Мы просто вставили свой пропуск, он не сработал, а защита не включена. Либо они закрыты изнутри или же ушли вовсе и там никого нет. - отсутствующим взглядом говорила разведчица. С таким она еще не сталкивалась и вряд ли столкнется еще раз, что ее не радовало. А вдруг здесь подвох?
- Мне кажется, стоит сообщить в штаб, Мэй, что здесь творится не ладное, по крайне мере если что-то случится, они будут знать, где мы были в последний раз. - обратилась девушка к Темплтон, так как она была во-первых, старше, во-вторых, опытней и в-третьих, именно она была главой этого задания. - Даже удивительно, что я это предложила. Кеплер бы одобрил. - с иронией выдавила девушка вдогонку, так как по обыкновению делала все наобум и не думала ни о штабе или о ком-либо другом. Перекинувшись взглядом с Грэйс, Илвет поджала губы и продолжила.
- Ну раз никто не против, то, я думаю, что сработает сигнализация, за взлом... но мы посмотрим. - с уже явным энтузиазмом говорила девушка. Вытащив все принадлежности, Илвет надела перчатки и что-то вроде брони, что прикрывала плечи, грудь и живот, надела каску и затем повернувшись к Рэндалл и Темплтон со смехом еле выговорила:
- Такой прикид... - в теории Илвет знала, что делать, но вот не применяла. Да и вообще, теперь думала, зачем сама это предложила делать. Пути назад не было, защиты прибор не выявил, а значит их не подорвет. Лазер был в виде шприца или даже пистолета, что-то среднее между этими звеньями, а может даже как дрель, описать было сложно, было несколько кнопок, рычаги, и самое главное, он работал автономно, без сети, но не долго. Вигилантка несколько секунд покрутила в руках предмет, затем пощелкала по кнопкам, а затем раздался неприятный звук сначала режущегося, а затем плавящегося металла. Все действо заняло минуты три-четыре. Пришлось отойти на один шаг, металл плавился слишком быстро и собирался в лужицу под ногами, от которой шел пар. Выключив дребедень, Илвет толкнула потянула на себя дверь, она поддалась и со скрипом открылась, затем покосилась Илвет рывком отошла назад опасаясь того, что ее накроет в случае, если дверь упадет, но нет, она осталась висеть. Нахмурив брови, Бонни отошла назад, позволяя девушкам зайти первыми, а пока, нужно было бы снять все причиндалы. Было тихо, а с потолка вновь осыпалась то ли известка то ли что.

Отредактировано Bonnie Ilvet (2017-06-15 09:23:58)

+4

18

http://imgur.com/nMB2E9S.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
christoph waltz

» имя, возраст:
Отец Льюис, 57  ~полное имя и фамилия на выбор заказчика
» принадлежность:
носитель
» профессия:
отец, ну!

» способность:
вещие сны или предскание будущего
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

The books you think I wrote are way too thick.
Who needs a thousand metaphors to figure out you shouldn't be a dick?
/с/

  Когда Льюис закрывает глаза, он видит черное небо Помпеи, лазурные отблески Корфу, полуразрушенную Берлинскую стену и чьи-то руки, застегивающие на нем рубашку. Сны расфасовываются по вертикальным поверхностям – набросками на салфетках, корявыми буквами на стикерах у кровати – перемешивая в голове прошлое и будущее, и оставляя его один на один в седой хронологической паутине. Он плохо помнит, что происходило вчера, оно могло случиться с ним две недели назад – поэтому он ведет дневники, как мечтательная школьница закрашивая клетки цветными ручками и разрисовывая поля миниатюрными копиями себя.
  Льюис, конечно же, никакой не отец, но когда он вдохновенно вещает с кафедры, возводя руки к потолку, цепляясь голосом за тусклые лампы и такие же тусклые сердца, вера приходит сама собой. Вообще-то, он самый настоящий жулик – трижды был женат, любит испить вина и никогда не откажется от пaртии в покер – но он умеет интерпретировать Б-га так, будто лично пожимал ему руку, поэтому даже самые уверенные скептики примыкают к его пастве (если не во имя спасения, то хотя бы ради приятной компании). Льюис верит, что люди могут создать рай на Земле, если перестанут быть такими редкостными говнюками – и об этом он проповедует, давясь воздухом, лихорадочно сжимая ненужные листы в руках и отпуская грехи людям, готовым прийти к нему за прощением.
  Из множества религий его – ближе всего к католицизму, хотя докторская степень по истории и обширные знания теологии приучили его смотреть на чужие традиции взглядом любопытствующего ребенка, способного разобрать кубик Рубика на мелкие детали, чтобы он сошелся воедино. По этой причине Льюис, в первую очередь, экспериментатор и большая часть по-настоящему религиозных людей (или «консервативно религиозных», как называет их сам провозглашенный падре) относятся к нему негативно.

