REVOLT

Объявление


Разве можно ощущать подобное ледяное спокойствие в тот самый момент, когда, по сути, решается не только твоя судьба, но и участь тех людей, что называешь семьёй? Сольвейг это чувство казалось странным, неправильным, даже... [читать далее]

MIKE

sonyachrisyviesolveigsam



способности, авторский мир, 18+
нортфилд, миннесота
баттл-крик, мичиган
март, 2038 год


ренегаты vs. вигиланты
5183 : 4996
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!
06.12.2016 Кто хочет получить на Новый Год письмо от Револта? Спешите оставить ваши адреса в этой теме! А полную сводку новостей ищите в объявлении.
09.11.2016 Обращаем внимание всех штабных ренегатов и вигилантов на новую информацию в закрытых подфорумах сторон, касающуюся распределения запасов тибериума и ношения оружия на территории штабов.
06.11.2016 Новый квест, новые сюжетные задания и еще несколько объявлений. С днем рождения, Револт!
31.10.2016 Мы к вам с внезапными обновлениями и морем плюшек! Хэллоуинское веселье, новые вести с фронта и партия сюжетных заданий - все это ждет вас здесь.
17.10.2016 Важная новость для всех владельцев вторых персонажей.
16.10.2016 Друзья, у нас для вас новые сюжетные новости! Они небольшие, но идут параллельно с событиями квеста, посему не обходите их стороной.
03.10.2016 Вместе с дизайном мы принесли вам очень много важных и разнообразных новостей. Ознакомиться всем и каждому.
19.09.2016 Дайджест новостей: о бонусных заданиях, о новом-старом допросном развлекалове и о промо-ролике, который особенно понравится вигилантам. Эти и другие новости ждут вас здесь.
16.09.2016 Друзья, а у нас для вас новые бонусные задания!
06.09.2016 Поздравляем именинников, радуемся новому трейлеру и празднуем семь месяцев онлайн здесь!
29.08.2016 Новые квесты, организационная напоминалка и очень важное голосование - все это вы найдете в очередном объявлении.
22.08.2016 Все действующие квесты наконец завершены, в связи с чем время переведено на июль-август. Новые квесты не за горами ;]
06.08.2016 Револту шесть месяцев! Мы искренне рады и благодарны, что вы были и остаетесь с нами на протяжении этого пути, и в честь этой памятной даты мы подготовили для вас приятные бонусы (развлекательные и сюжетные), которые ожидают вас здесь.








Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REVOLT » Акции » #0: нужные персонажи


#0: нужные персонажи

Сообщений 21 страница 40 из 53

1


●      Н    Е    О    Б    Х    О    Д    И    М    Ы    Е        П    Е    Р    С    О     Н    А    Ж    И      ●
___________________________________________________________________

Помните, что указанные в заявках способности и внешности не закреплены за нужными персонажами и могут быть заняты другими игроками. Должности и способности для нужных персонажей не придерживаются, а внешности могут быть выкуплены на один календарный месяц.

Уважаемые заказчики! Вы сами отмечаете актуальность своих заявок, так что не забывайте своевременно убирать «спойлер» придержания из своих сообщений, чтобы по истечению срока не пропустить гостя, которому Ваша заявка могла бы приглянуться. Кроме того, не забывайте перед написанием заявки сверяться со списком способностей, внешностей и фамилий.
Репостить уже опубликованные заявки новым сообщением нельзя.
[исключения]

Внимание! Заявки не проходят предварительную модерацию и проверку на адекватность. Все факты биографии, указанные заказчиком, вы принимаете на свой страх и риск, а согласование с матчастью проводите сами.

http://funkyimg.com/i/2hP2R.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
внешность на английском

» имя, возраст:
ответ.
» принадлежность:
человек или носитель.
» профессия:
ответ.

» способность:
ответ.
» сторона:
ренегаты или вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка

Все, что Вы считаете нужным рассказать о разыскиваемом персонаже.

Отношения с Вашим персонажем, планы на совместную игру.

Дополнительно: все, что не вошло в предыдущие пункты. Пожелания, требования.

п р и м е р    п о с т а

Любой пост Вашего авторства или выдержка из анкеты для ознакомления.

Код:
[quote][align=center][img]ССЫЛКА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ[/img]
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
[font=tahoma]внешность на английском[/font][/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td][b]» имя, возраст:[/b]
ответ.
[b]» принадлежность:[/b]
человек или носитель.
[b]» профессия:[/b]
ответ.[/td]
[td][b]» способность:[/b]
если имеется. советуем на всякий случай указывать несколько вариантов способностей на выбор.
[b]» сторона:[/b]
ренегаты или вигиланты.
[b]» статичное изображение:[/b]
[url=ССЫЛКА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ]ссылка[/url]. статичное изображение нужно для того, чтобы мы смогли пропиарить Вашу заявку в ролевых каталогах, на которых запрещена анимация.[/td]
[/tr]
[/table]
[quote][align=justify]Все, что Вы считаете нужным рассказать о разыскиваемом персонаже.[/align][/quote][quote]Отношения с Вашим персонажем, планы на совместную игру.[/quote][quote]Дополнительно: все, что не вошло в предыдущие пункты. Пожелания, требования.[/quote][spoiler="[align=center]п р и м е р    п о с т а[/align]"]Любой пост Вашего авторства или выдержка из анкеты для ознакомления.[/spoiler][/quote]

0

21

срочно
http://s7.uploads.ru/sLKnd.gif http://se.uploads.ru/HG7mB.gif
http://sf.uploads.ru/kT1BE.gif http://s2.uploads.ru/elj3T.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
ali larter, inbar lavi, rose leslie, charlize theron

» имя, возраст:
Joy Gordon | Джой Гордон, 39 лет (+/— 3 года), можно менять только фамилию
» принадлежность:
носитель
» профессия:
До: оценщик недвижимости, менеджер, разработчик ПО, что угодно
После: Тренер, наставник

» способность:
на выбор
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Все, что я считаю нужным рассказать о персонаже, так это то, что я заметил тебя, как только появился в главном штабе вигилантов. Ты оказалась в штабе раньше меня и инструктировала там новичков. Там я и положил на тебя глаз.
Узнать о тебе удалось немного - ты не очень-то любишь говорить о себе, да и говорить в принципе. Но я видел, как ты общаешься с учениками. Ты и задницу надрать можешь и опустить ниже плинтуса. За светлыми волосами и ангельскими голубыми глазами скрывается сильная личность, которая много чего повидала в жизни. Сильный характер, умение скрывать свои слабости и сила воли - вот твои главные достоинства. Я так и не понял кто ты на самом деле.

В отношения особо не рвусь, предупреждаю, что буду всячески подкатывать, тупо шутить и звать на свидания. Сначала возможно даже безуспешно, и публично опозорено, но что будет дальше решать только вам - захотите что-то большее, я перечить не стану.

Возможно способность будет очень активной и Джой не сможет ею управлять, поэтому не развивает и боится. Возможно она кого-то покалечила в прошлом своей силой и от этого такой страх, может придурки родители с детства измывались над Джой, запирая ее в чулане, стараясь скрыть от мира ее способность - решайте, если что рад буду помочь.

п р и м е р    п о с т а

Это было куда лучше, чем воевать в Африке. Организация "Врачи без границ" давала много плюшек как сотрудникам, так и членам их семей. Хотя, после того, как Швейцария делегировала полномочия по организации деятельности волонтеров США, американцев в ассоциации прибавилось. И прибавилось количество вооруженных нападений на группы врачей, кочующих по странам. Наверное, слух о том, что это все давно спланировано Соединенным Штатами для того, чтобы искоренить часть населения, только подкрепился тем фактом, что год назад бразды правления взяла на себя именно Америка.
Тогда-то и был организован военный конвой, в обязательства которого входило прощупывать почву для членов организации, сопровождать их и утихомиривать возникшие конфликты на этой почве.
Честно сказать, конфликтов было не мало, видимо людям было непонятно, что лечение болезней, предоставление бесплатной вакцины и провизии не совсем похоже на организованное и массовое истребление жителей стран третьего мира. Спустя какое-то время, волонтеры организовали отряд восстановления здоровья женщин в странах Африки, и это немного урегулировало уровень конфликтов. Но Перу это затишье не коснулось.
Приземлившись в Куско, военный отряд во главе с капитаном Фоули, сделал пересадку на другой самолет, и спустя полтора часа полета, оказался в Лиме. Прибывающий отряд врачей ждал не весь отряд. Часть военной группы отправилась прямиком на окраины Арекипы, в поселение Чуле, чтобы разведать обстановку.
Саратога неслась по единственной дороге, которая вела в сторону Чуле. Даже тот факт, что навигатор в старом армейском внедорожнике давно сдох, не мешало им, ведь заблудиться в трех соснах мог только полный кретин. Поднимая клубы пыли и песка, колеса нещадно дробили все, что попадалось на пути.
До поселения с такими темпами они доберутся за три часа. Сейчас они были как раз на пол пути.
Февраль в Перу означал не холодные потоки ветра и дожди, а дикую засуху, где осадки выпадают редко и скупо, а температура поднимается до плюс тридцати в полдень. И был как раз полдень. Колтер был за рулем, и пытался сохранять остатки разума после многочасового перелета, отсутствия сна и полтора часового путешествия в раскаленном металлическом коробке на колесах. Машина была что-надо, но она была старой. Внедорожники две тысячи одиннадцатого года выпуска славились своей мощью и отсутствием всякой мощной начинки, типа кондёра и климат контроля. Но современной техники у начальников Перу не оказалось. Хочешь жить - подыхай от жары.
Хотя пейзаж за окном мало напоминал настоящую пустыню с ее желтыми холмами и дюнами, но все равно был выцветшими и сухими. Из желтой потрескавшейся поверхности выглядывали иссохшие клочки растений, которые смогли хоть как-то приспособиться и выжить. Должно быть их корни проникали глубоко под землю, где была тьма и влага.
Некоторые даже восхваляют такие пейзажи в стихах, описывая узоры, которые создает на поверхности грунта солнце и ветер, восхищаются. Колтер же думал только о том, как быстрее добраться до места назначение, выбраться из душной машины и сделать хоть глоток воды. К несчастью, даже солнце палило не в спину, а навстречу, обжигая роговицу. Фоули дико хотелось закрыть глаза, но он не мог, да, наверное, это и не помогло бы.
Наконец, вдалеке начинали виднеться макушки домов. Их путешествие закончилось. Но езда по пустыне была, наверное, не самым пиком, отряд еще ожидало знакомство с местными, и только черт знает, как они настроены.
Горячий ветер неспешно свистел над полуразваленными белыми домиками. Самые крепкие кирпичные дома остались нерушимыми. Скупое хозяйство вряд ли могло хоть чем-то прокормить население поселка.
Тормоза саратоги заскрипели, останавливая мощные колеса, от чего по поселку пронеслось облачко пыли. По опустевшей улицу навстречу боевикам торопливо шагали двое, у одного из которых на плече телепался автомат.
- Миллер, смотри за периметром, Кадди - наблюдай за этими двумя. - Фоули раздал команды отряду и пошел вперед к двум мужчинам, слегка разведя руки в стороны, демонстрируя безоружность.
- Buenos días! - поздоровался Фоули, приподняв одну руку. - Hemos llegado a usted en ayuda! Hemos traído a los médicos! - испанский капитана был на уровне "твоя моя понимать", но этого должно было вполне хватить для того, чтобы местные поняли, что отряд им не враги. - Врачи без границ, сomprendéis? Помощь! - отряд осведомили вкратце о том, что в этом поселке большая часть населения внезапно заразилась каким-то вирусом с летальным исходом, но подробно им никто ни о чем не рассказывал. Предупредили только про меры безопасности. - Inglés?
- Sí, понимать! - ответил один из них, седоволосый, судя по всему главный в поселке, и махнул второму. Тот быстренько куда-то убежал. - Вы врачи! Sí, врачи!
- No, no, врачи прибудут завтра! Понимаешь? Завтра. - к счастью, старик оказался довольно смышленым, и радостно покивал головой.
Слава Господи, на это раз отряду не довелось утихомиривать вооруженных местных. Те с радостью приняли их и разместили весь отряд в небольшом одноэтажном домике. Весь оставшийся вечер военные готовились к приезду остальных бойцов и самых врачей, готовили для них тенты и палатки. Расставив пару дозорных по периметру и назначив смены, Фоули направился пообщаться с местными, а ближе к ночи отправился спать после долгого, изнурительного путешествия.

Отредактировано Colter Foley (2017-07-02 10:57:51)

+1

22


http://68.media.tumblr.com/6cada185f2368cb13b48016dbbc56e94/tumblr_inline_olcqqydlKC1tzutmw_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
COLE SROUSE

» имя, возраст:
Алек Фицджеральд (смотри, как красиво пишется и звучит Alek Fitzgerald), а на самом деле, можешь сменить.
От 25.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
До войны - известный блоггер для всех, а для приближенных ты еще и кибер-преступник.
Во время войны либо помощник дознавателей, но мне кажется, лучшее место для такого персонажа в кибер-охране штаба.

» способность:
Мне кажется, тебе бы подошла способность - обездвиживание, или например, определение способностей.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Скажу сразу, персонаж нестандартный и очень интересный и появление его в рядах вигилантов только бы обрадовало всех и привнесло вишенку на тортик.
Твоя история началась в 2012-2011 годах, сейчас тебе (25-26 - на выбор, а может даже старше). Ты родился в США, в Калифорнии, в семье одного из известных ведущих. В семье ты единственный ребенок и поэтому все лавры отходили именно тебе, ты рос в семье талантливых людей. Мама была сначала играла в театре, а затем открыла свою мини студию, а лицо отца блистало на обложках журналов и газет, так еще и по телевизору его показывали каждый день ровно в 21.00
Семья твоя считалась сливками общества, с самого детства у тебя было все то, о чем мечтали многие дети твоего возраста (да и взрослые тоже). Ты учился в престижной школе, ходил в специально сшитой на заказ одежде, пользовался новыми гаджетами, учил несколько языков, дружил с детьми богатых родителей, а каждое лето ты отдыхал в новой стране - так ты исколесил Европу и Азию. Не смотря на то, что ты мальчик из золотых пеленок, ты не попал под стереотип можоров и детей без мозгов, которые только и живут за счет родителей. В тебе с самого начала твоего пути сочеталось не сочетаемое. Ты был умен, занимался музыкой, был тих и предпочитал рукоприкладству разговоры и мирное решение конфликтов.
В школе у тебя не было друзей, все тебя считали странным. В старших классах, ты говорил на немецком и испанском языках, носил с собой ноутбук, а по вечерам играл на гитаре, а затем на фортепиано. Ты молчалив и не многословен, плохо сходишься с людьми - таким тебя и запомнили. Не смотря на то, что общался ты с единицами - тебя уважали просто потому, что у тебя были связи. Тебя приглашали на званные вечера, все хотели с тобой общаться, а тебе просто всегда хотелось понимания сути вещей. Ты искал умиротворение в каждом новом встречном и не находил его.
Ты просто творческий человек, хорошо чувствующий ложь и обман - наверное это твой талант. Вместо того, чтобы напиваться и вести разгульный образ жизни ты готовился к поступлению в университет, читал книги и посвящал себя новым знаниям и учебе, вместе с тем, пошел на курсы программирования, откуда и началась твоя история с кибер-преступностью.
Ты поступил в Колумбийский университет на факультет программирования. Курсы, что ты закончил, принесли неплохие плоды - ты подружился с парой парней, которые также любили айти технологии как и ты. Твоя творческая натура наконец нашла пристанище в виде интернета, гаджетов и технологий в целом. Спустя четыре года на твой счет в банке поступила круглая сумма, не считать той, которую перевели тебе твои же родители. Все удавалось удачно, ты воспринимал это дело как нечто правильное, ведь все же должны крутиться, верно?
После событий, которые положили начало войны, в тебе произошли кардинальные изменения. Картинки, видео, слухи, статьи и все, что можно было найти в интернете поразили тебя своей красочностью и жестокостью, ты понял, что разрушать всегда легче, чем созидать, а верный путь это не путь кровопролития, а путь защиты и сохранения того, что уже есть. В скором времени, ты присоединился к вигилантам, оставив свою семью в Калифорнии. Почему ты это сделал?
Странный вопрос, я тоже хочу тебя спросить об этом. Наверное, толчком послужила смена ценностей в твоей голове, ведь по сути, ты добрая душа, молчаливая, тихая и очень творческая. Ты не дитя войны, ты дитя мира, тебе с детства хотелось, чтобы тебя знали как отдельную личность и восхищались тобой - поэтому ты создал собственный блог, где сначала рассказывал о жизни в Калифорнии, а затем уже о событиях в мире. Когда началась война, ты почувствовал резкое желание пойти и защищать свою родину, тебе казалось, что в такое шаткое время нужно бросить все силы для того, чтобы сохранить то, что осталось.
Со стороны ты - угрюмый, но правда привлекательный и молчаливый человек, вечно таскающий с собой ноутбук, у которого мало друзей и который неплохо играет и поет, а еще с тобой можно сделать сэлфи, потому что до войны у тебя было много подписчиков в инстаграм и фейсбук.
А по правде у тебя просто такое выражение лица, а если тебе задать вопрос, то ты улыбнешься и ответишь на него.
► Нет, ты не подумай, что ты человек тряпка или человек без принципов, тут совсем наоборот. Не смотря на то, что у тебя творческая натура, у тебя сильный и волевой характер, я бы сказала мужской. С самого детства, ты мог принимать решения, умел отказывать себе в чем-то, ставить цели и достигать их. Ты всегда знал, чего хочешь, что тебе нужно, а что нет. В юношестве осознал, что знания это сила, времени зря не терял. Дело в том, что ты как маленький принц или герой нашего времени, которого просто не поняли и не понимают. Ты удивительная личность, которая сочетает в себе творчество и любовь к технологиям. Тебе чужда жесткость, но ты не умеешь прощать. Ты добр, но не ко всем. У тебя свои принципы и реалии в которых ты живешь и которые дано понять не каждому.
►► Характер. Что-ж, до этого была красивая картинка, которая очень хорошо ложится на выбранную внешность.
В-первую очередь, хотелось бы заметить, что не смотря на миловидное лицо, характер у персонажа не солнечный. Скажем так, да, ты молчалив, не преступен, тих и угрюм в большее количество времени, но в то же время ты открыт к новым знакомствам, имеешь хорошее чувство юмора и готов прийти на помощь, если того требуют обстоятельства. Ты просто не каждому открываешься и не потому что не хочешь, просто ты привык так делать. Ты долго раскачиваешься, долго запрягаешь, а потом быстро едешь. Так и тут, тебе сначала надо узнать человека, поговорить с ним обо всем, может даже пропасть на неделю, а потом посмотреть, как он будет себя вести и если человек выдержит все круги твоего ада, то все, он твой человек и ты можешь сказать пароль от ноутбука, где хранятся все твои видео, которые ты хотел загрузить в блог, куча песен и стихов, написанных тобой и даже несколько страниц твой книги. Ты творческая натура, ты живешь эмоциями, воспоминаниями, ты дышишь положительными эмоциями. Для тебя если что-то удалось - ты радуешься, ликуешь, так как живешь по принципу - каждый день может быть последним и надо прожить его так, чтобы умирая, ты улыбался, потому что ты все успел и ты был всем доволен.
Не смотря на все одуванчики, ты обидчивый и заносчивый, правда быстро отходишь, но если тебе что-то не нравится, ты считаешь своим долгом показывать все это мучительно долго и нудно до тех пор, пока это не изменится. Привык все делать сам, не любит, когда кто-то стоит за спиной, когда он делает свою работу. Хитер, колок на язык - если того требуют обстоятельства. Можешь ранить словом, а потом вечером думать - а зачем я это сказал? До рукоприкладства не доводишь, но если будет нужно - то ты ответишь. Считаешь себя интеллигентным человеком и поэтому любые споры решаешь словом. Умеешь сдерживать себя, свои эмоции и слова, очень терпелив. Если бы не война, скорее всего пошел преподавать музыку или информатику, так как для тебя совершенно несложно объяснять одно и тоже в тысячный раз, скорее студент застрелит себя, чем ты отстанешь от него пока он не поймет, что ты ему говоришь. Любопытен, любознателен. В общем, самый необычный ребенок богатых родителей, который не кичится в виду своего состояния, а наоборот, старается быть собой, а не богатой красивой тенью родителей.
С тобой всегда весело - особенно если я тебе друг, с тобой разговаривать и работать одно удовольствие - ты много знаешь и рассказываешь. Хоть и говоришь немного, а если найти с тобой общий язык, то в словесном потоке тебя не остановить. Любишь животных, детей и в целом, любишь все светлое и доброе, презираешь ложь и очень хорошо ее чувствуешь. Ненавидишь, когда тебе говорят, что ты выглядишь на двадцать лет, хотя тебе уже двадцать шесть - закатываешь глаза и делаешь глубокий вздох. Кстати о закатывании глаз, ты прирожденный актер. Если бы не твоя любовь к программированию и кибер-преступности, которой ты баловался в юности, из тебя получился бы оскороносный актер.

На счет отношений - пока особых идей нет, но думаю, это будет явно что-то положительное. Думаю, у Бонни и у твоего персонажа найдется общая черта как доброта ко всему и жажда все оставить как есть, также миролюбие и любовь ко всему светлому.

Дополнительно: на самом деле все меняемо, кроме внешности. Очень уж хочется видеть именно его.
По поводу пожеланий и требований - игрой я тебя обеспечу. Пишу посты в умеренном темпе, могу конечно и несколько за день выдать, а могу и раз-два в неделю, все зависит от соигрока, сюжета, реала и т.д
Пишу посты от 3 тысяч, пишу от любого лица, кроме второго.
Из просьб, прошу не пропадать, о тесном общении не прошу, форумного общения мне вполне будет достаточно, но если нужно поделюсь любым средством связи. Стучись в гостевую, или сразу регистрируйся и обсудим все в лс.

п р и м е р    п о с т а

- Если бы нас тут ждали, то дверь была бы уже открыта. - предположила Бонни, высказывая свои догадки, смотря на закрытую перед ними дверь. Пыль мелкой струйкой сочилась сквозь потолок и даже казалось, будто там наверху кто-то ходит, правда не было ничего слышно - никаких посторонних звуков. - Мне кажется, что либо их не предупредили, или... их просто там нет. Это очень странно. Штаб должен был предупредить их, о том, что мы выдвигаемся. - говорила девушка все то, что приходило в голову в данный момент. Илвет задумалась, осматривая стены, затем потолок.
- Как-то все очень странно. Считайте, это как бы тупик, да? Мы сюда пришли, никого не заметили, все чисто, все как и должно быть, только никого тут нет. Просто взяли и исчезли? - спрашивала сама себя Бонни сделав шаг назад, поднявшись еще на одну ступеньку выше. - Но куда они могли подеваться? И есть ли смысл в открытии двери? - рассуждала разведчица не давая возможности вставить какие-то фразы или идеи, так как она сама практически не умолкала. Эмоции сменялись с каждым предложением и наверное остальным двум в этом помещении было бы понятно, что мысль о том, что ничего не нужно открывать не совсем радует Илвет, а наоборот даже огорчает.
- А что если мы тут не одни? Жалко, мы не можем смотреть сквозь стены. Но вот знаете, - говорила разведчица шумно спускаясь по пыльной лестнице и подходя в плотную к двери, - такое вот ощущение, - потирая ладонями говорила блондинка, - будто здесь давно уже никто не ходил. Давайте так, я попробую что-нибудь здесь сделать, а вы сделаете пару шагов назад, просто дышать нечем. - слегка виноватым тоном проговорила вигилантка, так как чувствовала некое смущение, предлагая девушка немного подвинуться - хотя в этом не было ничего противоестественного или дурного. Впрочем, это чувство покинуло голову девушки также быстро как и возникло, она уже сидела на корточках раскрыв свой рюкзак, который был наполнен всякими механизмами. Кстати, брать все с собой это приобретенный навык, по обыкновению, Илвет всегда брала лишь пистолет и воду, а может даже и конфеты, считала, что все остальное просто не нужно и надеялась, что все причиндалы возьмут другие, правда потом Пол промыл ей мозг хорошенько и после этого, как послушная младшая сестра Илвет просто пришлось повиноваться и делать так, как советует старший брат. Приготовления заняли с пол минуты, девушка вытащила что-то вроде длинного плоского фонарика, до двери оставалось где-то шаг или полтора.
- Что-то не то тут. - говорила Илвет включив свой фонарик, который лишь издал пиликающий звук и стал светить еле уловимым светом, проводя рядом с дверью и каждым углом около нее фонариком, вигилантка лишь замотала головой и затем развернулась к девушкам - это искатель инфракрасных лучей, но они выключены, это лишь мое предположение. Мы просто вставили свой пропуск, он не сработал, а защита не включена. Либо они закрыты изнутри или же ушли вовсе и там никого нет. - отсутствующим взглядом говорила разведчица. С таким она еще не сталкивалась и вряд ли столкнется еще раз, что ее не радовало. А вдруг здесь подвох?
- Мне кажется, стоит сообщить в штаб, Мэй, что здесь творится не ладное, по крайне мере если что-то случится, они будут знать, где мы были в последний раз. - обратилась девушка к Темплтон, так как она была во-первых, старше, во-вторых, опытней и в-третьих, именно она была главой этого задания. - Даже удивительно, что я это предложила. Кеплер бы одобрил. - с иронией выдавила девушка вдогонку, так как по обыкновению делала все наобум и не думала ни о штабе или о ком-либо другом. Перекинувшись взглядом с Грэйс, Илвет поджала губы и продолжила.
- Ну раз никто не против, то, я думаю, что сработает сигнализация, за взлом... но мы посмотрим. - с уже явным энтузиазмом говорила девушка. Вытащив все принадлежности, Илвет надела перчатки и что-то вроде брони, что прикрывала плечи, грудь и живот, надела каску и затем повернувшись к Рэндалл и Темплтон со смехом еле выговорила:
- Такой прикид... - в теории Илвет знала, что делать, но вот не применяла. Да и вообще, теперь думала, зачем сама это предложила делать. Пути назад не было, защиты прибор не выявил, а значит их не подорвет. Лазер был в виде шприца или даже пистолета, что-то среднее между этими звеньями, а может даже как дрель, описать было сложно, было несколько кнопок, рычаги, и самое главное, он работал автономно, без сети, но не долго. Вигилантка несколько секунд покрутила в руках предмет, затем пощелкала по кнопкам, а затем раздался неприятный звук сначала режущегося, а затем плавящегося металла. Все действо заняло минуты три-четыре. Пришлось отойти на один шаг, металл плавился слишком быстро и собирался в лужицу под ногами, от которой шел пар. Выключив дребедень, Илвет толкнула потянула на себя дверь, она поддалась и со скрипом открылась, затем покосилась Илвет рывком отошла назад опасаясь того, что ее накроет в случае, если дверь упадет, но нет, она осталась висеть. Нахмурив брови, Бонни отошла назад, позволяя девушкам зайти первыми, а пока, нужно было бы снять все причиндалы. Было тихо, а с потолка вновь осыпалась то ли известка то ли что.

Отредактировано Bonnie Ilvet (2017-06-15 09:23:58)

+4

23

http://imgur.com/nMB2E9S.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
christoph waltz

» имя, возраст:
Отец Льюис, 57  ~полное имя и фамилия на выбор заказчика
» принадлежность:
носитель
» профессия:
отец, ну!

» способность:
вещие сны или предскание будущего
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

The books you think I wrote are way too thick.
Who needs a thousand metaphors to figure out you shouldn't be a dick?
/с/

  Когда Льюис закрывает глаза, он видит черное небо Помпеи, лазурные отблески Корфу, полуразрушенную Берлинскую стену и чьи-то руки, застегивающие на нем рубашку. Сны расфасовываются по вертикальным поверхностям – набросками на салфетках, корявыми буквами на стикерах у кровати – перемешивая в голове прошлое и будущее, и оставляя его один на один в седой хронологической паутине. Он плохо помнит, что происходило вчера, оно могло случиться с ним две недели назад – поэтому он ведет дневники, как мечтательная школьница закрашивая клетки цветными ручками и разрисовывая поля миниатюрными копиями себя.
  Льюис, конечно же, никакой не отец, но когда он вдохновенно вещает с кафедры, возводя руки к потолку, цепляясь голосом за тусклые лампы и такие же тусклые сердца, вера приходит сама собой. Вообще-то, он самый настоящий жулик – трижды был женат, любит испить вина и никогда не откажется от пaртии в покер – но он умеет интерпретировать Б-га так, будто лично пожимал ему руку, поэтому даже самые уверенные скептики примыкают к его пастве (если не во имя спасения, то хотя бы ради приятной компании). Льюис верит, что люди могут создать рай на Земле, если перестанут быть такими редкостными говнюками – и об этом он проповедует, давясь воздухом, лихорадочно сжимая ненужные листы в руках и отпуская грехи людям, готовым прийти к нему за прощением.
  Из множества религий его – ближе всего к католицизму, хотя докторская степень по истории и обширные знания теологии приучили его смотреть на чужие традиции взглядом любопытствующего ребенка, способного разобрать кубик Рубика на мелкие детали, чтобы он сошелся воедино. По этой причине Льюис, в первую очередь, экспериментатор и большая часть по-настоящему религиозных людей (или «консервативно религиозных», как называет их сам провозглашенный падре) относятся к нему негативно.

сначала я просто думал прописать Вальца подобным образом, а потом мне пришло в голову, что вы запросто могли бы быть моим крестным, так как старшие Бродбенты как раз где-то в той же возрастной категории и даже некоторое время преподавали в Колумбийском. Играть мы с вами будем юмор, юмор и возможно немного драмы на почве того, что мы тут, а близкие нам люди – там (но это неточно хдд). Пишу не очень торопливо, но по небольшому опыту могу заверить, что играть тут в любое время есть с кем, поэтому если я окончательно расслоупочусь – без игры вы не останетесь.

внешность смене не подлежит, все остальное – весьма абстрактно, так что не бойтесь пинать меня и задавать вопросы по любопытным моментам, я встречу вас, как персонажи Горького ревизора! (но со всамделишной улыбкой, честно-честно хд)

п р и м е р    п о с т а

пост из анкеты, потому что тут пока всего один и он небольшой хд (мне лень было проставлять теги, прастити)

Утро входит в Дональда через спинной мозг, по-рыбьи лавируя между окаменевшими позвонками терпеливой, ноющей болью, которую встречают без малейшего сопротивления, и Пирса охватывает почти маниакальная потребность отдышаться. За ночь искусственные клапаны в его груди входят в спящий режим и замедляются вместе с остальными — пока еще настоящими — органами жизнедеятельности, но по наступлении утра они, в отличие от участившегося сердца и активно пульсирующего давлением мозга, не раскрываются обратно. Донни вынужден растянуться на кровати и пройтись кулаком по солнечному сплетению с такой силой, что под ней моментально наливаются синяки. Тук-тук, кто там?
Десять минут спустя Пирс садится в машину и выезжает на шоссе, все еще заглатывая воздух жадно, хотя в этом уже нет необходимости. Ему хочется курить до сцепленных пальцев, до зудящего озноба в глазах — желание, которое таскается за ним с того самого дня, как их машину разнесло на куски в сирийских трущобах, и которому Дональд еще ни разу не уступил. Потому что курение для него — упрощенная форма наркомании, и один раз спровоцирует сотни последующих, заполняя разрастающуюся пропасть этой зависимости до состояния, в котором он перестанет себя контролировать, а позволить этого никак нельзя.
Потому что ты не прокуриваешь искусственную ткань своих легких после того, как отказала настоящая. Ты ведёшь благочестивый образ жизни, словно мать-настоятельница, и из каждого подчинённого тебе рта вытаскиваешь сигарету с таким рычащим недовольством, что даже дышать в твою сторону решается не каждый.
Забавно, думает Дональд, сворачивая на одном из многочисленных перекрестков, как все его меры предосторожности урвали ему от силы месяцев десять (в теории, потому что на практике ему так ни разу и не удалось износить ни один из своих протезов до конца). Пожалуй, стоило сохранить ту невыносливую поебень, что добрый доктор вынул из его груди почти пятнадцать лет назад. Заморозить и уложить где-нибудь в проеме между куриным филе и овощной смесью, чтобы когда пришёл ее час, можно было протянуть ещё немного, отхаркивая кровью и просыпаясь по ночам в неконтролируемых приступах удушья. Славные были времена.
Кто бы мог подумать, что он станет цепляться за жизнь с таким остервенением; что истончившаяся ткань под его ребрами поселит неконтролируемое беспокойство в районе мозжечка, и превратит его в старого параноика, высматривающего предателей за каждым кустом. Нынешний состав «Потрошителей» еще хуже предыдущего, половина из них мечтает отходить его арматурой, треть — сбросить в чан с кислотой, и только сомнительные остатки прошлой команды поддерживают авторитет, но и с ними Пирсу приходится постоянно держать себя на расстоянии, чтобы не выдать расшатавшуюся руку или внезапные приступы беззвучной астмы.
Контроль выскакивает из его пальцев всего однажды, когда он вылезает из машины, и ножной протез вдруг решает войти в стадию перезагрузки — Дональд даже не успевает понять, что произошло, пока не обнаруживает себя распластанным на асфальте с кровоточащей ссадиной в пол-лица.
— Босс? — докатывается до него встревоженный голос Уэйда, и это выбешивает Пирса даже сильнее, чем расстроившаяся нога, собственная ущербность и надвигающийся пиздец, о котором Донни упоенно не думает последние несколько лет.
— Я в порядке. Блядская ступенька.
Уэйд не слишком сообразителен, но даже для его верных бестолковых мозгов эти слова звучат неубедительно, поэтому Пирс добавляет что-то вроде:
— Не стоит напрягать твою хорошенькую голову всякими пустяками. Сходи проверь как там девчонка, — и сопровождает приказ выразительным взглядом, на которого «Потрошители» натренированы, как щенки Павлова.
С этого момента он не доверяет своей правой ноге и всегда приваливается на левую, походка становится прыгучей, чуть ли не жизнерадостной, но заметить это можно только если исполосовать Донни внимательным взглядом, а делать этого не осмелится даже родная мать (тем более родная мать).
Когда он подъезжает к промышленному складу, распахнутая пасть которого скрывает четыре подозрительно дохлые фуры, Уэйд переминается возле входа с ноги на ногу, и Пирс уже знает, что день сегодня сложится интересный.
Их новый работодатель лишен райсовой интеллигентности, но зато его самонадеянная хватка способна отыскать мутанта в любой глуши, выскоблить из самой незаметной трещины. В отличие от доброго доктора, он почти не интересуется их деятельностью, его волнует результат — и по этой причине Дональд, самонадеянно расслабившийся под новым крылом, вынужден теперь откладывать каждый ебучий цент и расстилаться под каждым пленником перед тем, как со всех неугодных содрать их неблагодарные шкурки.
Кроме того, ему срочно нужно толкнуть что-нибудь ценное — нужно было еще полгода назад, еще год назад, еще двадцать четыре месяца назад, когда его подгнившие железки только начали его отторгать, и он не открывал глаза по утрам с постоянной верой в собственную смертность. У тикающей бомбы больше времени, чем у Дональда в эти дни, и потому он постоянно на взводе, его концентрация распыляется за считанные минуты, и ни хрена серьезного они так до сих пор и не поймали.
То, что они вылавливают, напоминает новый виток развития. Если у мутации есть мутация, то это она — девчонка, разговаривающая с дельфинами; подросток, сливающийся со стенами; женщина, взламывающая замки на расстоянии вытянутых рук. Огрызки гeна, унаследованные или пробудившиеся самостоятельно, которых Донни не хватит даже на одну коленную чашечку.
— Босс, мы еще одного поймали, — Пирс испытывает что-то между отвращением и отцовской любовью к тем последышам, которые остались у него еще со временем доктора, поэтому его рот тянется в улыбке, не доброй, не снисходительной, даже не нейтральной — какой-то резиновой, она провисает на его физиономии, как вытянутый в одобрении большой палец.
— Показывай.
На складе прохладно, солнце перебирает в воздухе всполох пыли, пленник привязан ко стулу, и мать твою, Уэйд, — думает Пирс, разглядывая капли крови на воротнике чужой рубашки. Сколько раз тебе говорить, думает он, пока раздражение подкатывает волнами, что избиение людей не способствует дружественным альянсам?
Его охраняют двое, и руки стянуты за спиной, а не на животе; судя по всему, парень действительно что-то может (или «Потрошители» настолько расслабились, что пора расформировать их к чертям собачьим). Дональд берет один из стульев и пододвигает его ближе, поворачивает к себе спинкой и перебрасывает через него искусственную ногу.
— Что за пакет?
— Мы не нашли мешок.
— Снимайте.
Под пластиковым пакетом с говорящим пончиком на обороте оказывается лицо, которое даже сквозь разбитые губы и оскулевшие щеки Донни узнает быстрее, чем ему самому того бы хотелось. Чувство, которое раскалывает его напополам в этот момент, ему не знакомо — он никогда прежде не скучал по людям, и только поэтому не шарахается сам от себя и не проделывает в Рикторе искусственную вентиляцию.
— Совсем большой уже, вы поглядите.
Дон тянется к онемевшей шее. Механические пальцы шарнирно перекатываются между позвонками, что-то неправдоподобно хрустит в запястье, и Дональд улыбается, как сытая акула.

+8

24

https://68.media.tumblr.com/cf585916827407d93a31035d6198adf6/tumblr_o188hmjBIh1rz9hl6o1_400.gif https://68.media.tumblr.com/9c38d7c5719fd0ee4bb8f81ac656de68/tumblr_o188hmjBIh1rz9hl6o2_400.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
rosamund pike

» имя, возраст:
Elizabeth Washington, 31.
» принадлежность:
человек или носитель.
» профессия:
Психолог, автор популярного блога обо всем на свете.
Сейчас – психолог медицинской группы вигилантов в Луизиане

» способность:
На ваш выбор
» сторона:
Вигиланты, впоследствии – ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

Элизабет всегда была любопытной. Она всегда цеплялась за правду, жадно хваталась за каждую частичку истины в море лжи и непременно доносила её до широкой общественности. Желание делиться, и не важно, в ущерб себе или нет, вот что характеризует мисс Вашингтон лучше всего. Она расскажет вам историю с глубокой моралью, расскажет как лучше поступить в одной конкретной ситуации и непременно отдаст последний глоток из фляги, в то время как сама она умирает от жажды. Всю жизнь её сопровождают книги, исписанные листы в клеточку и любимая ручка в форме динозавра. Она внимательна к деталям, её память близка к идеальной, а сердце готово вместить любого нуждающегося в тепле и ласке.

Она не терпит несправедливость. Именно этот порок всего человеческого рода пугает её в этой войне. Она не ищет правых и виноватых, считая, что каждый участник бесполезного конфликта – жертва. И единственное, что действительно правильно делать в этой ситуации – помогать всем, до кого все еще может дотянуться рука помощи.

Тем не менее, война не щадит никого. Прошло два года жестоких конфликтов, и теперь Элизабет вовсе не та утонченная девочка из розовых мечтаний восьмиклассницы. Элизабет умеет адаптироваться, и делает это лучше многих. Она понимает человеческую натуру, подстраивается под человека, если потребуется и умело им манипулирует, если это нужно для достижения мира во всем мире. Всем известно выражение «добро с кулаками». Лучшего примера, чем Элизабет Вашингтон, найти практически невозможно. Изменения коснулись и её взглядов. Девушка стала более решительной, куда более серьезной и прямолинейной. На смену пацифизму пришла усталость, желание поскорее закончить с войной. И Элизабет понимает, что мирным путем больше ничего не решится, а это значит, что нужно привести свою сторону к победе как можно скорее.

Элизабет – жена Линкольна. У них был сын и счастливая жизнь, насколько это вообще возможно в условиях всеобщей войны. А потом она умерла у него на глазах. Мужчина вернулся в прошлое, его обвинили в терроризме, а после он возглавил ренегатов. Он – самый разыскиваемый человек на планете, но печалит его больше всего то, что он не знаком со своей женой.

Им только предстоит встретиться впервые. Он видит в ней любовь всей своей жизни, а она – человека, ответственного за начало чудовищной войны. К Они находятся по разные стороны баррикад, но только один единственный случай может зажечь эту искру вновь.

А теперь, пожалуй, без пространственных отступлений и по делу: Элизабет - жена Линкольна из несостоявшегося будущего, главный человек в его жизни и на настоящий момент - враг. Я, как игрок, разумеется вижу их воссоединение, но до этого им предстоит пройти долгий путь недоверия и даже неприязни со стороны Элизабет, но оттого даже интереснее, верно? Она очень важна для нынешнего положения Линкольна, так что главная просьба в данной заявке – не пропадать. Ну а с остальным можно разобраться в личном порядке.

п р и м е р    п о с т а

Сорок пять. Линкольн тяжело выдохнул. Выходящий воздух обжег горло, от чего мужчина сдавленно зарычал. Сорок шесть. Солнце, плавно выскользнувшее из-за облаков, било точно по глазам. Тюремные решетки, предназначенные для того, чтобы удержать Риндта в заточении, слабо справлялись с его защитой от надоедливых лучей света. Но рассчитывать на обратное было бы глупо. Сорок семь. Пот стекал по лицу, нагло прорываясь сквозь брови, чтобы добраться, наконец, до глаз. Сорок восемь. По ту сторону решетки кто-то разговаривал, но расслышать какие-либо слова было почти невозможно. Сорок девять. Мышцы приятно ныли от напряжения, сердце лихорадочно пыталось выскочить из груди. Пятьдесят.

Линк остановился, пытаясь вернуться к привычному ритму дыхания. Ему не нравилось тратить свое время на упражнения, но это помогало тренировать дисциплину и, главное, выносливость. Кто-то скажет, что нет смысла продолжать тренировки, если ты уже достиг своего пика, но Риндт с этим не согласится. Во-первых, он не верил в возможность добиться совершенства, и во-вторых, он знал, что выжить в этом месте без физического и ментального здоровья у него попросту не выйдет.

Мужчина сел на колени, упираясь в них обеими руками. Он слушал. Слушал, что происходит вокруг, прислушивался к своим чувствам, пытался отыскать нужные мысли, но выходило у него с трудом. При всем своем желании, он не был сосредоточен. Его отвлекали мысли о том, что он зря теряет время. Он вернулся в прошлое, чтобы катастрофы, влекущие за собой смерти невинных людей, никогда не произошли. Он отказался от своей прежней жизни, полной боли и отчаяния, чтобы лишить подобного будущего всех людей на этой планете, но был остановлен банальным скептицизмом и высокомерием. И теперь люди погибли. В то самое время, и в том самом месте, о которых и говорил Линкольн. Он описал все в подробностях, но они все равно не остановили взрыв. И даже лучше — они обвинили во всем самого Риндта. Теперь он вынужден сидеть в этой камере и ждать, пока эти же «они» решат, как с ним поступать. И что-то подсказывало гостю из будущего, что их решение не придется ему по вкусу.

Шаги. Судя по звуку, как минимум трое: стандартное количество охранников, которые периодически выводили Линкольна на допросы. Они стали напоминать ему привычную рутину. Проснулся, дождался, пока тебя заберут, рассказал истории, в которые никто не верит, людям, которые тебе не верят, и снова оказался в своей камере, дожидаясь приема. Вот тебе и спаситель человечества.

Риндт поднялся, спокойно вышел в центр камеры и остановился, выставив руки вперед. Он понимал, что нужно демонстрировать свое желание сотрудничать, иначе он только усугубит свое положение. На кону стояла не только его жизнь, но и жизни тысяч, миллионов людей. И с каждым днем, шансов на их спасение становилось все меньше. Линк снова закрыл глаза, и открыл их только когда к камере подошли надзиратели. Незнакомый мужчина в форме оценивающе поглядел на Риндта, понимая, что не так он себе представлял самого опасного террориста в истории США: уставшим от попыток достучаться до властей человеком, в чьих глазах не было и намека на сопротивление приказам.

В камеру вошли двое, третий остался у входа, удерживая руку на пистолете. Линкольн смотрел ему в глаза, не произнося ни слова. На него нацепили наручники, толкнули в спину, и резкий командный голос скомандовал шагать на выход. Линк подчинился, продолжая хранить молчание. Он не собирался начинать разговор, понимая, что скорее всего его попросту заткнут. С вероятностью в девяносто процентов, сделают это с применением силы. Эта тюрьма хоть и выглядела намного приличнее задрипанных полузаброшенных клетках на окраине США, правила здесь все равно были суровые. Оно и понятно: содержались здесь исключительно массовые убийцы, террористы и просто крайне опасные носители, отказавшиеся подчиняться закону. Риндт здесь оказался по ошибке, и если бы этот мир был справедлив, его бы уже послушали и отпустили. Но нет, так это не работает. К тому же, он винил в своем положении и себя: подобный исход можно было предвидеть, можно было придумать какой-нибудь способ достучаться до людей, но Линк поторопился. Зря понадеялся на благоразумие ответственных за безопасность людей, и теперь отвечает за свою неосторожность.

Перед ним отворилась дверь, открывая взору абсолютно белое помещение, в центре которого стоял стол и два стула. Местный вариант дачного домика — единственная смена обстановки, которую позволяли иметь Линкольну после случившейся трагедии. Мужчину грубо усадили на стул, дальний от входной двери и пристегнули наручники к специальной выемке на столе, после чего оставили того в гордом одиночестве. Ну, почти. Повернув голову влево, Линкольн уставился в свое отражение, но смотрел он сквозь него. И хоть он не мог разглядеть людей по ту сторону, ренегат чувствовал, что пересекся взглядом с наблюдающим за ним человеком, кем бы он ни был.

Соединив руки в замок, Линк принялся ждать. Его специально забросили в комнату для допросов раньше времени, давая ему время поразмыслить, понервничать, подготовиться к защите. Стандартный ход, которым он и сам раньше пользовался, чтобы выбить из человека нужную ему информацию. Дешевый, но до сих пор эффективный ход.

Спустя, наверное, час (точнее Линк определить не мог, ибо не следил за временем), ручка двери повернулась, и в комнату вошел человек. Человек, которого он знал очень хорошо.

Отредактировано Lincoln Rindt (2017-08-28 16:18:10)

+16

25

http://savepic.ru/13602053.gif http://savepic.ru/13583623.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Andrew Garfield/любая другая

» имя, возраст:
Brandon Keen/Брендон Кин, от 25 до 29 лет.
» принадлежность:
На выбор игрока.
» профессия:
Хакер. Ранее: бывший участник движения "Anonymous", информатор ФБР. На данный момент: хакер/разведчик/аналитик вигилантов.

» способность:
Не собираюсь ограничивать никого в выборе способности, только пожалуйста, пусть она не будет связана с компьютерными технологиями и электричеством. Пусть она будет, напротив, максимально НЕ соответствовать профилю персонажа.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Амбициозный мальчик из глубинки или спасающийся от скуки повседневной жизни житель большого города -
неважно. Его предыстория может быть абсолютно любой. Важно лишь то, что на определенном этапе своей жизни, почувствовав потребность в адреналине и бунтарстве, Кин присоединился к мощной международной сети активистов, выступающих за свободный Интернет и возводимую ими в абсолют правду всеобщей открытости - "Анонимус".
Начиная с "мелких" проектов организации типа SOPA (протест против цензуры), Брендон все больше и больше углублялся в новый мир поисков и расследований. Он был одним из тех Гаев Фоксов, кто протестовал против церкви саентологии, устраивая постоянные атаки на сервера, принадлежащие этой секте, и аккаунты ее последователей.
Затем Брендон переключился на что-то более серьезное, что-то, что уже как много лет стало еще одной целью "Анонимусов" - после 13 ноября 2015 года. Париж, Батаклан. Объявление войны ИГИЛ и их сторонникам.
Кин присоединился к большой кампании по борьбе с террористами и... стал волей-неволей проникаться поступками тех, против кого прежде выступал, - законников. Он получил уникальную возможность наблюдать за тем, как стражи порядка пытаются уличить в преступных сговорах будущих убийц, но вынуждены раз за разом отступать из-за мягкости закона и практически полного отсутствия улик. Резкий ранее в своих суждениях, Брендон постепенно изменил свою точку зрения. Вплоть до того, что добровольно вышел на связь с представителями ФБР, предлагая им свою помощь.
Так Кин "предал" своих товарищей и начал работать на придуманного ими же врага. И когда настала пора выбрать сторону в разразившейся войне ренегатов и вигилантов, он остался на проправительственной стороне, не увидев в посылах Риндта ни намека на то, как же построить это самое лучшее будущее.

Прямой связи именно с моим персонажем я в данный момент не вижу, но это и не обязательно: придумать можно что-то в процессе самой игры -
без нее вы точно не останетесь.

Тема хакеров достаточно избита, но в случае Брендона его персонаж можно сделать намного живее с учетом его бэкграунда, сомнительных связей, двоякости положения по обе стороны закона и отсутствия сверхспособностей на тему IT-технологий. Лучше всего дать ему ту способность, про управление которой ему еще только предстоит многое узнать - возможно, даже что-то разрушительное или,
наоборот, связанное с человеческими эмоциями и восприятием. Одним словом, подарите ему возможность воевать не только в привычном ему киберпространстве, но и на том поле боя, в котором он ни капельки не уверен.
Что касается внешности - все можно менять. Я плохо разбираюсь в том, что сегодня считается актуальным - поэтому смело перекраивайте внешний вид персонажа так, как пожелаете.

п р и м е р    п о с т а

Курт испытывал острую потребность в том, чтобы забить до отказа голову размышлениями, догадками, гипотезами. Чем угодно, просто чтобы абстрагироваться от этого могильника. Немного наивное желание казалось соломинкой, за которую так хочется ухватиться утопающему: плотные ряды из предположений все равно не могли спасти от всепроникающего зловония. Однако в психологическом аспекте вопроса такая позиция оказалась выигрышной. Бреннер являл собой воплощение хладнокровия, эдакий оплот уверенности... в чем? В себе, завтрашнем дне, в том, что беспорядочно уложенные покойники сотрутся из памяти, станут еще одной частичкой того, что безнадежные романтики называют мировой душой? Подчеркнутое немецкое спокойствие не давало никаких ответов, но оно позволяло смотреть на вещи под правильным углом, пусть даже "правильность" этого самого угла в дальнейшем ходе разговора почти не пересекалась с этикой.
Высказанное Лигботтом было принято к сведению и записано "на корочку". У Бреннера было предчувствие, что это его не последняя встреча с такого рода захоронениями. В судьбу он не верил, но поклонялся статистике. Если он дважды становится гостем на некрополе одной планировке, то риск напороться на третий такой погост был достаточно высок. Неважно, кто именно это будет, он или другой вигилант. Имело значение лишь то, что кто-то страдал комплексом бога в пугающем, жутком масштабе. И с этим придется считаться.
Бывший капитан с отсутствующим выражением лица разглядывал мерзкий рой падальщиков, струящийся под телами темным блестящим потоком. Насекомых и впрямь было маловато, что вкупе с состоянием тел служило самым убедительным доводом в пользу мнения, что мертвецов свезли сюда не так давно.
Рука, забравшая из ладоней Кеплера фонарик, не дрожала. Бреннер поставил источник света так, чтобы картинка передавалась во всей красе. Разум же был занят подготовкой ответа для Кеплера.
Когда ты всю жизнь сражаешься с моральными уродами, то волей-неволей сам приобщаешься к их ментальности. Курт давно осознал этот факт и принял его как данность, способную помочь ему постичь то, от чего обычный нормальный человек с радостью бы открестился. Именно по этой невеселой причине у него не ушло много времени на то, чтобы найти подходящую формулировку и облечь в нее свои мысли.
— Во время службы в спецназе, да и после нее я повидал много мертвых, сэр, о которых никогда не узнавали репортеры. Здесь все просто, как мне кажется. Цель того, кто это делает, заключается в том, чтобы показать нам, что мы ничего о нем не знаем. Страх. Своеобразный акт терроризма, если угодно. Некто настолько убежден в своей неуязвимости, что не считает нужным уничтожить улики. А ведь покойники говорят. Их тела бывают намного красноречивее, чем когда-либо произнесенные слова. Кто бы это ни был, он уверен в том, что экспертиза нам ничего не даст.
Он сделал паузу, после чего продолжил.
— У массовых убийств и исчезновений всегда есть одна задача. Вселить ужас. Необычность ситуации в том, как проворачиваются похищения. В Африке и на Востоке с этим дела обстояли иначе. Слышали когда-нибудь про давнюю трагедию в Чибоке? Почти триста детей были вывезены из школы прямо из-под носа нигерийской армии. Но этому предшествовал ряд кровавых нападений на близлежащие деревни, они были уничтожены до самого основания. Это прямая демонстрация силы. Но наш случай сильно отличается от того, что я привык видеть. Хотя мы не в Африке. И не в Афганистане. Но я могу его понять. Как мне кажется. Это как с организованными маньяками, которые крутятся рядом и всячески помогают следствию... Если бы я желал поддразнить обе стороны конфликта, но при этом мне все же хотелось бы оставаться инкогнито, вести игру из-под полы — настоящую игру, а не шумные выходки наподобие Уэллса — то я поступал бы именно так. Оставлял бы вам кучу трупов, раскидывая их по всем уголкам страны, чтобы вы так и не поняли, где же эпицентр. Избегал всяких логических цепочек, уходил от систематизированности. Ведь предыдущих жертв тоже ничего не связывало, ведь так? Мы имеем дело с кем-то третьим. И этот третий скоро даст о себе знать чем-то еще.
Курт моргнул.
— Извините.
Он сам не до конца понял, за что приносит извинения. За то, что увлекся? Звучит слишком "пусто"? Бреннер выдохнул.
— Вы абсолютно правы.
Пора было собирать камни.
Пусть даже камни из разлагающейся плоти.
Все-таки, у них все было слишком гладко. Слишком гладко, чтобы все удавалось до конца.
Курт нахмурился, рука автоматически потянулась за пистолетом. Хорошо, что они успели вовремя спрятаться в укрытии, была надежда, что камера дрона не запечатлела их лица. Хотя вставал вопрос, будет ли понятно по снимкам беспилотника, что ржавый амбарный замок сейчас валяется на земле, а не красуется на своем законном месте. Хотя это было меньшее из того, что можно было им "пришить"...
— Если кто-то пасет эту местность... Трупов тут мало для полноценной "коллекции". И это... их могли использовать в качестве приманки, — последнюю фразу Бреннер обронил на немецком языке. Случайно. Как если бы говорил сам с собой.
Ведь я бы тоже так сделал.
К счастью, Кеплер его понимал. А вот Лигботт нет. И это, возможно, было только в плюс.
— Чтобы заманить небольшую группку любопытных. А потом пустить их в расход. Интересно, какой радиус полета у этого дрона? Не зацепил ли он где нашу вертушку...