сначала я просто думал прописать Вальца подобным образом, а потом мне пришло в голову, что вы запросто могли бы быть моим крестным, так как старшие Бродбенты как раз где-то в той же возрастной категории и даже некоторое время преподавали в Колумбийском. Играть мы с вами будем юмор, юмор и возможно немного драмы на почве того, что мы тут, а близкие нам люди – там (но это неточно хдд). Пишу не очень торопливо, но по небольшому опыту могу заверить, что играть тут в любое время есть с кем, поэтому если я окончательно расслоупочусь – без игры вы не останетесь.

внешность смене не подлежит, все остальное – весьма абстрактно, так что не бойтесь пинать меня и задавать вопросы по любопытным моментам, я встречу вас, как персонажи Горького ревизора! (но со всамделишной улыбкой, честно-честно хд)

п р и м е р    п о с т а

пост из анкеты, потому что тут пока всего один и он небольшой хд (мне лень было проставлять теги, прастити)

Утро входит в Дональда через спинной мозг, по-рыбьи лавируя между окаменевшими позвонками терпеливой, ноющей болью, которую встречают без малейшего сопротивления, и Пирса охватывает почти маниакальная потребность отдышаться. За ночь искусственные клапаны в его груди входят в спящий режим и замедляются вместе с остальными — пока еще настоящими — органами жизнедеятельности, но по наступлении утра они, в отличие от участившегося сердца и активно пульсирующего давлением мозга, не раскрываются обратно. Донни вынужден растянуться на кровати и пройтись кулаком по солнечному сплетению с такой силой, что под ней моментально наливаются синяки. Тук-тук, кто там?
Десять минут спустя Пирс садится в машину и выезжает на шоссе, все еще заглатывая воздух жадно, хотя в этом уже нет необходимости. Ему хочется курить до сцепленных пальцев, до зудящего озноба в глазах — желание, которое таскается за ним с того самого дня, как их машину разнесло на куски в сирийских трущобах, и которому Дональд еще ни разу не уступил. Потому что курение для него — упрощенная форма наркомании, и один раз спровоцирует сотни последующих, заполняя разрастающуюся пропасть этой зависимости до состояния, в котором он перестанет себя контролировать, а позволить этого никак нельзя.
Потому что ты не прокуриваешь искусственную ткань своих легких после того, как отказала настоящая. Ты ведёшь благочестивый образ жизни, словно мать-настоятельница, и из каждого подчинённого тебе рта вытаскиваешь сигарету с таким рычащим недовольством, что даже дышать в твою сторону решается не каждый.
Забавно, думает Дональд, сворачивая на одном из многочисленных перекрестков, как все его меры предосторожности урвали ему от силы месяцев десять (в теории, потому что на практике ему так ни разу и не удалось износить ни один из своих протезов до конца). Пожалуй, стоило сохранить ту невыносливую поебень, что добрый доктор вынул из его груди почти пятнадцать лет назад. Заморозить и уложить где-нибудь в проеме между куриным филе и овощной смесью, чтобы когда пришёл ее час, можно было протянуть ещё немного, отхаркивая кровью и просыпаясь по ночам в неконтролируемых приступах удушья. Славные были времена.
Кто бы мог подумать, что он станет цепляться за жизнь с таким остервенением; что истончившаяся ткань под его ребрами поселит неконтролируемое беспокойство в районе мозжечка, и превратит его в старого параноика, высматривающего предателей за каждым кустом. Нынешний состав «Потрошителей» еще хуже предыдущего, половина из них мечтает отходить его арматурой, треть — сбросить в чан с кислотой, и только сомнительные остатки прошлой команды поддерживают авторитет, но и с ними Пирсу приходится постоянно держать себя на расстоянии, чтобы не выдать расшатавшуюся руку или внезапные приступы беззвучной астмы.
Контроль выскакивает из его пальцев всего однажды, когда он вылезает из машины, и ножной протез вдруг решает войти в стадию перезагрузки — Дональд даже не успевает понять, что произошло, пока не обнаруживает себя распластанным на асфальте с кровоточащей ссадиной в пол-лица.