Отредактировано Kurt Brenner (2017-04-15 15:22:55)

+15

26

http://s8.uploads.ru/WLAew.gif http://sa.uploads.ru/9GqEc.gif http://s8.uploads.ru/UB9Od.gif http://sh.uploads.ru/ibloW.gif http://s4.uploads.ru/kd1xU.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
carly chaikin

» имя, возраст:
Мэдисон, 25 лет;
фамилия не принципиальна.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
информатор.

» способность:
абсорбция памяти.
» сторона:
ренегат.
» статичное изображение:
ссылка.

Мэдисон - тот ребенок из неблагополучной семьи, который был вынужден научиться выживать. Вот она и научилась, поэтому теперь живет всем назло, и совершенно не умеет сдаваться. Прямая как струна и крутая как обрыв, Мэд, словно застряв в подростковом возрасте, говорит, что думает, и не переносит, когда ее ставят на место или затыкают. Притом она отличная актриса, которая может отыграть любую пьесу одного актера так, что никто в ней не усомнится, и способна наврать так, что в ее словах не усомнятся даже знатоки.
Делит свою жизнь строго по контрастам, делит мир на черное и белое, на видя полутонов, и разводит людей на своих и чужих, потому и классно прижилась на войне, являясь ренегатом на территории вигилантов, в Мичигане.
Строптивая и упертая по любому доступному поводу, готовая перечить на любое слово просто из вредности и спортивного интереса, Мэдисон отчаянно и слепо лояльна идеям ренегатов.

Мэд - информатор, отчасти воспитанный непростой жизнью, а отчасти Джэки Монахан, с которой прошла долгий путь. Они разделяют спорные отношения, больше напоминающие динамику заботливой матери и сложного ребенка; в радикальной Мэдисон Джэки видит саму себя.
Она регулярно поддерживает связь с партизанами ренегатов и в частности Чейсом Монаханом, который отвечает за коммуникацию с информаторами на вражеской земле.

» то, что вы читали выше — канва, основа для персонажа, на которую предстоит нанизать полноценный образ. Все основные опорные точки, указанные в заявке, хотелось бы сохранить, а остальное оставить на совесть игрока. Нам важно чтобы вам было интересно и комфортно играть, поэтому мы всегда рады диалогу и консенсусу: если задумка нравится, но что-то хочется изменить, давайте это обговорим. С радостью пойдем навстречу заинтересованным лицам.
» не требуем суперпуперактивной игры: пост-два в неделю и мы не всегда можем написать, но все же хотелось бы, чтобы у игрока было желание и время на игру и на общение с регулярными брейнштормами.
» мы — игроки старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся.

п р и м е р    п о с т а    д ж э к и

Несмотря на то, что Джэки привыкла поддерживать связь по телефону со всеми близкими ей людьми, всё равно она не любила обсуждать личные темы, находясь на другом конце земли. Поэтому, если уж у неё была возможность, то она предпочитала ждать встречи и говорить всё лично. Пожалуй, именно по этой самой причине Джоан была чуть ли единственной, кто пока ещё не знал о том, что её младшая сестра взяла да вышла замуж за ирландца, которого некогда чувственно проклинала и которого сама Джо однажды чудом спасла. Она, конечно, говорила с ней по телефону, предупредив о том, что собирается приехать в главный штаб, и что отныне будет в разведке, - по голосу Джо ей так и не удалось понять, обрадовалась она этой новости или как раз наоборот, - но о главном нынешняя Монахан предпочла смолчать.
Не так уж и просто сказать своей единственной сестре о том, что ты вышла замуж. Такие вещи не происходят внезапно, особенно для людей похожих на Джоан Аттенборо, - она любила всё планировать заранее, не говоря о том, что ей вечно нужно было взвесить все «за» и «против», перед тем как принять решение. Впрочем, даже она уже немало знала о том, что связывало Джэки с Чейсом Монаханом, и, учитывая все события, это вряд ли можно было назвать спонтанным решением.

Она попросту не знала, как именно сказать об этом, поскольку мало кто из её окружающих мог по-настоящему понять, насколько это было важно для самой Джэки. Пожалуй, из всех людей лишь Джинджер понимала всё со всей ясностью, - она знала её до всего того, что с ней случилось, и знала о её страхах уже потом, когда Чейс вернулся в её жизнь и всё снова полетело к чертям; Сет тоже понимал, даже если они и старались не говорить об этом, избегая тему непутевого ирландца, который травмировал их обоих, даже если и в разные промежутки времени,  - он всё равно оставался его братом, и как бы сильно Джэки не хотелось что-то да объяснить, она попросту стеснялась этого и опасалась, что Сет не поймет.
И была Джоан, которая ничего не знала о Чейсе Монахане до недавних пор. Но вместе с тем, знала почти что всё, поскольку именно к ней Джэки побежала, когда думала, что должна если не оставит Монахана, то задохнется.

Джэки Монахан. Неплохо звучит, как ей кажется, но всё равно от этого ей легче не становится.
Дело в том, что несмотря на явные различия в характерах, в чем-то сестры всё же были похожи, а именно в том, что никогда не думали создавать семью, - в любом случае, так утверждала Джоан, а вот Джэки всегда знала, что мало того, что не хочет выходить замуж, так ещё и вряд ли ей это удастся, учитывая то, с какой скоростью она ввязывалась в самые опасные для жизни приключения. Так или иначе, не стоило гадать на этот счет, легче было просто взять и поговорить с Джо, которая, к слову, была на выезде, когда Монахан приехала в главный штаб. Скорее всего именно по этой самой причине, Джэки оказалась в кабинете Нив Монахан и наконец-то познакомилась с ней, - до недавних пор, именно Нив была единственным представителем четы Монаханов, с кем она не была знакома.

Потирая шею, темноволосая заворачивает за угол и останавливается, когда не слышит рядом с собой звук маленьких лапок. Она делает несколько шагов назад и смотрит на Брана, который от чего-то решил приземлиться на своей попе и подняв головку вверх, смотрит вперед, - таким образом он явно дает ей понять, что больше бегать за ней не намерен, да и говоря откровенно, щенку надоело, что они уже который час находятся внутри здания. Монахан качает головой и приближается к нему, нагибаясь берет на руки и прижимает к груди.
- Иди-ка сюда, ирландский ты упрямец, - Джэки гладит его за ухо и улыбается, понимая, что тренировки тренировками, но Бран не виноват в том, что у неё загруженный график. Хорошо хоть то, что её тренировала Джинджер, а не какие-то там Далласы Кэшы, которые так и нарывались на то, чтобы стать трупом, - гордость не позволяла ей быть всего лишь новобранцем, когда этот вот разгильдяй был выше неё по рангу.

- Джэки, они приехали, - она даже не успевает понять, кто приехал и откуда, лишь поднимает взгляд на одного из ренегатов, с которым вместе тренируется по утрам, - медики, ну те, что были на выезде. Твоя сестра вроде с ними, насколько я помню..
- О, ура! Спасибо, - Монахан улыбается во все зубы и сломя голову бежит в сторону выхода, при этом забыв о щенке, который вовсю прижимается к нему и лишь под конец, когда она оказывается на воздухе, подает голос, тем самым давая своей хозяйке понять, что он нисколько не оценил эту пробежку. – Упс, извини, Бран, - она подмигивает ему, в который раз думая о том, что когда-нибудь эти её эмоции доведут её до могилы.

Джэки видит, как парочка медиков тащат за собой свои запасы, и где-то за ними замечает знакомое лицо Джоан. Сестра кажется сильно уставшей, должно быть задание было не из самых приятных, но, тем не менее, Монахан подходит к ней и заглядывает через плечо в багажник, у которого стоит старшая сестра.
- День выдался не очень? – спрашивает она. Аттенборо поворачивается к ней и замечает в её руках щенка с ирландским происхождением, - до сих пор ей кажется, что сама судьба над ней насмехалась, когда подложила сеттера именно этой породы, - Знакомься. Его зовут Бран, - Джэки улыбается. Она рада видеть сестру.

п р и м е р    п о с т а    ч е й с а

— Не знаю, бро, - фыркнувший Сет остается не менее одухотворенным, глядя на Ди Баллентайн, - чуть менее влюбленное?
Чейсу жаль, что он не может узнать больше; у них нет на это времени.
Он хочет расспросить младшего, вогнать в краску парой шуток, совсем как в старших классах, но у них нет времени.

Это не очередной визит, не простая встреча.
Это прощание, и Чейсу надо научиться прощаться, даже если не надолго.

Ему кажется, что они прощаются на целую жизнь.

Одну такую жизнь они уже проебали на непонимание, разделив ее надвое, чтоб каждый прожил свою порознь, вдалеке, почти не вспоминая друг друга, а если вспоминая, то от этого никому не становилось лучше. Становилось хуже и хуже до тех пор, пока что-то не сломалось в самом мироустройстве, - или в них самих? - и они не нашли дорогу обратно.
Монахану до сих пор не верится, что они все же нашли этакую метафоричную дорогу домой.

Чейс с трудом помнит свой последний дом, практически не помнит первый.
Сейчас у него нет дома в его классическом понимании, поэтому, он решил считать, что дом - там, где есть дорогие ему люди.
Сегодня Сет покинет лагерь партизан, вернется в главный штаб, забрав с собой кусок того метафоричного дома, а затем между ними вырастет эта ебаная стена.

Монахан не понимает, что это все означает, полностью, и, наверное, это к лучшему.
Он не понимает не столько само возведение оборонительной стены, сколько ее символизм для него лично, - его величину превышает только недавняя свадьба.

— Спасибо, - искренне благодарит Монахан, кивая. В этом мире их свадьба значит ничтожно мало, в жизнях Чейса и Джэк - невероятно много.
Сейчас, когда между ним с новоявленной миссис Монахан вот-вот вырастет реальная стена, - как раз тогда, когда остальные преграды были преодолены, - их решение кажется еще более правильным и символичным. Чейс хочет доказать ей и целому миру, что они живы, они живут и будут жить, даже если мир решил сойти с ума и закончится в середине двадцать первого века.

Монахан хочет многое доказать, но, если задуматься, кому какое дело?

Сет обещает беречь себя; врет, как и Чейс секундами ранее.
Монаханы всегда находили миллион причин вляпываться в разного рода неприятности, время от времени, рискуя не выбраться из них живыми. Застряв в Айронвуде, они не успели испугаться смерти, крадущейся за ними по пятам; в Уайт Пижден они поставили нужды сестры выше, чем свою сохранность; в Чикаго они не задавались никакими вопросами о том, что реально может произойти, когда они найдут Джэки и Кеннеди.
Произошло то, что должно было произойти; то же произойдет снова.

Сет просит сообщать, если с ним что-то случится.
Что, хочет спросить Чейс, но не спрашивает. Случиться может слишком многое, и Монахан не всегда сможет сообщить. Связь, как сообщил младший, будет хреновой. Это, однако, не меняет его ответа, - однозначного и на удивление честного кивка.
Слов оказывается, как всегда, слишком мало, даже чтобы нормально проститься. Чейс никогда не умел говорить о том, о чем на самом деле нужно говорить, о том, что является по-настоящему важным. Он кивает младшему брату, пока тот качает головой с самым сложным выражением лица, положив руку старшему на плечо.

Чейс обнимает его в ответ с легкой улыбкой и невероятной тяжестью в груди.
— И ты, - он надеется что Сет знает, что бы между ними ни произошло, у него всегда был старший брат, - не забывай, - меня, - ладно?
Он надеется, что Сет знает, но все равно говорит: - я люблю тебя, бро.

Отредактировано Chase Monaghan (2017-04-15 22:17:29)

+9

27

http://imgur.com/sishdyF.gif http://imgur.com/GrwdUmj.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
ivy levan

» имя, возраст:
Eleanor "Lenny" Doherty, 28
Элеанор "Ленни" Доэрти
» принадлежность:
на ваш выбор
» профессия:
соул/джаз исполнительница; рычажок местной пропаганды

» способность:
что-нибудь совсем простое + легко контролируемое
» сторона:
вигиланты, в большей степени по принуждению
» статичное изображение:
клик

Cause I feel like I'm the worst.
So I always act like I'm the best. /c/

Сигареты Ленни пахнут вишней, разноцветный напиток в стакане – кокосовой стружкой и сорокоградусным алкоголем; она по-хозяйски поглаживает пальцем пепельницу и смотрит на одного из своих агентов, как смотрят на мертвецов в формалиновых банках. Если бы двадцать лет назад ей рассказали, чем она будет заниматься в будущем, она бы уронила гитару учителю на голову и пересела за акварель. На художников репрессии новых войн все равно не распространяются.
Когда она выходит на сцену и оглядывает толпу перепуганных, захвативших дыхание ягнят, ей хочется реветь – как в детстве, когда родители бежали через два этажа в ее засахаренную комнату, чтобы утереть нечаянно опавшие слезы – но она берет себя в руки и выступает, как в последний раз. Механические прутья в ее спине натягивают позвоночник, как струну, и она говорит, не разбирая собственных слов: "Мы с вами можем спасти этот мир, друзья. Он верит в нас, он надеется на нас – не подведите" и шлет воздушные поцелуи, щеголяя по сцене в кожаной куртке с трезубцем, ради которого сам Посейдон вылез бы из морской пучины.
Когда-то Ленни была убеждена, что ничто на этой земле не способно ей противостоять – но вот она бегает по кругу, как заведенная обезьянка по столу, и из ее рук прорастают крепчайшие шарниры. Она говорит "нет", а потом ноги несут ее маршировать под чужие лозунги; она говорит "свяжитесь с моим агентом" и этот самый агент выводит ее на сцену, маленького выдрессированного пуделя, готового выплясывать под веселые мелодии ради боевого духа и глянцевой картинки.
 

Ленни и Билли Джей росли по соседству в семьях приблизительно одинакового достатка; вместе ходили в музыкальную школу, где Ленни была маленькой звездой, а Бродбент – безжалостной тратой сил и времени; вместе влезали в сомнительные авантюры и возможно вместе перешли в мир плотских утех в возрасте эдак четырнадцати, чтобы навсегда остаться хорошими друзьями. Ленни обладает взрывным, но разумным характером; она хорошо читает людей, умеет найти к ним подход, но никогда не станет тратить время на дураков. Рядом с Билли Джеем ей весело и безопасно. Количество косметики на лице в сознательном возрасте сделало Ленни эдакой мамочкой юного альфонса, но, на самом деле, рациональная сторона в красном плаще и синих лосинах у этого дуэта всегда Билли Джей.

п р и м е р    п о с т а

В решительном настроении и паре потертых резиновых сапог Билли Джей выходит из сарайного помещения и кутается в болотный густой свитер, придающий его лицу какой-то умиротворенно-предсмертный оттенок. С верхней пуговицы воротника ренегатским орлом осматривает достопримечательности Норман Уорд, и Бродбент думает (тихо, будто Уорд умеет читать мысли), что если его еще раз назовут рыжим, под боссом расплавится стул от количества вырабатываемой впустую энергии.
– Сэр, не могу не отметить вашу способность распознавать цвета. Это врожденный талант или нажитый годами усердной работы? – наконец спрашивает Билли вполголоса, чувствуя себя персонажем пропагандистского плаката с выставленной по ветру грудью. Они все еще пытаются охватить на камеру периметр – гигантские отмирающие по зиме поля, амбары, дома, стойла, по сути, каждую незначительную мелочь, способную дать им хоть какое-то представление об Энтони Джонсе. По этой причине все трое периодически замирают в пространстве, будто приехали сюда не чинить комбайнеры, а переосмысливать все принятые за жизнь решения.
Билли Джей самую малость действительно их переосмысливает, когда ему выпадает билет в один конец к изнывающим по человеческой руке коровам.
– Парни, комбайнер беспокоит меня больше всего, поэтому он пока на вашей совести. А Бенджи я покажу, как работать с животными.
«Бенджи» уже открывает рот для того, чтобы рассказать как ладно его слушается техника, но Норман со зловещим торжеством объявляет ему на ухо: Иди, и Билли Джей идет, посылая сигнал глубочайшей скорби в сторону Сета.
Несмотря на изменившиеся черты лица, Бродбент все еще чувствует себя спокойно только в его присутствии – будто сам воздух может выбить из Билли всю дурь, и она разлетится уличающими во лжи листовками по чужой ферме, а Сет успеет их вовремя прихватить и затолкать обратно ему за шиворот, как чучелу из «Волшебника страны Оз».
Работать на новой территории в составе людей, которых Бродбент видел преимущественно на телеэкранах (в образах сомнительной степени доверия) – все равно что прыгать без страховки в бассейн голодных, но весьма ленивых крокодилов, и нежить под сердцем веру в лучшее. Последний раз он занимался этим еще в лагере в Куантико – территории взаимного недоверия, где каждый второй готов подставить тебе дружественное колено, чтобы запнувшись об него ты ознакомился с местным грязевым рационом. З – заботушка.
Уже на подходе к загонам Джонс окидывает Билли Джея скептичным взглядом человека, не ожидающего от мира никаких положительных вибраций, замечает на бродбентовых ногах кеды и шлет его на спецзадание по поиску резиновых сапог (которых Би-Джей находит такую коллекцию, что можно было бы одеть половину штаба). По дороге к хлеву с кровавой цифрой «5» на дряхлеющих досках он делает еще один незатейливый пируэт и охватывает камерой ближайшие десять метров радиуса, после чего заходит внутрь.
Животные, чтобы вы знали, в мире Бродбентов ограничиваются самодовольными котами и похотливыми маленькими корги, которые очень любят тереться макушками Билли Джею об руки (дети и звери сползаются на него, будто намагниченные), чуть реже – нервными полуметровыми попугаями, но никак не рогатым скотом. Поэтому он застревает на пороге и чуть слышно, с откровенным недоверием к собственному голосу, произносит:
– Сэр, в коровах… дыры.
Норман заходится на тему того, почему «сэр» – его не самый жаркий кинк и на кой черт человечество изобрело прямую вентиляцию для животных, но Билли Джея уже обнимают за плечи и препровождают; с такой настойчивостью, что все пять чувств восприятия восстают в нем за секунду.
Они проходят небольшой участок совсем нового дощатого пола, и Бродбент неловко спотыкается на ровном месте, чтобы показать Норману этот на редкость выхолощенный шедевр реставрации.
– Полегче, ковбой, – советует ему Джонс, выдергивая на ноги с силой, которую носят в себе разве что люди, вспахивающие поля шесть месяцев из двенадцати, и колкое подозрение окончательно оседает у Билли Джея в груди. – Так вот что, – продолжает Энтони таким тоном, будто все это время они вели светскую беседу, – Почему ты решил уйти из армии?
Первая его реакция – хорошенько дать фермеру с локтя, а потом бежать отсюда и до самого забора, – но на одной первой реакции в морской пехоте не выживают, поэтому Билли Джей лишь ведет плечом, растягивая губы в самой незатейливой (и самой неправдоподобной) улыбке за всю историю лицевых мышц.
– Из армии?
– Рыбак рыбака. Я ведь сам служил, еще до рождения Альмы…
Легенда, которую он запомнил за пятнадцать минут и с тех пор прокручивал в голове, до тех пор, пока она не вгрызлась в мозжечок до самого основания, гласит: «Бенджи всю жизнь проработал на отцовской фабрике по обработке шерсти и кочует с тех пор, как в 2036м ее разрушили ренегаты». По этой причине паршивый лжец и не менее паршивый актер Билли Джей взывает к голосу Нормана в своей голове, но голос молчит – видимо, на другом конце фермы развернулся локальный апокалипсис (или Уорд слег среди носовых платков и куриных отваров, и теперь они один на один с этой смехотворной операцией).
– Ну... – начинает Билли неуверенно, все еще отслеживая подозрительные нововведения. Мультитаскер из него так себе, поэтому до следующей фразы проходит слишком много времени, и она звучит почти трагично (безосновательно трагично):
– Мой взвод умудрился получить пару наград в 35-м. И как это обычно случается в армии, ни черта хорошего из этого не вышло, – если хочешь врать убедительно, как-то рассказывал ему Ричард, говори правду: – Все сразу решили вспомнить про своих героев и развернуть вокруг нас цирк Джессики Линч. Какую бы сторону ты не поддерживал, пропаганда везде одинаковая. А я, честно сказать, не люблю политику. 
Земля вызывает Нормана.

+6

28

https://38.media.tumblr.com/2f8e24f41a8b5540bdf34968a6ccb56e/tumblr_nwepna2FKa1r5lktpo2_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Chloe Bennet

» имя, возраст:
Анджелина Рэйчел «Энджи» Саммерс, 26 лет
предпочитает представляться сокращением от имени
» принадлежность:
носитель
» профессия:
офис-менеджер министерства США по делам носителей

» способность:
биолокация, блокирование способностей
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
буп

Анджелина Саммерс — единственная дочь министра США по делам носителей, перенесшая в подростковом возрасте сильный стресс, связанный с разводом родителей. По итогу многочисленных судебных тяжб, связанных с опекунством,
осталась с отцом, но из-за морально подавленного состояния не могла продолжать обучение в школе и вплоть до выпускных экзаменов получала образование на дому, параллельно с реабилитационными сеансами лучших психотерапевтов Америки.
В 2022 году в ходе медицинского освидетельствования было выявлено, что Энджи относится к подвиду homo futurus. Ее дар классифицировали как «биолокация», а сама она прошла обязательное чипирование. Ей было предложено место в набирающейся группе в школе для носителей, но предложение она принять не смогла, и развивала свой дар самостоятельно.
Из университета Энджи вышла с дипломом юриста — ее решение, на которое не смог повлиять даже отец, тщетно пытавшийся оградить дочь от этой сферы деятельности и связанных с ней негативных моментов, которые могли бы напомнить Анджелине о пережитом потрясении. Впрочем, она всегда была упрямой — этим совершенно точно пошла в мать, которая после окончания судебного процесса покинула Штаты и перебралась на родину в Брисбен (Австралия). Это упрямство чуть позже поможет ей получить должность офис-менеджера в министерстве по делам носителей, пускай и не без вмешательства министра в ход рабочего собеседования.
Она всегда умела хранить секреты, и ее отец прекрасно об этом знал, поэтому не боялся говорить с ней о Линкольне Риндте, когда сведения о нем поступили в министерство. И как и министр Энджи, хоть и была настроена скептически, все же сохраняла нейтралитет в отношении путешественника во времени и его идейного противника Итана Элдермана.
Все изменилось в октябре 2036, когда штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке сотряс сильный взрыв, который унес жизни всех находившихся в тот момент на саммите людей, в числе которых был и отец Анджелины. И когда Элдерман повесил вину за произошедший терракт на Риндта, она, одержимая жаждой мести, выступила в поддержку вигилантов и после прохождения курса интенсивной боевой подготовки была официально зачислена в партизанский отряд.

В исключительно рабочих отношениях Энджи и Рэя было место для взаимной симпатии и легкого флирта, но так вышло, что Гамильтон столкнулся с обвинениями со стороны Анджелины в том, что он не был рядом и не спас ее отца, когда произошел терракт на саммите ООН. Они распрощались на не очень хорошей ноте, а теперь и вовсе являются врагами в плане идеологии. Министр говорил, что им так или иначе придется сделать выбор, кого — Риндта или Элдермана — поддержать, и если Рэй, наблюдая бесчинства отдельно взятых личностей под флагом с золотым трезубцем, ведомый собственным моральным кодексом, выбрал путь борьбы за новое правительство, то Энджи целиком и полностью разделяет мнение, что Риндт заварил всю эту кашу, и ситуация нормализуется только тогда, когда он и его приспешники будут либо заперты за решеткой, либо истреблены.

• все, что написано выше — каркас, скелет, который с вашей помощью обрастет всеми необходимыми деталями. Я открыт для диалога в плане тех или иных моментов биографии, так что если вы видите эту историю как-то по-другому — давайте обсудим. В конце концов, играть персонажем будете вы, и важно, чтобы игралось все это дело с комфортом;
• убедительная просьба не делать из персонажа озлобленную на мир мегеру или одинокого мстителя. Энджи — сильный человек, и несмотря на выпавшие на ее долю испытания все равно остается упрямой, справедливой и даже в какой-то степени любознательной. У нее имеются определенные проблемы, когда дело касается знакомств и общения с новыми людьми, из-за которых она порой попадает в неловкие ситуации, но она работает над этим и ни в коем случае не замыкается в себе;
• к своему персонажу в игре не привязываю, да и не знаю пока, как их связать, но если будет желание, мы сможем играть довоенные флэшбеки; а там, быть может, и до настоящего времени дойдем;
• игровой активности 25/8/366 не требую, все строго по возможностям и настроению. Мы ведь тут в удовольствие играем, да?
• активность вне игровых тем — флуд, думалка, твиттер и т.д. — также по желанию. Насильно никого в темы для разговоров не тащим, общение свое не навязываем, но и вниманием не обделим, если решите присоединиться.