— Босс? — докатывается до него встревоженный голос Уэйда, и это выбешивает Пирса даже сильнее, чем расстроившаяся нога, собственная ущербность и надвигающийся пиздец, о котором Донни упоенно не думает последние несколько лет.
— Я в порядке. Блядская ступенька.
Уэйд не слишком сообразителен, но даже для его верных бестолковых мозгов эти слова звучат неубедительно, поэтому Пирс добавляет что-то вроде:
— Не стоит напрягать твою хорошенькую голову всякими пустяками. Сходи проверь как там девчонка, — и сопровождает приказ выразительным взглядом, на которого «Потрошители» натренированы, как щенки Павлова.
С этого момента он не доверяет своей правой ноге и всегда приваливается на левую, походка становится прыгучей, чуть ли не жизнерадостной, но заметить это можно только если исполосовать Донни внимательным взглядом, а делать этого не осмелится даже родная мать (тем более родная мать).
Когда он подъезжает к промышленному складу, распахнутая пасть которого скрывает четыре подозрительно дохлые фуры, Уэйд переминается возле входа с ноги на ногу, и Пирс уже знает, что день сегодня сложится интересный.
Их новый работодатель лишен райсовой интеллигентности, но зато его самонадеянная хватка способна отыскать мутанта в любой глуши, выскоблить из самой незаметной трещины. В отличие от доброго доктора, он почти не интересуется их деятельностью, его волнует результат — и по этой причине Дональд, самонадеянно расслабившийся под новым крылом, вынужден теперь откладывать каждый ебучий цент и расстилаться под каждым пленником перед тем, как со всех неугодных содрать их неблагодарные шкурки.
Кроме того, ему срочно нужно толкнуть что-нибудь ценное — нужно было еще полгода назад, еще год назад, еще двадцать четыре месяца назад, когда его подгнившие железки только начали его отторгать, и он не открывал глаза по утрам с постоянной верой в собственную смертность. У тикающей бомбы больше времени, чем у Дональда в эти дни, и потому он постоянно на взводе, его концентрация распыляется за считанные минуты, и ни хрена серьезного они так до сих пор и не поймали.
То, что они вылавливают, напоминает новый виток развития. Если у мутации есть мутация, то это она — девчонка, разговаривающая с дельфинами; подросток, сливающийся со стенами; женщина, взламывающая замки на расстоянии вытянутых рук. Огрызки гeна, унаследованные или пробудившиеся самостоятельно, которых Донни не хватит даже на одну коленную чашечку.
— Босс, мы еще одного поймали, — Пирс испытывает что-то между отвращением и отцовской любовью к тем последышам, которые остались у него еще со временем доктора, поэтому его рот тянется в улыбке, не доброй, не снисходительной, даже не нейтральной — какой-то резиновой, она провисает на его физиономии, как вытянутый в одобрении большой палец.
— Показывай.
На складе прохладно, солнце перебирает в воздухе всполох пыли, пленник привязан ко стулу, и мать твою, Уэйд, — думает Пирс, разглядывая капли крови на воротнике чужой рубашки. Сколько раз тебе говорить, думает он, пока раздражение подкатывает волнами, что избиение людей не способствует дружественным альянсам?
Его охраняют двое, и руки стянуты за спиной, а не на животе; судя по всему, парень действительно что-то может (или «Потрошители» настолько расслабились, что пора расформировать их к чертям собачьим). Дональд берет один из стульев и пододвигает его ближе, поворачивает к себе спинкой и перебрасывает через него искусственную ногу.
— Что за пакет?
— Мы не нашли мешок.
— Снимайте.
Под пластиковым пакетом с говорящим пончиком на обороте оказывается лицо, которое даже сквозь разбитые губы и оскулевшие щеки Донни узнает быстрее, чем ему самому того бы хотелось. Чувство, которое раскалывает его напополам в этот момент, ему не знакомо — он никогда прежде не скучал по людям, и только поэтому не шарахается сам от себя и не проделывает в Рикторе искусственную вентиляцию.
— Совсем большой уже, вы поглядите.
Дон тянется к онемевшей шее. Механические пальцы шарнирно перекатываются между позвонками, что-то неправдоподобно хрустит в запястье, и Дональд улыбается, как сытая акула.

+8

19

http://savepic.ru/13602053.gif http://savepic.ru/13583623.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Andrew Garfield/любая другая

» имя, возраст:
Brandon Keen/Брендон Кин, от 25 до 29 лет.
» принадлежность:
На выбор игрока.
» профессия:
Хакер. Ранее: бывший участник движения "Anonymous", информатор ФБР. На данный момент: хакер/разведчик/аналитик вигилантов.

» способность:
Не собираюсь ограничивать никого в выборе способности, только пожалуйста, пусть она не будет связана с компьютерными технологиями и электричеством. Пусть она будет, напротив, максимально НЕ соответствовать профилю персонажа.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Амбициозный мальчик из глубинки или спасающийся от скуки повседневной жизни житель большого города -
неважно. Его предыстория может быть абсолютно любой. Важно лишь то, что на определенном этапе своей жизни, почувствовав потребность в адреналине и бунтарстве, Кин присоединился к мощной международной сети активистов, выступающих за свободный Интернет и возводимую ими в абсолют правду всеобщей открытости - "Анонимус".
Начиная с "мелких" проектов организации типа SOPA (протест против цензуры), Брендон все больше и больше углублялся в новый мир поисков и расследований. Он был одним из тех Гаев Фоксов, кто протестовал против церкви саентологии, устраивая постоянные атаки на сервера, принадлежащие этой секте, и аккаунты ее последователей.
Затем Брендон переключился на что-то более серьезное, что-то, что уже как много лет стало еще одной целью "Анонимусов" - после 13 ноября 2015 года. Париж, Батаклан. Объявление войны ИГИЛ и их сторонникам.
Кин присоединился к большой кампании по борьбе с террористами и... стал волей-неволей проникаться поступками тех, против кого прежде выступал, - законников. Он получил уникальную возможность наблюдать за тем, как стражи порядка пытаются уличить в преступных сговорах будущих убийц, но вынуждены раз за разом отступать из-за мягкости закона и практически полного отсутствия улик. Резкий ранее в своих суждениях, Брендон постепенно изменил свою точку зрения. Вплоть до того, что добровольно вышел на связь с представителями ФБР, предлагая им свою помощь.
Так Кин "предал" своих товарищей и начал работать на придуманного ими же врага. И когда настала пора выбрать сторону в разразившейся войне ренегатов и вигилантов, он остался на проправительственной стороне, не увидев в посылах Риндта ни намека на то, как же построить это самое лучшее будущее.