п р и м е р    п о с т а

С тех пор, как мир узнал о носителях как новом человеческом подвиде, расстояние перестало быть проблемой — люди могли за считанные секунды перемещаться куда угодно. Конечно, существовали некоторые ограничения, так что необходимость в авиа и железнодорожных путешествиях так и не отпала, но приятно было осознавать, что есть возможность потратить на дорогу не несколько дней.
Вот и Эш и Рэй оказались на территории Аризоны (на минуточку — штата, находящегося на противоположной границе Америки), не успев и глазом моргнуть — спасибо штабному джамперу (телепортеру), и смогли приступить к своей работе практически без промедлений. А работа сегодняшняя, как ни странно, была связана с их специализацией довольно слабо — Рэй так точно впервые оценивал вотчину ренегатов в Финиксе на перспективность переноса сюда главного штаба. Впрочем, от него и Эш тут требовалось исключительно сопровождение — специалисты из внутренней службы безопасности обещали собрать все необходимые сведения и передать их в главный штаб самостоятельно, а если учесть, что тут и без Стеккер с Гамильтоном бойцов хватало, получалось, что эта парочка и вовсе осталась без каких-либо важных дел, без учета необходимости проверки арсенала и тренировочного полигона, с чем они справились ни много ни мало за сорок минут. И Рэй наверняка оккупировал бы тренировочный зал, чтобы пропасть там до тех пор, пока ВСБ не закончит свою работу и им надо будет возвращаться назад, если бы не просьба Эш поводить ее по Финиксу, на которую он поначалу резко отмахнулся. На то было две причины: первая — он пускай и бывал в Финиксе вместе с министром еще до войны, все равно не знал город, за исключением пары-тройки улиц с административными зданиями, которые посещал с рабочим визитом; вторая — Рэй Гамильтон — не самая лучшая кандидатура для спокойных прогулок в компании. Нельзя сказать, что Стеккер ему не нравилась — напротив — его вполне устраивала ее исполнительность без лишних вопросов, наверняка привитая еще во время службы в Федеральном Бюро, однако, как человека Рэй ее не знал, и не сказать, что стремился узнать, предпочитая сохранять исключительно рабочие отношения по схеме «командир — подчиненный» — как и со всеми в отряде, без исключений. Он практически не контактировал с командой вне операций, и предпочитал не присутствовать на коллективных играх в дартс или настольный хоккей в свободное время, которые так любили Уолтер, Робин (хотя Робин обычно появлялся там исключительно как зритель) и еще несколько человек из отрядов разведки, партизан и ВСБ. И даже к Клинтом — секонд-ин-комманд человеком в отряде — он общался исключительно по делу, напрочь игнорируя советы бойскаута по укреплению командного духа и прочей лабуде, которой тот нахватался на службе в вооруженных силах и побочном штабе, из которого его перебросили в Кеношу. А тут Эш, которую — пускай Гамильтон и принимал участие в ее эвакуации с территории вигилантов — можно сказать, приставило к отряду (во всяком случае, Рэй узнал об испытательном сроке в штурмовом отряде Кеноши далеко не сразу — уже по окончании миссии, когда женщина была спасена) командование в лице Солберга и еще пары уполномоченных лиц, среди которых был управляющий Гриффин. И она просит его показать ей город. Словно экскурсовода нашла. Или клоуна, который будет развлекать ее на протяжении всего времени их пребывания в Аризоне. Один за другим она выдвигает аргументы, которые должны были повлиять на решение Рэя и склонить чашу весов в ее пользу, но командир молчал до последнего, прикидывая все «за» и «против». И если рассуждать с точки зрения собственной извлекаемой из этого мероприятия пользы, то все было вполне резонно — он, как и Эш, действительно слишком долго вел затворнический образ жизни, и немного свежего воздуха ему не помешает. Поэтому, тяжело вздохнув, он все же согласился и скомандовал собираться, чтобы через десять минут покинуть территорию штаба на обшарпанном и в некоторых местах даже подернутом ржавчиной Форде.
Ехали они молча. Рэй, конечно, то и дело краем глаза замечал на себе бросаемые Стеккер косые взгляды, но не стремился ни начинать, ни поддерживать разговор. И даже вопросы в духе «чего смотришь?» не задавал, предпочитая сосредоточить свое внимание на дороге — тем более, путь их лежал через пару-тройку улиц, по которым Гамильтон проезжал впервые — важно было не пропустить поворот, который выведет его на Вашингтон-стрит. И когда перед глазами, наконец, показался указатель, он вывернул руль вправо, и, оказавшись на сейчас уже слабо знакомой улице, остановился на первой же парковке.
— Выходим. — прохрипел Рэй и поджал губы, когда до него дошел вопрос Эш. Конечно, она объяснилась, на что Гамильтон ответил коротким «ясно», однако, считал, что ей не стоило задавать подобные вопросы — по факту ее вообще не должно волновать, куда он ходит или — наоборот — не ходит. В мирное (если так можно было сказать в условиях объявленного на всю страну военного положения) время каждый сам по себе — Рэй считал, что так проще во всем — и в быту, и в службе.
— В какую сторону тебя сводить? — он смотрит на Стеккер, ожидая, что она укажет направление — вперед или назад — больше от нее конкретно сейчас ровным счетом ничего не требовалось. Другой вопрос в том, что Гамильтон и сам не знал, что тут можно показать, учитывая, что не шарился по кофейням, общепитам, барам и другим местам, где можно было и поесть вкусно, и досуг провести весело. Импровизация, импровизация и еще раз импровизация — куда дорога приведет. Он старался как можно чаще придерживаться определенного плана, но это — тот самый случай, когда плана нет и не было, и им обоим придется соображать на ходу.

Отредактировано Ray Hamilton (2017-07-03 01:19:23)

+13

29

https://media.giphy.com/media/zrvoO1oOk832U/giphy.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
monica bellucсi

» имя, возраст:
Constance Rossi | Констанция Росси (имя менябельно)
41 год.
» принадлежность:
человек.
» профессия:
несостоявшаяся знаменитость; правая рука и услада для глаз влиятельного мафиози.

» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
здесь

х Констанция уже с юности знала, что красоту люди редко прощают. Верующая католичка, как и многие итальянцы, но вполне свободная во взглядах и своенравная, иначе никак: в 16 лет залетела от школьного бойфренда, который тут же укатил в США. Результатом весело проведенного выпускного стал Дезмонд, так что девушке пришлось оставить мечты стать супермоделью и заняться образованием, пока ее родители, братья и сестры помогали с воспитанием сына.
х Прирожденная актриса, женственность в чистейшем виде. За образом femme fatale скрывается яркая, импульсивная, но в то же время - мягкая женщина. Когда-то ранимая и внушаемая, но уже задолго до начала войны научившаяся манипулировать мужчинами всеми доступными способами, включая собственную внешность, мастерское умение ударяться в слезы, либо разить испепеляющим взглядом.
х Переехала в Калифорнию в возрасте 22 лет, дабы попытаться устроить актерскую карьеру в Лос-Анджелесе. Получила гражданство путем махинаций с фиктивным браком.
х Карьеру так и не устроила, потому что пылкая душа жаждала искры, бури, безумия и прочих прелестей жизни. Констанция то и дело отвлекалась на романы. Большинство из них были неудачными, кавалеры, по началу поющие ей серенады, в итоге оказывались на голову отбитыми козлами, в порыве ревности готовыми придушить женщину, лишь бы она не доставалась никому больше.
х В 2028 году в ее жизни вновь объявился некогда школьный любовник, теперь уже довольно успешный и богатый владелец крупной корпорации. Возможно, итальянка закрутила снова с ним роман, Дезмонду об этом неизвестно.
х С началом войны переехала обратно в Италию, в отчий дом, за эти годы нашла утешение и защиту у одного из влиятельнейших мафиози родом с Сицилии. Констанция наконец-то получила то, чего искала долгие годы - внимание, роскошь даже в условиях разворачивающихся военных действий, и немного власти, которая позволила ей окончательно найти свое место в жизни. 
х Вернулась в США по известной только ей причине: возможно, последовала за своим покровителем, решившим вести дела с вигилантами.

Дезмонд, несмотря на показушное осуждение и пренебрежение, всегда защищал мать и будет продолжать это делать, хотя отношения у них непростые, при этом - очень и очень тесные. Порой они не понимают друг друга напрочь, а иногда - осознают, что в этом мире по-настоящему нужны только друг другу. Часто все доходит до бурной драмы, иногда с комичными моментами, но на то это и семья.

Просто приходи и срази всех. Хочу видеть полноценного персонажа, фантазию нисколько не ограничиваю. Всех, кто будет в женихи набиваться, лично профильтрую, если захочешь.

п р и м е р    п о с т а

Все это казалось новоиспеченному вигиланту не более, чем забавой. Говорят, за базар надо отвечать, а отвечать перед кем бы то ни было он не привык, довольствуясь безнаказанностью. Иные предпочитали не связываться, особо дерзких можно было заткнуть и довольно надолго. Особенность национальной принадлежности итальянцев как раз такова: неебических размеров гонор и самомнение, зато честное и без прикрас, без притворных масок, без обёрнутых в совершенно другой смысл, нежели на самом деле, слов и полупрозрачной ширмы из спокойствия, защищающей от внешнего мира. Ему это было чуждо. Незнакомо. Миао была ему чужда, ему было непонятно, что кроется в этой статной темноволосой голове с красивой, нарисованной искусным художником маской вместо лица. Его же морда кривилась, растягивалась, ухмылялась, напрямую транслируя все эмоции, а эмоций этих была буря. Движения, жесты — рядом с китаянкой они казались лишними, громкими, в лучших традициях горячего народа, который любит орать и махать кулаками. Вот он и махал кулаками, бил словами, особо не целясь, и все-таки в один момент они достигли своей цели.
Короче говоря, все ещё было относительно терпимо, ровно до того момента, как Дезмонда точным ударом заставили оказаться ниже привычного уровня и болезненно, но больше для самолюбия, чем для тела, опустили с высоты на гладкую половицу. Все это ещё можно было спустить на тормозах, потому что эта женщина уже обозначила себя как наставника. Дала по зубам, когда потерял края. Вот только красный, рдеющий след от удара на щетинистой скуле забыть обиду не позволял.
Миао теряет терпение, черные глаза гневно сверкают, а голос теряет свою воспетую восточную текучесть, приобретая стальные нотки и звон негодования. Великолепное зрелище — разгневанная женщина, но Дезмонд уже слишком взбешён, чтобы думать о своей победе. Пощечина звенит в его башке, стирая грани между самообладанием и до сих пор вполне безобидной попыткой выпятить своё мироощущение; градусы по Цельсию взметаются вверх с неебической скоростью, рождая из бури гнева пламенный клубок в самом центре вместо сердца. Он слышит её слова так, будто находится под водой. Хочется сжать горящие пальцы на белой тонкой шее, обжечь до трепета фарфоровую кожу, прибить её к полу, стирая с губ насмешку и выбив из вздымающейся груди испуганный вскрик и остатки сбивчивого дыхания. Миао машет перед псом сочной кровавой костью, когда с её губ срываются слова. Она провоцирует, Дезмонд — провоцируется, легко и предсказуемо. Пёс срывается с цепи с красной пеленой ярости на глазах.
Ладно. Хочешь подраться, я сделаю исключение.
Кошка ловко уворачивается, с какой-то воздушной, неземной грацией уходит от его резких выпадов, и пальцы Дезмонда лишь запоздало рассекают воздух, так и не схватив желанную добычу. На этот раз удар прилетает откуда-то сбоку, шелест окружает его, оглушенного, со всех сторон, пока итальянец в ярости шумно выдыхает носом, трясёт головой, избавляясь от искр, сыплющихся из глаз, смыкает челюсти так, что проступает рельеф желваков. Пламя рвётся наружу, но он ещё не настолько охуел, чтобы сжечь тут все к чертям — и хорошо, пусть тренировочный зал достаточно защищён, чтобы выдержать разрушительное воздействие любого рода способностей.
Искры пропадают, перед ним — снова она. Можно почти с удовольствием отметить, что она слегка запыхалась, зарделась, все меньше приобретая сходство со статуей, и даже если женская рука бьет точнее, чем его бесцельный махач с излишне вложенными в него силами, то выносливости в Рейзоре больше.
Ему надоело. Надоело ходить вокруг да около, надоело, что его обводят вокруг пальца, и только поэтому Дезмонду удаётся схватить её снова после серии ударов по кругу. Миао не дерётся, она танцует, и этот танец гипнотизирует. Но он об этом уже знает — спасибо, ещё один краткий визуальный экскурс по поводу восточных боевых искусств — поэтому пользуется шансом на одно мгновенье отгородиться от этого наваждения. Ещё один урок — не смотри ей в глаза так долго, чтобы напугать звериным оскалом, потому что она не боится. А ты рискуешь снова получить по щам, как минутами ранее.
— Одну. Поймал, — Дезмонд рычит ей в лицо, вздувая черную прядь у щеки, дергает резко к себе, блокируя последний удар. Дыхание тяжёлое: слишком долго он вёлся на её манипуляции, бегая по кругу, как тупой щенок за своим хвостом. Ни похабной ухмылки, ни надменной петушиной гордости. Только желание одолеть и быть признанным, чистое, без всяких оскверняющих примесей. А Рейзор, в свою очередь, даже почти готов был признать, что этот бой не с бабой, не просто с красоткой, а с равным соперником, у которого ему, видимо, есть чему поучиться. Последнее он признавать, конечно, ни за что не станет. Но это не мешает правде оставаться правдой.

Отредактировано Desmond Razor (2017-05-27 18:31:24)

+14

30

http://funkyimg.com/i/2suUS.gif http://funkyimg.com/i/2suUR.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
max minghella

» имя, возраст:
Tomaso “Tommy” Stecker | Томазо «Томми» Стеккер, 25 y.o.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
биохимик.

» способность:
определение способностей, минерализм, омнилингвализм, трансмиграция, - на ваш выбор, хотя, мне безумно нравится определение способностей для Томми, поскольку он у нас ученый и, думаю, ему было бы интересней с таким вот даром.
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка

- Томми, ты у нас ребенок совершеннолетний, поэтому скажу я тебе, что не все женщины опаздывают на первое свидание. Некоторые и вовсе не приходят.

» Он родился вторым ребенком в семье Стеккер, названный Томазо в честь какого-то там их предка, - они с Эш так и не разобрались, был этот Томазо со стороны бабушки или со стороны дедушки, ну и бог с ним.
Он не был похож на старшую сестру, от которой дома у всех волосы стояли дыбом. Томми предпочитал уединение, спокойствие и тишину, явно понимая, что рисковать пятой точкой и искать приключения на свою голову не стоит, - с этим прекрасно справлялась и Эш. Впрочем, несмотря на это, он всегда был крайне любопытным малым и с таким интересом изучал окружающий мир, что дедушка Фабрицио ещё давным давно твердил, что он вырастит ученым.

» Томми никогда не был ребенком послушным, поскольку упрямства в нём было предостаточно, только в отличие от Эш, ему хватало ума делать всё втихаря, а не тыкать каждому своей вот «правдой» в глаза. Другое дело, что если вопрос касался его излюбленной науки, то младший Стеккер мог показаться крайне занудным, - он не уступал в споре, всегда отстаивал свою точку зрения, при этом оставаясь крайне спокойным и даже отстраненным.
Томми - человек рациональный, который не дает волю своим чувствам. Если уж Эш напоминает комочек нервов, то вот младший Стеккер практически не теряет самообладания, ну, не считая тех редких случаев, когда старшая сестра доводит его до белого каления. К слову, Эш и правда единственный человек, кто может вывести его из себя.

» Ещё с детства мечтал стать ученым и пойти по стопам отца, поэтому никто не удивился, когда он отправился учиться на биохимика. К слову, в своей сфере он и правда бесподобен, и, пожалуй, не будь этой войны, то смог бы добиться колоссальных результатов.

» Один из первых, кто вступил в ряды ренегатов, что немного странно, учитывая его скептический настрой, - он не верит в войну, хоть и прекрасно понимает, что человеческая натура иначе просто не может.

» они с Эш всегда были очень близки, несмотря на то, что мало чем похожи. это тот случай, когда каждый из них готов порвать любого, кто решит хоть как-то обидеть другого (ну, Эш в этом смысле, конечно же, преуспевает, но, вы поняли).
» разногласия начались девять лет тому назад, когда умер дедушка, а потом отец, чью смерть трактовали как самоубийство. Томми принял этот факт, смирился и решил жить дальше, а Эш внезапно отправилась в ФБР и начала искать информацию, - несущественную, по словам младшего Стеккера, - обо всём, что касалось последних исследований отца. он старался её вразумить, старался объяснить, что сейчас они – вся семья, которая у них осталась, поскольку после смерти отца и мать отправилась в психиатрическую больницу, оставив их одних. Эш же никак не могла примириться с тем, что правда до сих пор не раскрыта, поэтому в какой-то момент что-то сломалось между ними.

»  отношения вконец испортились весной этого года, когда Эш целенаправленно отправилась к вигилантам, поскольку хотела узнать правду о том, что же на самом деле случилось с отцом. Томми это не принял, считая, что она просто помешана на всём этом. в каком-то смысле, он воспринял её поступок, как личное предательство, поэтому всё это время не поддерживал с ней связь. но вот в сентябре Эш доставили в побочный штаб ренегатов едва живой, и вот тут всё снова полетело к чертям...

это – основа для персонажа, несмотря на то, что у меня в голове немало идей, не говоря о том, что  и как было до того, как у этих двоих испортились отношения, - очень много деталей, которые не уместились в заявку, увы. я бы очень хотела, чтобы ключевые моменты остались в таком виде, хотя, готова выслушать ваши пожелания, если уж персонаж вас заинтересует. в любом случае, я всячески готова вам помочь с брейнштормингом, но могу занудствовать, поскольку персонаж крайне любим мной. в остальном же, обещаю баловать и лелеять ^^

п р и м е р    п о с т а

Мне всё чаще кажется, что я забываю; забываю имена и фамилии, дни рождения, и даже цвета глаз; забываю как дышалось когда-то, когда отчаянно стараюсь сделать вдох, харкая собственной кровью и упираясь лицом в сырую землю; забываю глаза мальчишки взрослого, что вечно смотрел на меня сверху вниз и оттого казался мне ещё взрослее, - каждый раз хотелось ударить его по носу, чтоб знал, что я не какая-то дура, которая заглядывается на зеленоглазых; я забываю, когда впервые посмотрела на Кару и поняла, что передо мной сидит не просто человек, которого я знаю, а та самая, которая будет рядом со мной до конца моих дней; я забываю, как пахнут ладони Дарси, когда она вздыхая, опускается рядом со мной на диван и гладит меня по волосам, словно я – её ребенок;
я забываю какой я была «до» и не понимаю, как я стала «теперь».
Меня зовут Эш Стеккер. Мне двадцать два года. И я уже год, как не дышу.

- У нас с этим «счастливчиком» случилось творческое разногласие, - протягивает темноволосая, упираясь взглядом в свой стакан, - он хотел насладиться картинами Тициана, а я устроила ему авангард на морде, - вообще-то ей совсем не весело, хоть и Эш старается усмехнуться, но как только она растягивается в ухмылке, царапина сразу же начинает жечь, поэтому она невольно прижимает пальцы к губам и слегка качает головой.
- Ой, да ладно, Солберг, все мы в курсе твоей упертости. Ты порой похуже меня, ей-богу, - Стеккер старается не смотреть на него, так как ей чертовски неприятно общество Брайана сейчас и у неё на это свои причины, хоть она и не собирается показывать этого.
Она бы с удовольствием сейчас напомнила Томми, кто у них в семье за взрослого, - и неважно, что этот «взрослый» слетел с катушек, никто не отменял  её должности. Какого черта ему вздумалось звонить именно Солбергу из всех тех немногих людей, которые хоть как-то принимали участие в их жизни?
Лучше бы он позвонил Агние. Она бы немного поорала, может даже сцепилась бы с ней, а потом изложила всё вкратце и не стала бы распространяться на тупые темы вроде «так нельзя» и «ты губишь себя, Эш», или же «подумай о Томми, у него кроме тебя никого не осталось». Это выводило из себя.
Она просто устала думать о других, когда крыша у неё съехала ещё год тому назад, и почему-то никто этого так и не заметил.

Она прекрасно помнит ту последнюю встречу, перед тем, как она уехала в академию. Томми стоял к ней спиной и разглядывал одну из своих новых изобретений, при этом стараясь держать свой мнение при себе, так как злился. Младший брат и правда злился. И она прекрасно знала почему.
Они всегда были разными. Томми кажется унаследовал отцовские гены и был разумен, рассудителен, всегда сохранял спокойствие, даже когда казалось, что всё катится ко всем чертям.
Когда отец скончался, Томми принялся организовывать похороны и обзвонил всех их знакомых, когда же Эш практически не выходила из своей комнаты и не могла заставить себя взять себя в руки. Она не плакала, она не кричала, она даже не срывалась на всех, - Эш молчала, и это было похуже. Уж лучше бы она поскандалила, дала волю своим чувствам, уж лучше бы не закапывала всё это внутри себя.
Но она не могла. Она и до сих пор не может дать волю своим чувствам.
А ведь она всегда была вспыльчивой натурой, которая загоралась подобно спичке и готова была устроить самый настоящий апокалипсис по любому поводу, но не сейчас...
- Ты же знаешь, что тебе необязательно уезжать? - Томми даже не обернулся тогда, хоть и голос его напоминал обиженного ребенка, которому обещали сводить его в зоопарк, а потом пропали на целые сутки.
- Знаю, - ответила она, стараясь вытащить пачку сигарет из кармана брюк.
- Тогда зачем тебе это? Это его не вернет, ты же знаешь. И маму это не вернет, - казалось, что ещё минута и Томми просто не сможет оставаться таким спокойным и обязательно накричит на неё. Он никогда не кричал на неё, чего уж там, Томми вообще ни на кого не кричал, - и этим он сейчас так напоминал папу.
- Чего ты хочешь, Томми? Ты можешь сказать мне, чего ты от меня хочешь? – немного усталым голосом спросила она и обошла его стол, стараясь заглянуть в его лицо, что явно не понравилось брату и он сморщил нос.
- Только мы с тобой и остались Эш. Только мы с тобой. Больше у нас никого нет. Я не хочу, чтоб ты уматывала непонятно куда, - его голос стал требовательным, когда он снял очки и потер переносицу, при этом стараясь казаться взрослее, сильнее, мужественнее что ли, так как привык к тому, что между ними двоими последнее слово всегда за Эш и в этот раз ему явно хотелось нарушить это правило.
- Мне это нужно, Томми.
- Он покончил с собой, почему ты, черт возьми, не смиришься с этим?! – и тут его голос сорвался на крик. В глазах его блестела обида, но это не изменило решения Эш, которая лишь вздохнула, взяла свою сумку и перед выходом бросила ему только «до скорого, братишка».
Она совершенно точно знала, что правильно поступает.
Стеккер знала, что когда ты опускаешься на самое дно, то нельзя никого тянуть за собой, особенно тех, кто дороже всех.

А перед ней сейчас стоит Брайан Солберг и он как всегда неотразим, даже несмотря на помятый и измученный вид. Даже несмотря на то, что и его жизнь сейчас мало напоминает сахарную вату. Да и вообще, он постарел за то время, что они не встречались.
Но, всё равно, Брайан сейчас чертовски напоминал ей о том времени, когда...
- Начнем с того, что если уж моему милейшему братишке нужно было отыскать меня, то он мог сам этим заняться, а не тревожить тебя по такому пустяку. Но небось всех на уши поставил, - Стеккер пожимает плечами в который раз думая о том, что с удовольствием спустит шкуру с Томми, несмотря на то, что он – её единственная семья на данный момент. – «Неблагодарная свинья» настолько устала от того, что все ей напоминают о её «неблагодарности», что решила на какое-то время просто спрятаться, тебя устраивает такой ответ? – нет, не устраивает, судя по выражению Брайана Солберга.
На самом деле, их жизни могли сложиться совсем иначе. Всю жизнь знакомы, а встречаются исключительно тогда, когда весь мир с особым упорством обрушивается на них. И пусть он был намного старше неё, а самой Эш куда больше нравилась его сестра, всё равно чем-то они с Солбергом были чертовски похожи, поэтому неудивительно, что он сейчас сидел перед ней, а не кто-то другой.
- Скажи, Солберг, - что за манера вечно обращаться к нему по фамилии, словно они только вчера познакомились? Но на деле Эш всегда старалась проводить черты между собой и другими людьми. И почему-то так было и с Брайаном, который невольно тревожил её. – как мы до этого докатились, а? Вроде только вчера ты стоял у нас в саду, намного выше меня, держал в руках мою любимую книжку, рассматривая её, а я старалась дотянуться до неё и ворчала себе под нос. Потом, конечно же, ты получил в колено, но... суть не в этом. Как мы до этого докатились, а? – она делает небольшой глоток, нащупав сигарету и старается её зажечь.
- Между мной и Томми ничего не случилось, кроме одного – мы не можем простить друг друга. Я не могу простить его за то, что он продолжает жить как ни в чем не бывало, а он не может простить меня за то, что я никак не отпущу прошлое. Вот и вся сказка про неблагодарную свинью и её брата. – Эш произносит это совершенно спокойным голосом, затягиваясь сигаретой и в который раз касаясь подушечками пальцев царапины на губе.

+4

31

http://s5.uploads.ru/ZpLEw.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
boyd holbrook

» имя, возраст:
Гаррет, около 25.
» принадлежность:
человек (возможно с некоторыми технологическими улучшениями) или носитель не принципиально, но если выберете носителя, вам придется придумать обоснование отсутствия у вас нано-чипа для амс.
» профессия:
механик/пиротехник/возможно бывший охранник в тюрьме

» способность:
на ваш выбор, если решите быть носителем.
» сторона:
до июня 2037 года ренегаты, после - решать вам.
» статичное изображение:
ссылка.