Прямой связи именно с моим персонажем я в данный момент не вижу, но это и не обязательно: придумать можно что-то в процессе самой игры -
без нее вы точно не останетесь.

Тема хакеров достаточно избита, но в случае Брендона его персонаж можно сделать намного живее с учетом его бэкграунда, сомнительных связей, двоякости положения по обе стороны закона и отсутствия сверхспособностей на тему IT-технологий. Лучше всего дать ему ту способность, про управление которой ему еще только предстоит многое узнать - возможно, даже что-то разрушительное или,
наоборот, связанное с человеческими эмоциями и восприятием. Одним словом, подарите ему возможность воевать не только в привычном ему киберпространстве, но и на том поле боя, в котором он ни капельки не уверен.
Что касается внешности - все можно менять. Я плохо разбираюсь в том, что сегодня считается актуальным - поэтому смело перекраивайте внешний вид персонажа так, как пожелаете.

п р и м е р    п о с т а

Курт испытывал острую потребность в том, чтобы забить до отказа голову размышлениями, догадками, гипотезами. Чем угодно, просто чтобы абстрагироваться от этого могильника. Немного наивное желание казалось соломинкой, за которую так хочется ухватиться утопающему: плотные ряды из предположений все равно не могли спасти от всепроникающего зловония. Однако в психологическом аспекте вопроса такая позиция оказалась выигрышной. Бреннер являл собой воплощение хладнокровия, эдакий оплот уверенности... в чем? В себе, завтрашнем дне, в том, что беспорядочно уложенные покойники сотрутся из памяти, станут еще одной частичкой того, что безнадежные романтики называют мировой душой? Подчеркнутое немецкое спокойствие не давало никаких ответов, но оно позволяло смотреть на вещи под правильным углом, пусть даже "правильность" этого самого угла в дальнейшем ходе разговора почти не пересекалась с этикой.
Высказанное Лигботтом было принято к сведению и записано "на корочку". У Бреннера было предчувствие, что это его не последняя встреча с такого рода захоронениями. В судьбу он не верил, но поклонялся статистике. Если он дважды становится гостем на некрополе одной планировке, то риск напороться на третий такой погост был достаточно высок. Неважно, кто именно это будет, он или другой вигилант. Имело значение лишь то, что кто-то страдал комплексом бога в пугающем, жутком масштабе. И с этим придется считаться.
Бывший капитан с отсутствующим выражением лица разглядывал мерзкий рой падальщиков, струящийся под телами темным блестящим потоком. Насекомых и впрямь было маловато, что вкупе с состоянием тел служило самым убедительным доводом в пользу мнения, что мертвецов свезли сюда не так давно.
Рука, забравшая из ладоней Кеплера фонарик, не дрожала. Бреннер поставил источник света так, чтобы картинка передавалась во всей красе. Разум же был занят подготовкой ответа для Кеплера.
Когда ты всю жизнь сражаешься с моральными уродами, то волей-неволей сам приобщаешься к их ментальности. Курт давно осознал этот факт и принял его как данность, способную помочь ему постичь то, от чего обычный нормальный человек с радостью бы открестился. Именно по этой невеселой причине у него не ушло много времени на то, чтобы найти подходящую формулировку и облечь в нее свои мысли.
— Во время службы в спецназе, да и после нее я повидал много мертвых, сэр, о которых никогда не узнавали репортеры. Здесь все просто, как мне кажется. Цель того, кто это делает, заключается в том, чтобы показать нам, что мы ничего о нем не знаем. Страх. Своеобразный акт терроризма, если угодно. Некто настолько убежден в своей неуязвимости, что не считает нужным уничтожить улики. А ведь покойники говорят. Их тела бывают намного красноречивее, чем когда-либо произнесенные слова. Кто бы это ни был, он уверен в том, что экспертиза нам ничего не даст.
Он сделал паузу, после чего продолжил.
— У массовых убийств и исчезновений всегда есть одна задача. Вселить ужас. Необычность ситуации в том, как проворачиваются похищения. В Африке и на Востоке с этим дела обстояли иначе. Слышали когда-нибудь про давнюю трагедию в Чибоке? Почти триста детей были вывезены из школы прямо из-под носа нигерийской армии. Но этому предшествовал ряд кровавых нападений на близлежащие деревни, они были уничтожены до самого основания. Это прямая демонстрация силы. Но наш случай сильно отличается от того, что я привык видеть. Хотя мы не в Африке. И не в Афганистане. Но я могу его понять. Как мне кажется. Это как с организованными маньяками, которые крутятся рядом и всячески помогают следствию... Если бы я желал поддразнить обе стороны конфликта, но при этом мне все же хотелось бы оставаться инкогнито, вести игру из-под полы — настоящую игру, а не шумные выходки наподобие Уэллса — то я поступал бы именно так. Оставлял бы вам кучу трупов, раскидывая их по всем уголкам страны, чтобы вы так и не поняли, где же эпицентр. Избегал всяких логических цепочек, уходил от систематизированности. Ведь предыдущих жертв тоже ничего не связывало, ведь так? Мы имеем дело с кем-то третьим. И этот третий скоро даст о себе знать чем-то еще.
Курт моргнул.
— Извините.
Он сам не до конца понял, за что приносит извинения. За то, что увлекся? Звучит слишком "пусто"? Бреннер выдохнул.
— Вы абсолютно правы.
Пора было собирать камни.
Пусть даже камни из разлагающейся плоти.
Все-таки, у них все было слишком гладко. Слишком гладко, чтобы все удавалось до конца.
Курт нахмурился, рука автоматически потянулась за пистолетом. Хорошо, что они успели вовремя спрятаться в укрытии, была надежда, что камера дрона не запечатлела их лица. Хотя вставал вопрос, будет ли понятно по снимкам беспилотника, что ржавый амбарный замок сейчас валяется на земле, а не красуется на своем законном месте. Хотя это было меньшее из того, что можно было им "пришить"...
— Если кто-то пасет эту местность... Трупов тут мало для полноценной "коллекции". И это... их могли использовать в качестве приманки, — последнюю фразу Бреннер обронил на немецком языке. Случайно. Как если бы говорил сам с собой.
Ведь я бы тоже так сделал.
К счастью, Кеплер его понимал. А вот Лигботт нет. И это, возможно, было только в плюс.
— Чтобы заманить небольшую группку любопытных. А потом пустить их в расход. Интересно, какой радиус полета у этого дрона? Не зацепил ли он где нашу вертушку...