Гаррет оказался в партизанском отряде не просто так. Его не вербовали, на мистера Риндта и его людей он вышел сам. У него была не только причина, но и необходимые навыки: за плечами у него была не самая сладкая жизнь и армия, так что к войне в любом ее проявлении он был готов. Нельзя сказать, что он не боялся боли и смерти, только глупцы и самоубийцы не боятся этого, но он был готов идти на жертвы.
Ренегаты были его выбором, казалось бы осознанным и взвешенным. Старый мир не дал ему ничего, а новый обещал светлое будущее, нужно было только выжить, пробивая себе дорогу наверх. Личные качества и война позволили ему быстро подняться по карьерной лестнице и стать одним из самых молодых командиров партизанских отрядов.
Он обаятельный малый, и может казаться милашкой, но не стоит обманываться на его счет: улыбающаяся акула остается акулой.

Он увез Урсулу из дома когда ей было шестнадцать.
Ей казалось, что это была честная сделка, Гаррет вернул в семью ее брата в обмен на нее. Гаррет один из немногих, кто знает секрет Урсулы - о том что ее кровь может вылечить почти любую болезнь и спасти человека от смерти. Не смотря на знание этой информации, он редко прибегал к ее помощи.
Между ними определенно что-то было (через пару месяцев девушка ловила себя на мысли что безусловно влюблена), но были ли какие-то чувства с его стороны или он всего лишь воспользовался подвернувшейся возможностью, решать вам.
В июне 2037 Гаррет без разрешения вышестоящего руководства вывез Урсулу из штаба (стоит обсудить является ли это по факту изменой штабу или нет), в котором та едва не погибла от истощения и кровопотери. К концу июля, когда она восстановилась достаточно для того чтобы путешествовать самостоятельно их пути расходятся.

Принципиальны: имя (уже упоминалось в анкете и игре), возраст (условно, разницы больше десяти лет хотелось бы избежать), симпатичная мордашка.
Я оставляю на Ваше усмотрение всю его историю, за исключением одного года, который Гаррет и Урсула провели вместе. Вам решать, что на самом деле двигало им, когда он увозил девчонку от родителей и оставлял при себе в отряде, какие чувства он к ней испытывал или почему решил спасти от своих же братьев по оружию, рискуя своей репутацией и жизнью.
Не смотря на то, что он обещал ей, что непременно найдет, они могут никогда не встретится. Он может даже не помнить о ней (на то могут быть самые разные причины). Таким образом я освобождаю Вас от необходимости играть в романтику если Урсула придется Вам не по душе или Вас тошнит от любовных линий.
Я стараюсь как можно меньше ограничивать Вас в Вашей личной истории и игре, и хочу только чтоб Вы знали, что я буду очень рада видеть Вас в любом случае.

п р и м е р    п о с т а

- Там машина! Па, новенькая, как с картинки! - кто-то из мальчишек помладше, околачивающийся на отшибе бежал со всех ног, размахивая руками. Урсула только закрыла лицо ладонью и закатила глаза. В свои шестнадцать она считала себя куда старше тех, кому было каких-то жалких четырнадцать. Особенно мальчишек, у них, кажется, мозги отсутствовали напрочь.
Ну машина. Ну новенькая. Ну едет, и что?
На самом деле она была права лишь отчасти - такие гости в деревне были редкостью и предупредить старших было не лишним, вот только орать все же не стоило. Ее отец, выбравшись из трейлера покосился на дочь и засмеялся, потрепав ее по волосам.
- Ты совсем как мать, мишка. На тебе никто не женится, если будешь строить такие рожи.
Урши хотела было фыркнуть и возразить, что он ведь женился как миленький, но отец уже приложил ко лбу ладонь, глядя на приближающуюся к ним по грунтовке машину.
-  Пойди найди ее, кажется я знаю что у нас за гости. Если я прав, ей решать, остаются они или нет.

Ее матери были всего тридцать четыре и она, выносившая четверых детей, все еще была хороша. Глядя на нее, Урши завидовала и самую малость грустила от того, что не взяла от матери ничего: ни рыжей косы, ни мягкого голоса, ни тяжелой груди и бедер. Бабушка говорила, что все это еще придет, но Урсула смотрела на ровесниц, которые уже во всю обжимались со своими приятелями и думала, что навсегда останется такой как есть - нескладной и тощей как жеребенок с глазами плошками.
А еще ее мать была ведьмой. Ну, то есть, медсестрой, на самом деле, но разницы не было никакой. Она одна в деревне умела делать то, что никто не умел. И потихоньку учила Урсулу тому, что знала сама.
Когда Томас вышел из машины, его встречали все старшие. Урсула сидела позади, на капоте старенького f-150 - оттуда по крайней мере все было хорошо видно.
- Эй, Айрин! Нам с другом нужна помощь!
- Давно ты к нам не заглядывал, - Айрин смотрела прямо и рукопожатие у нее было совсем не женским. - Если ты с другом привез на хвосте проблемы, лучше уезжайте сейчас. Ты сам знаешь, нам лишнее ни к чему.
Впрочем, мельком взглянув на друга Томаса она ждала не больше минуты - тот предложил плату, но она помогла бы и просто так. Оставлять человека с пулей в бедре было не в ее правилах.
-  Помогите ему дойти до трейлера. Урсула? Идем, поможешь мне. А ты Том, лучше здесь подожди. От тебя там толку не будет... А в другой раз лучше привези о чем договаривались.

В трейлере на краю деревни, куда блондину помогли добраться ее отец и старший брат, Айрин давно устроила походный госпиталь. Конечно, он здорово отличался от городских больниц, но это было лучшее, из того что можно было получить оказавшись вдали от цивилизованного общества.
Прежде чем приняться за рану, Айрин распорола на друге Томаса штаны. Ровнехонько по шву, чтоб не мешали. Урши принесла ему стакан на четверть наполненный разведенным в воде спиртом. Инструменты сперва обдали водой, после спиртом из той же бутылки, которую использовали в качестве "анестезии".
Блондинчику повезло - рука у Айрин была легкая, а полотенце, которое ему дали чтоб зажать в зубах, едва уловимо пахло мылом. Пришлось повозится, пуля ушла глубоко в ткани и никак не хотела цепляться пинцетом, но в итоге сдалась и тихо звякнув упала на донышко стакана.
- Зашей его, - бросила Айрин дочери и вышла, предусмотрительно захватив початую бутылку с собой. Этому молодчику ничего не угрожало, так что можно было еще раз обсудить с Томасом, что нарушать договор нехорошо.
Урши, все так же молча, взялась за иглу. У них не было навороченных штучек, после которых швы рассасывались сами, но мужчины никогда на памяти Урсулы не стеснялись своих шрамов. Даже наоборот, иные дурачки норовили вляпаться во что-нибудь только для того чтоб после похвастать боевыми ранами перед девчонками.
Она молчала бы и дальше, но любопытство взяло верх. Наверное блондинчик очень удивился, потому что это были первые слова, которые она произнесла при нем.
- Кто это тебя так? - спросила она, отрезая нитку и закрепляя поверх швов повязку. - Рейнджеры? Ты кого-нибудь подстрелил?
Уважения к старшим, если они были чужаками, в ней не было ни на грош. Зато любопытства - сверх меры.
Она любила свою семью и деревню, но иногда этот привычный мир казался ей ужасно-ужасно тесным. Иногда она даже думала о том, чтобы сбежать.
Но не всерьез, конечно.

+2

32

http://savepic.ru/14013065.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Ethan Hawke, Sam Rockwell, Robert Downey-Jr., Mark Ruffalo, etc.

» имя, возраст:
Lionel Watts/Лайонел Уоттс (любое другое)/около 40 лет и старше.
» принадлежность:
На ваш выбор.
» профессия:
Ранее - сотрудник Госдепартамента США. Преступник, обвиненный в шпионаже и передаче секретных сведений страны, предатель Родины. Текущий статус - бывший заключенный, освободившийся из тюрьмы в ходе военных действий, вигилант; может выступать в роли разведчика/аналитика/искателя на испытательном сроке.

» способность:
Омнлингализм, астральная проекция, гениальность, эмпатия, эффект хамелеона, убеждение - наделите персонажа чем-то, что могло помогать ему в его прежней деятельности.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Талант везде пробьет себе дорогу, - эта фраза как ничто другое описывает характер Лайонела, парня,
который слишком долго дышал амбициями, прозябая в безвестности и обыденности, чтобы потом отказываться от благ жизни.
Простая семья - крепкая, хорошая, но не слишком богатая. Никаких сокрушающих маленький мир простого человека трагедий.
Желание большего - разумное и закономерное желание для сметливого и толкового юного Уоттса.
Много усилий и раннее понимание, что без капельки лести, уступок и обмана в жизни не обойтись. И еще большой интерес к миру. Любовь к нему - как ни странно.
Все эти факторы помогли Лайонелу в конечном итоге взлететь на вершину успеха - получить великолепное образование и поступить на службу в Госдепартамент США, это логово хитрых исполнителей воли правительства, способных отстоять свои убеждения в любой точке мира. Образ американского трудяги, нещадно эксплуатируемый Уоттсом, пошел на пользу его политической карьере, на лестнице которой Лайонел, конечно, блистал, но невероятных прорывов не совершал. До поры до времени. Звездный час Уоттса настал после того, как ему предъявили обвинение в шпионаже.
Мотивы, толкнувшие Уоттса на скользкий путь предателя, могут быть разными. Вы можете превратить его в долгосрочный проект китайцев, русских, немцев, кого угодно - эдакого собственного бриллианта, которому было суждено ярко засиять на политическом горизонте США под чутким руководством его настоящих боссов. Можете представить его предательство как акт нравственности и превратить Лайонела в аналог Сноудена. Но лучше всего, если Уоттс окажется человеком, который слишком увлекся открывшимися перед ним возможностями и совершил ошибку, из-за чего попал в западню (долги, острая потребность в деньгах, компрометирующая ситуация - все, на что вам хватит фантазии. Как вариант - можете опираться на реальные прототипы наподобие Роберта Ханссена) и стал сливать информацию чужакам, что и стало его погибелью.
Лайонел Уоттс получил пожизненное и стал заключенным в тюрьме супермаксимальной безопасности, как и полагается врагу государства номер один. Однако война освободила его и подарила ему второй шанс. После недолгих раздумий Лайонел предпочел встать на сторону вигилантов, полагая, что человеческая природа изначально порочна, и лучше уж иметь дело с проверенными сволочами, чем с представителями ренегатов, больно смахивающих в его глазах на организаторов революций низов. К тому же, у вигилантов было больше средств.
А значит - и больше возможностей выписать ему индульгенцию и подарить новую жизнь. Свободную жизнь. И самое главное - перспективную.

Наши персонажи не были связаны до войны, однако у меня имеется парочка идей, которыми, как мне кажется, имеет смысл делиться уже в непосредственной беседе.

Пожалуйста, НЕ превращайте его в модных ныне высокоэффективных социопатов. Уоттс не такой. Он живой человек, со своими страстями и привязанностями, а не воплощение бездушности, смотрящее на всех свысока.
Лайонел прекрасный манипулятор, верно, и умеет втираться в чужое доверие, его этому учили, в конце концов, но, несмотря на некоторую беспринципность и потрепавшие его годы заключения, ничто человеческое ему не чуждо. Подарите ему остроумие, вдохните в него капельку жизни и при этом играйте на всеобщем недоверии - думаю, нам всем это понравится.

п р и м е р    п о с т а

Воспринимая жизнь как обязательную череду побед и противостояний, ты невольно приговариваешь себя к болезненному постижению разочарования.
Есть битвы, которые нельзя выиграть.
Нельзя одолеть растущую внутри тебя пустоту. Нельзя обогнать уходящий день. Нельзя прогнать ночной кошмар.
Невозможно спрятаться от самого себя. Во всяком случае — надолго.
Курт хорошо умел скрывать своих скелетов. Поднаторел в этом искусстве в течение долгих лет на доблестной службе. Службе, которая подчас требовала в качестве главных критериев правильности поступков полное отсутствие совести. Службе, которой он подарил свою жизнь, пожертвовав при этом семейным и личностным счастьем. Возможно, не только своим.
И сейчас ему приходилось пожинать плоды этого грустного выбора.
С момента допроса, устроенного Флинном и ставшего эдаким откровением для немца, прошло несколько дней, но Бреннер по-прежнему не находил себе места, что, соответственно, крайне негативно сказывалось на его душевном состоянии и, как следствие, поведении. Теперь за его мрачной фигурой по пятам вышагивало раскаяние — из-за того, что случилось после той злосчастной встречи с дознавателем. Он не должен был нападать на того человека. Не должен. Как и не должен был прожигать глазами дыры в Карро вчера на празднике. Как же повезло, что Марш утянула его из бара на празднование американского Дня независимости под открытым небом. Если бы Бреннер остался в тесных стенах, где воздух насквозь пропитался терпким запахом алкоголя, кто знает, не нажил бы он себе еще большее количество неприятностей, которых и без того хватало с лихвой.
Но дело было отнюдь не в этом.
Совсем не в этом.
Все было куда хуже.
Предательство Изабель (какое это уже по счету? Второе?) было мощным ударом, который буквально сбил ее всегда спокойного и рассудительного бывшего мужа с ног. Он все еще тешил себя надеждами, что в данные Флинна закралась ошибка или что Белль обходится простыми речами и подписыванием петиций в защиту Линкольна Риндта, как это делает большинство отчаянно храбрых либералов — сидя у экранов ноутбуков. Или, что тоже вполне возможно, она поддалась влиянию своего нынешнего супруга и молча улыбается рядом, пока он, этот проклятый Ландау, воображает себя спасителем человечества. Еще одним.
Как же Бреннер их всех ненавидел.
Всех до единого. Его — за то, что влез в чужую жизнь (о, на самом деле Курт прекрасно понимал, что сам во всем виноват, но ведь так приятно в моменты злости перебросить ответственность со своих плеч на чужие); ее — за то, что она никогда не принимала мировоззрение самого Курта, отказывалась прочувствовать его боль и продолжала играть в то, что ей было непостижимо; себя — и, пожалуй, эта ненависть была самой черной из всех перечисленных.
Бреннера грызло чувство вины. Именно оно вынуждало его терять контроль над собой и смотреть на проходивших мимо людей рассерженным волком. Ему было бы проще пережить рухнувшие на него, как лавина, новости, если бы не грязный секрет, неаккуратно вытащенный Флинном на свет божий. Он мог бы попробовать мысленно переключаться с одной проблемы на что-то другое, но внутренний конфликт был куда масштабнее, чем можно было предположить. Курт оказался на омерзительной развилке. Или думай о том, что тебя в очередной раз предала женщина, которую ты когда-то любил, или вспоминай о том, как ты стал преступником, собственной глупостью обрекшим десятки людей на верную смерть.
Прекрасная в своем отчаянии дилемма. Дилемма, разрешить которую было невозможно — она, как потревоженный злой дух, приходила к нему во снах и не отступала от него днем.
Флинн, сам того не ведая, открыл ящик Пандоры.
А у Бреннера не было сил его закрывать.
Но он, конечно, не изменяя своей привычке запираться в себе, оставался существом социализированным — что, вероятно, было не так уж хорошо, если принимать в учет его последние "выходы в свет".
По счастью, временная отчужденность Бреннера не вызывала сомнений у подавляющего большинства окружавших его людей, поскольку замкнутость всегда была отличительным свойством немецкого характера. Внешне — полное хладнокровие. Не подкопаешься. А отстраненный взгляд — да на войне сложно оставаться душой компании. Так и жили. И Курта это вполне устраивало. Ему не нужны были советы и дружеское плечо. Они тут не помощники.
Но он явно недооценил прозорливость одного человека.
Курт вздрогнул, заслышав свое имя и знакомый голос. Повернулся на звук и встретил идущую навстречу грациозную женщину улыбкой — надо заметить, вполне искренней. Первоначальная реакция сработала быстрее паранойи. Аньель.
Вербек импонировала ему с давних, еще довоенных времен, и ее присутствие на стороне вигилантов в целом и этом штабе в частности было большим подарком для Курта. Ему нравилось в ней ее сила духа, внутренний стержень, умение постоять за себя и отсутствие сантиментов по отношению к близким — это их роднило, это, скорее всего, их друг в друге и привлекло, положив начало хорошей дружбе.
Да, Аньель была его другом, что само по себе удивляло многих штабных жителей.
А еще Аньель была дознавателем ВСБ.
Вот и паранойя.
— Мадемуазель Вербек, — ему нравилось обращаться к ней в соответствии с европейскими нормами, как, собственно, и ей — к нему. Маленькая дружеская традиция, напоминавшая флирт. — Почту за честь сопроводить вас, — Курт намеренно отозвался на французском языке, немного пострадавшем вследствие частого употребления в Африке — смягченном, обветренном под жарким дыханием экзотических диалектов.
За обменом любезностями последовала реплика, которая насторожила Бреннера еще больше, но деваться было некуда — из цепких коготков Вербек не уйдешь. Оставалось только покориться судьбе и уповать, что произошло что-то еще, что обратило внимание Аньель на себя помимо его постной физиономии.
— Что-то случилось? — долгожданный вопрос прозвучал только после того, как они покинули бункер.

Отредактировано Kurt Brenner (2017-05-18 00:31:09)

+8

33

http://68.media.tumblr.com/c30f5a24433cf9e67065fe082364fc7f/tumblr_mqxj7dUsHP1rtk9pko2_250.gif http://68.media.tumblr.com/2da8641f0caf019b6c54c9094184eb2d/tumblr_mqxj7dUsHP1rtk9pko1_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
1dylan o'brien, 2lucy hale

» имя, возраст:
1Marty (Martin) O'Connell, 18 лет.
2Mara O'Connell, 18 лет.
» принадлежность:
1Носитель.
2Носитель. 
» профессия:
1На данном этапе что-то не особо существенное при штабе, но с перспективой на активное развитие.
2Помощница/практикантка при мед группе.

» способность:
1Что-то активное. Как варианты: криокинез, гравиокинез, терракинез, взрывание. Из менее экшенового: блокирование способностей, трансмиграция.
2Что-то более ментального плана. Исцеление, аглиокинез, успокоение, иллюзия счастья.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
раз, два

● Родились в Бостоне, росли в Бостоне, в Бостоне же жили вплоть до окончания школы. Сначала преимущественно со мной (отец постоянно был на службе; он военный), иногда с бабушкой (если я была в командировках), позже — с бабушкой напостоянке. Детство прошло обычно, ничего сверхъестественного. У него — раздолбайство, проделки и баскетбол в интересах, у нее — учеба, подружки, мальчики.
● Вам было по шесть лет, когда мы в с вашим отцом познакомились. Я не буду заливать про большие чувства, бабочки в животе и прочую романтичную херню, которая малоинтересна, но могу сказать, что у нас были полноценные и здоровые отношения, без всякого.
● Мать свою вы не помните, потому, как она оставила вас сразу после рождения. Не знаю, что произошло между ней и вашим отцом, но за все эти лета, что канули в прошлое, она ни разу о вас не вспомнила и не попыталась найти (вполне можем это исправить, если захотите и я убью ее). По теории, которую вам впаривали с раннего детства, она умерла.
● Между нами сразу возникли хорошие и доверительные отношения. И фиг его пойми, то ли вам со мной так повезло, то ли мне с вами. Вы не ревновали меня к отцу, не строили мне козни, а я не хотела отправить вас в пансионат. Возможно, причина была в том, что я в свои двадцать четыре, была еще не настолько сварлива, помня о своих детстве и юности, возможно в том, что я сама была одним из близнецов, оттого многие проблемы и возникающие вопросы мне были знакомы. Я была вам больше другом и товарищем по вашим проделкам, чем мачехой, впрочем, это не помешало вам назвать меня мамой однажды. Признаюсь, по началу меня это очень смущало, но со временем все отошло на задний план и вошло в свою колею, словно так и должно быть. А так и должно быть, разве нет?

1Мартин никогда не был послушным мальчиком и послушным парнем не вырос. Самоуверенный, принципиальный и жесткий. Он четко знает, чего хочет, знает к чему стремится. Видит цель — идет к ней, много делает и никогда не разменивается по мелочам. Он, однозначно, темная сторона близнецов, вобравшая в себя все острые углы и пороки. Он не хороший человек, без всяких оправданий и попыток найти в нем что-то прекрасное. Он не идет на компромиссы, не склонен к жалости и не силен в сострадании. Зато мстителен, изощрен в идеях и, к несчастью для многих, далеко не глуп, вопреки впечатлению от милой мордашки. Лицемер и приспособленец; знает, как произвести впечатление, быстро подстраивается по ситуацию, всегда ищет выгоду. Жесток и циничен. Со всеми. Без исключения. Родственные и дружеские связи не котируются. Впрочем, чтобы дружить с таким нужно очень много терпения. Тому, кому терпения хватит, достанется надежный и верный друг, что удивительно. Кто бы мог подумать. (p.s. не нужно драмы и страданий на почве трудного детства (нет) и подростковых травм (нет); он действительно такой, сам по себе; какой вырос).

2Мара девочка светлая, девочка мира воплоти. Нет, она не виктимная и не наивная, как может показаться на первый взгляд. Не имеет розовых очков, яркого нимба над головой и сверкающего чистого взгляда, но она верит в просветление, Будду и кармические отголоски судьбы. Она простая; в своих взглядах на жизнь, в общении, в  своей сути. Без второго дна, без скрытых сущностей и наигранных масок. Она не любит ложь, не чествует наигранность и не приветствует пустых слов. Сама она  — открытая книга, которую любой желающий может пролистать от начала до конца; чего скрывать? На многое закрывает глаза или пропускает мимо ушей, но все замечает, все запоминает и откладывает в закрома памяти. Очень много прощает и терзает себя за мягкосердечность, дает себе обещание стать жестче, но снова прощает, наступая на одни и те же грабли. Не способна на радикальные меры, от чего страдает. Не способна на решительные действия, от чего снова страдает. Всегда следует за братом, слушается брата и, по сути, живет по его указке. Спорит, ругается, сопротивляется, но живет. Слишком связана с ним, слишком зависима и слишком труслива, чтобы свернуть на свою дорожку.     

Чем старше вы становитесь, тем сложнее нам найти общий язык. Вы уже не те милые ребятишки, вы два взрослых самостоятельных человека, с чем я пока не могу смириться. Но если с Марой проблем никогда не было, то Марти с возрастом стал слишком закрыт и холоден, пытаясь избавиться от всякого влияния на себя. Увы, я все отчетливее понимаю, что между нами разрастается пропасть и не могу найти тому причину. То ли недавняя смерть вашего отца тому причиной, то ли этой причины и нет вовсе. Во мне кроются беспокойство и обида. Я хочу быть полезной, ты хочешь свободы, оттого постоянно отпихиваешь мою руку. Незаметно исчезло доверие, незаметно «мама» превратилось в «мать», а потом и вовсе «ты мне никто» заменило все объяснения. Вы единственное, что у меня осталось и я не хочу потерять вас, отчего же понимание этого так трудно дается?

Внешности, имена, какие-то факты — варьируемо, я человек гибкий, со мной можно договориться. По сути, оба персонажа в свободное плаванье, поэтому, вы можете развернуться в рамках сюжета, как вам угодно. Хоть в пекло, хоть на смерть — ради Бога, ваше право. Я даже поплачу над вашими тушками (но это не точно). Пишу от третьего лица, готова принять первое, если лично вас не смутит разница. Флудовая, конкурсная и прочая форумная активность — по желанию, половые притязания — как душе угодно, чувство юмора — обязательно. В остальном — найдем компромисс.

п р и м е р    п о с т а

Медитации не спасают. И Ли все реже ищет гармонию в себе. Она не держит траура, не посыпает голову пеплом и даже не плачет, сдержанно поджимая губы и чуть чаще шумно вздыхая, полагая, что всего этого не видно со стороны. Она ни с кем не делится, не сетует на судьбу и об этой самой судьбе не говорит вовсе, полагая, что есть в этом некое провидение; выбитый на карте твоей жизни путь. Она совсем не похожа на безутешную вдову, не предается меланхолии и даже не горюет, что психологи обязательно спишут на какой-то заковыристый синдром и поставят галочку в потрепанной папке с красивой надписью «дело №», предостерегая от выдачи антидепрессантов. Ли не нужны колеса. Ли не хочет падать в зависимость. Но Ли отчаянно желает избавиться от этой странной каменной болезни, что охватило все нутро. Под реберной клеткой все словно заледенело, застыло, не позволяя смотреть вглубь вещей, в корень проблемы, а он ведь был на самой поверхности — протяни руку, пропитайся безысходностью. Такой же холодный камень теперь покрывает одинокую могилу её мужа; ладони все еще помнят гладкую поверхность мрамора с выбитым именем и датой под дрожащими подушечками. Такими же гладкими были его сероватые щеки, когда небольшая толпа провожала его в последний путь, а рука — ледяная-ледяная. Ли помнит, она так старательно цеплялась за нее, переплетая безвольные пальцы со своими и не могла поверить. Как вот так просто можно уйти? А как же клятвы перед алтарем?  Как же это «никогда» в сумраке душных ночей? Маркус О’Коннелл оказался феерическим лгуном, соскочив раньше времени, а Ли Миао теперь влачить это «пока смерть не разлучит нас» до самого конца. Она же не верит в конечность жизненного пути.

Медитации не спасают. И Ли все чаще соскакивает ночью от красочных кошмаров. Браслет из тибериума оберегает других, но тебе не помогает; тут поможет только пуля. Она все меньше спит, все больше погружена в свои мысли, но тонкая нить связывающая нутро с космосом резко оборвалась, оставляя женщину в плену собственных оков. Ей снится дом. Ей снятся дети. Ей снится смерть. Не своя — своей она не боится. Все начинается и заканчивается на одной и той же ноте, заставляя подрываться на кровати, хлопать холодными ладонями по горячим влажным щекам и успокаивать сердце, что так отчаянно выбивает грудину. Там, в глубине своего сознания, она доламывает остатки своей жизни самостоятельно, взмахом когтистой тяжелой лапы, вспарывая мягкие ткани. Там, за пределами реальности, её зубы перемалывают тонкие шеи, донося до слуха сладостный хруст человеческой кости, впивающийся под самую корку. Там, за гранью всякой нормальности, она самозабвенно уничтожает собственных детей, оставляя их умирать на полу родного дома, а в довершении пускает себе в лоб свинец — последний мазок в картине писаной кровью.