Отредактировано Kurt Brenner (2017-04-15 15:22:55)

+15

20

http://imgur.com/sishdyF.gif http://imgur.com/GrwdUmj.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
ivy levan

» имя, возраст:
Eleanor "Lenny" Doherty, 28
Элеанор "Ленни" Доэрти
» принадлежность:
на ваш выбор
» профессия:
соул/джаз исполнительница; рычажок местной пропаганды

» способность:
что-нибудь совсем простое + легко контролируемое
» сторона:
вигиланты, в большей степени по принуждению
» статичное изображение:
клик

Cause I feel like I'm the worst.
So I always act like I'm the best. /c/

Сигареты Ленни пахнут вишней, разноцветный напиток в стакане – кокосовой стружкой и сорокоградусным алкоголем; она по-хозяйски поглаживает пальцем пепельницу и смотрит на одного из своих агентов, как смотрят на мертвецов в формалиновых банках. Если бы двадцать лет назад ей рассказали, чем она будет заниматься в будущем, она бы уронила гитару учителю на голову и пересела за акварель. На художников репрессии новых войн все равно не распространяются.
Когда она выходит на сцену и оглядывает толпу перепуганных, захвативших дыхание ягнят, ей хочется реветь – как в детстве, когда родители бежали через два этажа в ее засахаренную комнату, чтобы утереть нечаянно опавшие слезы – но она берет себя в руки и выступает, как в последний раз. Механические прутья в ее спине натягивают позвоночник, как струну, и она говорит, не разбирая собственных слов: "Мы с вами можем спасти этот мир, друзья. Он верит в нас, он надеется на нас – не подведите" и шлет воздушные поцелуи, щеголяя по сцене в кожаной куртке с трезубцем, ради которого сам Посейдон вылез бы из морской пучины.
Когда-то Ленни была убеждена, что ничто на этой земле не способно ей противостоять – но вот она бегает по кругу, как заведенная обезьянка по столу, и из ее рук прорастают крепчайшие шарниры. Она говорит "нет", а потом ноги несут ее маршировать под чужие лозунги; она говорит "свяжитесь с моим агентом" и этот самый агент выводит ее на сцену, маленького выдрессированного пуделя, готового выплясывать под веселые мелодии ради боевого духа и глянцевой картинки.
 

Ленни и Билли Джей росли по соседству в семьях приблизительно одинакового достатка; вместе ходили в музыкальную школу, где Ленни была маленькой звездой, а Бродбент – безжалостной тратой сил и времени; вместе влезали в сомнительные авантюры и возможно вместе перешли в мир плотских утех в возрасте эдак четырнадцати, чтобы навсегда остаться хорошими друзьями. Ленни обладает взрывным, но разумным характером; она хорошо читает людей, умеет найти к ним подход, но никогда не станет тратить время на дураков. Рядом с Билли Джеем ей весело и безопасно. Количество косметики на лице в сознательном возрасте сделало Ленни эдакой мамочкой юного альфонса, но, на самом деле, рациональная сторона в красном плаще и синих лосинах у этого дуэта всегда Билли Джей.