Медитации не спасают. И Ли все больше напоминает мужа с серостью его щек. Приятельница из медблока судорожно шепчет о своих переживаниях и пихает ей оранжевую баночку со снотворным, повторяя, что держать все в себе нельзя. Любая эмоция требует выхода. Любая душевная боль должна быть отпущена. Женщина так привыкла контролировать любой свой шаг, любую свою эмоциональную вспышку, что смотрит на нее с долей удивления. От таблеток не отказывается, сжав пластик к ладони, и периодически открывает ящик стола, разглядывая овальные капсулы; но не пьет. Не решается, полагая, что справиться совсем собственными силами. Не пьет, полагая, что в очередном ночном припадке не сможет остановится и пуля, пущенная в легкой руки не спасет. Она все реже снимает браслет, не желая растрачиваться на внешние факторы. Она все раньше приходит в тренировочный зал, спасаясь от вынужденной бессонницы. Она все меньше общается с людьми, не желая  попыток влезть в душу.  Раньше работа спасала, а теперь превратилась в плаху, куда Ли загоняет себя день за днем. Философия рушилась под тяжестью бытия, гармония ломалась под натиском обстоятельств, и Миао не знала что делать. Она словно стояла посреди урагана, не зная спасться ли, или отдаться на волю судьбе. Внутри запеклось слишком много боли. И эта боль гноилась.

Опаздываете, мистер Рейзор, — Ли недовольно повела плечами, замечая боковым зрением появившегося на пороге человека, но от дела не отвлеклась, заканчивая наматывать на тонкие ладони эластичные бинты; не для внушительного вида, нет. Скрыть сбитые в кровь костяшки, — У вас есть уважительная причина? — заправив маленький кончик под слой на запястье, женщина несколько раз сжала-разжала кулак, прежде чем полностью переключиться на вошедшего, а за секунду «до» успела поправить кончик пока еще аккуратно сплетённой косы, — Нарушение дисциплины не самый хороший задел для обучения, — протянула она, за этой дисциплиной никогда особо не следящая, но сегодня захотелось вдруг об этом вспомнить, чеканя слово на каждый шаг. На точке Миао стояла напротив, вынужденно поднимая голову и волей-неволей всматриваясь в лицо новичка, что до этого видела только на небольшой фотографии в личном деле, — Надеюсь, — смотреть «свысока» на человека, чей рост превышает твой больше, чем на голову  — сложно, но темноволосая отлично справляется с этой задачей, чуть прищурив тяжелый взгляд, — Это не войдет в систему.     

Отредактировано Li Miao (2017-05-18 15:54:00)

+5

34

http://s9.uploads.ru/uQyfW.gif   http://sf.uploads.ru/uioa2.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
sofia boutella & ezra miller

» имя, возраст:
Аделаида (Эдди) и Наполеон (Полли) Ренард, обоим около 25-28.
» принадлежность:
человек или носитель, как пожелаете.
» профессия:
крайне предприимчивые молодые люди. Профессиональные проходимцы, шулеры, шантажисты и мошенники на доверии; в настоящий момент вербовщики или искатели одной из сторон.

» способность:
если хоть один из вас выберет быть носителем, то я предположил бы способность к анаплазии для дамы и влиянию на поля вероятности для джентльмена.
» сторона:
ренегаты или вигиланты, на ваш выбор.
» статичное изображение:
ссылка на леди и на джентльмена.

Аделаида и Наполеон приехали в Америку из Канады (где и познакомились) в погоне за знаменитой американской мечтой будучи еще желторотыми птенцами. На дворе был 2031 год и мир казался коробкой со сладостями.
Работать усердно, чтобы после им воздалось за труды они не собирались, их план был прост и изящен: покуда на свете были сорящие деньгами дураки, Эдди и Полли могли себе не в чем не отказывать. Впрочем, очень скоро они пришли к выводу, что слишком хороши и умны для того, чтобы стелиться под кого-то за такие скромные гонорары.
Теперь они продают свои таланты очень и очень дорого. Проверьте свои счета перед тем как рискнуть сесть с ними за карточный стол.
И тогда началась совсем другая история, полная компрометирующих фотографий и слухов с душком. Они были как Бонни и Клайд, только без погонь, выстрелов и со счастливым концом.
Эти двое умеют хорошо устраиваться в жизни и извлекать выгоду практически из любой, пусть даже и весьма щекотливой ситуации. Они представляются то супругами, то братом и сестрой, называют друг друга чужими сокращенными именами (тогда все становится с ног на голову и на имя Эдди отзывается Полли, и наоборот), путая окружающих и получая от этого определенную долю удовольствия. Они оба игроки, люди с тысячей и еще одной маской, с краплеными картами по всем рукавам, да еще к тому же хорошо знающие правила игры.
Совершенно не знают цены деньгам, зато очень дорого ценят настоящее товарищество.
Они могут показаться беспечными мотами, но обольщаться не стоит: за милыми мордашками достаточно мозгов, чтобы уронить вас в ту яму, что вы лично выкопали для них. Так что выбор стороны, к которой они примкнули, был более чем осознанным решением.

Если эта обворожительная парочка появится, то я непременно придумаю, как пересечься с ними.

Всему написанному верить.
То о чем я промолчал остается на ваше усмотрение.
С радостью вручу их как паре игроков за раз, так и игрокам по отдельности.
Кто эти двое друг другу на самом деле остается на вашей совести (документы у них так или иначе есть на все случаи жизни).

п р и м е р    п о с т а

Разделение сладкой парочки по машинам, как ни странно, было продиктовано мистеру Девени не только тем, что для того чтобы довести импалу до нужной точки достаточно было только одного человека или именем Нила Харви, явно фигурировавшем в исповеди идиотов из гаражей, в единственном числе. Дело было еще в том, что парниша, ушедший с ним к машине, и проторчавший по пояс в багажнике, утирая из под носа юшку посмотрел на него в упор и не спросил, а приложил словами как бетонной плитой:
— Вы убьете его.
У него подрагивали руки как с похмелья, но голос звучал как у диктора, читающего последнюю биржевую сводку.
— Я хочу видеть это, — сказал он и мистер Девени поневоле взглянул на него иначе. — Как он получит по заслугам. С лихвой.
Джимми и сам не понимал как слова сорвались с его языка. Он никогда не отличался жестокостью или снисходительным отношением к законности чьих-либо действий, но сейчас, словно насмотревшись паршивого триллера с 25 кадром, ему хотелось увидеть кровь и боль, лично присутствовать при том, как виновный понесет справедливое наказание. И в этих желаниях не было ни капли от того Джеймса Эшби, что верил в то, что наказание за совершенное преступление определяет закон, а не самосуд.
"Полиция не ударит пальцем о палец, даже если я выберусь живым и расскажу обо всем. Разборки бандитов не наше дело, Джимми, вот что они ответят. Пусть бы и перебили друг друга, нам же меньше работы."
Еще какие-то сутки назад, он с натяжкой, но принимал такой взгляд на вещи. Но за последние сутки изменилось слишком многое.
Это была его последняя просьба или вроде того. Рассаживаясь по машинам, уверенность Джимми в том, что Нил Харви оставит его тонуть в одиночестве приближалась к ста процентам. После всего увиденного, раз за разом ныряя в просмотр и пытаясь зацепиться за прежде незамеченные детали, он заработал себе такую головную боль, которую таблетки заглушали с трудом. К тому же таблеток у него больше не было, как и телефона, ключей от съемной квартиры и билета на автобус. Пуля в висок могла бы здорово помочь, но кажется этим лекарством с ним делиться не собирались — дуло упиралось ему в печень.
Всю дорогу до гостиницы он провел как в забытьи, безвольно заваливаясь на бок на поворотах. Пару раз его даже неласково пихнули в плечо, а потом закинули в рот какую-то таблетку, заставив проглотить. Виски заломило сильнее, зато поплывший перед глазами мир снова обрел четкость.
Мистер Девени со скучающим видом смотрел в окно. В зеркале заднего вида больше не было импалы. Джеймс попытался пошевелиться, до передал натягивая цепь наручников, за что получил еще один тычок в бок. Удивительно, его вынужденный подельник исчез, а он сам все еще был жив. То что они должны были подъехать к месту встречи по отдельности прошло мимо его измочаленного работой способности мозга. Или он услышал это и успел позабыть?
— Без глупостей, — предупредили его, когда фургон припарковался так, чтобы в любом случае перегородить выезд с парковки, реши кто-нибудь из присутствующих сбежать вдарив по газам.
Это было даже немного смешно: человек подошедший к машине и склонившийся к двери со стороны водителя был действительно похож на Джеймса ростом и издалека, со своего места, ему казалось, что он снова сорвался в прокол и сейчас смотрит альтернативную версию событий прошедшей ночи.
Вблизи оказывалось, что физиономия у него была посмазливей (не говоря уже о том, что на ней не было ни следа побоев), и тех кто знал его недостаточно хорошо, внешность, бывало, обманывала. Руками этого человека, насколько бы сильное впечатление манерного гомика он не производил, вполне можно было без особого труда вырвать кому-нибудь кадык.
— Гони, ключи, Нилли, детка. Только не убегай быстро, хочу проверить не поцарапал ли ты мою прелесть и не накапал ли в салоне своими биологическими жидкостями, — небрежным движением, человек, который знал пароль (и наверняка знал еще много чего интересного), потянулся с лицу Харви и без особых нежностей сдернул с его носа очки. — Кто это тебя так ра...
Он успел обернуться как раз в тот момент, когда в шею ему аккуратненько вогнали иглу шприца, до упора вдавливая поршень.
— Шик, — поделился своими впечатлениями "костюм", аккуратно укладывая клиента на асфальт и профессионально обыскивая его карманы. — Выметайся из тачки, Нилли-детка, — повторил он недавние слова, протягивая Харви уже заляпанные кровью очки. Носить их он все равно бы не стал, а этому торчку глядишь пригодятся. К тому же портсигар все равно оставался у него.
Новое тело оперативно погрузили в фургон. Дылда-Джимми все еще был внутри и выпускать его пока никто не собирался.
— Вы же будете благоразумны, мистер Харви и сможете не сорваться никуда в ближайшие пару часов, пока Ваш друг побудет со мной? — Девени говорил о Джимми, но бог знает кого в этой истории Нил Харви мог считать своими друзьями.
***
— Как тебя зовут, мальчик?
— Джим. Джеймс, сэр.
— Джим, ты хотел посмотреть, верно? Еще не передумал?
— Нет... сэр.
— Тогда посмотри еще немного, а потом поступай как знаешь.

***
Прошло чуть меньше часа с того момента, как Нил Харви остался один на пустой парковке. Ни фургона, ни проклятой красотки импалы, ни Дылды, никого вокруг, как будто он поймал баг играя в компьютерную игру и все нпс как сквозь землю провалились. Через час в дверь его номера постучали.
На пороге стоял Джимми. От него явно разило джином, горлышко початой бутылки он сжимал так, будто от этой бутылки зависела его жизнь. Во второй руке у Джимми был бумажный сверток. Кулаки на обеих руках были разбиты, а сам он выглядел так, будто на полставки подработал мясником.
В сущности, так оно и было.
До этого дня Джеймс Эшби предполагал, что никогда, даже косвенно, не становился причиной чьей-то смерти.
Сегодня он приложил к этому руку по собственной воле. И приложил не единожды. Потребовался не один десяток ударов прежде чем...
— Это от мистера Девени, — голос у него был пустой. В грудь Харви уперся сверток. Внутри были документы на имя Дэйла Трумэна и приличная пачка денег мелкими банкнотами. Телефонов, почивших в ближайшей канаве, быть внутри по определению не могло. — Он просил передать свои извинения за доставленные неудобства. А это, — Джимми неловко качнул рукой, взбалтывая содержимое бутылки, — лекарство. Для памяти.
Он бы так и стоял столбом на пороге, если бы Харви не втащил его в номер как ростовую куклу.

Отредактировано James Ashby (2017-05-20 20:06:11)

+5

35

http://funkyimg.com/i/2uUoT.gif http://funkyimg.com/i/2uUoS.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Emily Rudd*

» имя, возраст:
обсуждаемо, на самом деле. фамилия на ваше усмотрение, а имя бы хотелось оставить одно из:
Raven "Ronnie" / Рейвен "Ронни"
или
Aurora "Rory" / Аврора "Рори"
22-25
» принадлежность:
по желанию, предпочтительно носитель
способность можно открыть в процессе игры.
» профессия:
была студенткой, подрабатывала;
сейчас медсестра в мед.отделе ренегатов главного штаба. с нами уже более полугода.

» способность:
абсолютная память откроет много игровых дверей; аглиокинез в медицине лишним определенно не будет. с ним можно хорошо прокачать характер персонажа, много страданий, например. аэрокинез просто очень крут и его можно хорошо использовать в игровых локациях. удобен для игры с другими игроками, особенно, если хочется выезжать почаще из штаба; блокирование способностей когда вокруг у всех активные способности - вообще отличный скилл. удобный; сонар называется круто и вообще забавная, учитывая что внешность подобрана очень нежная, аккуратная, а тут такой сюрприз. очень много на форуме не заюзаных способностей, которые могу открыть вам много игровых дверей - главное найти подход. помогу с выбором - только напишите. можно остаться просто человеком. людям тоже не скучно. 
» сторона:
ренегаты и только ренегаты.
» статичное изображение:
Emily Rudd.

Буду называть её Рори.
Рори выросла в обеспеченной семье, не такой чтобы разбаловали, но и в деньгах она не нуждалась. Возможно, не единственный ребенок в семье. Школу окончила хорошо или на среднем уровне. Всегда отличалась коммуникабельностью, активность, энергичностью и легкостью на подъём. Отстаивала собственное мнение, отчего не единожды в школе и потом Университете, была замешена в забастовках, протестах с плакатами и транспарантами. Ей казалось, что она должна что-то защищать или отстаивать, потому что кто, если не она.
Не единожды с друзьями нарушала закон по пункту "мелкое хулиганство". Не отказывала себе в своих желаниях. Всегда была целеустремленной. Признаться - идеалисткой. Ей повезло в жизни: хорошие друзья, адекватные родители, качественное образование, разностороннее образование, хорошее воспитание. После школы она съехала от родителей в другой город, училась в Университете, подрабатывала. Была тем человеком, который мечтал сделать что-то важное, не обязательно для мира, но для себя. Откладывала это из-за учебы, работы, неподходящего времени или потому что сегодня можно провести время с друзьями.
Ее родители погибли в одной из злополучных катастроф, которые предшествовали всей войне. К ренегатам примкнула, потому что захотела. Тогда ей казалось это правильным. Возможно, привлекло их противостояние правительству или пошла на поводу у мнения друга. Мне нравится мысль, что оставшись без семьи - ей нужно было кого-то винить и вигиланты отлично подходили для ненависти. Она винила и ушла к ренегатам. Не исключено, что поначалу она хотела быть в одной из боевых групп. Но будучи немного ветреной, впечатлительно и романтичной - повелась на уговоры Нив Монахан и пошла в медицинский блок спасать тушки этих неугомонных суицидников.
Вся биография, на самом деле, обсуждаемая. Я за множество деталей. Например, она любила искусство и мечтала стать актрисой, но отец настоял на существенном образовании. Это не помешало ей посещать актерские курсы, получать образование экономиста, юриста или психолога, работать баристой. Она может обожать рисование или делать татуировки. Испытывать любовь к кулинарии. Увлекаться астрономией. Мечтать влюбиться и жить на берегу моря. Читать книжки днями на пролет. Увлекаться боксом или конструкторскими примочками. Одна всё и одновременно ничего. Она глубокая и скрытая одновременно. После смерти семьи - может надеяться на чье-то воскрешение. Украдкой мечтать.
Сейчас может сомневаться в том, ту ли сторону выбрала. А что если нет? Переживать терзания на почве собственной способности или уходить в депрессию из-за того, что люди умирают, а она ничего не может с этим сделать.
В ней наивность пятилетнего ребенка и искренность всего мира. Забота матерей и безумие шляпника. Она слишком импульсивна, может пожертвовать собой не ради спасения, а потому что ей хочется пожертвовать.
Надеюсь, образ уловили. Многое можно обсудить. Очень жду девочку в игре.           

Коллеги. Мне видится, что Нив специально уговорила Рори уйти в мед.блок, чтобы наблюдать за ней и не дать наделать глупостей. Слишком неправильно она видит войну, хочет абстрактной мести, просто найти свое место под крылом войны. Нив эгоистично полагает - это не правильно. За пол года из девушки сформировалась хорошая помощница, а главное совестная, пускай некоторые ее решения и вызывают возмущение и заставляют сомневаться в инстинкте самосохранения. Для ренегатов - то что доктор прописал.

Жду, очень жду. Хочу видеть вдохновение и желание играть, развивать. Я помогу освоиться на форуме, придумать игру, подброшу идеи для игры, но персонажа сама вести не смогу. Поэтому жду инициативу. Ребята у нас активные, позитивные и умные. Скучно вам, при желании играть и развиваться, определенно не будет.
* она мила, очаровательна и искренняя. я против смены внешности, но если очень хочется, то можно.

п р и м е р    п о с т а

[indent] Ей 38, а она чувствует себя школьницей в розовых очках. О чем она вообще думала? На что надеялась, пока наблюдала за Чейсом и вигилантом? Чего вообще ожидала от войны, зная, что теперь сражаются все Монаханы? Обманывала себя тем, что они никого не убивают? Просто ранят вигилантов, а потом свозят в какую-то тюрьму, где те дожидаются конца войны? Убивают только вигиланты? Да, конечно (сарказм). Но не думая об этом жить было определенно проще. Легче. Не так больно. 
[indent] - В порядке, - уверено отвечает Нив, словно это может кого-то обезопасить. Кого-то, кто не Монахан в этом подвале. Женщина не знает, о чем думает раненый, но сама она не верит брату и это её пугает. Такого она его еще никогда не видела. Вигилант уже мертв, они все об этом знают, дело только во времени. Осознание данного факта отдает легкой дрожью и тошнотой. Нив жалеет, что промахнулась и сама его не убила. Лучше тогда, нежели сейчас стоять и наблюдать за всем этим. Лучше она, чем Чейс. То чего она не видела – не считается.
[indent] Хирург уверенно кивает, подтверждая свою профессию. Она тоже врет, потому что никто не позволит ей его спасти. Монахан ощущает, как хочет снова наступить на одни и те же грабли. Еще один раненый вигилант, которого ей хочется спасти, хотя стоит сделать все совершенно наоборот. Она дала клятву. Она не может иначе.
[indent] - Чейс, - кротко произносит сестра и встречает уверенный взгляд брата. Чтобы она не сказала – он все равно это сделает. Ее сопротивление только добавит ему чувства вины. Усугубит положение. Она вздыхает и хмурит брови. Её руки слегка дрожат. Нив смотрит в глаза брату и мысленно проклинает эту войну с её последствиями. Гори они все в аду. Монахан берет медицинскую сумку и поднимается на первый этаж. Ей бы не знать, что в этот момент происходит в подвале, но не может думать ни о чем, кроме как о картинке, в которой её Чейс убивает неизвестного вигиланта. Война не щадить никого.
[indent] Нив садится у стены и обхватывает руками голову. Она приживает ладони к ушам, её средние пальцы соприкасаются на затылке. Она слышит шум в голове и сильнее прижимает ладони, до белеющих пятен, до боли. Нив прячет голову в коленях. Монахан не хочет слышать этот выстрел и все равно слышит. Вздрагивает. Он это сделал.
[indent] И дело даже не в убийстве неизвестного человека, который определенно хотел убить Нив. Он бы даже это сделал, если бы еще до войны Сет не научил сестру стрелять. Вигилант пристрелил бы её, не тренируйся она и не попади в него. Он бы даже попробовал убить её, не появись Чейс достаточно быстро, чтобы взять ситуацию в свои руки. Нив знает, что это было бы именно так, потому что его ухмылка говорила об этом. Потому что он не похож на того вигиланта, которого она несколько дней назад провезла через штат, помогая скрыться, против своей воли. Войну делают люди и каждый по своему хороший или плохой, каждый меняется под давлением обстоятельств. Дело не в вигиланте, а в Чейсе. Это сделал он. Её младший брат. Маленький мальчик, который ломал её игрушки. Мальчик, который рано потерял родителей и помогал ей держать семью на плаву. Человек, которого она любит сильнее нежели любой долг, моральные или гуманные принципы. Мальчик, ради которого она нарушит любую клятву. Близкие люди не должны нести такой крест.
[indent] Её сердце разбивает не его поступок. А то, что однажды она разрешила случиться чему-то, что в итоге привело к такому финалу. Ей больно от того, что она не может этого исправить. 
[indent] Когда Чейс появляется в дверном проеме, Нив поднимается на ноги и вытирает тыльной стороной вырвавшуюся единственную слезу. Трудно быть сильной, когда кажется, будто все твое сознание распадается на миллионы частей. Монахан преодолевает расстояние и обнимает Чейса, так крепко, как только может. Ей так жаль.
[indent] - Когда вы успели вырасти? – Риторический вопрос. Ей и не нужен ответ. Нив переполняет сожаление, неоправданные мечты. Кажется, будто они выросли, а она нет. Она все еще в том возрасте, когда несет ответственность за каждый их поступок. Каждая их ошибка – это её ошибка. Их боль – это её боль. И Нив с легкостью это примет, служи это гарантией их легкой жизни без бремени принятых решений.
[indent] - Ты ранен. Садись, я посмотрю. – Она отходит в сторону и подходит к сумке. Кто-то её прострелил, но обработать рану и, при необходимости, зашить, Нив сможет. Да и зачем зашивать, если Монахан просто может смазать рану собственной кровью – Чейс будет как новенький. Женщина решает именно так и поступить.
[indent] - Ты как? – Но ей хочется спросить, счастлив ли он, чтобы брат солгал, ответив «да». Это все что нужно ей для еще одного вдоха.
[indent] Нив заставляет брата снять куртку и смотрит на рану. Достает скальпель и делает небольшой порез на своей руке. Прислоняет порез к ране брата и ждет, когда ее кровь покроет всю рану. Чейсу может это и не нравится, но ей все равно. Когда его порез затягивается, Монахан достает пластырь и заклеивает свой порез.

Отредактировано Neave Monaghan (2017-06-29 18:17:21)

+8

36

https://68.media.tumblr.com/155c6a772bc606c1139ee11580532859/tumblr_o38d8eIIvR1v9enl8o1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Matthew McConaughey

» имя, возраст:
На Вашей совести, я буду называть его Бо.
от 36 до 47 лет
» принадлежность:
вижу носителем, но не принципиально.
» профессия:
Абдоминальный (возможно нейро-) хирург.
в общем, главное хирург, но не кардиохирург.

» способность:
как и к заявке выше - любую способность можно отыграть на "ура". Если Вы останетесь человеком - это круто, может иметь отклик в отношениях. Если нет - все равно круто, потому что с любой грамотно отыгранной способностью играть весело и интересно.
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
Matthew McConaughey.

Биография полностью на Ваше усмотрение.
Точно закончил ВУЗ Лиги плюща. Возможно, за спиной несколько неудачных браков, дети или их отсутствие. Хорошая карьера. Плохие отношения с коллегами.
Он прямолинеен, откровенен, циничен и педантичен. Трудоголик. Начитанный. Много путешествовал (в юности) по странам третьего мира с миссиями спасения, помощи. Если кто-то делает что-то не правильно, он ничего не скажет, просто молча подойдет и сделает лучше. Возможно, подождет пока тот другой доделаете как попало, а потом переделает. По своей натуре не скандалист, но не редко становится участником конфликтов, потому что он говорит то, что думает и готов встретиться с последствиями.
Почему регенаты? Потому что из зол выбрал наименьшее и просто правительство никогда не любил: жадные и эгоистичные подонки. Может, в свое время здорово ему напакостили или закрыли какой-то проект.   

Мы коллеги, но не ладим от слова "совсем". Бо считает, что женщинам не место в хирургии - медсестрами работать, еще куда не шло. Но хирургия - определенно не их. Они слабые, слишком переживательные, эмоциональные, зависят от собственного цикла, легко отвлекаются и много других причин, по которым им не место в хирургии. Ни одной причина "за". Им не место на руководящих должностях, потому что управлять рабочими моментами и делами в семье - это сложно и одновременно все делать не хорошо. Мужчины лучше, потому что они выносливее, менее эмоциональны. Бо мыслит в таком направлении и не скрывает этого. Поэтому они с Нив часто ругаются. Нив хороший кардиохирург и профессионал, но у неё большая семья и она за них переживает, бросит все ради них (пока, все это понимают и знают). Она женщина. У Нив есть дети, ради которых она рискует. Она рискует ради незнакомцев. Она слишком наивная для военного времени, идеалистка, не способна пожертвовать жизнью человека. А теперь еще и глава отдела. Просто зашибись период для Бо.
Если он останется человеком, то может постоянно напоминать Нив, что она такой профессионал из-за умения исцелять людей и не важно, что способность проявилась недавно. А еще она готова пожертвовать собой не ради других, а потому что всё пытается пойти по стопам суицидников, просто если очевидно это совершить - слишком не пафосно. В общем, Нив рушит стереотипы Бо и это его бесит. Агрессия в отношениях пассивная, хотя последнее время они не редко ругаются.
Нив считает Бо не правым, грубым и с эмоциональным диапазоном меньше, чем у зубочистки. Даже у роботов сострадания больше! Ей не понятно, как можно быть таким...
Хочу развития этих отношений. Возможно, в процессе игры они найдут какой-то консенсус, изменят свое отношение друг другу в лучшую сторону или выживут друг друга из главного штаба.  8-)  :longtongue:

Жду персонажа очень и очень. Внешность бы не меняла, но если Вам играть все это охота, а внешность не зашла - обсудим. Коллектив у нас хороший, активный. Скучно определенно не будет, было бы желание.

п р и м е р    п о с т а

[indent] - Что ж, очень жаль, потому что я не могу себе позволить такую роскошь, как халатность, ведь у тебя «нет времени гулять по осмотрам» - Монахан недовольно морщится. Люди редко любят врачей и не удивительно. Они те люди, которые рассказывают о том, какой плохой образ жизни вы ведете и что скоро подобное поведение способно привести к летальным последствиям. Порой, лучше не знать диагноз и счастливо доживать свои последние дни, недели, месяцы, а то и годы. Джинджер не повезло, у неё проблемы с сердцем и она попала в руки Нив, а значит у неё только два выхода из положения: следовать предписаниям своего врача и получать возможное удовольствие от жизни или нет и страдать от побочных эффектов. Нив не принципиально, но она бы предпочла первый вариант – он сэкономит нервы обоим женщинам. Откровенно говоря, есть и третий вариант, но если Джинджер прикончит Монахан, на её сердце найдется другой врач и не факт, что он будет с ней так же обходителен. – Надевай красное и приходи разгоряченная, только без плаката: предпочитаю натуру минимум раз в неделю после тренировки. Пропусти встречу - и я из ревности лишу тебя секса и прикую к постели на недели. – Монахан улыбнулась и слегка наклонила голову в сторону. Это ради её блага, ради здоровья и благополучия. Возможно, глупо на войне беречь свое сердце, если можешь не вернуться из очередного задания. Но они делают это, чтобы выжить, а значит необходимо делать все возможное не только в бою. Вероятно, Джинджер однажды её возненавидит за запрет выезда вне штаба или увеличенную дозу таблеток – Нив это беспокоило в самый последний момент. Они врач и пациент, основная задача Монахан заключается в способности Джинджер выжить. Остальное её не волнует.
[indent] Нив не ожидает, что её собственные слова столь очевидны. Она слегка ведет плечом в сторону, словно от удара и замирает на месте. Доктор внимательно слушает Шиан, но какое-то время боится даже выдохнуть, прижав ладони к холодной плоскости стола. Внутри все холодеет, будто ей как когда-то пять лет и она прячется за диваном в гостиной от мамы, потому что в отместку схватила машинку Чейса и спряталась: он снова оторвал голову её кукле и куда-то выбросил. Она знает, что поступила плохо и её сейчас поймают на горячем, потому что потная маленькая ручка все еще сжимает кузов красного автомобиля. Старшая сестра не должна так поступать, ведь на ней ответственность, но они не должны были узнать или догадаться. Ей хочется сжаться и забиться в шкаф. Мама разочаруется.
[indent] Шиан продолжает говорить и Нив хочет крикнуть, чтобы разведчица замолчала, потому что понятия не имеет о чем говорит, и это в принципе не её дело. Монахан не нуждается в проповедях или одобрениях. Её устраивает все так, как оно есть. Ей больно и это нормально. Это её боль. Её собственная боль, к которой никто не имеет права прикасаться или обнажать, как нерв. Она её личная, покоится в недрах души, просыпается каждый раз, когда Нив делает очередной вдох, но никто не имеет права её трогать, задевать, еще и подобным тоном. Это заставляет Монахан чувствовать себя не комфортно, подобно дикому и загнанному в клетку зверю. Женщина хмурится и выпрямляется, словно выстраивает какую-то невидимую стену между собой и Джинджер.
[indent] - Именно поэтому ты спросила разрешения сесть рядом, потому что тебе плевать на общественное несогласие. – Язвительно замечает Монахан, делая глубокий вдох. - Каково жить в диссонансе с собой? Если это не оправдано, тогда зачем продолжать это делать? Чтобы мучить себя, изводить, неустанно упрекать за каждый «неоправданный» поступок? Ты хочешь суда? Тебя допрашивали и сделали соответствующие выводы – вот твой суд в нынешних условиях и ты оправдана. Можешь говорить о мирном времени и правосудии, которое оно могло тебе дать. Но суть в том, что в мирное время ты бы не убила этого мальчика. В мирное время, я бы не стала оставлять своих детей. – Монахан тяжело вздыхает, потому что ей отчего-то становится страшно и холодно. Она откидывается на спинку стула и хлопает ладонями по столу. Её будто заставляются признаваться в чем-то ужасном, и она делает это, чтобы не оказаться загнанной в угол, чтобы не дать возможности кому-то ударить себя. Ей тяжело дышать. Нив спокойно делает вдох, но не способна нормально выдохнуть, будто попадая в легкие воздух, куда-то девается или пристает к стенкам и отказывается выходить наружу, словно на расстрел.
[indent] - Конечно, я могу говорить, будто оставила детей, потому что им не место подле убийц. Но это звучит еще хуже, чем я пытаюсь себя оправдать. Я мать, которая предпочла жизни всех вас своим детям. Врач, который дал однажды клятву и следует ей. Гражданин стран, который пытается сделать что-то хорошее. Предлагаешь изменить эти слова, на «мать, которая бросила детей ради убийц»? – Нив провела ладонями в воздухе, словно показывая вывеску или баннер. – Хм. Звучит и моя совесть чиста. – Иронично хмыкает Монахан и отводит взгляд в сторону. Ей кажется, словно сейчас начнут стучать зубы из-за нахлынувшего озноба. Её пальцы ползут к чашке, и Нив притягивает её к себе, будто спасательный круг. Хирург не хочет смотреть в глаза Джинджер и вообще она ждет, что разведчица сейчас съездит ей оплеуху. На самом деле, Монахан хочет, чтобы так оно и было, ведь это разорвет их отношения раз и навсегда. Ей не хочется смотреть в глаза еще и потому, что она не говорит себе ничего из того, что только что прозвучало. Это слова прозвучавшие как щит с шипами. Дело не в клятвах, предпочтениях или гражданстве. Она просто не могла по-другому, и в этом нет смысла. Поэтому так и тяжело, потому что оправдания нет, а все что звучит – просто слова, которые подходят к контексту и красиво укладываются на ноты. Нив просто сделала то, что сделала, потому что иначе не могла, не видела другого выхода, не хотела иначе. Ее поступок не имеет статуса «хорошо» или «плохо». Он просто случился. Он есть в ее жизни, без оправданий или необходимости. Именно поэтому он и грызет Нив, потому что она не могла иначе, но ей нужно оправдание.
[indent] - Джинджер, я не могу пытаться вернуться к детям. Я обязана это сделать, потому что я оставила их одних. Обрекла на то, что было моим бремям. Я должна вернуться. – Монахан обмякла на своем стуле. Только сейчас, какой-то частью себя она понимает, почему не взяла детей с собой. Она загнала себя в условия, при которых должна делать все возможное, чтобы вернуться к ним однажды. Нив сама лишила себя права выбора. У нее есть только один выход. Ироничный спасательный круг. – Ты не вернешь мальчика. Это правда. Это то, чего не изменить. Но что, если его смерть будет иметь смысл? Ужасно звучит, но это война, Шиан! Дети умирают каждый день, даже если ты этого не видишь или не делаешь. Каждый день кто-то умирает, страдает или думает о суициде, а то и прибегает к нему. Это наша реальность. Прежние правила тут уже не действуют. – Монахан тяжело вздыхает и прикрывает рот рукой. Она остыла и ей уже не хочется кричать или стучать по мебели. Нив стало легче, хотя все еще как-то «обнаженно». Хирург не видела в Джинджер того человека, который может помочь ей найти ответы на свои зудящие вопросы. Ей не хотелось с ней откровенничать, ей нравилась их ширма «врач и пациент», а теперь этой ширмы нет. Забавно, но плакат действительно повешен. - Ты не можешь вернуть его, но у тебя есть шанс сделать его убийство не напрасным.

+6

37

https://68.media.tumblr.com/478e07baa043cf6a9745d406c8c4e23c/tumblr_o1uospI6tT1qk8j8do3_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

придержан

Edgar Ramirez

» имя, возраст:
Мигель Луис Эстебан Оскар Перес Асуэла
(ниже буду называть просто Луисом)
около 35
» принадлежность:
человек или носитель - не принципиально
» профессия:
бывший революционер, бывший заключенный, ныне - по желанию

» способность:
по желанию
» сторона:
вигиланты предпочтительно
» статичное изображение:
ссылка


Якобы исторический аспект:
- Очередная революция в Венесуэле прогремела в 30-31-ом годах. Сырьевая экономика страны не справлялась с переходом энергетики на альтернативные от нефти источники, хирела, вызвала повальную нищету и, как следствие, волнения среди местного населения. В попытке совершить государственный переворот приняли участие местные наркобароны, Луис и, косвенно, но Ваш покорный слуга. Освободительное движение было признано международной общественностью слишком бандитским и подавлено не без участия США и международного отряда супергероев - E.C.H.O.
Факты о персонаже:
- Дело Луиса в революции было не криминальным, а именно идейным. Против режима ещё в 2017-ом году восставал его отец - Оскар Перес, офицер, пилот вертолета и просто уважаемая личность.
- Присоединение Луиса к криминальным структурам, пытавшимся захватить власть было, соответственно, грамотно срежиссированной пиар-акцией для простого населения. По крайней мере, с точки зрения принимавших в революции участие нарков. Что о своей роли в тот момент думал сам молодой человек - известно только ему самому.
- Летом 31-го года он занимал позицию правой руки одного из лидеров освободительного движения - Гильермо де Гонсалеса, и был схвачен вместе с ним объединёнными усилиями силовых структур своей родной страны, США и представителей отряда E.C.H.O. Впоследствии, как и боссу, Луису приписали ещё и обвинения в контрабанде наркотиков, по которому он был экстрадирован в тюрьму в Штатах, отбывать пожизненное.
- Суровое наказание сменилось в итоге всего пятью годами. Вмешательства юристов и оговорок “за примерное поведение” тут не водилось, просто началась война, а тюрьма находилась в одном из тех штатов, которые были полностью разрушены. Побег из исправительного учреждения стал не столько попыткой перечить закону, сколько необходимостью для выживания.
- ¡Viva la libertad! Бывший революционер оказался на свободе. К несчастью, свободу в чужой стране с трудом можно было назвать полноценной. Границы были закрыты. В одиночку выжить на охваченных войной территориях или выбраться с них оказалось трудновато. В итоге Луис кочевал и мародерствовал вместе со своими нынешними товарищами, бывшими заключенными. 
- Впоследствии судьба распорядилась так, что он прибился к вигилантам. Парадокс, с одной стороны - оппозиционный революционер по крови и поддерживает адептов старого порядка. Однако не прошли бесследно пять лет несправедливого срока. Собаке сто раз сказали, что она свинья - на сто первый она хрюкнула. Луис стал преступником именно за решеткой. Вдобавок цинизма по отношению к революциям после собственного поражения в одной из них тоже прибавилось. К тому же на стороне ренегатов находились ненавистные, служившие причиной его трансформации и бед E.C.H.O.
Поэтому - вигиланты и Элдерман.

Итак, отношения у нас деловые и давние. В условиях современных игровых реалий можно развить их в двух направлениях - как в продолжение тесного сотрудничества, так и в лютую неприязнь. Мой персонаж после вмешательства эковцев и военных в чужое правоборческое движение остался на свободе, так что Луис может смело считать, что его подставили.
Дополнительно можем завести общих знакомых по тюремным связям, да и вообще - криминальный мир тесен, придумать можно многое.
Затащить в вигиланты, к примеру, тоже могу я.

Как видно из описанных фактов, биографию я написал далеко не полную - остальное ваять Вам на свой вкус, но я окажу всяческую поддержку, если потребуется. На свой вкус можете заодно поменять что-нибудь в имеющихся данных: сократить-переделать имя, сменить внешность на другого латиноса, подправить роль в революции, даже сторону в текущих игровых событиях можете поменять и прибиться к ренегатам.
Что прошу оставить: первую фамилию и факт отцовства Оскара Переса (это реально существующая личность, мне и еще некоторым игрокам здесь он нравится); саму Венесуэльскую революцию и факты вокруг неё (имеется эпизод).
Требований сверхъестественных не имею. Приходите, пишите, радуйте нас и радуйтесь сами.

п р и м е р    п о с т а

В нефтеналивном порту Маракайбо пахло одновременно морем, маслом, бензином, солярой и прочими тягучими углеводородами, которые едва ли не задарма можно было сосать из окрестных земель. Здесь непрестанно что-то громыхало, гудело на ветру, а тягучий, глухой звук, который издавали вибрирующие провода и арматура, задавал атмосфере сюрреалистичное на фоне ясного, безоблачного неба и одуряющего синевой моря ощущение тревоги. С тех пор, как планета повсеместно принялась пересаживаться на электромобили, обстановочка в Венесуэле, и без того небогатой, мягко говоря, сырьевой стране, накалилась до предела. Всякое отребье повылезало наружу, сформировало воинствующую оппозицию и приготовилось кровью и сталью захапывать себе власть.
Ничего, впрочем, нового для этой зажравшейся на повторах суки - мировой истории.
Пытаясь придумать, нахуя людям вообще сдалась вся эта правовая борьба и места в доме правительства, Нил традиционно терялся в догадках, но списывал все на честолюбие и малую образованность местных нарков, которые и вышли к ним с Бобби на контакт через вереницу общих знакомых. Это если за глаза. В глаза он их, разумеется, всячески поддерживал. 
“Gloria al Bravo Pueblo!” - как говорится, и все в таком духе.
Нервничал ли Нил, когда они с напарником приземлились в аэропорту Каракаса с деньгами и достоинством белого человека? Нисколько. Он не переживал, и когда встречающая сторона, усадив их в большие машины, отвезла дорогих гостей развлекаться чистейшим кокаином из соседней Колумбии, дорогим заокеанским виски и подтянутыми, загорелыми телами местных женщин. Успев встать на короткую ногу с представителем, стоило надеяться, будущей законной власти - суховатым, усатым и вечно улыбающимся аборигеном по имени Гильермо - Харви не переживал ни за свое оружие, которое должно было прийти в порт Маракайбо, ни за то, что их милые друзья из воинствующей оппозиции останутся довольны. Естественно, как грамотный делопроизводитель, он не позволял себе излишне расслабляться, а потому не расставался с пистолетом, если его не просили, и на важных этапах был неизменно трезв, но сделку считал завершенной. Да и для новых клиентов Нил не считал лишним пустить немного пыли в глаза и активно косил под дурачка, предоставив Бобби играть образ рассудительного счетовода при необходимости.
Охрана порта в назначенный день состояла сплошь из “своих”, яхта с опытной партией качалась у небольшого пассажирского причала трех милях отсюда еще с ночи, маленькие катера и юркие грузчики заканчивали разгрузку ящиков как раз к моменту их с Бобби прибытия. Гильермо со своими людьми оставалось лишь все проверить, отдать своим северным друзьям деньги и заключить соглашение о дальнейшем плане поставок.
Если бы не тревожный гул проводов, стон арматуры и то обстоятельство, что любая незаконная деятельность без радости встречалась реальной властью и порождала завистников, на душе у Харви стоял бы полный штиль.
- Буэнос диаз, амигос! Гилье-ермо! - отгоняя от себя дурные ощущения, хотя бы ради правильно поставленной игры, Нил, едва завидев клиента расправил перед ним руки с приглашением в братские объятья, - Смотрю, у вас тут все схвачено, парни… Нам с Бобби остается только провести презентацию?
Похлопав венесуэльца по спине, Харви отошел от него на шаг в сторону и с лучезарной улыбкой повернулся к напарнику. Рядом с ними местный паренек в хаки как раз вскрывал ломом первый ящик. Прикинув размеры, Нил с любовью подумал о новейших штурмовых винтовочках, на которые оскудели запасы армии США.

Отредактировано Neil Harvey (2017-08-15 10:27:36)

+16

38

http://cdn1-www.afterellen.com/assets/uploads/2015/10/tumblr_nvlbesPHix1rw4w7no2_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
famke janssen

» имя, возраст:
Тереза (без сокращений, без прозвищ, без ников, только Тереза), 44 года.
» принадлежность:
носитель
» профессия:
горничная › разведчик ренегатов

» способность:
вещие сны или шестое чувство (► Свою способность прятала как могла, а до признания носителей и вовсе не обращала на свой дар внимания. )
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
ссылка на изображение

Характер:
› мнительная;
› реалистично смотрит на жизнь;
› чувствительна к агрессии;
› умеет правильно использовать информацию;
› неприступная, недоверчивая, ранимая.


4 июля
Этот день стал по-определению последней каплей, которая переполнила чашу терпения Терезы. Эти отношения, которые длились чуть больше года, уже намеревались перерасти в нечто большее, чем простой гражданский брак двух достаточно взрослых людей. Единственное, с чем так и не смогла полностью справится Тереза, так это с тем неминуемым синдромом солдата, который просыпался у Колтера.
Четвертое июля стало поистине настоящим испытанием для пары, и один из них это испытание не прошел. Это случилось тогда, когда соседи начали взрывать петарды.

Колтер, схватив винтовку, которая таилась недалеко, практически под рукой, стянул с кровати спящую Терезу и потащил в подвал.
- Колтер! - кричала она, но мужчина будто оглох, полуприсяда, прижимая к себе женщину  и покрывая ее голову, тянул по ступеням вниз. И та, чертыхаясь через ступени, еле успевая за любимым, смогла докричаться до мужчины, только когда крикнула "Смирно!".
Он замер, уставившись на нее совершенно стеклянными глазами, в которых играл страх и непонимание.
Она пыталась его успокоить, но в ответ он только оттолкнул ее:
- Ты что думаешь, что мне это нравиться? Ты думаешь, что у меня есть какая-то кнопка, нажав на которую это можно выключить?
Он весь в поту, ходит по подвалу туда сюда, так и не выпустив из рук винтовку. Пульс зашкаливает, а крики становятся все громче. И то, что он орет, уже даже не разобрать. И, женщина, пытаясь просто элементарно перекричать его, орет в ответ :
- Контролируй себя! - но тщетно, он не слышит, и только когда она просто уходит.


Из биографии: Потом была женщина. Хорошая, добрая, простая. Но он все сам испортил еще до того, как встретил Терезу. Испортил тем, что был на войне. Все мысли, все разговоры, все сводилось к этому. К войне, к смерти, к терактам. Она просто не выдержала, и Колтер ее понял и простил. Он осознавал, что все портило, но, к сожалению, никак не мог этого исправить. Война засела в нем, как опухоль. Поняв однажды, что у тебя "рак", ты начинаешь думать о нем постоянно.

п р и м е р    п о с т а

— Ты что, Джеки Чан? — спросил Девид. — Винтовку при себе носи. — на этой фразе Колтер, будучи самым старшим пассажиром данного броневика, хохотнул, и даже не от сравнения со всемирно известным в прошлом мастером боевых искусств, а от того, насколько удивился Малкольм, не понимая о ком идет речь.
— Я отлично владею рукопашкой! — гордо парировал Бромм, на что Девид, давя в себе улыбку, процитировал одну из любимейших баек Фоули. — Знаешь, Малк, это же каким дебилом нужно быть, чтобы проебать на поле боя всю снарягу, найти абсолютно ровную площадку и вступить в рукопашный бой с таким же, как ты, распиздяем?!
Алиса за рулем разразилась хохотом, чуть дернув тачку невзначай.
Фоули тоже поддался искушению поржать с молодого бойца, недавно принятого в команду. И Девид оказался поистине прав, ведь для того, чтобы владеть самообороной нужно в первую очередь иметь мозги, чтобы просто напросто не попадать в ситуации, когда эта самооборона будет нужна. Недаром чемпионы нанимают себе охрану.
Сам же Фоули, будучи мужчиной немного грузным, и больше давил на физическую силу и на массу, нежели на поворотливость и спрытность, больше любил огнестрельное оружие, которое позволит быстро и качественно убить противника. А вся эта дребедень по типу гвоздей, ручек, карандашей и расчесок, которыми так упорно убивают своих врагов герои боевиков — это, увольте, ванильный бред. Так и считал Колтер, а посему в очередной раз поправил на плече лямку винтовки и проверил в кобуре пистолет. Опыт опытом, и его, по-правде сказать, было хоть отбавляй, но мужчина чувствовал себя слегка не в своей тарелке, находясь в обществе одних носителей. Тем более, что и тот человек, на встречу с которым они ехали, был как раз таки довольно известным своей криминальной биографией носителем.

Пока "начальство" общалось между собой, Колтер вместе с остальными охранял ближайший периметр, попутно вслушиваясь в разговор, принимая во внимание важные детали и тупо ждал, когда к нему обратятся. Ведь вести полемику с такими людьми банально не входило в его задание и статус. Так что пока велись переговоры между двумя сторонами, ополчившимися против одного единственного индивида, Фоули просто наблюдал. За дознавателями, одна из которых вызывала у Фоули интерес, за начальником полиции и за надзирателями.
И, наконец, к Колтеру обратились.
— Понял, сер. — к счастью, группа была не из детского сада и долго объяснять ребятам, что время собраться, не нужно было. — Расти, Девид — вы остаетесь с основной частью. Малкольм, Алиса, Тэрон — мы с вами патрулируем. Сер, — Колтер обратился к Флинну, — у нас есть телерепортер, так что в случае обострения, вы можете на нас рассчитывать. С вами остаются два бойца, остальная часть займет позиции около суда, чтобы убить сразу нескольких зайцев. Мы берем под контроль один из мостов и ближайший выход метро.

Все выглядело как-то пафосно-наигранно, будто это все было какой-то огромной подставой. И что-то Фоули подсказывало, что скорое действие плюс публичное появления такого рода персоны, как Никсон, не приведет ни к чему хорошему. Кто-то сегодня точно пострадает. Ведь такие сборища обычно становятся лакомым кусочком для преступников. А будь Фоули на другой стороне баррикад, он бы точно воспользовался таким шансом. Да и подельники заключенного, которые наверняка у него есть, и которым он, скорее всего, достаточно хорошо платит, не оставят свою "руку дающую" в беде.

— Будьте добры, как только появится информация о ситуации на улицах, предоставьте ее мне, чтобы я мог оперировать хоть какими-то данными. Если что, мы всегда на связи. — и на этой оптимистичной ноте Колтер удалился вместе с группой, кивнув в знак приветствия и прощания миссис Вербек, одному из дознавателей, которая, как всегда была очаровательна.

+3

39

http://68.media.tumblr.com/811e5d20f461538c002308d34ce9452d/tumblr_inline_n3c8te4c401stvm5j.gifhttp://68.media.tumblr.com/104b3f5d390aad52ecd7eefca989f495/tumblr_inline_n3c8spXIdo1stvm5j.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
SEAN PENN

» имя, возраст:
Имя оставлю на твой выбор, фамилия железно Илвет. Возраст от 62.
» принадлежность:
100% человек (или я пойду на уступки и можно выбрать что-то вроде внушения)
» профессия:
Генерал-лейтенант авиации в отставке.

» способность:
Не имеется (если ты человек, если выбираешь носителя, то что-нибудь придумаем). Если только стрельба из многих видов оружия, навыки управления боевой техникой и т.д
» сторона:
Однозначно вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.


Субординация и дисциплина - победа - вот твой девиз. Ты вырос в семье химика и инженера-строителя, подался на службу в раннем возрасте. Детство у тебя было счастливое, по тем самым меркам, если учесть, что родители тебя не баловали и взращивали в тебе с самого начала качества волевого человека, который бы знал всему цену, стремился достичь всего сам и прокладывал бы дорогу своим трудом, потом и кровью. Ты знаешь несколько языков - английский, немецкий, эстонский и арабский. Последний не в совершенстве, ибо просто продолжительное время служил в горячих точках. Что можно сказать о тебе как о человеке?
Ты храбр, мудр не по годам, ты сделал себя сам. Читал книги, учился, совершенствовал свое тело и разум. К двадцати годам ты уже поступил на службу, определился со своими желаниями, понял что тебе нужно и взял курс покорения военной стези от "А" до "Я". Почему собственно ВВС? Тебя всегда манило небо и все, что с ним связано. Если бы не возможность стать военным, ты бы стопроцентно стал бы летчиком.
В твоих документах лишь правильные заметки, хорошие рекомендации, а все почему? Потому что не смотря на твою лучезарную улыбку, умение держать себя, сохранять хладнокровие, умение обуздать свои чувства и эмоции, ты умел и умеешь заводить нужные связи да так, что в итоге не смотря на всю грязь и болота ты выходишь сухим из воды. Может быть ты ставишь ультиматумы, предлагаешь выгодные сделки или просто шантажируешь - этого твои дети не знают. Ты волевой человек, часто молчишь и думаешь, думаешь, а потом скажешь и словно отрежешь. Ты повидал много ужасов этой жизни,
воевал на войне, боролся с другими и с самим собой, но твой сильный дух не пал, а только укрепился с годами. Ты как дракон горы, который набирает свой сок лишь под конец, когда золотые годы молодости уходят. Ты хитер, настоящий стратег и лицемер - иначе как по-другому? По-другому бы ты ничего не достиг. В меру честен, весел и игрив. Ты не прочь сдружиться с людьми по-младше тебя, не только потому что с ними ты будешь в курсе всех дел, а еще потому что молодыми созданиями легче манипулировать. Так то.
Самоконтроль, дисциплинированность, выносливость, выдержка, решительность, ловкость и эрудиция - это все про тебя.
К тридцати у тебя уже было двое детей - Пол и Бонни. Первый, пошел не по твоим стопам, хотя тебе очень этого хотелось,
а вот лапочка дочка, хрупкое маленькое создание пошла именно в тебя и характером и упертостью - что тебя несказанно радует.

Когда началась война ты и Бонни, а также и брат успели перебраться в США, еще когда воздушные пути были открыты.
Мама осталась в Европе, а связь с дочерью ты потерял на год с лишним, знал лишь, что она смогла стать стажером в разведгруппе вигилантов. У тебя были свои дела в штатах, которые кстати затянулись где-то на год, а решение примкнуть к вигилантам тебя не оставляло, что и произошло в общем-то зимой 2037.
Отношения с дочерью самые теплые и дружественные, однако ты не утратил навык принимать решения за свою семью в том числе и за дочь наперед, зная как будет лучше всей семье. Это наверное твой второй талант - видеть наперед и предугадывать как лучше, как ни как ты хороший стратег и за плечами жизнь настоящего бойца и руководителя.
Планы на игру - воссоединение семьи и дальше уже развитие личного сюжета, я могу многое вам предложить, если решитесь взять эту роль. Можно попробовать запихнуть тебя в совет штаба, или на какую нибудь руководящую должность на испытательный срок (почему нет?).

Дополнительно: персонаж колоритный, характер сильный, все что описано выше - костяк, мясо лепи как хочешь.
ВВС не меняется, так как прописано в анкете у Бонни, я могу уступить в смене человека на носителя, тогда способностью может быть видение будущего или что-то в этом роде. Пишу я от 3 лица, иногда от 1. Посты от 3 тысяч, не пропадаю, чего и жду от тебя. Внешность также подлежит смене - главное предложите и мы вместе все решим.
Прошу, не бери роль на недельку или две, смысла в этом просто нет.
Связь - гостевая, а затем лс и скайп или что-то другое.