п р и м е р    п о с т а

В решительном настроении и паре потертых резиновых сапог Билли Джей выходит из сарайного помещения и кутается в болотный густой свитер, придающий его лицу какой-то умиротворенно-предсмертный оттенок. С верхней пуговицы воротника ренегатским орлом осматривает достопримечательности Норман Уорд, и Бродбент думает (тихо, будто Уорд умеет читать мысли), что если его еще раз назовут рыжим, под боссом расплавится стул от количества вырабатываемой впустую энергии.
– Сэр, не могу не отметить вашу способность распознавать цвета. Это врожденный талант или нажитый годами усердной работы? – наконец спрашивает Билли вполголоса, чувствуя себя персонажем пропагандистского плаката с выставленной по ветру грудью. Они все еще пытаются охватить на камеру периметр – гигантские отмирающие по зиме поля, амбары, дома, стойла, по сути, каждую незначительную мелочь, способную дать им хоть какое-то представление об Энтони Джонсе. По этой причине все трое периодически замирают в пространстве, будто приехали сюда не чинить комбайнеры, а переосмысливать все принятые за жизнь решения.
Билли Джей самую малость действительно их переосмысливает, когда ему выпадает билет в один конец к изнывающим по человеческой руке коровам.
– Парни, комбайнер беспокоит меня больше всего, поэтому он пока на вашей совести. А Бенджи я покажу, как работать с животными.
«Бенджи» уже открывает рот для того, чтобы рассказать как ладно его слушается техника, но Норман со зловещим торжеством объявляет ему на ухо: Иди, и Билли Джей идет, посылая сигнал глубочайшей скорби в сторону Сета.
Несмотря на изменившиеся черты лица, Бродбент все еще чувствует себя спокойно только в его присутствии – будто сам воздух может выбить из Билли всю дурь, и она разлетится уличающими во лжи листовками по чужой ферме, а Сет успеет их вовремя прихватить и затолкать обратно ему за шиворот, как чучелу из «Волшебника страны Оз».
Работать на новой территории в составе людей, которых Бродбент видел преимущественно на телеэкранах (в образах сомнительной степени доверия) – все равно что прыгать без страховки в бассейн голодных, но весьма ленивых крокодилов, и нежить под сердцем веру в лучшее. Последний раз он занимался этим еще в лагере в Куантико – территории взаимного недоверия, где каждый второй готов подставить тебе дружественное колено, чтобы запнувшись об него ты ознакомился с местным грязевым рационом. З – заботушка.
Уже на подходе к загонам Джонс окидывает Билли Джея скептичным взглядом человека, не ожидающего от мира никаких положительных вибраций, замечает на бродбентовых ногах кеды и шлет его на спецзадание по поиску резиновых сапог (которых Би-Джей находит такую коллекцию, что можно было бы одеть половину штаба). По дороге к хлеву с кровавой цифрой «5» на дряхлеющих досках он делает еще один незатейливый пируэт и охватывает камерой ближайшие десять метров радиуса, после чего заходит внутрь.
Животные, чтобы вы знали, в мире Бродбентов ограничиваются самодовольными котами и похотливыми маленькими корги, которые очень любят тереться макушками Билли Джею об руки (дети и звери сползаются на него, будто намагниченные), чуть реже – нервными полуметровыми попугаями, но никак не рогатым скотом. Поэтому он застревает на пороге и чуть слышно, с откровенным недоверием к собственному голосу, произносит:
– Сэр, в коровах… дыры.
Норман заходится на тему того, почему «сэр» – его не самый жаркий кинк и на кой черт человечество изобрело прямую вентиляцию для животных, но Билли Джея уже обнимают за плечи и препровождают; с такой настойчивостью, что все пять чувств восприятия восстают в нем за секунду.
Они проходят небольшой участок совсем нового дощатого пола, и Бродбент неловко спотыкается на ровном месте, чтобы показать Норману этот на редкость выхолощенный шедевр реставрации.
– Полегче, ковбой, – советует ему Джонс, выдергивая на ноги с силой, которую носят в себе разве что люди, вспахивающие поля шесть месяцев из двенадцати, и колкое подозрение окончательно оседает у Билли Джея в груди. – Так вот что, – продолжает Энтони таким тоном, будто все это время они вели светскую беседу, – Почему ты решил уйти из армии?
Первая его реакция – хорошенько дать фермеру с локтя, а потом бежать отсюда и до самого забора, – но на одной первой реакции в морской пехоте не выживают, поэтому Билли Джей лишь ведет плечом, растягивая губы в самой незатейливой (и самой неправдоподобной) улыбке за всю историю лицевых мышц.
– Из армии?
– Рыбак рыбака. Я ведь сам служил, еще до рождения Альмы…
Легенда, которую он запомнил за пятнадцать минут и с тех пор прокручивал в голове, до тех пор, пока она не вгрызлась в мозжечок до самого основания, гласит: «Бенджи всю жизнь проработал на отцовской фабрике по обработке шерсти и кочует с тех пор, как в 2036м ее разрушили ренегаты». По этой причине паршивый лжец и не менее паршивый актер Билли Джей взывает к голосу Нормана в своей голове, но голос молчит – видимо, на другом конце фермы развернулся локальный апокалипсис (или Уорд слег среди носовых платков и куриных отваров, и теперь они один на один с этой смехотворной операцией).
– Ну... – начинает Билли неуверенно, все еще отслеживая подозрительные нововведения. Мультитаскер из него так себе, поэтому до следующей фразы проходит слишком много времени, и она звучит почти трагично (безосновательно трагично):
– Мой взвод умудрился получить пару наград в 35-м. И как это обычно случается в армии, ни черта хорошего из этого не вышло, – если хочешь врать убедительно, как-то рассказывал ему Ричард, говори правду: – Все сразу решили вспомнить про своих героев и развернуть вокруг нас цирк Джессики Линч. Какую бы сторону ты не поддерживал, пропаганда везде одинаковая. А я, честно сказать, не люблю политику. 
Земля вызывает Нормана.

+6


Вы здесь » REVOLT » Акции » #0: нужные персонажи