п р и м е р    п о с т а

[indent] Этот день был совершенно обычным ничем не отличающимся от остальных. Его скорее можно было отнести к разряду "обыкновенных семейных дней", ведь в данный момент за окном светило солнце, в комнате, где находились  двое было душно, именно поэтому та, что по-младше подошла к окну и распахнула его. Глаза резко зажмурились от ярких солнечных лучей, захотелось чихнуть, потому что от не привычки в носу сильно зачесало, перед глазами поплыли неприятные темные круги. Солнце было в зените, было по-летнему сухо. За окном было зелено. Небольшой сад перед кухней - все как у обыкновенных людей, среднего размера изгородь около окна и уже повыше ближе к дороге. Между двумя изгородями стоял небольшой садовый гном с улыбкой на лице и большим красным носом. Метнув взгляд в сторону, откуда исходил звук не заводящегося мотора, девушка увидела спину отца в светлой хлопковой рубашке. Он нагнувшись к открытому капоту чертыхался и смахивал пот с лица. Суббота - мой любимый день. Позади послышался звук выдвигающегося ящика тумбы, где у семьи Илвет хранились кухонные приборы. Женщина по-старше, даже можно сказать пожилого возраста вытащила оттуда большой половник и двинулась к плите, где стояла белого цвета кастрюля с желтыми узорами по середине, полностью наполненная красными сочными ягодами малины, среди них в розовой воде купались розово-зеленые яблоки. Повернувшись, Бонни взяла небольшую миску и подошла к плите, где стояла ее бабушка.
- Ты великая женщина. Еще даже часу нет, а все готово. - произнесла девушка смотря на закипающий компот. Вода постепенно приобретала красный оттенок, булькала и покрывалась пенкой, которую нужно было снимать. В комнате запахло пряностями - это все пахло от лежащих на столе пирогов с яблоками и корицей. Пенка была снята, а Илвет уже мыла миску от пенки.
- Я уже почти закончил! - послышался голос отца издалека, затем послышался звонок в дверь и бабуля исчезла в дверном проеме. Положив на сушилку приборы, Бонни медленно зашагала в сторону окна одновременно вытирая руки махровым зеленым полотенцем. Взяв половник и почерпнув немного красной жидкости, девушка начала ждать пока компот остынет и можно будет пробовать. И где он? Вопрос был про брата. Громкий выстрел, белая плита стала красной, жидкость разлилась в непонятных загогулинах, в глазах резко посветлело, а нижнюю челюсть кольнуло неприятной колющей болью.


»»»»»«««««
[indent] Темно. В темноте на прикроватной тумбе лежит телефон экраном вверх тем самым освещая комнату своим светом. Слишком ярко - колит глаза. Воспоминания приятного сна как рукой сняло. Повернувшись на бок, девушка потянувшись за телефоном закрывает глаза от яркого света. Мозг все еще отключен, но постепенно начинает просыпаться. Прикоснувшись свободной рукой к голове Илвет чувствует, как висок пульсирует, а голова горячая. Ничего не говоря среди ночи вырывается легкий стон негодования, затем Илвет медленно печатает ответ, стирает, так как пальцы спросонья промахиваются и печатает снова.http://funkyimg.com/i/2utHQ.gifНапечатанный ответ выглядел так - в 3 часа ночи? нельзя выбрать кого-нибудь другого? Правда ответ был достаточно исчерпывающим - нет. Вновь выдох, звук которого разнесся по всей комнате. Илвет заблокировала телефон, встала с кровати и покачиваясь доковыляла до ванной. У нее было двадцать минут на сборы. Илвет умывалась и чистила зубы с закрытыми глазами. Выйдя из ванной, Илвет взяла телефон в руки и начала им светить в углы комнаты, рядом спала Грэйс - не хотелось ее будить. Вещи, где мои вещи? Впопыхах найдя джинсы, девушка нахмурилась и убрала их в сторону. Они были чистыми, а вот форма для вылазок была надета уже один раз, так что - сойдет. Посмотрев на телефон, который показывал уже одиннадцать минут, Бонни заторопилась. Открыв свой шкаф девушка достала баночку с амоксиклавом, достала таблетку и держа ее во рту ринулась в поиски воды, которая кстати нашлась буквально за пару секунд. Этот зуб уже достал, хотя не у всех режутся восьмерки в двадцать... много лет как мне. Обуваться в темноте вигилантка не стала, сунула в черный рюкзак ботинки, теплую олимпийку и вышла тихонько закрыв дверь за собой. В рюкзаке было много всего - Илвет его не разбирала, таскала с собой куда не надо, а не разбирала из-за лени. В коридоре было тускло и уныло, сквозь носки в которых была блондинка наконец начал проходить холод покрытия пола. Илвет зашагала в сторону отдела разведки. Найдя по дороге первый стул она переоделась и все равно, что это коридор. Как оказалось - она надела все кроме брюк наизнанку. Когда протикало время, Илвет почувствовала вибрацию в кармане.
- Да иду я, иду. - недовольно произнесла Илвет заходя в отдел, где уже обитал Кеплер. Задание - если его можно было так назвать было понятно как день. Девушка молчала и все внимательно слушала, делая заметки в телефоне чтобы не забыть. Через минуту карты и точное положение было уже у нее на переносном компьютере. Илвет качала головой, видимо, ее лицо выражало полное недовольство, после чего ей была представлена запись камер наблюдения около Бей-Сити, куда и нужно было отправиться ночью. Илвет покачала головой,
- Бей-Сити, туннели, заброшенные, нас будет трое. - жест, показывающий три пальца, - Колтер, Мэй и я, они будут с минуты на минуту и они уже в курсе всего, все данные здесь, - ладонь прикоснулась к закрытому ноутбуку на коленях, - нужно проверить что именно было на записи. - Илвет натянула улыбку на лице, затем потерла глаза и встала с кресла, но перед тем как выйти взяла со своего стола леденцы шипучки - неотъемлемая часть любой вылазки - конфеты. В коридоре пока никого не было, правда сегодня было будто немного оживленней чем всегда. Илвет потянулась и вновь закрыла глаза облокотившись спиной о стену коридора. Четвертый час, нереально просто. Послышались шаги, Илвет увидела Мэй, а затем Колтераhttp://funkyimg.com/i/2utHN.gifвстав со стула, девушка закинула рюкзак на плечо и поприветствовав своих ночных спутников пошла волоча ноги за Фоули. - Детка, это наше ночное свидание. - показывая сначала на себя затем на Мэй, Илвет пыталась расслабить обстановку, даже скорее расслабить в первую очередь ее для себя. Машина уже была готова, Бонни открыв дверь заднего сиденья влетала туда и вставила в одно ухо наушник и принялась создавать возле себя небольшую шелестящую кучку из этикеток, кстати процесс поглощения еды всегда успокаивает. Лекарство начало действовать и боль немного стихла. За окнами машины была темень, ехали они недолго, на разговоры особо не было времени, лишь на причитания Илвет с набитым ртом:
- Ну йа ве говориа, фто муи луфшие профто! - причмокивая апельсиновой шипучкой говорила девушка, протягивая вперед целый пакет набитый разноцветными конфетами. - вот поэтоу нас и выфвали! - Илвет не Илвет если не начнет тираду из причитаний о том, что какого черта - ведь они все могли бы спать.
- Надеюсь, - съев наконец конфету продолжила девушка - мы закончим быстро или нас будет ждать что-то интересное, давайте представим, что нас ждет... - протягивая ладони вперед между двумя передними сиденьями Илвет закрыла глаза, - нет. Картинка не идет. - надев капюшон, девушка немного успокоилась, сняла наушник и засунула обратно.
- Колтер, а сколько ты пушек с собой взял?- наконец спросила девушка, когда машина уже остановилась. В рюкзаке лежал пистолет, но Илвет была уверена, что он ей точно не пригодится. - А нам долго идти? - спрашивала Илвет открывая ноутбук и сверяясь с маршрутом по котором трое двигались в сторону туннелей. Фоули шел впереди - на него почему-то Илвет и решила положиться в эту ночь, да и боец он был один из лучших, наверняка уже все в голове разложил по полочкам. Двигались они быстро, а оказались около люка спустя пять минут. Пришлось свернуть всю аппаратуру, сложить в рюкзак и по-очереди спуститься вниз.
- Каккэр один везде... - морщясь от недовольства говорила Илвет, но какое-то десятое чувство говорило о том, что нужно заткнуться и просто молча делать все, что нужно как и другие. Спустившись в кромешную тьму, которую еле еле освещали фонарики вигилантов, запахло сыростью, плесенью, отходами, сточными водами, грязью, пылью, в общем, тут был весь букет чудесных запахов. Заслоняя ладонью нос девушка не спеша двигалась вперед за Фоули, рядом шла Мэй. Порой от запаха начинали слезиться глаза, сквозь капюшон было слышно непонятный гул. Ботинки издавали неприятные чмякающие звуки, было много разных ответвлений, Илвет старалась не смотреть по сторонам, так как на ум приходили эпизоды из фильмов ужасов.

дополнительно

Каккэр - дерьмо с эстонского.

Отредактировано Bonnie Ilvet (2017-07-04 13:50:39)

+4

40

Занят

http://s2.uploads.ru/qS7wf.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
dwayne johnson

» имя, возраст:
Николас Прайс, 40+
» принадлежность:
Человек предпочтительно.
» профессия:
Бывший офицер СВ США. Ныне - член боевой группы вигилантов в побочном штабе Южной Дакоты.

» способность:
--
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

Ник очень сильный человек, обладающий железной волей и не менее прочными мускулами. Солдат с большой буквы, умеющий не только подчиняться приказам, но и отдавать их.
Судьба служения родине была выбрана Ником самостоятельно в сознательном возрасте. Прайс прошел ни одну войну и, казалось, вообще не знал мирной спокойной жизни, стараясь добыть её для других, числясь в рядах сухопутных войск США - того самого надежного костяка американской армии, взваливающего на свои плечи основную грязную работу по поддержанию мира и порядка. Побывал Прайс и в горячих точках, отслужив свое в раздираемом внутренними конфликтами Афганистане.
Лишь в тридцатых годах Ник вернулся под мирное небо, обзавелся семьей и менее опасной работой офицера полиции. Здесь его и застало противостояние ренегатов и вигилантов. С самого начала Ник принял сторону вигилантов, у него не было мыслей о лжи их идейного лидера, не появилось их и впоследствии, наоборот, Прайс убедился в его правоте, когда в ходе хаоса потерял самое дорогое - жену и одну из дочерей. И если в начале разрастающейся бойни Ник старался держаться в стороне, оттягивая ответ своем прошлому руководству и возвращение в ряды военных, то когда на его жену с дочерью напали и зверски убили в паре кварталов от родного дома, не стал медлить. Отправив вторую дочь к бабушке с дедушкой в Южную Дакоту, Прайс вернулся к тому, что умел делать лучше всего - служить своей стране.
Чувство вины довлеет над Ником, но он старается не показывать этого окружающим. В отряде является не только лидером, но и верным товарищем своим бойцам. У него есть подход к каждому, не только силовое воздействие и общение на языке приказов и рангов. Несмотря на свои военные привычки, Ник придерживается мнения, что в отряде должна быть не только дисциплина, но и доверие друг к другу.

Занят

http://sg.uploads.ru/DsUK8.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jesse eisenberg

» имя, возраст:
Джейсон Линдон, 25+.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
Бывший программист-фрилансер, ныне - информатор/боевик вигилантов побочного дакотского штаба.

» способность:
алаптивная память мышц, если нет - что-то полезное в боевых условиях.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

У этого парня не было жизненных драм или тяжелых жизненных испытаний. Он рос обычным подростком, который был большую часть времени предоставлен сам себе: лонгборд, комиксы, компьютерные игры, травка и шумные вечеринки - все, что интересовало Линдона до колледжа, к моменту поступления в который парень увлекся программированием. Нет, великим хакером, Джейсон не стал, но достаточных для устройства в крупную компанию, разрабатывающую игры, навыков добился. Работал фрилансером, так как не видел смысла просиживать штаны в офисе. Коммуникабельный, обаятельный и остроумный Линдон крайне быстро вливался в любой коллектив, но общение с теми или иными людьми ему быстро надоедало, и он шел искать что-то новое, поэтому никогда не сидел на месте, много путешествовал. Война застала Джейсона как ни странно дома во время усиленной работы над очередным бестселлером, ломающим нежную детскую психику чрезмерным насилием. Сторону конфликта за парня выбрала семья, где почти каждый за исключением разве что дедушки работал на правительство.
Свою способность Джейсон открыл в себе поздно, когда уже оказался в одном из побочных штабов, где служил его отец. Попав по глупости своей в опасную ситуацию и едва не угробив несколько человек, Джейсон смог выкрутиться с помощью проснувшейся адаптивной памяти мышц, изобразив несколько трюков, которые видел в своей же видеоигре. В целом Линдон был доволен новыми силами, хоть подсознательно и рассчитывал на что-то более “интересное”. После этого случая парня запихнули именно запихнули под крыло Ника, чтобы тот обучил неуемного Джейса полезным навыкам и направил его энергию в нужное русло. Линдон полезен как информатор, ибо умеет и любит общаться с людьми, он пронырлив, но порой болтает так много, что его хочется заткнуть силой.

Занята

http://s0.uploads.ru/9o3AO.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
zoe saldana

» имя, возраст:
Маккензи Вуд,около 30.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Техник, механик-подрывник в побочном штате вигилантов в Южной Дакоте.

» способность:
Понимание сути вещей.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

Маккензи типичный пример девочки, выросшей в семье, где хотели мальчика. Рано ушедшая из жизни мать так и не смогла подарить своему мужу сына, поэтому Льюису - дальнобойщику из Миннесоты пришлось воспитывать дочь. Несмотря на то, что он впоследствии женился снова, большую часть своего детства Маккензи провела именно как мальчишка. С мачехой и младшими братьями у девушки отношения были ровные, но не слишком теплые. После второго брака Льюис переехал в Массачусетс, открыл автомастерскую, в которой Маккензи пропадала целыми днями, так как вместе с первыми прыщами открыла в себе способность к пониманию сути вещей. Вуд могла бы стать отличным инженером, к чему и шла, поступая в Массачусетский технологический, но судьба решила распорядиться иначе. Связавшись не с самой хорошей компанией и влюбившись в их лидера, девушка пошла по темной дорожке, вместо работы в научном центре или институте Маккензи помогала перебивать номера и продавать детали от краденных машин. Поругавшись с родными на почве своего вылета из университете, Вуд ушла из дома, пытаясь себя убедить, что это именно та жизнь, которая ей нужна. Надежды девушки разбились, когда она обнаружила в гараже, в котором работала, бомбы, а своего парня в объятиях другой. Как оказалось, банда решила примкнуть к местным экстремистам и помогала им в организации преступления. Они рассчитывали, что Маккензи поддержит их идеи, поможет настроить бомбы и расставить их по периметру, объединив в единую сеть. Вместо этого осознавшая свою неправоту девушка вывела взрывные устройства из строя и сбежала, а потом без угрызений совести донесла на всех. Вынужденная скрываться от гнева своих бывших друзей, Вуд не сразу смогла вернуться домой, а когда это произошло, обнаружила отца, прикованного к инвалидному креслу. За время отсутствия Маккензи он попал в аварию и сломал себе позвоночник, его семья развалилась. Льюис был едва ли не в шаге от того, чтобы покончить с собой, но дочь вытащила его “из петли”, пообещав больше никогда не оставлять. Когда началась последняя война, Вуд заканчивала институт, попутно ухаживая за своим отцом. Там её и нашли, пригласив талантливую выпускницу работать на вигилантов, Маккензи согласилась, но только с условием, что её отца устроят должным образом. Обосновавшись в Южной Дакоте, Вуд примкнула сначала к технологической группе, а после перешла в боевую.

http://s8.uploads.ru/JMsal.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
daniel wu

» имя, возраст:
Шен Су, около 40.
» принадлежность:
Человек
» профессия:
Боевик в побочном штате вигилантов в Южной Дакоте.

» способность:
-
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

Шен Су родился на Юге Китая в провинции Гуандун недалеко от Гонконга. Его отец вместе со своим другом владел школой боевых искусств (Шаолинь-Цюань), которая подготавливала бойцов для различный в том числе и мировых соревнований. Шен был профессиональным бойцом и прекрасным спортсменом, который завоевал для своей страны ни одну медаль, но никогда не отличался чрезмерной амбициозностью. Единственное его стремление было - заслужить гордость отца, и тот гордился им. Мать Шена умерла от рака, когда тому было двадцать, братьев и сестер у него не было, только дядя со стороны отца, который еще в юном возрасте уехал в Штаты.  Когда отец стал сдавать здоровьем, Шен оставил соревнования и занял его место в качестве тренера. Спокойный, но достаточно замкнутый в себе Су на удивление хорошо ладил с детьми и подростками. Ему было тридцать, когда отца не стало -  болезнь сердца. Рассчитывая продолжить работать в школе, Су не предполагал, что нож в спину ему воткнет тот, кого он все эти годы считал своим родственником, а его детей братьями. Друг и деловой партнер отца хитростью заставил того буквально на смертном одре подписать бумаги на продажу своей доли едва ли не за копейки. Выставив ошеломленного и разгневанного Шена из школы, которая была ему вторым домом, он стал единоличным владельцем заведения. Су не знал, как ему дальше жить, продолжить тренерскую карьеру в другом месте или внести кардинальные изменения в свое существование. В этот самый момент с Шеном связался его настоящий дядя из Америки, пригласив племянника к себе. Су решил, что посмотреть мир не только из окна спортивного автобуса будет неплохо, собрал вещи и поехал.
В отличие от своего брата, который жил по чести, дядя Шена пошел другим путем. Он владел сетью букмекерских контор, делая деньги на махинациях со ставками, кроме этого он ввязался в торговлю наркотиков. Шен не знал об этом, соглашаясь поработать у дяди главой службы безопасности. Но в один прекрасный день все вскрылось, втянутый в разборки Шен едва не оказался за решеткой. Пойдя на сотрудничество с органами, Су рассказал служителям порядка все, что знал о работе родственника, и навсегда разочаровался в людях. Начавшаяся война отрезала Шена от его родины, в вопросе выбора стороны Су доверился единственному другу, который у него был - Нику.

http://sf.uploads.ru/3J5s6.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
sean bean

» имя, возраст:
Альберт Бейкер, 40+.
» принадлежность:
Человек
» профессия:
Медик в побочном штате вигилантов в Южной Дакоте.

» способность:
-
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

А здесь мы видим пример судьбы изломанной чуть более чем полностью. Когда-то Альберт был преуспевающим кардиохирургом, он регулярно издавался, ни раз совершал прорывы в своей области и спас сотни жизней, в том числе и в горячих точках. “Гений!” - говорили о нем. Он и правда был гением, со своими причудами, но несомненно великим и умным человеком. Он был предан своей работе и не только, кроме этого Берт был примерным семьянином. Многие коллеги спрашивали, как он умудряется совмещать карьеру с ролью любящего мужа и отца, Альберт же просто улыбался и разводил руками. Гениальными золотыми руками умелого хирурга. Все сломалось, как и водится внезапно. В один прекрасный день к Альберту обратился представитель ни много, ни мало клана местной мафии. Не просто бандиты, контрабандисты и мошенники - тоже лучшие в своем деле, и потому неимоверно опасные. Спорить с ними было себе дороже, но Альберт был упрям. За свой неоднократный отказ Бейкер заплатил очень дорого, его семья погибла по “нелепой случайности” в автокатастрофе, а сам он был сильно покалечен, особенно сильно пострадали те самые гениальные золотые руки. Только чудом его удалось вытащить с того света и, признаться, Альберт был этому не рад. Он потерял все, что имел и теперь заливал свое горе алкоголем, в чувства его привели развернувшиеся боевые  действия и старый друг, который искал в свой отряд толкового медика. Другом этим, не сложно догадаться, был Ник. Пить впрочем Альберт не бросил, хоть и реже стал прикладываться к бутылке, былой профессионализм также к нему вернулся не полностью, но с работой полевого врача Бейкер справляется.

Хочется увидеть вигилантов вне предела главного штаба. Что касается взаимоотношений конкретно персонажных, то, думаю, это лучше обсуждать уже на месте. Уверен, что боевики друг с другом могут быть знакомы. Также не сомневаюсь, что вы сможете связать себя и с Шинэйд (автором текста и этих прекрасных артов), которая одно время была на стороне вигилантов в штабе Детройта.

Это лишь основной костяк отряда, который не возбраняется пополнять новыми членами и информаторами. Внешности меняемы, кроме, пожалуй, внешности Ника, ибо Дуэйн уж больно колоритен. Имена в общем тоже можно изменить, как и детали биографии, но все по предварительному согласованию можете обращаться как ко мне, как и к Шинэйд

п р и м е р п о с т а

Иногда боль — нечто большее, чем крик чувств. Она отделяется от тебя самого в целый мир, наполняемый красками — часто черными, еще чаще багряными — с бледными разводами-вспышками, а ты отступаешь в сторону, прочь от этой агонизирующей вселенной, как путешественник, которому больше не рады. Отступаешь и наблюдаешь за тем, как этот мир насыщается цветами.

Боль Курта была бледно-голубого цвета. Как невыразительное, но все еще теплое сентябрьское небо  над головой. Намного светлее, чем нашивки на форме ренегатов, намного.  Совсем другой оттенок. Чем-то напоминает чистый небосклон над дикими афганскими горами.
Он отчаянно цепляется за этот цвет, до последнего отказываясь сдаться, смежить веки и погрузиться в черноту. Ведь это означало бы только одно — идти навстречу забвению, вычеркнуть из памяти бой, шум выстрелов, падающих на землю товарищей.
Из мира боли безумно хочется вырваться — самое время обратиться к Богу, черту, кому-нибудь из тех фантомных покровителей, в которых начинают неистово веровать солдаты, проводящие в окопах не сутки, а больше. Дни и ночи напролет.
Проблема заключалась в том, что Курт Бреннер больше готов поверить в обволакивающую тьмой вечности пустоту, чем в небесные силы, хотя и в ней не уверен. Он не способен выбрать меж двух дорог — веры и атеизма, потому протаптывает собственную трупу, в конце которой надеется повстречаться наконец со смертью.
Только чтобы ее переупрямить, конечно. В очередной раз.
Так-то они уже давно знакомы.
Но этот путь тернист. Курт пытается делать по нему робкие первые шаги, каждый из них дается лишь с усилием воли, каждый направлен на то, чтобы не дать памяти угаснуть, а карим глазам — закрыться и иссохнуть. Он не видит лица близких и не слышит их голоса; удивительно, но это он даже осознает и думает, что они на него обиделись бы.
С этой мыслью он все же закрывает глаза.
Но все еще чувствует, как тело покидают капли крови-тепла. В голове остается один только холод.
Словно пришла зима, а его раны дымятся на морозном ветру.
Забытье казалось бесконечно долгим.
В какой-то момент дышать стало немного проще, боли почему-то стало меньше. Бреннер так и не понял, что вдруг позволило ему хоть немного согреться. Веки все еще были неимоверно тяжелыми, потому немец не видел, что именно за тени мелькали над ним, не понимал, кому они принадлежали, вообще не ощущал их присутствия. Единственное, что как-то еще удерживало разум на плаву, — звук посторонних голосов, но разобрать, что они говорили, было невозможно.
Одно только Курт знал наверняка — он все еще жив.
Опознавательным знаком тому была дикая, ледяная боль, разливающаяся по жилам. В смерти же боли не чувствуешь.  Наверное.
И Курт снова начал мысленно шагать по проторенному ранее пути. Вспоминал, чтобы потом вновь научиться осязать и воспринимать.
Он и еще пара «стариков» из главного штаба рядом с айовскими новичками. Столкновение патрулей. Вышибленные мозги веселого, бойкого парнишки, совсем еще «зеленого». Алекса. Кажется, так его звали. Потом ранения. Чей-то гомон, топот ног.
Какая-то трусливая зараза продырявила его несколько раз так, чтобы он помучился. Специально. Мстительно. И, как следствие, непрофессионально. Когда Курт спускал курок, то последствия были всегда фатальными. Он работал «чисто».
Что, впрочем, не уберегло его от участи… военнопленного? С перспективой превратиться в жертву боевых действия еще до того, как… куда его везут?
Бреннер наконец разлепил глаза, впившиеся в потолок автомобильного салона. Его куда-то транспортировали, но… не свои?
Мутный взгляд начал растерянно бегать по кругу, примечая женщину за рулем, неизвестный пейзаж и… пистолет.
Он ему был нужен. Определенно. Или чтобы вырваться. Или чтобы успеть пустить себе пулю в висок. Других «благополучных» вариантов событий у Курта не было. Попасть в руки ренегатов — подписать смертный приговор не только себе, но и всему штабу. У немца не было иллюзий насчет методов допроса службы безопасности Риндта; там отнюдь не олухи с всепрощающей любовью к ближнему сидят. Рано или поздно они вытянут у него всю доступную ему информацию, неважно, каким образом, но вытянут. Этого нельзя допустить ни в коем случае.
Курт с трудом пошевелил пальцами правой руки. Можно, конечно, держаться до последнего, но состояние  у него плачевное. Часть ран, возможно, неким таинственный образом и исчезла (может, они ему в бреду привиделись?), но обильная потеря крови сделала свое черное дело: Бреннер был чертовски слаб.
Мы еще поборемся.
Он не спешил сообщать водительнице о том, что пришел в себя. Предпочитал играть роль полумертвого — это пришлось особенно кстати, когда машину остановил дорожный патруль поборников «мира, любви и равенства» . В понимании Риндта, конечно. Курт заставил себя прислушаться к произносимым словам и рассуждать, что же, черт возьми, происходит.
Судя по гарнизонам на трассах, Линкольн и его лучшие друзья заботились о безопасности Висконсина, ограждая его от неприятностей в виде вражеских разведчиков и торговцев оружием. Это может стать проблемой в будущем, если ему удастся угнать тачку. Раненого за рулем никто далеко не отпустит.
Он открыл глаза уже после того, как форпост миновал.
Или сейчас, или никогда.
Превозмогая взвывшую по всему телу боль, Курт дернулся, резко потянувшись за так беспечно кинутым оружием. Еще пара мгновений — и дуло пистолета уже смотрело на Нив.
— Я… настоятельно… рекомендую представиться… и сказать, куда вы меня тащите.
На пустые угрозы Бреннер никогда не разменивался. Просто потому что всегда действовал, а не говорил.

Отредактировано Kurt Brenner (2017-08-18 11:29:43)

+22


Вы здесь » REVOLT » Акции » #0: нужные персонажи